На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Метафорическое варьирование качественных прилагательных в английском языке

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 22. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление
Введение………………………………………………………………………………..3
Глава I. Понятие об имени прилагательном и метафоре…………………………...6
1. 1 Понятие о  прилагательных  и их классификация………………………………………………………………………...6
1.1.1 Синтаксические  функции прилагательных…………………………………....8
1.1.2 Полевая структура  прилагательных ………………………............................10
1.2 Семантические  особенности имен прилагательных…………………………..11
1.3 История изучения  метафоры……………………………………………………14
1.4 Классификация  метафор. Художественная и языковая……….………………16
1.5 Семантические  механизмы метафоризации. Метафора в семантической
       структуре слова…….……………………………………………………………18
    1.5.1 Метафоризация относительных прилагательных………………………19
    1.5.2 Метафоризация качественных прилагательных…………….………….20
Выводы по главе  I…………………………………………………………………..22
Глава II. Метафорическое варьирование качественных прилагательных  в
английском  языке……..………………………………….………………………....24
2.1 Семантическое варьирование прилагательных, обозначающих температурный признак………………………………………………………………………………24
2.2 Семантическое  варьирование прилагательных вкусообозначения .………...28
2.3 Семантическое  варьирование прилагательных. цветообозначения.................37
Выводы по главе  II…………………………………………………………………..49
Заключение…………………………………………………………………………..54
Библиографический список литературы……………………………………….…..59
Источники и  принятые сокращения………………………………………………..63 
 

     Введение
      Метафора - феномен, в течение веков привлекавший к себе внимание исследователей. В последние десятилетия интерес к метафоре особенно обострился, она активно изучается с позиций философии, логики, психологии, психолингвистики, стилистики, семасиологии. Процесс интеграции в науке обусловливал взаимодействие этих направлений, чему весьма способствовал когнитивный подход к рассмотрению метафоры. В рамках этого подхода был поставлен вопрос о метафоре как инструменте познания и систематизации человеком действительности, в значительной степени определяющим процессы мышления (Н.Д. Арутюнова, Дж.Лакофф, Г.Н.Скляревская). В ходе последних лингвистических исследований стал очевиден тот факт, что механизм метафоризации ингерентно встроен в систему языка, и метафора представляет собой его фундаментальное свойство.
      Метафора  тесно связана с творческим потенциалом  человеческого мышления. Ассоциативные ряды подчиняются определенным законам и играют центральную роль в придании логической и образной многозначности человеческому общению; метафора как вид полисемии представляет собой один из основных способов семантического обогащения языка. Настоящая работа посвящена изучению проблемы семантического варьирования качественных имен прилагательных английского языка при метафорическом переносе, а так же глубокому и подробному рассмотрению имени прилагательного в системе языка. Исследование относится к области лексической семантики, где семантическое варьирование слова рассматривается как процесс приобретения знаками вторичных значений по моделям семантической деривации от их первичных значений.
     Гипотеза  данного исследования состоит в том, что качественные прилагательные развивают свои вторичные значения по определенным моделям.
     Данная  гипотеза подтверждается при реализации цели дипломной работы: обнаружение закономерностей метафорического развития вторичных значений прилагательных.
     Реализация  данной цели предполагает постановку и решение следующих задач:
    Отбор материала на основе толковых словарей и определение границ и структур семантических полей перцептивных прилагательных цветообозначения, вкусообозначения, прилагательных и температурных прилагательных в английском языке.
    Выделение многозначных прилагательных внутри каждой группы и их компонентный анализ.
    Уточнение семантической структуры выделенных перцептивных прилагательных, структуры их ЛСВ.
    Выявление регулярных типов метафорических значений перцептивных прилагательных.
     Поставленные  задачи решались с использованием следующих  методов:
    метод компонентного анализа;
    метод анализа словарных единиц.
     Объект  исследования: семантическая структура вторичных (метафорических) значений и характер взаимосвязи исходного и производного значений в адъективной метафоре.
     Предмет исследования: когнитивные механизмы метафоризации в семантической структуре качественных прилагательных.
     Актуальность исследования определяется важностью изучения когнитивных аспектов языка, в частности, когнитивной интерпретации семантического варьирования слова. Актуальность видится также в том, что в работе рассматривается один из наиболее фундаментальных и распространенных механизмов семиозиса - метафора.
     Теоретическая и практическая и  значимость работы состоит в том, что фактический материал может быть использован при подготовке курсов по лексикологии и семантике (при рассмотрении метафоры как одного из путей развития полисемии).
     Теоретическая база: в работе представлены точки зрения таких лингвистов, как М.В.Никитин, И.К. Архипов, Н.Д. Арутюнова, С.Д. Кацнельсон, С.А. Лесина.
     Структура работы: дипломная работа состоит из введения, двух глав (теоретической и практической), заключения, библиографического списка, принятых сокращений и источников. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Глава I.  Понятие об имени прилагательном и метафоре 
 

