На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Индустрилизация в Кузбассе

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


      ВВЕДЕНИЕ 

      Завершение  восстановления народного хозяйства  в Кузбассе, как и во всей стране, означало, что в рамках НЭПа созданы  условия для дальнейшего развития экономики с последующим вытеснением  частного сектора и продвижением по пути построения социализма.
      Советский период характеризуется этапами  бурных революционных и военных  событий, превращения Кузбасса в  индустриальную базу на востоке страны, вклада в завоевание победы в Великой  Отечественной войне, послевоенного  бурного развития, а затем замедления темпов роста и кризиса. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      1. ПЛАНЫ РАЗВИТИЯ КУЗБАССА.
      СОЗДАНИЕ  УРАЛО-КУЗНЕЦКОГО КОМБИНАТА. 

      Еще в декабре 1925 года, когда восстановление народного хозяйства подходило к концу, XIV съезд ВКП (б) провозгласил курс на индустриализацию страны. Начавшаяся индустриализация стала решающим этапом в развитии страны и освоении богатств Кузбасса, его социально-экономическом преобразовании. В 1927 году предприятия ликвидированной АИК были переданы «Кузбасстресту». Добыча угля в Кузбассе в этот и следующий год превысила 2,3 миллиона тонн. Начиналось освоение Осинниковского месторождения коксующихся углей, необходимых для начинавшегося строительства металлургического завода. Шли разведочные работы на Араличевском угольном месторождении.
      На  Горбуновской площадке начиналось ее освоение для строительства завода. Комсомольцы и молодежь, прибывшие на стройку, провели летом 1928 года первый воскресник и разбили общедоступный сад. На площадке открылся первый ларек.
      Однако  окончательное решение о строительстве  металлургического завода все еще задерживалось. Для его обеспечения сырьем рудные запасы Тельбесского месторождения были недостаточны. И тогда вернулись к идее не только обеспечения Урала Кузнецким углем, но и использования уральской руды для завода в Кузбассе. На этой основе СНК СССР и СТО 15 января 1929 года приняли окончательное решение о строительстве одновременно Кузнецкого и Магнитогорского металлургических заводов.
      Первым  пятилетним планом развития народного  хозяйства СССР на 1928/29—1932/33 хозяйственные годы в Кузбассе намечалось увеличить угледобычу до 6 миллионов тонн в год, а также построить Тельбесский (Кузнецкий) металлургический и Беловский цинковый заводы, развернуть энергетическое строительство.
      Дополнительное  количество металла требовалось  как для  производства боевой техники, так и для выпуска тракторов, автомобилей, сельхозмашин. Требовалось увеличить производство горючего для нужд укреплявшейся Красной Армии и народного хозяйства.
      Основные  ресурсы и усилия направлялись на развитие оборонных и базовых отраслей. Частный сектор экономики решительно вытеснялся. НЭП неуклонно свертывался. Развитие государственного сектора набирало все больший размах.
      В таких условиях ЦК партии 15 мая 1930 года принял постановление, одобренное затем в декабре XVI съездом ВКП (б), о создании второй угольно-металлургической базы страны. Работа в Кузбассе приобретала невиданный размах.
      Важнейшим звеном УКК являлось развитие добычи угля в Кузбассе. Вместо предусмотренного пятилетним планом увеличения угледобычи к концу пятилетки до 6 миллионов тонн было дано задание форсировать ее до 8,2 миллиона тонн, а затем по годовым планам до 10,5 миллиона тонн.
      С начала пятилетки развернулась реконструкция 12 действовавших шахт. А в 1931 —1932 годах было построено 23 новых шахты, годовая производительность каждой из которых составляла 270—325 тысяч тонн.
      Руководство бассейном осуществлял созданный  в Новосибирске трест «Сибуголь», в 1930 году преобразованный в «Востокуголь». Шахтеры активно трудились на строительстве шахт и добыче угля. С началом движения ударничества многие из них стали ударниками и членами ударных бригад.
