На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Сравнительно-историческое языкознание в 20 в

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Содержание
      Введение
    Предпосылки создания индоевропейского сравнительно-исторического
     языкознания
    Формирование и развитие сравнительно-исторического языкознания в
    первой  половине 19 века
 3. А. Шлейхер и натуралистическая концепция языка.
4.   Сравнительно-историческое языкознание второй половины 19 века.
    4.1. Теория волн. Столкновение праязыковых моделей А. Шлейхера и И.      Шмидта.
 4.2. А.А. Потебня и Харьковская лингвистическая школа.
 4.3. Младограмматизм.
    Сравнительно-историческое языкознание на рубеже 19-20 веков.   Создание базиса лингвистического мышления 20 века.
      И. А. Бодуэн де Куртенэ и Казанская лингвистическая школа.
      Ф.Ф. Фортунатов и Московская (фортунатовская) лингвистическая школа.
      Лингвистическая концепция Ф. де Соссюра.
    Основные лингвистические направления и школы, сложившиеся в   первой половине 20 в.
      Петербургская лингвистическая школа.
      Школа А. Мейе и социологический подход к изучению языка.
      Пражская школа лингвистического структурализма.
    Сравнительно-историческое языкознание в 20 в.
    Заключение.  

    Введение
     Данная  работа посвящена изучению научных  представлений об индоевропейском  праязыке, сформировавшихся под влиянием применения сравнительно-исторического  метода, в котором сравнение стало  средством, а исторический подход к  языку главным принципом исследования.
     После обнаружения сходства структур многих языков, перед лингвистами встал вопрос: если можно восстановить отдельные слова и формы праязыка, то нельзя ли попытаться восстановить язык целиком, несмотря на то, что он не был зафиксирован в свое время? Современные исследователи, пользуясь точками отсчета лингвистического времени, т.е. времени появления звучащей человеческой речи, реконструируют праязыковое состояние различной хронологической глубины. При этом они сталкиваются с рядом трудностей: чем расположена во времени плоскость, на которую накладывается сетка языковых данных, тем более гипотетической становится реконструируемая праязыковая модель. Сопоставление данных индоевропейского праязыка также значительно усложняется из-за их неоднородности и различной временной расположенности.
     По  мнению ученых, в вопросе исследования языка-предка важное значение приобретает понятие реконструкции – как внутренней, так и внешней. Основываясь на материалы типологии, древнейшие памятники, лингвисты пытаются реконструировать первоначальный строй индоевропейского праязыка, чтобы осуществить главную задачу сравнительно-исторического метода в языкознании: изучение первоначальных структур, определение того, каким путем они развивались и что служило тому причиной, и главное – каким образом они трансформировались в то, что сейчас называется современным языковым строем.
     Таким образом, проблема общего происхождения (моногенезиса) языков мира, реконструкция общемирового праязыка на основе общих словарных элементов разных языковых семей заслуживает пристального внимания современной лингвистики.
     В данной работе описаны научные представления  об индоевропейском праязыке, предпосылки создания которых появились еще в 16ом веке и на которых основана современная праязыковая модель, отражающая нынешнее состояние сравнительно-исторического языкознания. 
 

1. Предпосылки создания индоевропейского сравнительно-исторического языкознания.