      1.1 Понятие о прилагательных и  их классификация
      Лингвистический энциклопедический словарь дает следующее определение прилагательного: «Прилагательное - лексико-семантический  класс   предикатных   слов,   обозначающих   непроцессуальный   признак (свойство) предмета, события или другого признака, обозначенного именем». Прилагательное обозначает либо качественный признак предмета, вне его отношения к другим предметам, событиям или признакам, либо признак относительный, обозначающий свойство предмета через его отношение к другому предмету, признаку или событию [ЛЭС 1990].
      Семантической основой прилагательного является понятие качества; сюда же относят свойства, признаки предметов [Харитончик 1986]. На первый взгляд, кажется, что в этом плане имена прилагательные мало, чем отличаются от существительных, которые тоже способны называть признаки, свойства реальной действительности. Однако «прилагательные именуют отдельные свойства, признаки предметов, отчуждаемые и неотчуждаемые, градуируемые и неградуируемые, существенные и несущественные, и именно этим отличаются от имен существительных...», которые называют «целостную совокупность признаков и свойств, составляющих суть предмета и определяющих его связь с другими предметами реального мира» [там же: 11-12].
      По  семантике прилагательные крайне неоднородны, их классификации разнообразны и опираются как на значения самих прилагательных, так и на свойства денотатов, к которым относятся признаки, а также на возможности интенсификации (усиления признака), сочетаемости с разными видами наречий и т.п.
      Так, выделяют оценочные прилагательные (хороший - плохой), параметрические (низкий - высокий), прилагательные формы, цвета и т.д. Выделяют также прилагательные, обозначающие свойства вещей, воспринимаемые чувствами, физические качества людей и животных и внутренние, психологические свойства, постоянные качества и временные состояния.
      По-видимому, универсальным является деление  прилагательных на качественные   и    относительные.    Качественные    прилагательные считаются «классическими» признаковыми словами, т.к. они действительно обозначают признаки в собственном смысле этого слова. Качественные прилагательные обозначают признаки предметов и событий, заложенные в самих вещах [Вольф 1978]; они могут обозначать свойства и качества предметов, непосредственно воспринимаемые органами чувств, включая цвета предметов, пространственные качества, физические качества людей и животных. Значение качественных прилагательных гомогенно, оно плохо делится на семы, характеризуется подвижностью в зависимости от содержания денотата, к которому относится признак. Семантические отношения внутри системы качественных прилагательных опираются, прежде всего, на сигнификаты, для них характерна антонимия и особый характер синонимии, основанный не на сходстве денотатов, а на близости сигнификатов (ср. веселый, радостный, живой). Качественный признак, лежащий в основе семантической структуры прилагательного, может меняться по шкале интенсивности, что определяет два основных семантических свойства прилагательных - способность иметь степени сравнения и способность сочетаться с интенсификаторами.
      Значение  относительных прилагательных иное: это отношение, устанавливаемое  между предметом (или признаком) и другим предметом, признак которого обозначается прилагательным [ЛЭС 1990: 397]. Значение относительных прилагательных часто истолковывают, вводя раскрывающий это отношение предикат типа «состоящий из», «похожий на», «содержащийся в», «сделанный из» и т.п. - выделяется около тридцати общих значений такого рода и значительное количество частных. Семантика относительных прилагательных представляет собой сложную признаковую структуру, соотнесенную со структурой исходного слова. Относительное прилагательное не имеет центрального признака, который может градуироваться, поэтому оно не имеет степеней сравнения и не сочетается с интенсификаторами.
      Содержательные  различия качественных и относительных  прилагательных диктуют формальные особенности данных классов адъективных слов: среди качественных прилагательных немало слов простых, непроизводных по своей структуре, а относительные прилагательные генетически всегда производны. И даже если они в процессе своего существования в языковой системе утратили связь со своими производящими базами или же немотивированы в силу своего заимствованного характера, семантически относительные прилагательные всегда характеризуются расчлененностью своего ЛЗ [Харитончик 1986].
      Несомненно, что специфика семантических  оснований качественных и относительных прилагательных находит отражение и в характере дескрипции, даваемой этими адъективными словами, и в различиях их производящих баз (для производных слов), и в различиях их системных -синонимических, антонимических, гиперо-гипонимических - отношений, а главное и наиболее существенное для нашего исследования- в строении их семантической структуры. 

      1.1.1 Синтаксические функции имен  прилагательных.
        Основной функцией прилагательного является позиция определения, более характерной является при этом препозитивное функционирование, однако, возможна и постпозиция, которая создает большую семантическую весомость определения, оказывающегося в этих случаях обособленным и, следовательно, несущим известное семантическое ударение: the bitter cold; there a light glowed, warm, tawny, against the stark brightness of the night. (Snow). Вторая функция прилагательного — функция предикативного члена: Не was grave and tense with his news. (Snow). Следует отметить, что, хотя большая часть прилагательных способна выступать в обеих функциях, для некоторых возможна только одна из них. Так, прилагательные joint, live, lone, daily, weekly, monthly, woollen и др. употребляются только атрибутивно: a joint enterprise, a lone wolf, her daily visits. Прилагательные, обозначающие отношение к чему-то или состояние, употребляются только предикативно: glad, averse (to), bound for, concerned. Прилагательные certain, ill изменяют семантику в зависимости от того, употребляются они в предикативной или атрибутивной функции: ср. a certain person — I am certain the report is ready; ill tidings She is ill.
      Следует отметить, что лингвисты, выделяющие в английском слова категории  состояния как особую часть речи, обычно относят ill к словам категории состояния. Атрибутивное употребление ill ограничено несколькими устойчивыми сочетаниями, которые можно считать лексикализованными: ill news; it's an ill wind that blows nobody any good. Прилагательные способны выступать в синтаксических функциях, свойственных существительному — в функции подлежащего или дополнения. Прилагательные в этих случаях употребляются с определённым артиклем и обозначают, как правило, множество лиц:
      То be a "good" writer needs organization too, even if those most capable of organizing their books may be among the least competent at projecting the same skill into their lives. (Powell)
      Возможно, однако, и обозначение таким прилагательным отвлеченного, обобщенного понятия:
      I am going to do the unforgivable, said Professor Searle. (Wilson)
      Таким образом, прилагательное в синтаксических позициях, свойственных существительному, близко соприкасается с существительным; при выражении отвлеченного понятия оно близко к абстрактным существительным; при обозначении конкретных единиц (обычно лиц) оно сближается с существительным во множественном числе.
      Следует помнить, что субстантивации (т. e. перехода в другую часть речи — существительное) при этом не происходит; термин «субстантивация» подразумевает обычно именно функционирование прилагательного в синтаксических позициях, свойственных, в первую очередь, существительному. Собственно субстантивация, как таковая, т. e. переход прилагательного в существительное, со всеми его признаками, в том числе морфологическими, не исключена; она происходит обычно при устойчивом эллипсисе существительного в атрибутивном словосочетании: a private (soldier), a native (inhabitant). Однако это — чисто лексический процесс, и к грамматической системе он имеет отношение лишь постольку, поскольку он способствует образованию слова иной части речи.
      Возможно также образование существительных от прилагательных путем словообразования — прибавлением суффикса -s: shorts, essentials. 

