На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Сущность юридического лица

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ВВЕДЕНИЕ
 На  современном этапе развития мирового и российского общества юридические  лица занимают важное место. Они являются активными участниками гражданских  правоотношений и оказывают значительное влияние на развитие не только экономики, но и законодательства. Особую и значительную роль юридические лица играют в российском гражданском обороте.
 Однако  юридические лица не всегда занимали такое значительное место в общественных отношениях, регулируемых законодательством. Идея о создании юридического лица как союзного субъекта гражданско-правовых отношений зародилась в римском праве, но на протяжении длительного времени эта форма организации вырабатывалась очень медленно, хотя примером таких «корпораций» являлись союзы с религиозными целями и объединения ремесленников.1
 Спустя  несколько столетий, папа Римский  Иннокентий IV определил союзный субъект гражданских правоотношений как фиктивное, не существующее в реальности лицо. Это дало толчок к дальнейшему теоретическому развитию определения юридического лица. Позже, Ф.-К. ф. Савиньи и Б. Виндшейд разработали теорию фикции.2 Наиболее активное развитие теорий юридического лица происходило в 19 в.. С созданием в 20 в. СССР, в теоретическом и практическом развитии института юридического лица появились новые организационно-правовые формы юридических лиц. Значительную роль в их деятельности играло государство.
 На  современном этапе, при многообразии форм собственности, организации являются активными участниками гражданского оборота, важными субъектами гражданско-правовых отношений.
 Актуальность  темы курсовой работы основывается на различном понимании сущности юридического лица через многочисленные теории и понятии юридического лица, данного в ст.49 Гражданского кодекса РФ.
 В данной работе будет рассмотрено:
 - понятие юридического лица как субъекта гражданского права;
 - теории юридического лица;
 - сущность юридического лица через его признаки, правосубъектность и индивидуализацию с целью более полного раскрытия и улучшенного понимания понятия и сущности юридического лица. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА 1. Понятие юридического лица и его  эволюция.
    Юридическое лицо как субъект гражданского права.
 Участники гражданских правоотношений именуются  их субъектами. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми, как существами, наделенными сознанием и волей. Поэтому в качестве субъектов гражданских правоотношений выступают либо отдельные индивиды, либо определенные коллективы людей. Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами. С этим правовым институтом, как правило, серьезных проблем не возникает. Как отмечается в литературе, уже древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку.3 Что касается коллективных образований, то, хотя сама возможность и даже необходимость их участия в гражданском обороте практически не подвергается сомнениям, в юридической науке периодически возникают дискуссии на предмет теоретического осмысления данного правового института, тем более, что почва для этого, как будет показано в настоящей работе, имеется.
 Признание статуса субъектов юридических  отношений только за отдельными людьми могло бы отразиться невыгодно на интересах общества и составляющих его единиц. Видный теоретик русского гражданского права Габриель Феликсович Шершеневич так комментирует эту посылку: "Возьмем случай, когда наследодатель в завещании определит известный капитал на учреждение богадельни. Если бы субъектами права могли быть только люди, то завещатель должен был бы поручить этот капитал какому-либо физическому лицу, которое бы создало завещанное учреждение и от своего имени вело бы его, вступало бы во все необходимые сделки, а при смерти завещало бы капитал снова другому лицу, которое бы продолжало это дело от своего имени. Но при таких условиях нет особенной гарантии, что завещанный капитал действительно получит данное ему назначение в лице первого или последующих распорядителей, что имущество это, слившись с прочим имуществом того или другого распорядителя, не подвергнется взысканию по частным его долгам. Все эти неудобства могли бы быть устранены, если бы завещанное имущество было приурочено к особому субъекту, от имени которого совершались бы все необходимые сделки. Или возьмем случай акционерного соединения. Множество лиц складывают небольшие взносы в значительный капитал с целью совместного достижения общей экономической цели. Чтобы достигнуть назначенной цели, акционеры должны были бы вручить капитал одному или нескольким лицам, которые от своего имени совершали бы все необходимые сделки. Капитал акционеров слился бы с частным имуществом управителей и мог бы подвергнуться взысканию со стороны их частных кредиторов. Кто при такой опасности решился бы сделать взнос? "4. Действительно, ситуация складывается более чем