     Идея  о происхождении языков из одного источника и, соответственно, о родственных  связях между ними никогда не была чужда учёным. Поиски генетических связей активизируются в 16-18 вв. В этот период появляются первые опыты генеалогической  классификации языков мира, а также  активно разрабатываются вопросы природы и сущности языка, его происхождения, причём делается это исключительно в работах философов. Так, Джон Локк (1632-1704) связывал изучение значений с познанием сущности языка. Г.В.Лейбниц (1646-1716) отстаивал звукоподражательную теорию происхождения языка, М.В. Ломоносов (1711-1765) связывал язык с мышлением и видел его назначение в передаче мыслей. Жан Жак Руссо (1712-1778) выступил как автор теории о двух путях происхождения языка - на основе социального договора и из эмоциональных проявлений (из междометий). Дени Дидро (1713-1784) искал истоки языка в общности для определённой нации навыков выражать мысли голосом, заложенных в людях богом. Много внимания проблемам философии языка уделял Иммануил Кант (1724-1804). [№4, стр. 81]
     Первые  предположения о генетической связи языков и об их исторической изменчивости излагает англичанин Дж. Хикс, издавший сопоставительную грамматику некоторых древних германских языков - готского, англосаксонского, франкско-немецкого.  В 1723 г. голландец Л. тен Кате описывает общие закономерности сильных глаголов в германских языках и указывает на соответствия в вокализме этих языков.
     Ю. Скалигер возводит все европейские  языки к 11 основным языкам (ветвям), связи внутри которых опираются, по его мнению, на тождество слов. Готфрид Вильгельм Лейбниц (1646-1716) фиксирует родство между финским  и венгерским языками, пытается нащупать их связи с тюркскими и монгольскими языками. Им подчёркивается необходимость сперва изучать современные языки, а потом исследовать прошедшие стадии их развития.
     М.В. Ломоносов указывает на родство  между славянскими языками, а  также между русским, курляндским (латышским), греческим, латинским и  немецким, допуская вероятность возникновения  родственных языков вследствие распада  праязыка. Классификацию современных  славянских языков предпринимает И. Добровский.
     Знакомство  с санскритом во второй половине 18 в. приблизило языковедов к величайшему событию в истории языкознания – созданию сравнительно-исторического метода. Санскрит обнаружил такие черты сходства с европейскими языками и так полно объяснял их формы, что у лингвистов складывалось убеждение, что эта материальная близость языков могла возникнуть только в результате их происхождения из общего источника.   [№4, стр.96]
     Об  этом писал в конце 18 в. В. Джоунз. Главное в его мыслях:
    1) сходство  не только в корнях, но и  в формах грамматики не может  быть результатом случайности;
     2) это есть родство языков, восходящих  к одному общему источнику;
     3) источник этот, «быть может, уже  больше не существует»;
     4) кроме санскрита, греческого и  латинского языков, к этой же  семье языков относятся и германские, и кельтские, и иранские языки.  [ №6, стр. 451]
     В этот период особую известность получили "Исследования о происхождении языка" Иоганна Готфрида Гердера (1744-1803).
     И.Г. Гердер сыграл колоссальную роль в  зарождении идей историзма в науке  своего времени и возникновении  исторического языкознания. Он акцентировал существеннейшую роль языка в  становлении человека вообще, наук и искусств, в сплочении людей, в осознании действительности. И.Г. Гердер отмечал возможность через  изучение различий в языках проникнуть в историю человеческого рассудка и души. Для И.Г. Гердера язык есть выражение духовной жизни народа. [№4, стр. 83-84]
     И. Г. Гердер считает, что истоки человеческого языка — в мире животных, и первоначально у человека и животных был общий язык. По мнению Гердера, человек сам создал себе язык — из звуков живой природы, осмысленных человеческим умом. Первый словарь, по Гердеру, — это совокупность разнообразных природных звуков и звуковых образов. Идея природного единства человеческих языков тесно связана с идеей единства всего человеческого рода. В своих взглядах на язык Гердер был предшественником и учителем В. фон Гумбольдта. Идеи первого - итог всех предшествующих философско-естественных концепций языка, его происхождения и развития, идеи второго -  синтез философии языка с новорожденным сравнительно-историческим языкознанием. [№5, с. 134–147]. 

    2. Формирование и  развитие сравнительно-исторического  языкознания в первой половине 19 века.
     В начале XIX в. независимо друг от друга разные ученые различных стран занялись выяснением родственных отношений языков в пределах той или иной семьи и достигли замечательных результатов.