          1.1.2 Полевая структура  прилагательных
      Всеми признаками прилагательных обладают качественные прилагательные, способные передавать степень интенсивности качества, независимо от способа передачи — морфологически или словосочетанием; они могут занимать любые синтаксические позиции, свойственные прилагательному, в том числе и синтаксические позиции существительного. Относительные прилагательные не принадлежат к ядру поля; многие относительные прилагательные не могут передавать степени свойства: например, вряд ли возможны сочетания *more electrical, *the most astronomical. Вместе с тем, провести резкую границу между подклассами прилагательных, видимо, не всегда возможно; так, например, manly, orderly, dogmatical, образованные сходным образом с weekly, atmospherical, могут передавать степень интенсивности обозначаемого ими свойства, тогда как прилагательные второй группы не обладают этой способностью. Этот вопрос требует дальнейшего исследования.
      Поля  существительного и прилагательного  соприкасаются в синтаксическом плане; существительные, за исключением  ряда отвлеченных существительных, свободно употребляются в препозитивно-атрибутивной функции: качественные прилагательные способны занимать позицию существительного. Относительным прилагательным это свойственно не во всех случаях. 

      1.2 Семантические особенности имен  прилагательных
      Традиционно считается, что поскольку за прилагательными  как за признаковыми словами закреплено категориальное значение признака и признаковая функция, то они должны быть отнесены к сигнификативной лексике, к словам, которые не имеют собственной области предметной отнесенности, а значит, не обладают ни денотацией, ни конкретной референцией [Вольф 1978, Уфимцева 1974]. Сферу их применения образует весь круг денотатов, обладающих соответствующим признаком.
      Существует, однако, иная точка зрения на знаковую природу прилагательных, заключающаяся в том, что языковые знаки, формирующие класс адъективных единиц, по типу означивания и соответственно по своей знаковой природе не отличаются от других типов словесных знаков и могут быть охарактеризованы как денотативно-сигнификативные единицы, т.е. обе стороны значения - денотативная и сигнификативная - присущи этой части речи [Харитончик 1986].
      При более глубоком рассмотрении эти  две точки зрения не являются взаимоисключающими. Если рассматривать прилагательное в номинативном (словарном, несинтаксическом) аспекте, можно признать, что оно имеет свой денотат, т.к. реальная действительность включает в себя не только предметный мир, но и признаки предметов. Денотатом собственно признакового слова в таком случае является некоторый признак в отвлечении от вещей или событий, у которых он наблюдается. Однако в синтаксическом аспекте, взятое в своей признаковой функции, в сочетании со своим определяемым, собственно признаковое слово становится безденотатным: оно описывает денотат, обозначенный существительным. Виртуальное понятие признака, обозначаемого прилагательным, актуализируется при соотнесении его с предметными именами [Никитин 1997].
      Важно, однако, иметь в виду, что существует разряд прилагательных, которые, сохраняя за собой признаковую функцию, не выражают признаки в строгом смысле слова. Описывая денотат, обозначенный другим словом, такие прилагательные обозначают не признак, а вещь, связанную некоторым отношением с денотатом определяемого. В этот разряд входят уже знакомые нам прилагательные, в традиционной грамматике определяемые как относительные. Таким образом, часть прилагательных, взятых в своей признаковой функции, сохраняют денотативный характер, отличаясь от большинства признаковых слов.
      Существенные  различия в денотативной природе  прилагательных служат основанием для их семантической классификации [Никитин 1997: 257-258], которая частично соотносится с классическим делением прилагательных на качественные и относительные. Хотя всем прилагательным как признаковым словам свойственна признаковая функция, не все они обозначают признаки в собственном смысле слова. Строго говоря, признаки выражаются только первородными прилагательными, которые действительно обозначают признаки в собственном смысле слова и кроме того специализированы в признаковой функции, т.е., именуя свой денотат, формой слова указывают на свое семантико-синтаксическое предназначение - служить для описания вещного денотата, называя какой-то его признак. В традиционной классификации им соответствуют качественные прилагательные. Денотатом собственно-признакового прилагательного является некоторый отвлеченный от вещи признак. В сочетании с определяемым словом именно такое прилагательное становится безденотатным, т.е. оно описывает денотат существительного в силу того, что признаки не существуют независимо от вещей, а выявляются во взаимодействии и сопоставлении.
      Иные  прилагательные, как, например, относительные, обозначают вещи, отношение к которым составляет признак определяемого прилагательным слова, ср. starry night - night <full of> stars; icy mountain -mountain <covered with> ice [Виноградова 1999: 8]. Форма прилагательного в таком случае является показателем не слова с признаковой семантикой, а слова с признаковой функцией. Поэтому среди прилагательных можно выделить аргументно-признаковые прилагательные, т.е. прилагательные с семантикой «вещь в признаковом отношении (признаковой функции)».
      Промежуточное положение между аргументно-признаковыми и собственно-признаковыми занимают субстантно-признаковые прилагательные, обозначающие субстанцию, материал, вещество, из которого образован денотат-определяемое: субстанция принимает форму денотата, она им сформирована (ср. wooden table/ chair/ spoon/ post). Отношение между субстанцией и формой отлично от отношений между двумя аргументами, в принципе автономными друг от друга, но вступившими в некую зависимость. Материал нельзя считать чем-то сторонним для вещи, которая из него сделана, поэтому за словосочетанием вещественного прилагательного с определяемым стоит один денотат, но промежуточный характер этой семантической категории прилагательных заключается в том, что вступая в деривационные отношения, такие прилагательные ведут себя так, как если бы денотат у них сохранялся.
      Далее в работе мы будем использовать термин «относительные прилагательные» в силу общепринятости, с учетом, однако, того, что объем этого понятия образует аргументно-признаковые и субстантно-признаковые прилагательные в классификации М.В.Никитина. Эти два разряда составляют прототипическое ядро относительных прилагательных, т.к. они обладают всеми признаками прилагательных этого вида. Это, в первую очередь, структурно-производные слова, образованные от субстантивных основ. Они обозначают предмет в его отношении к денотату, выраженному определяемым, - в отличие от классических качественных прилагательных, обозначающих ингерентно-присущее денотату свойство, признак, качество. Кроме того, оба эти разряда в деривационно-семантическом отношении обладают свойством проективности - отображения, полностью или частично, в их значениях семантической структуры производящего существительного.
      Безусловно, семантические особенности обоих  разрядов прилагательных (относительных и качественных) в значительной мере определяет специфику процессов и механизмов метафоризации каждого из них. Эти различия в ассоциативном переносе значений адъективных слов мы и рассмотрим в следующей части работы. 