      Хотя форсированные задания дать 10,5 миллиона тонн угля в 1932 году Кузбасс выполнить не смог, но бассейн выдал около 7 миллионов тонн, увеличив объем угледобычи за пятилетку в три раза. Возросший в связи с этим объем углеперевозок, предполагавшийся еще планом ГОЭЛРО, потребовал реконструкции железнодорожной линии Кузнецк-Челябинск.
      За  вторую пятилетку намечалось увеличить  добычу угля в Кузбассе до 20 миллионов тони. На XVII съезде ВКП (б) был выдвинут лозунг «Превратим Кузбасс во второй Донбасс».
      Исключительное  внимание уделялось в Кузбассе механизации процесса угледобычи. Широко внедрялись отбойные молотки, электросверла, конвейеры, замена конной откатки электровозной. В шахтах создавалась принудительная вентиляция, бензиновые шахтерские лампы заменялись аккумуляторными.
      Побывавший  в 1933 году в Кузбассе нарком тяжелой  промышленности Г.К. Орджоникидзе затем говорил: «Для того, чтобы посмотреть образцы хорошей работы, хорошей механизации, для этого нашим угольщикам надо ехать не в Германию и Америку, а съездить в Кузбасс и посмотреть, как дело там поставлено».
      Шахтеры Кузбасса активно поддержали почин  донецкого забойщика Алексеи Стаханова. А передовой забойщик И. А. Борисов вызвал Стаханова на соревнование и добился выполнения за смену 48 норм.
      Форсированное задание увеличить угледобычу в Кузбассе до 20 миллионов тонн, как и в основных отраслях промышленности страны, выполнить не хватило возможностей. Но за две пятилетки добыча угля в бассейне возросла более чем в 7 рази достигла в 1937 году 17,8 миллиона тонн. Вторая угольная база страны была создана.
      Вместе  с созданием угольного звена УКК строился основной объект его металлургического звена в Кузбассе - Кузнецкий металлургический завод. На базе Тельбессбюро уже в 1929 году, было создано управление Кузнецкстроя, которое непосредственно организовывало строительство металлургического завода. Управление Кузнецкстроя из Томска было переведено непосредственно в Кузнецк. Все строительство стало вестись без подрядчиков — стройка и завод сливались в единый комплекс. На площадку Кузнецкстроя в 1931 году перевели металлургический факультет Томского индустриального института и создали Сибирский металлургический институт.
      21 января 1932 года стройка засияла  новыми огнями — вступила в строй заводская ТЭЦ. 24 февраля вступила в строй первая батарея коксовых печей. 3 апреля выдала чугун доменная печь № 1 и 17 июня — домна №2. 19 сентября пошла сталь мартеновской печи. 6 ноября из создававшегося собственного рудника Темир-Тау прибыл первый эшелон железной руды. А 31 декабря 1932 года начал работать рельсобалочный стан. Металлургический цикл был замкнут. Вступил в строй Кузнедкий металлургический комбинат — КМК.
      Наращивая производство металла и создавая собственную рудную базу, КМК продолжал строиться. В 1934 году была пущена последняя, 4-я доменная печь. По выпуску чугуна комбинат вышел на проектную мощность. Вошли в строй новые мартеновские печи. Выплавка стали увеличилась в 2,4 раза. Успешно работали прокатчики.
      Достигнутые успехи послужили базой, на которой  в 1935 году развернулось на комбинате  стахановское движение. Оно эффективно продолжалось и нарастало. Создание и освоение КМК вместе с одновременно построенным Магнитогорским металлургическим комбинатом означало, что металлургическое звено УКК было сформировано. Страна получила мощную угольно-металлургическую базу в своих восточных районах.
      Одновременно  с ее созданием, в связи с развернувшейся химизацией в стране, получила развитие в Кузбассе химическая промышленность, которую здесь стали называть третьим звеном УКК. Строился в Кемерове опытный углеперегонный завод, на котором пытались из барзасских углей получать бензин. Идею создания завода решительно поддерживал и отстаивал посетивший его в 1933 году Г. К. Орджоникидзе. Началось строительство в Кемерове крупного азотно-тукового завода. В городе создавался комбинат боеприпасов. Сооружение этих объектов вела специальная организация «Кемеровокомбинатстрой».
