На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Война в Чечне

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ…………………………………………………………………………………………………...3

НЕОЖИДАННАЯ ВОЙНА………………………………………………………………………………….4

ПРИЧИНЫ И МЕХАНИЗМЫ ВЫЗРЕВАНИЯ ЧЕЧЕНСКОЙ  ВОЙНЫ……………………………....6

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ………………………………………………………9

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………………………………………………………………………………………14

СПИСОК  ЛИТЕРАТУРЫ…………………………………………………………………………………..18

 

ВВЕДЕНИЕ

      Война в Чечне, неразрывно связана с  глубокими изменениями в мире, развалом СССР, социально-экономическими и политическими противоречиями, вызванными радикальными реформами в России, которые обусловили глубокую антагонизацию общественных отношений по всем направлениям. Она является неотъемлемым звеном в цепи вооруженных конфликтов и войн, происходящих в Азербайджане, Армении, Грузии, Молдове, Таджикистане и порожденных целеустремленным возбуждением агрессивного национализма, приходом к власти социальных групп, партий и политиков, уповавший на насилие в решении назревавших проблем.
      Война в Чечне, скорее всего не последнее кровавое событие в истории страны: продолжение нынешнего курса реформ неизбежно порождает военные коллизии, которые могут привести к национальной катастрофе, поставить под угрозу весь мир. Поэтому предотвращение таких войн – непременное условие спасения и возрождения России, обретения устойчивости и стабильности ее развития, надежной безопасности ее граждан, общества и государства. Анализ войны в Чечне важен потому, что позволяет извлечь уроки на будущее, создать механизм недопущения войн. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

НЕОЖИДАННАЯ ВОЙНА

      Военно-полицейская  операция по устранению криминального режима Дудаева, разоружению  и задержанию бандитов неожиданно обернулась войной. Собственно, и война-то сложилась из неожиданностей. Неожиданностью для военно-политического руководства России явилось наличие в Чечне хорошо подготовленной армии. Главков ВДВ Е. Подколзин, к примеру, руководствовался данными ФСК о наличии у Дудаева 250 вооруженных бандитов, но «вдруг выясняется, что у него армия помощнее иной европейской» (Вечерняя Москва. 1995, 17 января).
      Чеченские вооруженные силы, включая армию, войска МВД и департамента госбезопасности, ополчение, отряды самообороны и личной охраны высокопоставленных лиц, к началу событий имели 13 тыс. человек. В республике находилось еще 2500 добровольцев и наемников, преимущественно из соседних регионов России и стран СНГ. Здесь же было накоплено (по вине российских чинов) много оружия  и боеприпасов. В целом вооруженные формирования были хорошо вооружены и подготовлены.
      Судя  по всему, неожиданным оказалось  для наших политиков и генералов  выступление населения Чечни против ввода российских войск. Большая часть населения (до 80 – 90% жителей) восприняла ввод российских войск как вторжение враждебной армии, стремящейся покорить народ, отнять у него свободу и природные богатства, заставить жить по чуждым правилам. На сторону Дудаева перешло большинство тех, кто боролся против него до 11 декабря 1994 г. в рядах оппозиции. Объединились не только чеченцы, которых среди населения всего 40%, но и люди других национальностей. Можно упрекать чеченцев в непослушании, выступлении против своих же интересов. Но международное право признает законность подобных выступлений, когда народ берется за оружие, отстаивая свою свободу, интересы.
      Протест и обида чеченцев, их стремление защитить святые ценности (землю, кров, близких) многократно усилились чувствами возмущения, гнева, мести за тысячи безвинно убитых, десятки тысяч раненых и разоренную жизнь сотен тысяч мирных жителей, а также за разрушение Грозного; других населенных пунктов. В Чечне сработали и «синдром депортации 1944 г.», и исторические и психологические особенности чеченского народа. Отсюда упорство военного и невоенного сопротивления Чечни.