      1.3 История изучения метафоры
      Метафора  представляет собой интереснейший  объект изучения, о чем свидетельствует  множество работ в этой области  лингвистических исследований. История  изучения метафоры свидетельствует о многообразии подходов и принципов рассмотрения. Основы теории метафоры были определены еще в античности и многие теоретические положения не утратили научной ценности до наших дней. Первое упоминание о метафоре мы находим в трудах Аристотеля, Деметрия, Квинтилиана, Цицерона. Метафора рассматривалась ими, прежде всего как языковое явление.
      Согласно  Аристотелю, «метафора – способ переосмысления слов; она подобна  загадке, сущность которой состоит  в том, чтобы «говоря о действительном, соединить с ним невозможное» [Аристотель 1927:68-69].
      В дальнейшем феномен метафоры исследовался крупнейшими отечественными и западными  мыслителями, а именно: М.В. Ломоносовым, Г.Гегелем, Э. Кассирером, Ж.-Ж. Руссо  и др. Однако начало серьезного лингвистического изучения метафоры датируется первой половиной XIX века, когда лингвистика определилась как самостоятельная наука. Проблема метафоры связывалась в то время в лингвистике с историческими закономерностями развития значений слов и выражений.
      Отечественная наука о язык второй половины XIX века шла впереди западноевропейского языкознания. Работы русских ученых, таких как А.А. Потебня, М.М. Покровский, оказали большое влияние на развитие теории метафоры.
      А.А. Потебня в конце XIX века дает введение в теорию метафоры и тем самым кладет начало в изучении исторической семантики слова и ставит перед ней задачи открытия закономерностей использования и развития слова [Потебня1968].
      В то же время, независимо от трудов А.А. Потебни, начинают появляться семасиологические  работы М.М. Покровского, который, как и А. А. Потебня, трактовал метафору как семасиологическое явление, основанное на семантической двуплановости. Была установлена роль метафоры (как закономерного процесса переноса наименования, основанного на аналогии) в развитии и обогащении языка.
      XX век характеризуется исследованиями метафоры с позиции логики, философии, лингвистики, психологии, литературоведения, этики и других наук, а также комбинированием различных подходов в данной области.
      Два десятилетия назад намечалось четыре направления исследования метафоры:
      1. номинативно-предметное;
      2. формально-логическое;
      3. психологическое;
      4. лингвистическое.
      По  мнению Г.Н. Скляревской, приведенная  классификация носит достаточно условный характер. Теперь таких направлений значительно больше; среди них оформились вполне самостоятельные: семасиологическое, ономасиологическое, гносеологическое, логическое, собственно лингвистическое, психолингвистическое, структурное, номинативное, функциональное и стилистическое.
      Следует отметить отсутствие четкого разделения между подходами а соответственно и критерии их отграничения.
      Два последних десятилетия в развитии науки знаменуются возрастающим интересом к явлениям метафоры и  процессам метафоризации языковых выражений. Объяснение этого явления интересует сегодня не только лингвистов – логики, философы, филологи, литературоведы, психологи обращаются к указанному феномену, и можно сказать, что метафора занимает все более видное место в современной науке. 

      1.4  Классификация метафор. Художественная и языковая
      По  способу воздействия на адресата метафоры делятся на эпифоры и  диафоры. Для первых основной является экспрессивная функция (апелляция  к воображению), для вторых – суггестивная (апелляция  к интуиции). По когнитивной  функции метафоры делятся на второстепенные (побочные) и базисные (ключевые). Первые определяют представление о конкретном объекте или частной категории объектов, вторые (это всегда диафоры) определяют способ мышления о мире или о его фундаментальной части.
      Однако  более традиционным является деление метафоры на художественную (параллельные термины: поэтическая, речевая, индивидуальная, оригинальная, тропеическая, окказиональная) и языковую (иначе - стершаяся). Такое разграничение метафоры делается на основе функциональной специфики и вариабельности степени образности. Данные типы метафор рассматриваются либо в противопоставлении друг к другу, либо во взаимном единстве. Так, ряд лингвистов проводит жесткое разграничение между языковой и художественной метафорой. Они отмечают, что для адекватного понимания художественной метафоры необходим контекст, тогда как языковая метафора воспринимается автоматически. В частности, Г.Н. Скляревская пишет о том, что образность языковой метафоры осознается только исследователем, а на уровне восприятия речи она не идентифицируется, т.е. ее образное начало скрыто от рядового носителя языка [Скляревская 1993:33]. Помимо этого она предлагает  противопоставление данных типов метафоры на основании того , что в отличии от языковой метафоры, которую можно исследовать лингвистическими методами, художественная метафора внесистемна, индивидуальна и не может быть подвергнута теоретическому осмыслению [там же: 31-36].
      Однако  с данным утверждением трудно согласиться. Последние исследования речевой  деятельности, проведенные рядом психологов лингвистов, убедительно доказывают, что самые различные типы речи обладают богатой образностью, которая воспринимается и интерпретируется рядовым носителем языка именно как метафора (небуквальная образная речь). Психологические эксперименты показывают, что человек не только способен моментально реагировать на образность или безобразность речи, но и легкостью правильно понимать услышанные или прочитанные образные выражения. Все это свидетельствует о том, что метафоричность речи не сводима к употреблении лексем, обладающих метафорическим значением.
      Итак, мы видим, что вышеизложенная точка  зрения разделяется далеко не всеми  исследователями. В ряде отечественных  и зарубежных работ, посвященных  лингвистическому анализу метафоры, языковая и художественная  метафоры рассматриваются как единый объект исследования. В основе данного подхода лежит тот факт, что по принципам семантических процессов между этими типами метафор «нет непреодолимой границы и сферы их применения взаимопроницаемы» [Варламов 1995:7]. Несмотря на то, что в художественной метафоре находят отражение черты индивидуального авторского мировосприятия, они все же не выпадают из общеязыковой системы семантических связей.
      Все выше сказанное позволяет нам  сделать вывод, важный для данной работы и необходимый для нашего дальнейшего исследования. А именно: при наличии ряда несомненных отличий между языковой и художественной метафорой, касающихся степени эксплицитности образа и функции в языке, в аспекте когнитивных процессов симиляции, лежащих в основе метафорического переноса, между языковой  и авторской метафорой отсутствуют принципиальные различия, поскольку они представляют собой два специфических проявления единого универсального когнитивного процесса. С этой точки зрения указанные виды метафоры представляют собой явления единого порядка, и поэтому далее в работе мы не будем делать разграничение между ними, подразумевая под словом «метафора» как языковую, так и художественную. 

