На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


научная работа Влияние карбоксиметилированной древесины на развитие плодов и луковиц культурных растений в черте города

Информация:

Тип работы: научная работа. Добавлен: 14.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Всероссийский открытый конкурс  научно-исследовательских, проектных и творческих работ учащихся «первые  шаги»  
 
 
 
 
 

  Влияние карбоксиметилированной 
древесины на развитие
  плодов и луковиц  культурных растений 
в черте города.
  
 
 

                                           Выполнила
                                           Мурашко Татьяна Олеговна.
                                           Ул.Советская 3а-4,
                                           Д.т. 8-3852-24-50-63
                                           Ученица гимназии №40 ,
              11«Д»  класса. МОУ«Гимназии№40»
              г. Барнаул,
              ул. Профинтерна 53а,
              тел. 8-3852-61-27-54
                     8-3852-61-27-18 

                                           Научный руководитель
                                           канд. хим. наук, доцент
                                            И. Б. Катраков
                                           50 лет СССР 37-6
                                           8-3852-47-27-69 
 

          Барнаул-2008 

Содержание
Приложение А. Сравнительные характеристики образцов некоторых  
культур 40

Приложение  Б. Фотографии образцов репчатого лука 42
 

       

       Введение

       Различные факторы повлияли на расширение отраслей химической промышленности, в эту  сферу входит и разработка препаратов для сельского хозяйства. Возможно, одним из основных является истощенность почвы во многих регионах РФ, но «нагрузка» на эти участки постоянно увеличивается. Ученые задают вопрос: «С помощью чего можно увеличить урожайность отдельных культур на неплодородных землях, и как это сделать без вреда для человеческого здоровья?». Один из вариантов ответа – химические стимуляторы роста растений. В настоящее время они могут решить множество проблем, связанных с прорастанием семян, развитием плода, стебля и листовой массы у культурных растений.
       Карбоксиметилированую древесину возможно использовать при бурении скважин для добычи нефти и газа, а возможно ли ее использование в других целях? Возможно, т. к. КМД является прообразом ауксинов, вещество можно использовать, как стимулятор роста у растений.
       Целью данной работы является изучение влияния карбоксиметилированой древесины на развитие плодов и луковиц культурных растений в черте города и оценить возможность использования ее в качестве нового стимулятора роста растений.
       Для достижения поставленной цели были поставлены и решались следующие задачи:
      исследовать эффективность применения КМД в качестве стимулятора роста для некоторых видов культур: баклажаны, помидоры, болгарский перец, цветная капуста и репчатый лук;
      установить сроки созревания и устойчивость к различным болезням и вредителям;
      приблизительно оценить экономический эффект(на 1 ар).
       Работа  выполнена на кафедре органической химии Алтайского государственного университета.

       1 Стимуляторы роста

       К регуляторам роста растений относятся  соединения, способные ускорять (стимулировать) или замедлять и подавлять (ингибиторы) рост и развитие растений.

       1.1 Классификация стимуляторов роста

       Что на самом деле представляют собой  стимуляторы роста? Это природные или синтетические органические вещества, стимулирующие рост растений путем ускорения деления клеток или их растяжения в длину, не приводя к их гибели. К первым относят фитогормоны – ауксины, гиббереллины, цитокинины, а ко вторым, синтетическим – их аналоги.
       Природные регуляторы роста – фитогормоны, образуются в самих растениях в небольших количествах и необходимы для их жизнедеятельности:
      ауксины – группа гормонов растений. Регулируют на разных этапах жизни растений его рост, дифференцировку органов, ростовые реакции на свет и силу тяжести. По химической природе – производные индола. Основной представитель – (индолил-3) уксусная кислота [7, С. 90];

      гиббереллины, группа гормонов растений (фитогормоны). Стимулируют деление клеток, рост стебля, ускоряют цветение, задерживают старение листьев и плодов благодаря активированию синтеза нуклеиновых кислот и белков. По химической природе – тетрациклические моно-, ди- и трикарбоновые к-ты, содержащие 20 или 19 атомов углерода, обычно имеют лактонную группировку. Известно около 70 гиббереллинов, важнейший из которых – гибберелловая кислота

    Образуются  также одним из видов микроскопических грибов, который используют для промышленного  получения гиббереллинов [3];
      цитокинины (кинины) – группа гормонов растений, производные азотистого основания пурина. Повышают скорость деления клеток; способствует дифференцировке растительных клеток, выращиваемых в культуре. Первое вещество с цитокининовой активностью – кинетин (R = 2-фурил, R' = Н) [7, С. 1470].