     Франц Бопп (1791–1867) прямо пошел от высказывания В. Джоунза и исследовал сравнительным методом спряжение основных глаголов в санскрите, греческом, латинском и готском (1816), сопоставляя как корни, так и флексии, что было методологически особо важно. Привлекая данные иранских, славянских, балтийских языков и армянского языка, Бопп доказал на большом обследованном материале декларативный тезис В. Джоунза и написал первую «Сравнительную грамматику индогерманских (индоевропейских) языков» (1833).
     Иным  путем шел опередивший Ф. Боппа датский ученый Расмус-Кристиан Раск (1787–1832). Раск всячески подчеркивал, что лексические соответствия между языками не являются надежными, гораздо важнее грамматические соответствия, ибо заимствования словоизменения, и в частности флексий, «никогда не бывает».
     Начав свое исследование с исландского  языка, Раск сопоставил его прежде всего с другими «атлантическими» языками: гренландским, баскским, кельтскими – и отказал им в родстве (относительно кельтских Раск позднее переменил мнение). Затем Раск сопоставлял исландский язык (1-й круг) с родственным ему норвежским и получил 2-й круг; этот второй круг он сопоставил с другими скандинавскими (шведский, датский) языками (3-й круг), далее с другими германскими (4-й круг), и, наконец, германский круг он сопоставил с другими аналогичными «кругами» в поисках «фракийского» (т. е. индоевропейского) круга, сравнивая германские данные с показаниями греческого и латинского языков. [№6, стр. 451-452]
     Он  понимал язык как явление природы, как организм, который должен изучаться  посредством естественнонаучных методов, стремился установить степени родства  внутри германских и романских языков, внутри индоевропейских языков, а  также участвовал в создании не только индоевропейского, но и финно-угорского  и алтайского сравнительно-исторического языкознания. В творчестве Р.К. Раска совмещаются типологический и генетический подходы, его грамматические и фонетические сопоставления в основном имеют типологический характер. Человечество делится им на расы, классы, племена, ветви, народы, а языки - на языки и виды языков. Фактически впервые именно Р.К. Раск дал исходный перечень языков, входящих в индоевропейскую общность (но без использования этого имени). [№4, стр. 97]
     К сожалению, Раск не привлекал санскрита даже и после того, как он побывал в России и Индии; это сузило его «круги» и обеднило его выводы. Однако привлечение славянских и в особенности балтийских языков значительно восполнило указанные недочеты.
     А. Мейе (1866–1936) так характеризует сравнение мыслей Ф. Боппа и Р. Раска: «Раск значительно уступает Боппу в том отношении, что не привлекает санскрита; но он указывает на исконное тождество сближаемых языков, не увлекаясь тщетными попытками объяснения первоначальных форм; он довольствуется, например, утверждением, что «каждое окончание исландского языка можно в более или менее ясном виде отыскать в греческом и в латинском», и в этом отношении его книга более научна и менее устарела, чем сочинения Боппа».  [№8, стр.247]  

     Третьим основоположником сравнительного метода в языковедении был А. X. Востоков (1781–1864).
     Востоков  занимался только славянскими языками, и прежде всего старославянским  языком, место которого надо было определить в кругу славянских языков. Сопоставляя  корни и грамматические формы  живых славянских языков с данными  старославянского языка, Востоков сумел  разгадать многие до него непонятные факты старославянских письменных памятников. Так, Востокову принадлежит  заслуга разгадки «тайны юсов», т.е. букв ж и а, которые он определил как обозначения носовых гласных, исходя из сопоставления:   

         

     Востоков  первый указал на необходимость сопоставления  данных, заключающихся в памятниках мертвых языков, с фактами живых  языков и диалектов, что позднее  стало обязательным условием работы языковедов в сравнительно-историческом плане. Это было новым словом в  становлении и развитии сравнительно-исторического  метода.