      1.5 Семантические механизмы метафоризации.  Метафора в семантической структуре слова
      Одним из видов семантической деривации  является метафорический перенос. Механизм метафоризации сложнее механизма, например, метонимизации. Сущность объективной действительности может уподобляться другим сущностям на основании различных признаков, причем выбор признака, по которому осуществляется уподобление, может быть случайным. Аналогия, лежащая в основе метафоры, способствует актуализации разнообразных ассоциативных связей слова, что придает метафорическому переносу вероятностный характер. Вследствие чего в метафоре сложно выявить регулярность переносов, так как регулярные переносы не лежат на поверхности и не так легко поддаются наблюдению.
      В основе метафорического переноса лежит  способность человека к ассоциативному мышлению. Известно, что ассоциации могут быть случайными и постоянными. Постоянная ассоциация лежит в основе узуального  (языкового)  тропа,  в то  время  как  случайная  ассоциация служит базой для создания оригинальных (окказиональных) метафор. Регулярный характер метафорических и метонимических переносов обеспечивается постоянством ассоциативных связей.
      Особенность метонимического переноса заключается  в том, что производное значение всегда включается в импликационал основного значения в качестве потенциальной семы. Связь между основным и производным значением прилагательного отражает реальную связь между признаками. Перенос осуществляется на основе этой связи от признака к признаку.
      В отличие от метонимии метафора строится на сходстве признаков, устанавливаемая субъективно в результате восприятия признаков и абстрагирования от различающихся компонентов. Общей семой, связующей основное и производное значение прилагательного, чаще всего являются наиболее отвлеченные семы: семы оценки и/ или интенсивности.
      В основе метафорического переноса лежат признаки, связанные с эмоциональным восприятием действительности. Поэтому при метафоризации прилагательных, в силу этой субъективности, признак может практически очень свободно перемещаться от одного предметного понятия к другому.
      Важнейшее отличие метафорической модели от метонимической заключается в том, что в первой стабильно знаменателем модели является акт субъективного восприятия, в  то время как во второй стабильным знаменателем модели является отнесенность к определенной предметной сфере. 

      1.5.1 Метафоризация относительных прилагательных
      Как было сказано ранее, относительные, а точнее, аргументно-признаковые (по классификации М.В.Никитина), прилагательные называют не признаки в собственном смысле слова, а вещи, отношение к которым составляет признак денотата, определяемого этими прилагательными. Своей формой прилагательное лишь указывает на признаковую функцию слова, но отнюдь не всегда на признаковое значение.
      Применительно к метафоре (и тропеизации вообще) это имеет то следствие, что аргументно-признаковое относительное прилагательное лишь дублирует тропеические процессы и семантическую структуру соответствующего существительного, сообщая им признаковую функцию и не более того. Иначе говоря, метафорические значения относительнога прилагательного строятся на импликационных признаках соответствующего существительного. Так, если в импликационале существительного базар имеются семантические признаки «беспорядочный шум массы людей, разбившихся на группы, где каждый преследует свои интересы и выражает их» и т. п., то они и становятся основой метафорических значений существительного и относительного прилагательного базарный — 1) имеющий некое отношение к базару, ср. базарный день; 2) свойственный базару в смысле шума, ругани, беспорядка, ср. базарная брань,, базарная баба.
      Однако, как показывают исследования [Виноградова 1999], проективность семантической структуры исходного слова на производное - не единственный фактор формирования и функционирования семантической структуры относительных прилагательных. Проективность проявляет себя во взаимодействии с другим фактором - категориально-признаковой спецификой прилагательных. Благодаря частеречной специфике в семантической структуре относительного прилагательного могут фиксироваться узуально не проявленные и лексикографически не закрепленные семы исходного существительного. Эти семы носят признаковый характер и поэтому не могут воплотиться в семантике предметного слова в качестве его особых значений. 

      1.5.2 Метафоризации качественных прилагательных
      Процесс метафоризации качественных (собственно-признаковых) прилагательных развертывается на той же основе, что и в случае метафоризации признаковых слов вообще: метафора базируется не непосредственно на прилагательном в прямом значении, а опирается на характерную для него, прототипическую субстанциальную базу, выявляемую в характерной для прилагательного сочетаемости с существительными, структуре его субстантивной валентности. По существу это представление о некотором характерном подклассе в классе вещей, образованном данным признаком. Впредь будем представление о таком классе называть моделирующим прототипом, или просто прототипом. Их может быть не один, а несколько, связанных в обобщенный прототип. В совокупности или порознь они формируют кругимпликаций (инференций), на которых базируются возможные метафорические переосмысления признакового слова. Итак, в случае с качественными прилагательными метафора отвлекается не просто и не напрямую от признака и связанного с ним импликационного фона, а от характерных вещей (классов вещей) с этим признаком. Субстанциональная база признака конкретизирует актуализацию импликациональных признаков исходного словозначения и формирует моделирующий потенциал признаковой метафоры.
      Второй  шаг процесса метафоризации качественных прилагательных состоит в том, что задействованная часть импликационала исходного значения развертывается в сторону обобщения, и сравнение денотатов осуществляется по обобщенному импликациональному признаку. Для метафоры это общее правило процесс метафоризации проходит промежуточную стадию генерализации основания сравнения (признака сходства денотатов). Сравнение осуществляется по этому обобщенному признаку и только затем, аналогически перейдя на новую субстанциональную базу, признак снова конкретизируется методом моделирующего сравнения применительно к новой сфере своего бытия.
      Наконец, очевиден обязательный для метафоры аналогический ход сравнения  — перенос в иную классификационную  и предметную сферу. Иначе говоря, сравнение тут основано не на интенсиональной, а импликациональтготгбазе признаковткходного понятия. 
 