       Кроме фитогормонов в растениях образуются также так называемые вторичные ростовые вещества: флавоноиды, аминокислоты, липиды, карбоновые кислоты (например, галловая и коричная кислоты – ингибиторы роста), алкалоиды, ненасыщенные лактоны, терпеноиды и др.
       Многие фитогормоны и др. вещества со свойствами регуляторов роста образуются также в процессе жизнедеятельности грибов и бактерий, что может быть использовано для получения их в промышленном масштабе.

       1.2 Ауксины

       1.2.1 История открытия ауксинов

       В 1880 г. Чарльз Дарвин и его сын Френсис Дарвин поставили перед собой проблему: каким органом растения воспринимают свет. Растения, стоящие на подоконнике, поворачиваются к солнцу, побеги и листья изгибаются в сторону наибольшего освещения. Причем изгиб происходит в зоне чуть пониже верхушки. Дарвин с помощью светонепроницаемой ширмы изолировали от света субапикальную область, в которой обычно происходит изгиб. При боковом освещении они обнаружили, что растения изгибаются к свету, хотя зона изгиба не доступна солнечным лучам. Незакрытой оставалась только верхушка (стеблевой апекс) проростка, и логично было ее накрыть черным колпачком. Действительно, после этого изгиба в сторону света не наблюдается, хотя зона изгиба освещена солнцем с одной стороны. Результаты Дарвинов неоспоримо говорили о том, что направление света воспринимает верхушка проростка (апекс) и передает информацию о направлении света в нижележащую зону. Дарвины предположили, что верхушка вырабатывает химическое соединение, которое транспортируется вниз и вызывает неравномерный рост. Гипотетическое вещество Дарвины назвали ауксином (от греч. ауксо – выращиваю, увеличиваю).
       Гипотеза  Дарвинов была не единственным объяснением  наблюдавшихся явлений. Так, сигнал мог передаваться в виде электрических  импульсов и приводить к тому же результату. Выдвинутое Дарвинами предположение нуждалось в экспериментальной проверке.
       Через 50 лет после опытов Дарвинов, наш  соотечественник Холодный и его  немецкий коллега Вент независимо поставили  новую серию экспериментов, чтобы  изучить природу сигнала, передающего  информацию из апекса побега в субапикальную зону изгиба.
       Вещество, передающее сигнал из одной части  растения в другую, должно быть хорошо растворимым в воде. Значит, если отрезать много побеговых апексов  и поместить их в воду, то в  раствор вместе с другими веществами перейдет и гипотетический ауксин. Затем нужно сделать так, чтобы с одной стороны в проростке оказалось больше «ауксина», а с другой – меньше. Для этого верхушку с собственными ауксинами нужно удалить, а на срез с какого-нибудь края нанести водный экстракт.
       Однако  работать с водным раствором было трудно – экстракт растекается по срезу. Тогда опыт видоизменили. Апексы располагали на поверхности тонкого слоя агарового геля. У подопытного растения удаляли верхушку и сбоку накладывали на срез кубик агара, в котором предположительно содержался ауксин. Растения всегда изгибались в сторону, противоположную наложенному агаровому блоку. В качестве контроля использовали агаровый блок, не пропитанный экстрактом побеговых апексов. В этом случае изгиба не происходило.
       Холодный  и Вент сделали вывод, что гипотетический ауксин действительно существует и  вызывает растяжение клеток. Можно  было предположить, что при одностороннем  освещении ауксин перетекает на затененную сторону и вызывает изгиб к  свету.
       Не  имея в руках выделенного препарата чистого ауксина, Вент и Холодный изучили основные свойства этот сигнального вещества. Так, если вырезать зону изгиба и накладывать агаровый кубик снизу (с базальной стороны), то изгиба не будет. Это означает, что ауксин движется по растению полярно (т.е. в строго заданном направлении) – от апекса побега к его основанию, а затем – к кончику корня. Была измерена скорость транспорта ауксинов. Для этого на участок заданной длины помещали сверху агар с ауксином, а снизу – агаровый блок без ауксина. Верхний агаровый блок служил донором ауксинов, а нижний – своеобразным коллектором. Нижний блок через равные промежутки времени заменяли новым. Всю полученную серию нижних блоков анализировали на проростках на предмет наличия ауксинов. Скорость транспорта ауксинов обычно составляет от нескольких миллиметров до нескольких сантиметров в час.
       Однако  необходимо было выделить ауксин в  чистом виде. Немецкий химик Кёгль  в 1939 г. исследовал химический состав мочи вегетарианцев. Он отметил, что в отличие от мочи других людей, она содержит новое вещество, которое удалось выделить и расшифровать его формулу. Это была (индолил-3) уксусная кислота (ИУК). Чтобы научиться определять ее в малых количествах и изучить ее физиологические свойства, Кёгль испробовал ИУК в разных живых системах. Выяснилось, что ИУК способна усиливать рост проростков с отрезанной верхушкой, как и ауксин. Если наложить агаровый блок с ИУК асимметрично, то происходит характерный изгиб субапикальной зоны.
       Лишь  через 6 лет из верхушек побегов было выделено то же самое соединение – (индолил-3) уксусная кислота – и стало ясно, что она и является одним из ауксинов. К настоящему времени вопрос о других соединениях ауксиновой природы окончательно не решен. Известен ряд веществ, обладающих ауксиновой активностью (фенилуксусная кислота, индолилпировиноградная кислота), но их активность ниже, чем у ИУК и они менее распространены.
       Кроме них химикам удалось синтезировать  вещества, вызывающие такой же физиологический  эффект, как и природные ауксины. Поскольку они не встречаются в растениях, их называют синтетическими аналогами ауксинов. К ним относятся неиндольные ауксины 2,4-дихлорфеноксиуксусная (2,4-Д) 2-метил-4-хлорфеноксиуксусная (2М-4Х), ?-нафтилуксусная (НУК) и 2-нафтоксиуксусная кислоты. Синтетические аналоги эффективно связываются с рецепторами ауксина, однако слабо взаимодействуют с системой транспорта или окислительной деградации естественных ауксинов. Эти ауксины., а также ИМК, получаемую в промышленности, используют, например, для стимуляции корнеобразования, получения бессемянных плодов, предотвращения предуборочного опадения плодов. Однако чаще синтетические ауксины (особенно 2,4-Д и 2М-4Х) применяют в качестве гербицидов для обработки посевов зерновых культур (в кол-ве 0,5-1,5 кг на 1 га), а иногда для уничтожения лиственных деревьев (1–6 кг на 1 га). Гербицидное действие основано на том, что повышенные концентрации ауксина, искусственно создаваемые в растении, вызывают неумеренный его рост, нарушают обмен веществ, что и приводит к его гибели; при этом широколиственные растения более чувствительны к ауксинам, чем злаки.