     Большие заслуги в уточнении и укреплении сравнительного метода в языкознании  на большом сравнительном материале  индоевропейских языков принадлежат  Августу-Фридриху Потту (1802–1887), давшему сравнительно-этимологические таблицы индоевропейских языков и подтвердившему важность анализа звуковых соответствий. . [№6, стр. 452-453]
     В это время отдельные ученые по-новому описывают факты отдельных родственных  языковых групп и подгрупп
     Первую  сравнительно-историческую грамматику одной из групп (а именно германской) внутри индоевропейских языков создаёт  Якоб Гримм (1785-1863). Вместе с братом Вильгельмом  Гриммом (1786-1859) он активно собирал и издавал немецкие фольклорные материалы. Он издал четырёхтомную "Немецкую грамматику" - фактически историческую грамматику германских языков (1819-1837), опубликовал "Историю немецкого языка" (1848), начал издавать (с 1854) вместе с братом исторический "Немецкий словарь".
     Я. Гриммом высказывается идея о подчинении развития языков строгим законам, уделяется внимание территориальным диалектам и их взаимоотношению с литературным языком. Высказывается идея территориальной и (ещё в неполной форме) социальной неоднородности языка. Данные исследования диалектов признаются важными для истории языка. Наука о языке определяется им как часть общей исторической науки.
     В этот же период Франсуа Ренуар (1761-1836) и Фридрих Кристиан Диц (1761-1836) закладывают основы сравнительно-исторического романского языкознания. Ф. Ренуар возводит все романские языки к провансальскому (без достаточно строгих доказательств). Ф.К. Диц создаёт первую сравнительную грамматику романских языков (1836-1845). В начале следующего периода появляются первая сравнительная грамматика славянских языков (Франц /Франьо Миклошич, с 1852), сравнительная грамматика кельтских языков (Иоганн Каспар Цейс / Цойс, 1853).
     Таким образом, реконструкция данных, полученных сравнительно-историческим методом, была доказана фактически.
     Конец 18 в. и первые десятилетия 19 в. ознаменовались существенными результатами. Был найден наиболее надёжный элемент для сравнения - грамматический показатель (прежде всего флексия), выработаны метод и основные формы сравнительно-исторических исследований, сформулировано понятие языкового закона, созданы основы научной этимологии. Было определено ядро индоевропейской семьи языков - с добавлением языков кельтских, славянских, армянского, албанского, прусского. Были сделаны первые опыты установления степени генетической близости между индоевропейскими языками - индийскими и иранскими, италийскими и кельтскими, балтийскими и славянскими. Начали исследоваться двусторонние связи между группами языков, а именно связи языков славянско-балтийских, славянско-германских, кельтско-германских, кельтско-италийских. Были выделены крупные диалектные области. Началось создание первых сравнительно-исторических грамматик отдельных групп индоевропейских языков. [№4, стр. 98-101]
    А. Шлейхер и натуралистическая концепция языка.
       Если в первой трети XIX в. ученые, развивавшие сравнительный метод, как правило, исходили из идеалистических романтических предпосылок (Якоб Гримм, Вильгельм Гумбольдт), то к середине века ведущим направлением становится естественнонаучный материализм.
     Первое  теоретическое обоснование модели праязыкового индоевропейского состояния  было предпринято в середине XIX в. А. Шлейхером в ряде его работ, которые были посвящены как индоевропеистике, так и общему языкознанию. На Шлейхера повлияли передовые для того времени естественнонаучные идеи, особенно дарвинизм. Это влияние проявилось как в представлениях о языке как живом организме, проходящем те же стадии развития, так и в переносе на развитие языков дарвинистских представлений о естественном отборе, борьбе за существование. В связи с этим Шлейхера рассматривают как ярчайшего представителя натурализма в языкознании.