      Продолжали действовать и развиваться предприятия золотодобывающей промышленности, объединенные в трест «Запсибзолото». Энергетическую базу промышленности Кузбасса составили построенные ТЭЦ КМК и Кемеровская ГРЭС. Строительство железнодорожной линии от ст. Проектная до ст. Инская обеспечило создание второго железнодорожного выхода из Кузбасса на Транссибирскую магистраль.
      Железнодорожная сеть Кузбасса в 1940 году достигла 1 130 километров. Возрастали перевозки грузов, а также  пассажиров. Идея превращения Кузбасса в мощный индустриальный край была выполнена. Кузбасс стал второй после Донбасса угольной и третьей после юга страны и Урала металлургической базой СССР. Опираясь на нее, осуществлялись индустриальные преобразования других восточных районов страны. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      2. СОЗДАНИЕ НОВЫХ ГОРОДОВ И РАЗВИТИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ 

      Осуществление индустриализации и быстрый рост промышленного потенциала Кузбасса способствовали появлению на территории региона новых городских центров.
      В 1931 году разрозненные поселки шахт были объединены в города Прокопьевск и Анжеро-Судженск.
      Значительное  увеличение добычи угля за годы первой пятилетки привело к росту объема углеперевозок. В связи с этим была проведена реконструкция железнодорожной магистрали Кузнецк — Челябинск, станция Топки превратилась в крупный железнодорожный узел, а поселку ее железнодорожников в 1933 году был присвоен статус города.
      Развитие» добычи угля на Киселевском руднике  способствовало тому, что его поселки в 1936 году были объединены в город Киселевск. Рост добычи Коксующихся углей на новых шахтах Осинниковского месторождения обусловил развитие образованного в 1931 году поселка Осинники, который с 1934 года входил в состав города Новокузнецка (в то время Сталинска) и в 1938 году стал самостоятельным городом. В этом же году возник и город Белово. Получил новое развитие основанный уже давно Салаирский золоторудник. Это вдохнуло новую жизнь в старый поселок, у апреля 1941 года он стал городом.
      Ускоренный  рост городского населения еще более  обострил жилищную проблему. И первые годы индустриализации многие рабочие городов Кузбасса начинали жить в палатках, землянках, а затем в бараках с двойными дощатыми стенами, между которыми засыпалась земля. Так называемый облегченный тип жилья был недостаточно пригодным для суровых сибирских климатических условий. Но тем не менее вместе с капитальными домами его строительство продолжалось.
       Тем не менее строительство жилья в городах шло быстрыми темпами. За годы первой пятилетки было введено 1,5 миллиона квадратных метров жилой площади.
      Серьезным недостатком в жилищном строительстве  являлось отсутствие единого комплексного плана развития городов. Большинство городов сосредоточивались на угленосных территориях. Существовала опасность обрушения подработанных участков в угольных городах, что могло привести в негодность фонд жилых и производственных зданий. Эти же причины не позволял и создать полноценные системы водоснабжения, канализации и т.д.
      Рост  городского населении опережал темпы  жилищного строительства, и в этой связи проблема жилья по-прежнему оставалась острой.
      Улучшался внешний облик городов Кузбасса. Немалую роль в этом сыграли сами горожане.
      В системе коммунального хозяйства  велось развитие транспортной сети.
      Трамваи уже имелись в крупных городах (в Сталинске они появились в 1933 году, в Прокопьевске - в 1935 году, в Кемерове - в мае 1940 года). В малых и средних городах основным видом передвижения оставались авто- и гужевой транспорт.
      В сети бытового обслуживания подавляющее число городов не имело собственных прачечных.
      Большое внимание уделялось развитию системы  здравоохранения. Крупные больницы были построены в Анжеро-Судженске, Прокопьевске, Новокузнецке. В Кузбассе действовали 125 больниц. В городах было 400 родильных домов. Но из-за крайней ограниченности финансовых средств проблемы улучшения состояния больничных корпусов, обеспечения амбулаторных пунктов медоборудованием и лекарственными средствами, развития сети родильных учреждений требовали дальнейшего внимания.