       1.2.2 Физиологические эффекты ауксинов

       Основным  белком, претендующим на роль рецептора  ауксина, является белок ABP 1 (auxin binding protein). Этот белок в больших количествах обнаруживается в эндоплазматическом ретикулуме, откуда путем встраивания мембран ЭПР попадает в плазмалемму. Присутствие АВР 1 в плазмалемме показано с помощью специфических антител. Более того, обработка протопластов этими антителами блокирует ответы на ауксин, (титела экранируют сайт связывания ауксина и не дают гормону связаться с АВР 1).
       Воздействие на клетку ауксинами в большинстве  случаев приводит к одинаковому  эффекту. После связывания с рецепторами (АВР 1) и включения системы вторичных мессенджеров, происходит включение протонной помпы. Через 60–120 с после воздействия можно зарегистрировать токи, связанные с перемещением Ca2+ через мембрану, а через 5–7 мин. заметен эффект закисления апопласта (протоны выходят из клетки наружу). После такой первичной реакции на гормон пути дальнейшего ответа у клеток расходятся и зависят от положения клетки в целом растении.
       Ауксины – гормоны, вырабатываемые в апикальных меристемах побегов. Для растения в целом ауксиновый сигнал означает, что побег интенсивно растет и необходимо обеспечивать его потребности, и каждая клетка растения в зависимости от своего положения выполняет эту задачу.
       Образно ауксин можно назвать «гормоном благополучия апекса побега» [4].
       1). Самый первый эффект ауксинов – аттрагирующий (от лат. attractio – привлечение). Клетки меристемы «привлекают» к себе питательные вещества. Аттрагирующий механизм ауксинов не установлен, но наиболее вероятным представляется следующий сценарий событий. Способность клетки к поглощению многих веществ зависит от электрохимического потенциала на мембране. Так, сахароза проникает в клетку через мембрану вместе с ионом Н+, и чем выше концентрация протонов снаружи от клетки (и чем ниже она внутри), тем больше сахарозы клетка может захватить. Активизация работы Н+-помпы идет на усиление трансмембранного транспорта веществ. Таким образом, клетки, нуждающиеся в питательных веществах, создают более сильный перепад концентраций протонов на мембране, увеличивающий их поглотительную способность. Кроме сахарозы, клетки апикальной меристемы аттрагируют аминокислоты, нуклеотиды, неорганические ионы, воду и другие вещества. Аттрагирующий эффект проявляется в зоне активных делений клеток.
       Совместно с цитокининами ауксины вызывают деления клеток, которые также происходят в определенных клетках апекса побега.
       2). В лежащей ниже зоне ауксин вызывает растяжение клеток. Механизм растяжения также активизируется через Н+-помпу. Клеточная стенка – очень прочное экстрацеллюлярное образование. В общих словах при растяжении происходит снижение прочности клеточной стенки, силы тургорного и осмотического давления приходят в дисбаланс. Протопласт, не сдерживаемый клеточной стенкой, поглощает воду, образует, крупные вакуоли и за счет этого объем протопласта увеличивается, а клеточная стенка растягивается. Активный перенос ионов Н+ из цитоплазмы в матрикс клеточной стенки приводит к так называемому «кислому росту» и растяжению клетки.
       С растяжением клеток в субапикальном  районе связаны более сложные  явления – тропизмы. Главная задача растягивающихся клеток – правильно ориентировать растущую верхушку побега в пространстве. При боковом освещении ауксины перераспределяются на теневую сторону, вызывая неравномерное растяжение и наклон в сторону света. Это явление называют фототропизмом (или, что-то же самое, гелиотропизмом). Если побег изменил положение в пространстве (наклонился, повален ветром и т.д.), то ауксины перераспределяются на физически нижнюю сторону. Субапикальная зона изгиба стремится вновь направить рост по вертикали. Это явление получило название гравитропизма (или геотропизма). Обычно для побегов характерен отрицательный геотропизм – побег растет по направлению от центра Земли. Корни обладают положительным геотропизмом (к центру Земли).