      Кремлевские власти изначально ожидали эффектных, победоносных действий российских войск. Ведь к Чечне были стянуты значительные по численности и оснащенности силы – бронетанковые, артиллерийско-ракетные, мотострелковые, воздушно-десантные, а также части и подразделения МВД, спецназа, ОМОНа и т. п. Кроме этого, российские генералы могли применять авиацию (самолеты, вертолеты), тяжелую штурмовую технику. По данным зарубежной печати, группировка российских войск, привлеченных к действиям в Чечне, достигла к началу операции 35 – 40 тыс. человек, т. е. в 3 раза превосходила вооруженные силы Чечни. По мере нарастания трудностей и неудач российское руководство непрерывно наращивало группировку войск в Чечне за счет частей и подразделений не только из ближайших военных округов, но и из Уральского, Сибирского, Дальневосточного, а также с Тихоокеанского, Северного и Балтийского флотов. Война потребовала участия в ней практически всех видов российских Вооруженных Сил, исключая лишь ракетные войска стратегического назначения. По неутонченным данным, в войне с обеих сторон участвовало до 100 – 120 тыс. человек. Боевые действия приобрели исключительно ожесточенный характер.
      Ход вооруженной борьбы в декабре 1994 г. – первой половине января 1995 г. сопровождался  для российских войск серией неудач, а ночной штурм Грозного в новогоднюю ночь стал военной катастрофой. По зарубежным данным, из 250 единиц бронетехники большая часть была уничтожена, сотни российских военнослужащих погибли, многие попали в плен. Уместно напомнить, что в марте 1944 г. за большие потери танков в боях на улицах Вильнюса был отстранен от командования танковой армией маршал бронетанковых войск П. Ротмистров. В нынешней России никто за провалы ответственности не несет: лишь бы оставались лично преданными.
      Неудачи боевых действий российских войск во многом объясняются тем, что перед  ними ставились такие задачи, решение  которых армии не свойственно. Государство не смогло организовать материально-техническое, политико-моральное, информационное и иное обеспечение войск. Генералы не смогли убедить руководство страны в том, что военно-полицейская операция требует времени для подготовки войск к боевым действиям в особых условиях, отбора для этого наиболее подготовленных военнослужащих, отработки и координации действий органов управления частей и соединений, участвующих в этой операции.
      В эскалации военных действий обнаружилось три этапа. Первый – сосредоточение усилий сторон в борьбе за Грозный с эпизодическими всплесками стычек на коммуникациях, а также у других крупных населенных пунктов. Второй – продолжение борьбы за Грозный, распространение действий на всю территорию республики, подготовка войсками условий для продолжения операций и боев после взятия российскими войсками Грозного. Третий – смещение центра тяжести боевых действий на пространство гор, речных долин, ущелий, больших и малых сел, на линии стратегических систем передач энергии и энергоносителей (мест нефтедобычи, нефтепроводов, линий электропередач), коммуникаций, инфраструктур жизнеобеспечения войск и пр. Нельзя исключать возможность расширения войны за пределы Чечни, приобретение ею затяжного характера. Обе стороны проявляют твердую решимость. Разумеется, Россия, обладая несравненно большими людскими, материально-финансовыми и военными возможностями, может при сохранении политической стабильности и невмешательства других стран добиться своих целей и утвердить силой свое господствующее положение. 
      Эту войну можно понять, рассматривая ее в ряду событий, которые ей предшествовали, подготавливали и сопровождают. Она  – свидетельство нарастания хаоса, насилия, разрушительных процессов  в российском обществе.  