неблагоприятная. И выход из нее может быть найден, только если отойти от постулата неразрывного сочетания конкретной правоспособности с человеком, личностью. Тогда появляется возможность создания нового субъекта права в виде особой юридической конструкции. Ранее всего такой прием был использован в публичном праве. Государство, ведь тоже ни что иное, как юридическая конструкция, однако, это не мешает ему быть одним из основных субъектов ряда отраслей права. В гражданском праве, благодаря специфике отрасли, ввиду того, что имущество есть совокупность юридических отношений, объединяемых именем субъекта-обладателя данного имущества вместо реально существующего физического лица, можно создать некий искусственный субъект, с именем которого будут связываться права и обязанности по поводу конкретного имущества, правовое положение которого, с точки зрения гражданского права, гораздо важнее судьбы того, кто им обладает. Сам термин, обозначающий такого субъекта - "юридическое лицо" - подчеркивает особый характер данного образования, так как речь идет о субъекте права, не имеющего реального "физического" воплощения. Однако, его создание не только позволяет сохранить стройность юридических понятий, но и облегчить достижение тех общественных потребностей ради которых это имущество обособляется.5 Теперь, когда достаточно четко обозначена важность обсуждаемой проблемы, можно непосредственно перейти к самому понятию.
 В юридической  литературе нет единого мнения по поводу того, где искать истоки понятия  юридического лица. Многие ученые относят создание понятия юридического лица к числу важнейших заслуг римского частного права.6 Отмечая незначительный удельный вес таких субъектов в гражданском обороте Рима и отсутствие самого термина "юридическое лицо", такие ученые, тем не менее, делают вывод о том, что "основная мысль о юридическом лице, как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной массы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо".7 Авторы отмечают, что издревле в имущественных отношениях участвовали наряду с физическими лицами и некоторые объединения их, определенным образом организованные и располагавшие известными имущественными средствами. Еще в древнейшие времена существовали в Риме частные корпорации: союзы с религиозными целями, профессиональные союзы. Много новых корпораций появляется в период республики, среди которых необходимо особо отметить collegia publicanorum - объединение предпринимателей, бравшие на откуп государственные доходы, управлявшие на основе договоров государственными имениями и обладавшие значительным имуществом. Однако имущество это рассматривалось древним правом либо как имущество, принадлежавшее каждому из его участников в определенной доле, либо, как имущество, принадлежащее одному из участников - казначею, ведущему дела корпорации и ответственному перед его членами. Поэтому, применительно к данным объединениям можно говорить о наличии в той или иной степени организованности, осуществлявшейся с определенной целью - объединение имущества, но главный, квалифицирующий субъекта права признак - выступление вовне от своего имени здесь отсутствует, поэтому вряд ли можно говорить о попытке ввести в систему правоотношений новый тип субъекта. И все же появление таких образований свидетельствует об ограниченности субъективного состава частноправовых отношений.
 А вот  правовое положение муниципий - городских  общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя  их жителей римским гражданством, предоставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность, является более отчетливым выражением идеи юридического лица. Претор признал за муниципиями право выступать в суде от своего имени через назначаемых муниципальным советом представителей. Тем самым муниципия была признана в принципе таким же субъектом имущественных прав как и privatae personae. Таким образом, идея юридического лица получила признание в процессуальном праве. В материальном же праве, при заключении сделок, вопрос об их юридических последствиях еще долго оставался неясным. Как раз из-за неопределенности правового статуса нового субъекта.
 Основываясь на вышеизложенном, можно констатировать, что институт юридического лица не нашел своего оформления в римском  праве. Тем не менее, положительным  итогом всего хода развития римских корпораций явилось следующее.
    Римские юристы признали, что:
    1) корпорация может рассматриваться  в сфере частного права так  же, как рассматривается физическое  лицо;
    2) юридическое существование корпорации  не прекращается и не нарушается с выходом отдельных членов из состава объединения;
    3) имущество корпорации обособлено  от имущества ее членов, притом, это не совместно всем членам  корпорации принадлежащее имущество,  а имущество корпорации, как целого, как особого субъекта прав
    4) корпорация вступает в правовые  отношения с другими лицами  при посредстве физических лиц,  уполномоченных на то в установленном  порядке.