       Кроме того, иногда наблюдается диагеотропный (плагиотропный) рост – перпендикулярно силе тяжести. В качестве примера можно привести рост боковых ветвей ели, подземных корневищ многих растений.
       У некоторых растений имеется тигмотропизм (ростовое движение в сторону прикосновения). Это особенно важно для вьющихся лиан, которым необходима опора для роста (вьюнок, фасоль, ипомея, горец вьюнковый, повилика и др.).
       3). Ниже зоны растяжения начинается дифференцировка. Клетки проводящей системы и механических тканей приобретают жесткие клеточные стенки, за счет лигнификации.
       После лигнификации клетки теряют способность  к растяжению. Более того, если окружающие клетки начнут растягиваться, это может  привести к разрыву проводящих сосудов, восстановить которые невозможно. Все  это объясняет, почему после полной дифференцировки сосудов изменение направления роста невозможно.
       Ауксин  важен для регуляции процессов, происходящих в зоне дифференцировки. Его потоками определяется положение  будущих пучков проводящей ткани. Под  действием ауксина формируются  проводящие пучки (преимущественно ксилема), поскольку стеблю необходим приток питательных веществ от корня. На этот процесс помимо ауксина влияет концентрация сахарозы. В опытах с каллусной культурой in vitro при низких концентрациях сахарозы (менее 2 %) на фоне ауксина формируется ксилема, а при высоких – флоэма.
       Ауксин  влияет на расположение листьев на растении. Каждый молодой лист, пока он растет, служит источником ауксинов. В апикальной меристеме побегов возникают зоны, которые станут примордиями листьев. В них более активен синтез ауксина. Для окружающих клеток это значит, что место занято, закладывать новый лист рядом уже нельзя. Если нарушить транспорт ауксина из примордия листа в окружающие клетки (например, сделать надрез), то следующий лист закладывается у края надреза. Мутанты с нарушением транспорта ауксина (pin), образуют листья в беспорядке, часто несколько соседних примордиев сливаются воедино, образуя уродливые органы. Нарушаются все ярусы листьев, начиная от семядольных (число которых может доходить до 6 при норме 2) заканчивая органами цветка. Аналогичный эффект можно вызвать добавляя ингибиторы транспорта ауксинов (ТИБК, НФК и др.).
       Как и меристема побега, меристема листа «привлекает» к себе питательные вещества, обеспечивает себя правильной сетью жилок. Направление закладки сосудистых элементов в листьях также находится под контролем ауксинов, и рассогласуется при нарушениях транспорта ауксина. Сходство в регуляции процессов растущим побегом и растущим листом, по-видимому, не случайно. Существует гипотеза об эволюционном происхождении листа из бокового побега, который утратил неограниченный рост и стал плоским для выполнения функции фотосинтеза.
       4). В пазухах листьев создаются благоприятные условия для закладки и развития боковых побегов (почек). Однако у большинства растений боковые побеги не развиваются пока главный побег активно растет. Подавление роста боковых почек в пользу апикальной меристемы получило название апикального доминирования. Роль ауксинов в апикальном доминировании можно показать экспериментально.
       Если  удалить верхушку побега, рост боковых побегов активизируется. Однако достаточно наложить на срез агаровый блок с ауксином, боковые почки так и не пробудятся. Растение воспринимает агар с ауксином так же, как активно растущую верхушку побега, и считает новые побеги излишними. Дефицит ауксина, напротив, говорит растению о повреждении верхушки и необходимости ее чем-то заменить. При недостатке ауксинов в растении апикальное доминирование снимается, и боковые почки должны пойти в рост.