     Если  предшественники ученого только сравнивали формы и искали им объяснение, то  А. Шлейхер перешел к реконструкции праязыка, делая упор на фонетику. Он реконструировал основные существенные черты праязыка в фонетике, морфологии и словаре. Конечно, методология ещё не была отработана, так что во многом индоевропейский язык у А. Шлейхера — это просто архаизированный санскрит. А. Шлейхер был так уверен в своих реконструкциях, что даже написал басню на воссозданном им праязыке.
     Попытка реконструкции индоевропейского текста вызвала критику и вспоминалась потом всегда только негативно. Многие лингвисты пришли к выводу, что не этим должна заниматься индоевропеистика, что любые попытки перевода текстов на индоевропейский праязык будут лишь профанацией. [№2, стр.144] Так, А. Мейе писал: «Путём сравнения невозможно восстановить исчезнувший язык: сравнение романских языков не может дать точного и полного представления о народной латыни IV века н. э., и нет оснований предполагать, что сравнение индоевропейских языков даст большие результаты. Индоевропейский язык восстановить нельзя». [№8, стр. 253]
     В широко известном «Компендиуме по сравнительной  грамматике индоевропейских языков» (1861-1862) А. Шлейхер, исходя из теории эволюционного развития живых организмов Ч.Дарвина, выдвинул теорию развития индоевропейских языков в виде родословного дерева.
     По  мнению ученого, посредством различного развития в разных областях своего распространения один и тот же язык распадается на несколько языков (диалектов). Этот процесс дифференциации может повторяться многократно. В соответствии с этой концепцией все родственные, в частности индоевропейские языки восходят к единому праязыку. Языки, возникшие первыми из праязыка, А. Шлейхер называет языками-основами; почти каждый из них дифференцируется в языки, а языки могут далее распадаться на диалекты и диалекты — на поддиалекты. [№3, стр. 29-32]
     Древнейшие  деления индоевропейского языка  вплоть до возникновения языков-основ  и языковых семейств, образующих родословное  дерево, можно проиллюстрировать  схематически (см. рис. 1 в «Приложении»). Длина линий на схеме обозначает длительность периода, а отдаленность их друг от друга — степень родственной близости. [№2, стр. 145]
     Выдвинутая  А. Шлейхером теория родословного дерева как реального реконструируемого праязыка получила в истории лингвистики название «парадигма Шлейхера».
     Схема «родословного древа» была подвергнута  критике. Она хорошо передавала относительную  хронологию диалектной дифференциации, однако не могла отображать многостороннюю генетическую связь языков и диалектов. Так, в отдельных индоевропейских языках или диалектах могли происходить общие процессы уже после их разделения. Данное несоответствие между моделью праязыка, предложенной А. Шлейхером, и языковой/диалектной реальностью стало причиной построения новых моделей праязыкового состояния. [№3, стр. 32-33] 

    Сравнительно-историческое языкознание второй половины 19 века.
 
      Теория  волн. Столкновение праязыковых моделей  А. Шлейхера и И. Шмидта.
     Несоответствие  между моделью праязыка, предложенной А. Шлейхером, и языковой/диалектной реальностью привело к построению новой модели праязыкового состояния, так называемой теории волн. Обычно ее автором называют ученика А. Шлейхера - И.Шмидта, опубликовавшего в 1872 г. работу «Родственные отношения индоевропейских языков». Однако, как отметили историки лингвистики, на четыре года раньше Г. Шухардт в исследовании «Вокализм в вульгарной латыни» уже высказал основные идеи «теории волн». Пытаясь раскрыть механизм членения генетически однородного языкового континуума, Шухардт отметил: «Мы думаем о языке в его единстве как о водоеме с зеркально гладкой поверхностью; приведенный в движение, он проявляет себя таким образом, что в разных местах образуются волновые центры, системы пересекаются в большем или меньшем объеме». Решающим фактором, изменяющим язык, Шухардт считал не присущие ему внутренние закономерности развития, а изменения в обществе и внешние для языка тенденции, прежде всего подражание более престижным языковым образованиям. Согласно Шухардту, помимо расхождения языков значительную роль в историческом развитии языков играет их смешение. В связи с этим он изучал контакты славянских диалектов с немецкими и итальянским; анализу таких контактов посвящена его работа «Славянско-немецкий и славянско- итальянский» (1885). Идеи Шухардта в первой половине 20 в. были весьма популярны в ряде стран, в том числе в России и СССР; некоторые из них, особенно о смешении языков, повлияли на Н.Я. Марра.