 
 

     Выводы  по главе I
     В первой главе мы рассмотрели семантическую  структуру многозначного прилагательного и пришли к выводу, что семантическая структура многозначного прилагательного образует не простую совокупность сем, а "систему взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов" [Уфимцева 1962: 83].
     Взаимосвязь этих "элементов" мы рассмотрели  с точки зрения двух теорий: с  точки зрения существования содержательных связей между лексико-семантическими вариантами слова и с точки зрения прототипической теории.
     Сторонники  первого подхода (М.В.Никитин, А.Д.Шмелев, В.Г.Гак) полагают, что значения многозначного слова объединены содержательными связями: импликационными, классификационными и знаковыми. Мы рассматриваем каждый тип связи в отдельности, но наибольшее внимание уделяем симилятивной классификационной связи, так как она описывается как метафорическая.
     В результате, выявлено, что появление  новых значений не случайно, оно связано с содержательными связями, многие из которых метафоричны.
     Сторонники  второго подхода (И.К. Архипов, С.А. Лесина, Е.П. Беляева, Д.Н. Новиков) говорят, что изучение семантической структуры многозначных прилагательных можно проводить не только на основе принципа семантической деривации от первого номинативно -непроизводного значения, но и на основе прототипической концепции полисемии. Согласно данной концепции в структуре слова наличествует прототипическое значение, обладающее наиболее характерными типичными признаками. Все другие значения являются речевыми реализациями прототипического значения. Таким образом, получается, что все значения и употребления многозначных слов не случайны и не произвольны - они связаны между собой.
В результате получается, что прототипическое значение является основой для многочисленных варьирований и формирования лексико-семантических вариантов, однако, эти варьирования не случайны, а развиваются по определенным регулярным моделям семантической деривации, основными видами которой являются метафорический и метонимический переносы.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Глава II. Метафорическое варьирование качественных прилагательных в английском языке 

      2.1 Семантическое варьирование прилагательных, обозначающих температурный признак
      Определение и обозначение температуры окружающих предметов и явлений является важным для человека, поскольку температура является значимой для здоровья человека, для его комфортного состояния. Тепловые состояния могут измеряться в градусах (например, Цельсия), но могут быть и выражены при помощи средств языка, например, при помощи качественных прилагательных, которые передают градацию того или иного признака ("холодный" - "теплый"). При этом за норму температурного признака принимается не "О" градусов, выше и ниже которого располагается положительные и отрицательные индексы температуры, а температура человеческого тела. В основе наименования температурных признаков лежит антропоцентризм человеческого сознания: человек принимает себя за меру, за норму, с которой сопоставляет воспринимаемые им признаки. Например, человек же не говорит, что "температура кофе плюс двадцать градусов", а использует выражение "теплый кофе". Таким образом, температурные прилагательные указывают не столько на количественный, сколько на качественно-количественный признак, соотносимый с нормой.
      "В  языке существуют свои средства и способы "измерения" качества, представления его меры; при этом характер оценки, ее степень зависят от соответствующих стандартов, отражающих объективные закономерности действительности, ее соотнесенности с определенными предметами (их свойствами): температура тела ~ 40° оправдывает употребление "горячий лоб", однако вода той же температуры в ванне может быть названа только теплой" [Новиков 2001:427]. Таким образом, представление о температуре характеризуется, во-первых, субъективностью: одно и то же термическое состояние может оцениваться по-разному разными людьми; во-вторых, непостоянством понятия нормы.
      Анализ  семантической структуры  прилагательных, передающих температурные признаки.
      Прилагательное  hot
      Прототипическое значение прилагательного hot имеет следующий вид: (1) - "having a high temperature: a hot day, a hot meal" [LCDE]. Таким образом, схематично данное значение можно представить так: имеющий t° + int».
      Прилагательное  hot свободно развивает метафорические значения, как по сенсорному типу, так и по рационально-эмоциональному типу. Итак, начнем с полирецепторной метафоры.
      Анализ  семантической структуры прилагательного  hot показал, что данное прилагательное развивает метафорические значения путем перехода: А) от обозначения температурного признака к обозначению зрительно воспринимаемого признака. Данный перенос происходит по модели: имеющий t° + int» => имеющий цвет + int». Многие словари не выделяют это значение отдельно, но электронный словарь Lingvo ставит его шестым: (6) - " яркий, интенсивный (о цвете): hot colours (яркие цвета), hot pink (ярко розовый)". Данное значение появляется у прилагательного hot за счет актуализации семы "Интенсивность", которая из ядра основного значения переходит в ядро переносного значения.
      Б) Переход от температурного признака к обозначению вкусового признака. Данный перенос происходит по следующей модели: имеющий t° + int» => имеющий вкус + int». Например, (2) - "describes food which causes a burning feeling in the mouth: a hot curry, hot spicy food" [CALD]. Это значение образуется от прототипического значения за счет актуализации семы "Интенсивность", прилагательное приобретает значение "имеющий вкус, вызывающий жжение".
      В семантической структуре прилагательного помимо переносных 
значений по модели полирецепторной метафоры можно выделить также 
метафорические значения, образованные по модели импрессивной 
метафоры. Первый перенос осуществляется по модели испытывающий t° 
+ int» + | оценка | => испытывающий чувство С + int» + | оценка |, где С - сексуальное влечение. Данное значение выделяется всеми словарями: (7) - "sexually attractive, or feeling sexually excited: She's hot alright" [CALD]. Это значение формируется от метонимического значения "испытывающий t° + int» + оценка" на основе сходства ассоциаций между двумя признаками, а также сходства двух физиологических ощущений.