      Не  менее важной составной частью социальной сферы являлись культурно-просветительские учреждения. Их сеть на начальном этапе включала в себя избы-читальни, клубы, всевозможные любительские кружки. В дальнейшем ширилась сеть клубов, библиотек, кинотеатров, домов и дворцов культуры. В Новокузнецке были построены здание театра и дворца металлургов, в Прокопьевске — ДК им. Артема и ДК шахты №5—б им. Ворошилова.
      В 1930 году в городе Ленинске-Кузнецком  торжественно был открыт Центральный  дворец угольщиков, а в 1934 году распахнул  свои двери городской краеведческий музей. Через год открыла двери городская библиотека, организованная по распоряжению наркомата просвещения РСФСР. В 1938 году в эксплуатацию был сдан первый в городе звуковой кинотеатр.
      В тридцатых годах в стране разворачивалась  кампания по «преодолению» религиозных верований, которая сопровождалась администрированием и репрессиями в отношении верующих и духовенства. Определенное количество давно бездействующих церквей официально не были закрыты, но прекратили свою деятельность. В итоге на территории Кузбасса в основном православные приходы были ликвидированы.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      3. КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЯ И РАЗВИТИЕ КОЛХОЗНОГО СТРОЯ 

      Когда страна становилась на рельсы индустриализации, получить на нее необходимые средства извне не представлялось возможным, пришлось использовать в основном внутренние источники. Важнейшим из них должен был стать традиционный для России экспорт хлеба. Для создания необходимого хлебного экспортного фонда был провозглашен курс на объединение мелких хозяйств в крупные коллективные. Так необходимость индустриализации страны была увязана с задачей коллективизации в деревне, поворачивавшей ее на путь социалистического развития.
      Курс  на коллективизацию сельского хозяйства  в декабре 1927 года провозгласил XV съезд ВКП (б). По степени обобществления средств производства и распределения продукции коллективные хозяйства делились на три группы.
      1. Товарищества по совместной обработке  земли (ТОЗы). Земля в них находилась  в личной собственности крестьян, но обрабатывалась совместным коллективным трудом с распределением всего собранного урожая в соответствии с размером земельного надела каждого члена товарищества.
      2. Сельскохозяйственные артели. В  них обобществлялись земля, тягловая  сила и сельскохозяйственный  инвентарь. В личной собственности крестьян оставались жилье, двор, мелкий инвентарь, крупный и мелкий рогатый скот, домашняя птица. Распределение произведенной продукции проводилось исходя из трудового вклада каждого в общественное производство.
      3. Коммуны. Эта форма ведения хозяйства предполагала всеобщее обобществление земли, тягловой силы и скота, сельхозинвентаря, а также усадеб со всеми постройками. Произведенный продукт распределялся по количеству едоков — членов каждой семьи.
      К 1927 году в Кузбассе было 5 ТОЗов, 13 артелей и 9 коммун. Государственные ассигнования на развитие сельского хозяйства в Кузнецком округе на 1928 год были увеличены вдвое по сравнению с предыдущим годом. Крестьяне образовывали кредитные кооперативы для приобретения сельхозинвентаря, коллективно содержали мельницы и маслобойни. К осени 1928 года в округе было 342 общества взаимопомощи, которые объединяли 48 тысяч крестьян.
      Но  государственные заготовительные  цены на хлеб были низкими, в то время как на промышленные товары — высокими. Зимой 1927—1928 годов в стране разразился хлебозаготовительный кризис. Всего было заготовлено на 128 миллионов пудов хлеба меньше, чем требовалось. Не был выполнен план хлебозаготовок и в Сибири.
      По  Кузнецкому округу на 25 января 1928 года план был выполнен только на 7,6 процента.