 Обозначив, таким образом, ряд принципиальных идей, римские юристы не сделали  тех выводов из них, которые могли  бы лечь в основу развития нового института частного права - института юридического лица. И тому были объективные причины. Во-первых, в экономической жизни Рима, даже в период наибольшего расцвета римского хозяйства, во времена наиболее оживленной международной торговли корпорации как самостоятельные хозяйствующие субъекты значительной роли не играли, поэтому не было большой потребности в юридическом оформлении этого экономического института. Во-вторых, отсутствие в римском праве института прямого представительства препятствовало пониманию механизма участия юридических лиц в гражданском обороте при посредстве физических лиц. Идея главенствующей роли воли в частноправовых отношениях была в римском праве неоспоримым постулатом. Перефразируя Дювернуа, эту причину неразработанности в римском праве института юридического лица можно сформулировать так: связав раз понятие лица с реквизитами разумности и волеспособности субъекта, римские юристы закрыли себе путь к объяснению всего ряда явлений гражданской правоспособности, идущей за пределы правоспособности отдельного человека. Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод, что хотя понятие юридического лица в римском праве не получило полной и детальной разработки, "идея юридического лица в римском праве была выдвинута и разрешена".8 С такой позицией не согласны другие российские ученые, которые считают, что "начало истории понятия юридического лица следует отнести к раннему средневековью".9 Они утверждают, что идея корпорации как особого, отличного от отдельного человека, субъекта права, выдвинутая римской правовой мыслью, принадлежит не частному, а публичному праву, и поэтому истоки понятия юридического лица как института частного права следует искать не в римском праве, а несколько позднее. Их точка зрения базируется на следующем.
 В то время как весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом  определяется началом личности и  в то же время особенности правоотношений каждого гражданина, картины средневекового быта имеют совершенно противоположные черты. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз (корпорация). Во всем этом быте прослеживается черта обезличенности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу (корпорации) и принадлежность эта передается из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее права корпораций и отношение к ним прав отдельных, входящих в них лиц, чем права отдельных лиц как самостоятельных единиц в общежитии. Средневековые глоссаторы разрабатывали понятие корпорации как союза, признанного государством в качестве субъекта права, а их преемники, канонисты, различали в связи с этим понятие "лицо" и "человек" и начинали рассуждать о природе этого лица. Но, как отмечается в литературе, даже в средние века "представления о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права".10 Глоссаторы и постглоссаторы, ограничиваясь комментированием античных текстов, пытались приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. Эта тенденция прослеживается и в одном из первых определений понятия юридического лица, данном папой Иннокентием IV в 1245 г. Он писал, что юридическое лицо существует лишь в понятии, оно не одарено телом, а значит, не обладает волей.11
 Настоящее же развитие конструкция юридического лица получила в Новое время, когда  появляются крупные торговые предприятия, в которых вырабатывается техника  коллективного ведения крупных  дел. Здесь уже сама жизнь подсказывает необходимость детальной разработки статуса этих объединений и регламентации их правового положения.
 Что же такое юридическое лицо, и каково его значение как субъекта экономического и гражданского оборота? Интересный ответ на первую часть вопроса находим у Г. Ф. Шершеневича: "... под именем юридического лица понимается все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным, ввиду определенной цели, быть субъектом права".12 Из этого определения автор делает два принципиальных вывода в которых можно обнаружить ряд признаков юридического лица. Во-первых, являясь самостоятельным субъектом, юридическое лицо существует независимо от других субъектов, в том числе от тех которые образовали юридическое лицо и входят в его состав. Поэтому такое юридическое лицо может вступать с ними в сделки на правах равного партнера. Во-вторых, так как юридическое лицо - субъект, лишенный личностного начала, ему должны быть чужды права связанные с физической природой человека. Так, юридическое лицо не может вступать в брачные отношения, вряд ли можно говорить о чести, достоинстве юридического лица, не входит юридическое лицо и в круг наследников по закону.