       Случаи  утраты верхушки побега в природе довольно часты. Это может быть как абиотическое повреждение (верхушку обломило ураганом, в нее попала молния или она погибла от заморозков), болезнь или нападение вредителей (насекомых, травоядных или человека). При утрате верхушки растение регенерирует побеговую систему за счет снятия апикального доминирования.
       Более интересны случаи снятия апикального  доминирования по «внутренним мотивам». Очень важным при этом является ориентация главного побега в пространстве. Различают два основных направления роста – вертикальное (или ортотропное) и в горизонтальной плоскости (или плагиотропное). Если главный побег ортотропный, он не дает образовывать новые вертикальные побеги. Это можно наблюдать на кофе, араукарии (или за их отсутствием – на ели) – у них единственный вертикальный ствол, который не мешает развивать многочисленные горизонтальные ветки. Стоит у этих растений отрезать ортотропный побег, как из пазух листьев вырастут замещающие вертикальные побеги.
       Главный побег может быть и горизонтальным (плагиотропным), тогда он доминирует над новыми плагиотропными побегами, но не мешает росту боковых вертикальных.
       Чтобы снять апикальное доминирование  не обязательно удалять верхушку, достаточно изменить ее направление  роста. Этим приемом часто пользуются садоводы в интенсивном плодоводстве. Если главный вертикальный побег яблони согнуть и подвязать к опоре в горизонтальном направлении, то довольно быстро на нем проснется боковая почка, которая продолжит вертикальный рост. Это же явление наблюдается у роз и шиповника, когда главный побег склоняется к земле под собственной тяжестью и, естественно, изменяет направление роста. Считается, что в зоне перегиба создается механическое напряжение, что приводит к усиленному синтезу этилена, замедлению транспорта ауксинов и к более интенсивному их окислению.
       С апикальным доминированием в горизонтальной плоскости можно привести аналогичные  примеры. Так, у растений, образующих горизонтальное подземное корневище, часто наблюдаются две фазы роста. Первая – летняя – рост в горизонтальном направлении. Верхушка плагиотропного побега не дает расти боковым горизонтальным корневищам. На следующей стадии – зимой – происходит «разворот» и почка на верхушке побега ориентируется вертикально. Весной из нее начнет развиваться вертикальный побег. Этот «разворот» позволяет снять апикальное доминирование с боковых почек на корневище, и начинают расти новые боковые горизонтальные звенья, которые питаются за счет вертикального надземного побега. В силу экстремальных обстоятельств «разворот» апикальной меристемы может случиться и раньше. Например, в случае утраты растением надземной части, когда корневищу приходится образовывать новые надземные побеги с листьями и цветками. Описанная форма роста характерна для зверобоя продырявленного, тысячелистника, некоторых кислиц, вербейника обыкновенного, купены, отчасти – картофеля и топинамбура.
       Цветение  – еще один фактор, снимающий апикальное доминирование. Если побег образует верхушечный цветок или соцветие, то ниже начинают расти боковые побеги.
       5). В зоне вторичного утолщения у большинства деревьев умеренных широт возникает кольцо активно делящихся клеток – камбий. Для работы камбия также необходим ауксин, который поступает в камбий через флоэму. Чем интенсивнее растет побег, тем сильнее утолщается нижележащая ось и наоборот. Для делений клеток необходимы одновременно ауксины и цитокинины, причем ауксин обеспечивает закладку преимущественно ксилемы.
       6). Ауксин влияет и на корневую систему. Поскольку большое количество ауксинов является сигналом о росте побегов, для обеспечения их роста растение должно образовать больше корней. Обработка ауксинами вызывает закладку придаточных корней на стебле и боковых корней на главном корне (ризогенез). Этим эффектом часто пользуются в сельском хозяйстве, обрабатывая трудноукореняемые черенки растворами ауксинов [4].