      На  места последовала директива  ЦК ВКП (б), которая обязывала парторганизации в недельный срок добиться решительного перелома в хлебозаготовках. В постановлении бюро было санкционировано применение в отношении кулаков, не сдавших хлеб, уголовной статьи, карающей за спекуляцию. Было принято также решение об учреждении чрезвычайной окружной тройки по руководству хлебозаготовками.
      Тройки, которые были созданы в районах, включали секретаря райкома, председателя райисполкома, уполномоченного ОГПУ. Этим органам предписывалось закончить все сборы к 1 февраля 1928 года. Были намечены жесткие меры борьбы с держателями хлеба. У «особо злостных» зерно подлежало конфискации, в каждом районе предполагалось наметить кулаков для уголовного преследования за спекуляцию. Так с помощью чрезвычайных мер осуществлялись хлебозаготовки.
      Зажиточные  крестьяне по-своему реагировали  на конфискационные меры. Хлеб закапывал и в ямы, перегоняли на самогон. С помощью Чрезвычайных мер на 1 июня 1928 года в Сибири заготовили 73,5 миллиона пудов зерна — 89 процентов планового задания.
      Поскольку мелкие крестьянские хозяйства не давали достаточного количества хлеба, было решено активизировать их объединение в колхозы. Первым пятилетним планом предусматривалось вовлечь в них 20 процентов крестьян. Считалось, что колхозы дадут необходимое стране количество хлеба.
      Вместе  к тем параллельно с коллективизацией шли хлебозаготовки. В их Проведении ив 1929 году применялись чрезвычайные меры. В Кузнецком округе на конец 1929 года были осуждены по делам о хлебозаготовках 245 кулаков (57,9 процента), 118 зажиточных крестьян (26,7 процента), 48 середняков (1 а,2 процента), 1 бедняк (0,2 процента). Вместе с бедняками с осени 1929 года в колхозы пошли середняки. И. В. Сталин назвал это «великим переломом». В помощь многим создававшимся колхозам образовывались машинно-тракторные станции (МТС).
      Для удовлетворения возросших потребностей в хлебе и видя, что вместе с  бедняками в колхозы стали  вступать середняки, ЦК ВКП (б) 5 января 1940 года решил провести в деревне сплошную коллективизацию. Кузбассе наметили к концу 1930 года вовлечь в колхозы 99,9 процента крестьян. Одновременно на базе сплошной коллективизации было решено ликвидировать кулачество как класс. Раскулачиваемые делились на три категории. К первой относился «контрреволюционный актив, выступавший против советской власти». Глав таких семей арестовывали, а членов семей — высылали в отдаленные районы. Ко второй категории относились крупные кулаки. Они подлежали высылке вместе с семьей. В третью категорию входили оставляемые в границах района кулаки, которые подлежали расселению на отводимых им новых участках за пределами колхоза.
      У кулаков всех категорий безоговорочно конфисковался скот, жилые и хозяйственные постройки, инвентарь, зернопродукты, фураж, семена и так далее. Изымались также озимый посев, огнестрельное оружие, денежные вклады, ценные бумаги. Все хозяйство раскулаченных передавалось в колхозы. Высылаемым оставляли один плуг — на три семьи, одну борону — на четыре семьи, кос или серпов по два на семью, сбрую — одну на две семьи.
      11 февраля дополнительным постановлением  Сибкрайкома, которое имело гриф  «Совершенно секретно», устанавливались  задания по раскулачиванию. В  нем сообщалось, что в Сибири будет перемещено в «отдаленные необжитые районы» 30 000 кулацких хозяйств 2-й категории.
      Раскулачивание  в районах проводили «оперативные отряды», которые комплектовались  из коммунистов и комсомольцев под  контролем районных комитетов ВКП (б). Под страхом раскулачивания и вследствие применения административно-нажимных методов и угроз крестьяне пошли в колхозы.
      Многие  из них перед вступлением я  колхоз резали скот. К весне 1930 года в колхозах Кузбасса, как и в стране в целом, оказалось до 60 процентов крестьян. В Кузбасс прибыла 61 тысяча раскулаченных спецпереселенцев с западных районов страны.