 Термин "юридическое лицо" был впервые  использован в гражданском праве. Развитие института юридического лица было тесно связано с бурным ростом капиталистической экономики, требовавшей капиталов. Институт юридического лица и стал правовой формой такой концентрации. Детальное теоретическое осмысление феномена юридического лица осуществлялось в Германии в рамках работы над германским гражданским уложением. Старое, феодальное германское право не пошло в этом вопросе дальше признания понятия физического лица, формула, объявляющая, что имущество организованного социального союза есть личная собственность нового идеального субъекта, и на этом основании вводящая также социальное, общественное имущество в круг гражданского права и резко отделяющая его от имущества отдельных членов союза, найдена в области римского права и принята на почве рецепции римского права.13 Удачность разработки института юридического лица в германском праве во многом объясняется тем, что идеи римских цивилистов легли на благоприятную почву в виде интенсивно развивающихся экономических отношений. Бурная индустриализация страны, резкая активизация различного рода социальных групп хозяйственных и нехозяйственных объединений объективно требовали максимально четкого юридического оформления организации как самостоятельного субъекта права. И Германское гражданское уложение, принятое в 1896 году уделило статусу юридических лиц значительное внимание. В самом Уложении юридическим лицам посвящено около 70 параграфов. Кроме того, в Германии как и во многих других странах нормы, регламентирующие правовое положение отдельных видов юридических лиц, собраны в так называемом специальном законодательстве.
 Что же все-таки обуславливает столь  пристальное внимание законодателя к этому институту?
 Значение  института юридического лица можно  понять, проанализировав функции, которые  он выполняет в регулировании  имущественного оборота.
    1) Оформление коллективных интересов.  Специфика имущественных отношений,  регулируемых гражданским правом  состоит в том, что каждый  субъект этих отношений действует  исходя из своей собственной  выгоды и в своем интересе. Однако в ряде случаев достичь максимальной выгоды можно, лишь объединив свои усилия и средства с другими субъектами таких же отношений. Таким образом, институт юридического лица организует, упорядочивает внутренние отношения между участниками юридического лица (организации), преобразуя их волю в волю организации в целом, позволяя ей выступать в гражданском обороте от своего имени.
    2) Объединение капиталов. Для достижения  крупной коммерческой цели необходимо  включить в дело крупный капитал.  В этом плане юридическое лицо, в особенности такая его разновидность как акционерное общество, является оптимальной формой долговременной централизацией капиталов, без чего немыслима крупномасштабная предпринимательская деятельность.
    3) Ограничение предпринимательского  риска. Конструкция юридического лица позволяет ограничить имущественный риск участника суммой вклада в капитал конкретного предприятия.
    4) Управление капиталом. Эта формула  тесно связана с первой, так  как управление капиталом осуществляется  для достижения целей, представляющих интерес для тех, кто объединяет свой капитал с капиталом других участников. Институт юридического лица создает также основания для более гибкого использования капитала, принадлежащего одному лицу, в различных сферах предпринимательской деятельности.
 Таким образом, появление и развитие института юридического лица было обусловлено потребностями развивающегося экономического оборота, предопределившего появление в качестве самостоятельного участника общественного производства особого феномена - некого олицетворенного имущества. Возникнув в недрах экономических общественных отношений, этот социальный феномен неизбежно должен был найти себе юридическое признание. 
 
 

2.Теории  сущности юридического лица.
 Становление и совершенствование столь сложного и важного социального института как юридическое лицо, едва ли возможно без его серьезных исследований. Они велись на протяжении всей истории существования юридических лиц, привели к созданию в XIX веке ряда фундаментальных теорий и активно продолжаются в современной цивилистике.
 Первое  капитальное научное исследование понятия юридического лица было осуществлено Ф.К.Савиньи в середине XIX века и  вошло в историю под названием  «теория фикции» или «теория  олицетворения». Савиньи утверждал, что только человек является действительным субъектом права. Позитивное право по своему усмотрению может, однако, либо сузить круг правоспособных лиц, либо, наоборот, расширить его, за счет образования искусственных субъектов права. Юридическое лицо представляет собой не что иное, как искусственно созданный посредством простой фикции субъект права. Такой субъект создается исключительно в юридических целях. Реальными субъектами правоотношений в юридическом лице остаются единственно возможные носители правосубъектности - физические лица. Юридическое лицо как простая фикция недееспособно. Дееспособны лишь его органы, состоящие из людей.14 
 Такая концепция предопределила как порядок  возникновения, так и природу  правоспособности юридического лица. Если юридическое лицо является искусственным  созданием правопорядка, то только государство путем признания, оформленного соответствующим актом, может вызвать его к жизни, только государство может определить формы и сферу его деятельности. 