      Еще одно метафорическое значение, образованное по модели импрессивной метафоры имеет вид: испытывающий чувство С + int» + оценка (-), где С - раздражение, вспыльчивость. Например, hot temper (горячий/ раздражительный характер), he is impatient and hot (он нетерпелив и мстителен). Таким образом, данное значение появляется засчет актуализации сем "Интенсивность" и "Оценка" и используется для передачи эмоционального признака.
      Среди всех ЛСВ прилагательного hot можно выделить еще одно метафорическое значение по модели импрессивной метафоры. Данный перенос имеет вид: испытывающий t° + int» => появившийся недавно ("свежий") и основан на ассоциативной связи между только что приготовленной едой, только что приготовленным хлебом и температурой. Горячая еда, горячая выпечка бывают свежими, поэтому установилась связь между концептами "температура" и "свежий". Например, (8) -"свежий, последний, только что полученный: Is there any hot news on the election results? (Есть ли уже новая информация о результатах выборов?); hot from the press (только что отпечатанный); hot copy, hot news (последние известия)" [Lingvo]. Это же значение может также реализовываться в варианте "только что украденный": hot merchandise (только что украденный товар, горячий товар); a hot car (только что украденная машина, от которой надо избавиться).
      Есть  метафорическое значение, образованное по модели метафоры интенсивности. Данный перенос имеет вид: имеющий t° + int» => int>» ("быстрый") и строится на основе семы интенсивности. Например, a hot sports car (быстрая спортивная машина); got off to a hot start (быстрый старт); In hot pursuit (быстрое преследование) [WordNet].
      Многие словари выделяют значение: (11) - "very popular or successful: one of the hot young talents" [WordNet] (самый успешный из молодых талантов). Это значение является метафорическим и образовано по модели метафоры оценки. Оно имеет вид: имеющий t° + int> + [оценка (+)] => имеющий оценку(+). Данное значение появляется за счет актуализации семы "Оценка", которая из периферии основного значения переходят в ядро основного значения.
      Прилагательное  cold
      Прототипическое значение прилагательного cold имеет вид: (1) -"having a low temperature: a cold attic" [LDCE]. Данное значение можно представить в виде схемы: имеющий t° + int». Прилагательное cold, в первую очередь, развивает метафорические значения по модели полирецепторной метафоры. Здесь имеет место перенос из семантического поля "Температура" в семантическое поле "Цвет": имеющий t° + int» => имеющий цвет + int». Например, (4) -"(color) giving no sensation of warmth: a cold bluish grey" [WordNet].
      Имеет место также перенос из семантического поля "Температура" в семантическое поле "Свет". Данное значение не выделяется словарями, но в определенном контексте оно реализуется: "Almost dazzled by the moon's cold rays" [Jephson, Britany; OBD] (Почти ослепленный холодными лучами луны). Данное значение имеет вид: имеющий t° + int» => имеющий свет + int». Прилагательное cold подчеркивает отсутствие тепла при излучении света, при этом оно приобретает отрицательную коннотацию.
      Есть  значения, образованные по модели импрессивной метафоры. Переносы импрессивного типа соединяют концепт температуры и концепт чувства на основе сходных ощущений, при этом переход может идти по двум вариантам: испытывающий t° + int> + | оценка | => испытывающий чувство С + int> + оценка, либо не испытывающий t° + int> + | оценка | => не испытывающий чувство С + int> + оценка.
      При этом С может обозначать целый  спектр чувств, начиная от спокойствия, переходя к равнодушию, отсутствию дружелюбия, и заканчивая враждебностью. Поскольку носителем этих признаков является человек, то есть реализация значения осуществляется при сочетании с названием человека, то бывает трудно дифференцировать передаваемые чувства. WordNet дает такие примеры: "a cold unfriendly nod, a cold and unaffectionate person, a cold impersonal manner, the concert left me cold, a cold audience, a cold response to the new play.
      Другая  реализация этого вида переноса представлена значение "не испытывающий сексуального желания". Например, (8) - "sexually unresponsive: she was cold to his advances" [WordNet] (Она была холодна к его заигрываниям).
      Из  всех значений, образованных по модели импрессивной метафоры можно выделить еще одно, которое имеет вид: имеющий t° + int» => появившийся давно. Данный перенос основан на представлении об остывшей еде как о несвежей, приготовленной давно. Таким образом, между концептом "Температура" и "Свежесть" устанавливается тесная связь, которая видна в таких примерах: cold news (старые новости), a cold scent (старый след) [WRUD]. 