      Но  жесткие меры государства в проведении коллективизации и раскулачивания вызвали сопротивление крестьян. В условиях массового недовольства и сопротивления крестьян в марте 1930 года И. В. Сталин выступил со статьей «Головокружение от успехов», а ЦК ВКП (б) осудил искривления партлинии в колхозном строительстве», в том числе нарушение принципа добровольности, обобществление домашнего инвентаря, коров и мелких животных, ликвидацию рынков и церквей. Колхозники получили право по своему желанию выходить из колхозов. К октябрю 1930 года в колхозах Кузбасса осталось только 14,4 процента крестьян.
      А затем смягчение методов коллективизации стало сопровождаться широкой агитационно-организационной работой, повышением налогов на единоличников и льготами для колхозов и колхозников. Одновременно в Западной Сибири была проведена « вторая волна » раскулачивания, по которой намечалось выселить в течение мая 1931 года 40 тысяч «твердо установленных» кулаков-одиночек из сельских и городских местностей, а также проникших в колхозы, совхозы, промпредприятия и советско-кооперативные учреждения.
      Ликвидация  кулачества опережала процесс коллективизации. Но новые раскулачивания, льготы для колхозников, помощь колхозам машинно-тракторными станциями, активная агитационная и организаторская работа парторганизации вновь повернули крестьян к колхозам.
      В ходе проведения коллективизации были проигнорированы хозяйственные  и национальные традиции коренного населения Кузбасса. В Горной Шории высокогорная местность затрудняла использование сельскохозяйственного инвентаря. Мелкая вспашка земли, ручной способ посева, отсутствие удобрений приводили к крайне низкому урожаю.
      Первоначально многие колхозы из-за неумелого использования имущества раскулаченных, низкой технической оснащенности и низкой организации труда были экономически неэффективными. Осложняли положение и неурожаи 1931 —1932 годов, которые привели к голоду. Но полученный высокий урожай 1933 года позволил выправить положение.
      За  колхозами закреплялась обязанность поставлять хлеб и сельхозпродукты в зависимости от размеров посевных площадей и количества скота. Чем больше колхоз засевал, чем больше заводил скота, тем больше платил. Высокие налоги взимались и с единоличников. Продолжалось формирование коллективных хозяйств и стабилизация их положения. Он принял новый Устав сельскохозяйственной артели. Государственная земля закреплялась за колхозами навечно.
      В целом кузбасское село представляло собой множество мелких колхозов. Даже в деревне численностью в 20—30 дворов создавался отдельный колхоз. В крупных селах нередко было 2 -3 колхоза. В 1937 году на территории Кузбасса их насчитывалось 1 646, объединяли они 83 946 крестьянских хозяйств. На долю колхозов приходилось 80 процентов всех посевных площадей. Вместе с промышленностью и городами социализм восторжествовал и в деревне. 
 
 
 
 

      4. РЕПРЕССИИ В КУЗБАССЕ 

      Еще в июле 1928 года И. В. Сталин, боровшийся за укрепление своей власти, высказал знаменитую формулу об обострении классовой борьбы по мере успехов социализма.
      Но  недовольный размахом наращивания  репрессий в стране И. В. Сталин 25 сентября 1936 года дал указание сместить с поста Ягоду, который, по его  мнению, отставал в этой работе. На пост наркома внутренних дел СССР был назначен Н.И. Ежов. Репрессии в стране усилились.
      Особый  импульс репрессиям в Кузбассе придало  так называемое «Кемеровское дело». Оно было организовано в связи  с взрывом метана на шахте «Центральная». В результате его погибли 9 человек и 15 получили ранения, из которых один затем скончался. Руководители шахты и участка были приговорены к расстрелу.
      Репрессии против хозяйственных руководителей  являлись одним из средств, оправдывавших недостатки в работе промышленности, возникшие в конце второй пятилетки. Их маховик стал набирать обороты после февральско-мартовского пленума ЦК ВКП (б) 1937 года, который поставил задачу искоренения вредителей, шпионов, диверсантов и, по выражению И. В. Сталина, «ликвидации троцкистских и иных двурушников».