 Несмотря  на восприятие законодательством, теория фикции подверглась жесткой критике со стороны многих ученых-цивилистов, в том числе и российских. Е.Н.Трубецкой писал, «фикция есть вымысел, предположение чего-то несуществующего, между тем, приписывая права учреждениям и корпорациям, мы вовсе не вынуждены вымышлять что-то несуществующее: соединения людей в обществе, преследующие определенные цели, а равным образом и учреждения с определенными функциями суть величины весьма реальные. Раз "субъект прав" - вообще не то же, что человек, то называть учреждения и корпорации юридическими лицами - вовсе не значит создавать фикции».15  
 Критикуемая теория фикций тем не менее породила ряд других доктрин, так или иначе  использующих для объяснения понятия  юридического лица данную категорию. К  их числу относится идея олицетворения  имущества (К.Белау), суть которой заключается в том, что имущество, служащее определенной цели, для пользы людей, играет посредством действий представителей роль лица.
 К концепциям, отрицающим существование реального  субъекта со свойствами юридической  личности, относится и теория «персонифицированной цели» или «целевого имущества», предложенная Бринцем. Он доказывал, что права и обязанности могут как принадлежать конкретному человеку (субъекту), так и служить лишь определенной цели (объекту). В этом втором случае субъект права вообще не требуется, так как его роль выполняет обособленное с этой целью имущество (в том числе отвечающее за долги, сделанные для достижения соответствующей цели). По традиции оно наделяется свойствами субъекта права, хотя на самом деле в этом нет необходимости, а потому не нужно и само понятие юридического лица. Во французской литературе весьма близкие по сути взгляды высказывать М. Планиолем. Последний считал, что юридическое лицо — это коллективное имущество, которое в качестве субъекта права является юридической фикцией, созданной для упрощения его использования.
 Такой подход объяснял необходимость признания  юридического лица государством в качестве субъекта права, а также целевой (специальный) характер его правоспособности. Но вместе с тем он допускал существование «бессубъектных правоотношений» (прав и обязанностей) и исключал наличие у такого субъекта ее собственной воли и интересов, а это, в свою очередь, затрудняло объяснение самостоятельного характера его действий и ответственности за них.
 Особое  место в доктрине юридического лица занимает концепция его существования  как реального субъекта реальных общественных отношений. Основатель ограниченной теории юридического лица О.Гирке рассматривавшего юридическое лицо как особый «телесно-духовный организм» («союзную личность»), нашла сторонников во французской цивилистике (Р. Саллейль, П. Мишу и др.). Отмечалось, что реальность существования таких общественных организмов, как юридические лица, предполагает их признание законом при наличии определенных условий, но вовсе не «искусственное» создание. Французские ученые Л.Мишу и Р.Салейль отмечают три таких условия:
      1) наличие у коллектива постоянного  интереса, отдельного от индивидуальных  интересов его членов;
      2) соответствующая организация, способная выявлять коллективную волю, представлять и защищать общий интерес;
      3) включение коллектива в юридическую  среду. 
 В российской дореволюционной цивилистике реальность юридического лица отстаивали Н. Л. Дювернуа и И.А. Покровский, назвавший его «живой клеточкой социального организма»16. Достоинством этого подхода стала возможность объяснения наличия собственной воли и интересов юридического лица, а тем самым самостоятельности его выступления в качестве субъекта гражданского оборота, хотя приравнивание юридического лица к физическому тоже признавалось искусственным.