      2.2 Семантическое варьирование прилагательных  вкусообозначения
      Вкусовые  ощущения и запахи играют в жизни человека важную роль. Как отмечает Э.Кондильяк, вкусовые ощущения действуют на человека сильнее, чем запахи, и определяют его состояние более чем звуки, ибо потребность в пище делает для человека вкус более необходимым и, следовательно, заставляет его наслаждаться им с большей интенсивностью.
      В современной лингвистике прилагательные вкусообозначения неоднократно становились  объектом исследования (Апресян, Герасимова, Лечицкая, Лукина и другие). Несмотря на большой интерес к данной лексике, остается нерешенным ряд вопросов, касающихся структуры и границ описываемого поля.
      Одна  из таких проблем состоит в  отсутствии единой классификации исследуемых  прилагательных. Лингвисты объединяют прилагательные в одну группу, либо исходя из семасиологического принципа - на основе общего семантического компонента, либо на базе ономасиологического принципа - соотнесенности значений слов с определенными понятиями. Они включают в указанную группу как прилагательные, обозначающие вкусовые ощущения, так и прилагательные, характеризующие вкусовые ощущения, что вызвано, прежде всего, отсутствием четких критериев классификации.
      Наиболее  плодотворной является классификация  прилагательных, предложенная А.В.Куценко, на основе характера признака, передаваемого прилагательным. Она выделяет шесть групп прилагательных (на материале русского и английского языков): 1) прилагательные, обозначающие норму простого вкуса - bitter, sweet, sour. 2) Прилагательные, обозначающие норму сложного вкуса - bitter-sweet, sweet-sour. 3) Прилагательные, обозначающие норму дифференцированного вкуса - acerb. 4) Прилагательные, обозначающие норму недифференцированного осложненного вкуса - выделяется только одно прилагательное английского языка - pungent. 5) Прилагательные, обозначающие ослабленную интенсивность вкуса, передаваемую суффиксами - bitterish. 6) Прилагательные, обозначающие высокую степень интенсивности вкуса - luscious [Куценко 1979: 49-68].
      В настоящей работе основой объединения  прилагательных в одно поле служит наличие семы "вкус" в структуре основного значения прилагательных. Ядро поля составляют прилагательные, обозначающие основные вкусовые признаки. Обычно исследователи выделяют четыре главных вкусовых ощущения: кислый, сладкий, горький и соленый, противопоставляя пары - сладкий и соленый, горький и сладкий. Остальные вкусовые ощущения формируются вокруг них.
      Исследователи неоднократно отмечали, что вкусовой признак выражается не описанием объективной структуры признака, а через указание на эталонный носитель вкусового признака (прототипический носитель признака). Поэтому структура основного значения прилагательных вкусообозначения имеет следующий вид: "Имеющий вкус + N + [Оценка + Интенсивность]", где N - эталонный носитель признака. Например, кислый - "имеющий вкус лимона, уксуса, клюквы". При этом "... у каждого народа представление о том или ином вкусе связывается с разными "эталонными предметами". Так, горький вкус у русских ассоциируется со вкусом полыни, у литовцев со вкусом перца, а у англичан со вкусом корочки апельсина" [Лечицкая 1985:103]. Семы "Оценка" и "Интенсивность" могут входить как в ядро лексического значения, так и формировать его периферию, указывая на интенсивность проявления   вкусового   признака   и   на   квалификативно   -   оценочное отношение говорящих к обозначаемому признаку.
      В поле вкусообозначения мы рассмотрим следующие прилагательные: sour, sweet, bitter, pungent, delicious, savoury, distasteful.
      Анализ  семантической структуры  прилагательных, передающих вкусовые признаки
      Прилагательное  sour
      Как мы говорили в предыдущем пункте, структура основного значения прилагательных вкусообозначения имеет следующий вид: "Имеющий вкус + N + [Оценка + Интенсивность]", где N - эталонный носитель признака. Структура основного значения прилагательного sour имеет следующий вид: "имеющий вкус или запах + N + int» + [оценка]", где N - лимон, уксус, незрелые сливы и яблоки. Прилагательное sour, таким образом, обладает синкретичным значением, указывая одновременно и на вкусовой и одорический признаки. При этом также важно отметить, что в данном случае сема "интенсивности" уже входит в ядро непроизводно - номинативного значения, так как толкования, которые дают словари выглядят следующим образом: sour -" having a sharp acid taste that stings your tongue like the taste of a lemon" [LDCE] или sour -"having a sharp, sometimes unpleasant, taste or smell, like a lemon, and not sweet" [CALD]. Сема "оценки" же является периферийной, как видно из примеров. Теперь посмотрим, какие метафорические значения можно выделить в семантической структуре данного прилагательного:
      (3) - "unfriendly or looking bad-tempered: a sour look, a sour-faced old man" [LDCE]. Данное значение является метафорическим и строится на основе ассоциаций, связанных с кислым вкусом. Это значение испытывающий чувство С + оценка(-) образовано от основного значения по модели импрессивной метафоры на базе потенциальных сем: семы отрицательной оценки и семы "определенное выражение лица", передающего характерную гримасу человека при приеме кислого продукта (лимона, кислого лекарства). Перенос наименования происходит благодаря сходству мимики при реакции на кислый продукт и при плохом настроении.
      (5) - "turn/go sour if a relationship or plan turns or goes sour, it becomes less enjoyable, pleasant or satisfactory: As time went by their marriage turned sour". В данном значении прилагательное sour имеет значение "неприятный, неудовлетворительный, не доставляющий удовольствия". Это значение образовано также от основного значения по модели импрессивной метафоры за счет актуализации семы отрицательной оценки и семы "внутреннее состояние", которое человек имеет в тот момент, когда ест лимон или еще что-то кислое. Таким образом, получается, что перенос осуществляется благодаря сходству внутреннего состояния: если человеку что-то неприятно, что-то не приносит удовольствие - это подобно поеданию лимона, он испытывает такие же неприятные ощущения.
      У данного прилагательного можно  встретить еще одно метафорическое значение, которое также образуется по модели импрессивной метафоры: это значение содержащий + влага + оценка(-) ("пропитанный сыростью"). Оно образовано на основе симилятивных связей от значения (2) - "tasting or smelling rancid from fermentation or staleness" [COED], что означает "приобретший кислый вкус вследствие брожения": прокисшие продукты наполняются жидкостью, становятся склизкими. В производном значении актуализируются семы "жидкость и оценка (-)", структура вторичного значения имеет вид: Наличие + Жидкость + Оценка(-). Это значение мы можем встретить в следующем примере: "It meant having enough money not to get up on the cold, sour mornings and catch the crowded bus" [Johnson 1954:107].
      Прилагательное  bitter
      Прилагательное  bitter имеет прототипический носитель признака, эталон, как и другие вкусообозначающие прилагательные. Прототипическими носителями признака в данном случае являются: "black coffee without sugar, very dark chocolate" [LDCE]. Словари также указывают на высокую интенсивность проявления признака, описывая bitter, как "having a sharp taste" [COED], однако оценочная сема не включается в ядро значения. Таким образом, структура значения прилагательного bitter имеет следующий вид: "имеющий вкус + N + int» + [оценка (-)]",
      Прилагательное  bitter способно образовывать метафорические значения по разным моделям. Начнем с полирецепторной метафоры.
      Прилагательное  bitter образует метафорические значения на основе синестезии. Перенос может осуществляться из семантического поля "вкус" в другое семантическое поле "запах". Например, "It's a good bitter smell". У прилагательного bitter выделяется также еще одно синестетическое значение: имеющий температуру ниже нормы + int». Прилагательное от обозначения вкусового признака переходит к обозначению температурного признака. Словарь Longman выделяет это значение пятым: "unpleasantly cold: a bitter wind". В семантическом плане в данном случае перенос реализуется на основе общей для обоих значений (основного и производного) семы оценки(-), которая входит в импликационал первого значения.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.