     В свою очередь И. Шмидт в книге  «Отношения родства между индоевропейскими языками» доказывает, что индоевропейские  языки связаны между собой  цепью взаимных переходов. Он подставил  теорию постепенных, незаметных переходов  между не имеющими четких границ диалектами праязыка. Эти переходы распространяются концентрическими кругами, «волнами», становясь, все более и более  слабыми по мере удаления от центра возникновения новообразований.
     Теория  родословного дерева и «теория волн», как основные концептуально обоснованные праязыковые модели, стали на длительное время исходными построениями, от которых отталкивались ученые в  последующих поисках разрешающей  концепции праязыкового состояния. Спор, начатый во второй половине XIX в. по  поводу того, как надо понимать праязык: как некое моделируемое на единой временной плоскости полидиалектное пространство (статическая «волновая» модель Шмидта-Шухарда) или же праязык, непрерывно разрастающийся, движущийся во времени и дробящийся на языки (соответственно диалекты) языковой организм (динамическая модель А.Шлейхера), имел важное значение не только для дальнейшего развития сравнительно-генетических исследований, но и для становления общей теории языка.
     [№3, стр. 33-35]
      А.А. Потебня и Харьковская лингвистическая школа.
 
     А. А. Потебня (1835--1891) был крупным и оригинальным учёным синтетического склада, совместившим в себе философа, языковеда, историка литературы, исследователя фольклора и мифологии, принадлежащим в равной степени украинской и русской науке.
     А.А. Потебня утверждает тесную связь языка с мышлением и подчёркивает специфичность языка как формы мысли. Язык понимается им как деятельность, в процессе которой беспрерывно происходит обновление языка, изначально заложенного в человеке в качестве творческого потенциала.
А.А. Потебня призывает к изучению явлений языка в их взаимосвязи, взаимообусловленности (т.е. в системе).
     Критике подвергается шлейхеровский натурализм. А.А. Потебня призывает к исследованию языка в связи с историей народа, с обращением к фольклору и художественным ценностям, составляющим достояние национальной культуры. Он постоянно обращается к понятиям народ и народность. Язык выступает как порождение "народного духа" и вместе с тем как источник национальной специфики народа ("народности").
     Вся деятельность А.А. Потебни была связана с Харьковским университетом, где при его активном участии и под его влиянием складывалась Харьковская лингвистическая школа, основания которой разрабатывались ещё до А.А. Потебни Измаилом Ивановичем Срезневским (1812-1880) и Петром Алексеевичем Лавровским (1827-1886).
     Представителями этой школы, осуществлявшими разработку истории языка в широком культурно-этнографическом  и поэтическом контексте, исторического  синтаксиса, морфологии, семасиологии, лингвостилистики, лингвистической  поэтики, диалектологии, были А. В. Попов (1808-1880), М. А. Колосов (1839-1881), Д. Н. Овсяннико-Куликовский (1853-1920), А. С. Будилович (1846-1906), А. В. Добиаш (1846-1911) и др.
     [№4, стр. 110-115] 

      Младограмматизм.
     В конце 70-х гг. 19 в.-20-е гг. 20 в. развитие сравнительно-исторического языкознания  и лингвистического компаративизма в целом ознаменовалось превращением языкознания в весьма точную науку  со сложным методологическим аппаратом  и строгой техникой анализа. Часто  этот период в целом характеризуется  как младограмматический.
     Младограмматизм был по преимуществу течением немецкой лингвистической мысли, возникшим в Лейпцигском университете и широко распространившим своё влияние в Германии и далеко за её пределами.