 На  мой взгляд, истина находится посередине двух крайностей. Действительно, в основе юридического лица лежат не фиктивные, а настоящие реальные потребности живых людей, но субъекты, которым даются права для охраны этих интересов, существа не реальные. Это искусственно созданные самой жизнью или законодателем субъекты. Как отмечает Г.Ф.Шершеневич в своей работе «Учебник русского гражданского права» «больница, как место подачи помощи больным,- вполне реальна, в ней кипит настоящая жизнь, но в мире юридических отношений, как субъект их, она является искусственным созданием»17.  
 В цивилистической  науке советского периода также  был выдвинут ряд теорий, объясняющих  сущность категории юридического лица, прежде всего применительно к господствовавшим в тогдашнем обороте государственным организациям (предприятиям и учреждениям). Здесь отвергалась теория юридического лица как обособленного, персонифицированного имущества (ибо государственное имущество даже при создании на его базе юридического оставалось собственностью государства и в этом смысле действительно не обособлялось от имущества учредителя). Юридическое лицо рассматривалось в качестве «социальной реальности» (а не фикции), наделенной определенным имуществом для достижения общественно полезных целей или для решения социально-экономических задач государства и общества (теория социальной реальности Д. М. Генкина).
Иногда  прямо утверждалось, что за государственным  юридическим лицом всегда стоит само государство, или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества (теория государства С. И. Аскназия). Опасность такой трактовки, не позволявшей ясно разграничивать имущество и ответственность государства и созданных им юридических лиц, в наибольшей мере проявилась во внешнеэкономическом обороте (создавая, например, возможность обращения взыскания по долгам государственных внешнеторговых организаций на имущество государства). Во внутреннем же обороте она служила обоснованием тезиса об «отсутствии» у государственного юридического лица каких-либо интересов, отличных от интересов государства18.
 Господствующей  теорией в советской цивилистической  доктрине стала теория коллектива, обоснованная в работах А. В. Венедиктова  и С. Н. Братуся. Согласно этой теории юридическое лицо является реально  существующим социальным образованием, имеющим «людской субстрат» (сущность) в виде коллектива его работников, за которым стоит всенародный коллектив трудящихся, организованный в государство.19 Другие ученые подчеркивали также роль администрации (директора, руководителя) государственного юридического лица (теория директора Ю. К. Толстого, в определенной мере развивавшаяся В. П. Грибановым20). Согласно этим взглядам, поскольку воля руководителя признается волей самого юридического лица и именно через него юридическое лицо приобретает права и обязанности, руководитель и представляет собой сущность («людской субстрат») юридического лица. «Теория коллектива» получила и определенное законодательное признание — на ее основе были сформулированы нормы о понятии юридического лица и правах государственных организаций в советском гражданском законодательстве 1961—1964 гг.
 При переходе к рыночной организации  хозяйства «теория коллектива» выявила ряд присущих ей серьезных недостатков. Трактовка сути юридического лица лишь как определенным образом организованного коллектива привела к забвению имущественной стороны дела.
 Эта теория не дает также удовлетворительного  объяснения существования «компаний  одного лица» — хозяйственных  обществ, имеющих единственного  учредителя или участника (с отсутствующим  в силу данного обстоятельства «людским субстратом» — коллективом). Между тем такие компании получили значительное развитие в современной рыночной экономике, где их создают не только мелкие предприниматели (стремящиеся уменьшить риск имущественной ответственности), но и государственные (публично-правовые) образования (с целью сохранения полного контроля за использованием переданного им имущества).
 В противовес господствовавшей «теории коллектива»  выдвигались и другие концепции, по-иному раскрывавшие сущность юридического лица. Так, В.А. Рахмилович убедительно доказывал отсутствие самой необходимости обоснования или поиска людского либо иного особого «субстрата» (сущности) юридического лица, ибо носителем его прав является само юридическое лицо21. О. А. Красавчиков рассматривал юридическое лицо как определенную систему социальных связей22, а Б. И. Пугинский — как некое правовое средство, с помощью которого конкретная организация допускается к участию в гражданском обороте.23 Действительно, будучи организацией, созданной для самостоятельного хозяйствования с определенным имуществом, юридическое лицо является вполне реальным образованием, не сводимым ни к своим участникам (или к учредителям, в том числе к единственному), ни тем более к работникам, которые в этом качестве не имеют никаких прав на его имущество и ни при каких условиях не отвечают по его долгам.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.