       1.3 Гиббереллины

       1.3.1 История открытия гиббереллинов

       В Японии распространено заболевание  риса, которое местные жители называют «баканоэ» – «бешеный рис», «дурные  проростки». Рассада пораженных болезнью растений опережает в росте здоровый рис, но колосья вырастают уродливыми и зерна не бывает. В 1926 г. японский ботаник Куросава выделил и описал возбудителя болезни – гриб Gibberella fujikuroi (сейчас этот гриб перенесли в род Fusarium). Вскоре выяснилось, что многие симптомы «бешеного риса» можно вызвать культуральной жидкостью, в которой рос гриб. Это значит, что гриб выделяет некоторое растворимое в воде вещество, усиливающее рост риса. По родовому названию гриба вещество было названо гиббереллином.
       В 1930 г. японские химики выделили гиббереллин в кристаллическом виде и предложили структурную формулу. Но эту работу прервала война и до 1950 г. о гиббереллине почти никто не знал. Исследования возобновили несколько групп исследователей в Англии и США, и к 1955 г. структура первого из гиббереллинов была окончательно установлена.
       Обнаружилось, что растения и сами способны вырабатывать похожие вещества, за которыми сохранилось  название гиббереллинов. Это – самый  обширный класс растительных гормонов, на сегодня их известно более 100. Поскольку большинство из гиббереллинов – кислоты, их принято обозначать как ГК (гибберелловая кислота) с соответствующим индексом. Например: ГК24, ГК53 и т.д. Наиболее часто в экспериментах используют ГК3.

       1.3.2 Основные физиологические эффекты гиббереллинов

       Образно гиббереллины можно назвать «гормонами благополучия зеленого листа» [4].
       Гиббереллины  вырабатываются в основном в фотосинтезирующих  листьях (однако, могут синтезироваться  и в корнях). Действуют гиббереллины, прежде всего на интеркалярные меристемы, расположенные в непосредственной близости от узлов, к которым прикреплены листья.
       Наиболее  яркий эффект наблюдается при  обработке гиббереллинами интеркалярных  меристем злаков: растения сильно вытягиваются, механическая прочность соломины понижается и стебель полегает. Кроме того, при действии гиббереллинов у риса и кукурузы не может образоваться фертильная пыльца. Именно поэтому при болезни баканоэ рис практически не давал урожая.
       Если  пронаблюдать за ростом ветки яблони, липы или других деревьев, выяснится, что апикальная меристема активна только во второй половине лета, когда закладываются почки с листьями и цветками на следующий сезон. Часто апикальная меристема останавливает рост в еще закрытой почке. Рост ветки начинается весной: почка набухает и из нее образуется длинный побег. Весенний рост целиком происходит за счет интеркалярных меристем.
       Почки растений не одинаковы. Так, почки каштана, тополя, яблони, березы покрыты почечными чешуями (или катафиллами). Эти чешуи – видоизмененные листья, которые не занимаются фотосинтезом. Междоузлия между почечными чешуями остаются короткими, и в основании побега остается так называемое почечное кольцо (близко расположенные рубцы от почечных чешуй). Затем начинаются фотосинтезирующие листья, и чем больше площадь листа, тем длиннее междоузлие под ним. Это означает, что крупный зеленый лист производит гиббереллина больше, чем меньший по площади, и подает более мощный сигнал в интеркалярную меристему. Клетки активнее делятся и растягиваются там, где больше гиббереллина, и междоузлие под крупным листом оказывается длиннее. Нефотосинтезирующие почечные чешуи практически не вырабатывают гиббереллина. Поэтому их незачем разделять в пространстве и нет необходимости создавать листовую мозаику. Интеркалярная меристема не работает, образуется почечное кольцо из сближенных рубцов от почечных чешуй.


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.