      В Кузбассе по разным сфальсифицированным  обвинениям были репрессированы многие хозяйственники, инженерно-технические работники. Сотрудники горотдела НКВД «разоблачили» действовавшую в городе Сталинске и поселке Осиновка «мощную монархическую организацию», готовившую восстание против советской власти. 65 работников промышленности были расстреляны. Были репрессированы управляющий трестом «Кемеровоуголь» И. И. Харитонов, управляющий Осиновским рудоуправлением М. И. Евзеров и многие другие.
      Еще в апреле 1937 года были арестована группа инженерно-технических работников КМК. Но пока шло следствие, в репрессивной политике произошел решительный поворот. В июле 1937 года нарком Н. И. Ежов с одобрения ЦК ВКП (б) издал приказ об усилении репрессий. Областям, краям и республикам были даны задания с указаниями огромного количества врагов народа, которых следовало репрессировать. Последовал приказ и о репрессировании членов семей «врагов народа».
      С 5 августа 1937 года в стране (в ряде областей с 10 августа) начались массовые репрессии. Чтобы выполнить разнарядку по ликвидации врагов народа, сотрудники органов НКВД обещаниями, угрозами и применением физических методов воздействия, разрешенных ЦК ВКП (б), добивались признательных показаний арестованных. И тогда по решению тройки их подвергали наказанию, как правило, расстрелу. В лучшем случаи «врагов» приговаривали к длительным срокам заключения.
      Подвергались  репрессиям многие рядовые труженики  шахтеры, металлурги, колхозники, спецпереселенцы. Только в 1937 году было арестовано 1 200 работников Томской железной дороги. Репрессии коснулись штаба Сибирского военного округа и находящихся в нем воинских частей. Дело дошло до обвинения детей. В апреле 1938 года в Ленинске-Кузнецком сфальсифицировали существование «детской контрреволюционной фашистской организации» и по обвинению в принадлежности к ней продержали в тюрьме по 6—8 месяцев 17 школьников в возрасте от 12 до 16 лет.
      Партийные организации, печать, радио вели широкую  пропаганду среди населения. Под ее влиянием проводились митинги и собрания трудящихся, на которых звучали требования: «смерть врагам народа».
      Приговоренных в Кузбассе к расстрелу привозили  в специальный лагерь под городом  Кемерово, у села Ягуново, где их расстреливали и тут же сжигали тела погибших. Приговоренных к различным срокам заключения направляли в лагеря, которые входили в систему Сибирского управления лагерей особого назначения, находившегося в городе Мариинске.
      Под колесо репрессий попали и сами руководители партийных органов и органов власти. Был арестован председатель Исполнительного комитета Новосибирского областного совета депутатов трудящихся Ф.П. Грядинский. Его назвали руководителем Сибирского право-троцкистского центра.
      Арестовывались многие руководители городов, районов и работавшие вместе с ними другие работники.
      В Москве был арестован в апреле 1938 года бывший первый секретарь Западно-Сибирского крайкома, кандидат в члены Политбюро ЦК ВКП (б) Р. И. Эйхн, работавший наркомом земледелия СССР. Его считали организатором так называемого Сибирского право-троцкистского центра. Добиваясь от него во время «следствия» признательных показаний, ему сломали позвоночник.
      Не  остановило массовые репрессии и  постановление январского 1938 года пленума ЦК ВКП (б), который осудил недостатки парторганизаций, допускавшиеся при исключении коммунистов из партии и рассмотрении апелляций исключенных. Пленум обязывал местные партийные органы привлекать к ответственности лиц, уличенных в клевете на членов партии, реабилитировать оклеветанных и разоблачать карьеристов, старающихся выслужиться на исключениях и перестраховаться с помощью репрессий против членов партии. Эти директивы стали сдерживающим фактором в репрессиях против коммунистов. Только за три месяца были восстановлены в парторганизации КМК 50 человек, в кемеровском горкоме 50 процентов, в Прокопьевском — 50 процентов, в Ленинск-Кузнецком — 69 процентов ранее исключенных коммунистов.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.