     Центральными фигурами немецкого младограмматизма являются Карл Бругман, Герман Остгоф, Бертольд Дельбрюк, Герман Пауль, а также Генрих Иоганн Хюбшман, Август Лескин, Август Фик, Фридрих Бехтель, Феликс Зольмсен, Иоганнес Шмидт, Вильгельм Шульце.
     Программные идеи младограмматиков изложены в предисловии  к первому тому "Морфологических исследований" Г. Остгофа и К. Бругмана (1878), послужившем как своего рода манифестом новой школы, и в книге Г. Пауля "Принципы истории языка " (1880) как своеобразной библии младограмматизма.
     К представителям младограмматизма относятся: в Скандинавии – С. Бугге, К. А.Вернер, Х. Педерсен; в Австрии – П. Кречмер. В русле младограмматизма начал свою научную деятельность Ф. де Соссюр. К ряду методологических позиций младограмматиков примыкали Ф.Ф. Фортунатов (Россия), А. Мейе и его ученики Р. Готьо и Ж. Вандриес (Франция).  

     Новое направление было реакцией на достижения двух предшествовавших периодов развития исторического языкознания. Младограмматики  отказались от многих идей первой половины 19 в. и обратились к изучению говорящего человека, к трактовке языка как  индивидуально-психического явления, обеспечивающего общение и понимание благодаря одинаковым условиям жизни говорящего и слушающего.
     Наиболее  значительны успехи младограмматиков главным образом в области  сравнительно-исторической фонетики и морфологии. Учеником младограмматиков Ф. де Соссюром был открыт (1879) благодаря системному анализу языковых фактов "сонантический коэффициент", объясняющий возникновение долгих гласных и развитие индоевропейского аблаута, что явилось самым блестящим достижением этого периода, которое нашло подтверждение в исследованиях Ф.Ф. Фортунатова, Фридриха Куршайтиса, Ежи Куриловича и др. Младограмматики уточнили понятие корня, установили его историческую изменчивость. Они требовали строгого подхода к этимологическому анализу. Ими была достигнута высокая степень достоверности в лингвистической реконструкции, получены достаточно точные знания о звуковом составе и морфологической структуре индоевропейского праязыка и о закономерностях изменений языков в историческую эпоху. Благодаря успехам лингвистической реконструкции было получено достаточно точное знание о звуковом составе и морфологической структуре индоевропейского праязыка и о закономерностях изменений языков в историческую эпоху.
     Младограмматизм был вершиной достижений лингвистического компаративизма конца 19 - начала 20 вв. Он сохранял довольно долго своё господство (до 10-х-20-х гг. 20 в., а в Германии вплоть до конца Второй Мировой войны). Несмотря на серьёзную критику со стороны других направлений в западноевропейской (и особенно в германской) науке о языке продолжали учитываться основные младограмматические постулаты, сформулированные ещё в конце 70-х - начале 80-х гг. 19 в. [№4, стр. 116-120]
     Как отмечает Э. А. Макаев, слабым местом в теории праязыковых состояний младограмматиков было отсутствие общей концепции статуса и эволюции общеиндоевропейского языкового типа. Многие факты языка сополагались младограмматиками без учета пространственной и хронологической соотнесенности языковых явлений. При этом индоевропейский праязык выступал как своего рода "складочное место" для отобранных регулярных образований, а также аномалий отдельных индоевропейских языков, вследствие чего праязыковая историческая перспектива, в сущности, утрачивалась. [№9, стр. 15]
     Вместе  с тем нельзя согласиться полностью  с Э. А. Макаевым в том, что у младограмматиков отсутствовала теория праязыкового состояния. Так, у Б. Дельбрюка мы находим целый ряд оригинальных высказываний, которые свидетельствуют о том, что младограмматики, говоря о праязыке, понимали его не как застывший конструкт, а как развивающееся во времени состояние.[№3, стр. 37]
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.