ПРИЧИНЫ И МЕХАНИЗМЫ ВЫЗРЕВАНИЯ ЧЕЧЕНСКОЙ ВОЙНЫ

      Никакая война не возникает вдруг, самопроизвольно, требуется, по крайней мере, несколько  лет, чтобы она стала фактам. Войну  готовят социально-экономические  и политические группы (партии), государства, заинтересованные в этом.
      К войне на Северном Кавказе Россия и Чечня шли почти 4 года. Шли  каждая своим путем, но переживая  схожие процессы, обусловливавшие неизбежность будущего столкновения. Чеченская война  есть закономерное порождение тех исторических условий, которые складывались на постсоветском пространстве после беловежского сговора, ликвидировавшего СССР, а также с началом насильственных радикальных реформ в России в январе-феврале 1992 г., обусловивших смену экономического и политического строя, капитализацию страны. Эта война – следствие, проявление, знамение глубокого перелома в начавшемся прогрессивном историческом процессе демократизации – перелома в сторону усиления реакционной разрушительно-реставрационной тенденции, нарастания насилия во внутренней и внешней политике, свертывания демократии.
      Подобный  реакционный поворот отличают три  процесса: целеустремленное создание новой властью криминального  капитала (крупного, среднего, малого) за счет санкционированного разграбления государственного, общественного, коллективно-группового и индивидуального достояния; образование в социальной структуре общества агрессивных, экспансионистских, захватнических, грабительских, социальных групп и группировок; создание механизмов формирования и осуществления политики, соответствующей интересам указанных групп и группировок, которая не может не делать ставку на силу, принуждение, подавление других социальных сил (бедных, обездоленных, ограбленных, униженных, конкурентов и т. п.);
      Жизнь свидетельствует, что господство частной  собственности и хищнических групп крупного капитала неизбежно порождает антагонизмы, насилие, войны. Можно сомневаться в тезисе, что частная собственность есть первопричина войн, ибо, если частная собственность имеет место при господстве государственной (или общественной) собственности в миролюбивом демократическом государстве, то она может полностью утрачивать способность инициировать насилие, особенно военное. Но при ее преобладании дела идут по-другому. В России до 6% бывшей государственной собственности оказалось у частников. Причем 80 – 90% этой собственности попали в руки крупных воротил, обладающих большими экономическими, финансовыми и политическими возможностями. Общероссийская смута, хаос и неопределенность, правовой беспредел, слабость власти стимулируют бешеное разграбление народного имущества, борьбу финансово-экономических группировок за захват богатств, за раздел и передел афер влияния, особенно источников сырья. Это все в большой мере определяет экономическую и политическую ситуацию в стране, усиление ее милитаризации (расползание оружия, создание и рост числа организаций полувоенного типа, охранных служб различных корпораций и т. д.).
      Группы  крупнейших финансово-предпринимательских  хищников в центре, определяющих политику Москвы, и аналогичные группы в регионах, в значительной мере формирующие линию местной политической элиты, непримиримо враждебны друг другу. Первые стремятся прибрать к своим рукам все, что в пределах России и многое за пределами ее; вторые – обрести возможность независимой эксплуатации местных ресурсов и, богатств, урвать как можно больше у России, соседей и т. п.
      В основе чеченского конфликта лежит  столкновение интересов криминально-мафиозных  группировок центра и Чечни, прежде всего из-за нефти. Чечено-Ингушская  республика давала 6% совокупного ВНП СССР. Учитывая изменения после распада СССР, когда общий потенциал России по некоторым данным стал в 2-3 раза меньшим, чем потенциал СССР, удельный вес Чечни в ВНП России вырос до 10 – 12%. Это очень большой куш. Причем на мировом рынке высоко ценилось качество грозненской нефти и продуктов из нее. По территории Чечни проходят важные нефтепроводы к портам Черного моря, в том числе ветка от Тенгизского месторождения нефти – крупнейшего в СНГ. Борьба за нефть неизбежно сталкивала финансово-экономические и политические элиты Москвы и Грозного и была главным стимулятором усиления военного противостояния. Тем более что в нее все более, активно вмешивались внешние силы.
      Механизм  вызревания войны в Чечне и  в России действовал своеобразно. Еще 3 года назад Чечня не имела собственных вооруженных сил, оружия и военной техники, органов управления и центров подготовки военных кадров, чтобы вести собственное военное строительство. Если бы после распада СССР Москва сохранила там свои военные гарнизоны, имея на то полное право, то Чечня не смогла бы стать очагом военной опасности для России.
      Хаотический развал СССР, вывод (бегство) советских  войск из Чечни, огромное количество брошенного оружия, техники, снаряжения, боеприпасов, а такие оставленные  гарнизоны, комплексы зданий министерства обороны создали материальные предпосылки для формирования чеченской армии. Идея о том, что субъектов Федерации могут брать суверенитета, сколько хотят, подогревала националистический экстремизм; сеяла политические зерна разъединения и вражды, что и было использовано Дудаевым в своих целях.
      Для реализации возможности создания собственных  вооруженных сил в Чечне, на наш  взгляд, были необходимы три условия. Во-первых, к власти в Чечено-Ингушетии  должны были прийти такие политические силы, которые нуждались в армии для осуществления своих корыстных интерёсов и были способны вести современное военное строительство. Во-вторых, нужно было получить право на военное имущество, оружие и технику, оставшиеся в Чечне, хотя по закону все это являлось собственностью России. И, в-третьих, важно было, чтобы никто (прежде всего Россия) не воспрепятствовал созданию собственных вооруженных сил. Захват власти Дудаевым, отражавшим интересы агрессивно-националистических группировок, провозглашен в феврале 1992 г. независимости Чечни и объявление ее намерения строить свою армию вызвали в России протесты лишь на словах. В мае 1992 г. П. С. Грачев, только что; вступивший в должность министра обороны Российской Федерации, приказал командующему Северокавказским округом выделить 50% оружия, имевшегося на территории Чечни, Дудаеву. На деле в руках чеченского правителя оказалось около 90% находившегося там оружия. Политическое и военное руководство России тем самым благословляло милитаризацию Чечни, хотя ясно было, что она свои острием будет направлена против общероссийских интересов. Российские политики и военные не только не смогли полной мере оценить опасность строительства Чечней своей армии, законным путем пресечь этот процесс в самом начале, но фактически содействовали созданию предпосылок для возникновения опасного военного конфликта в рамках России.
      К военным авантюрам российское руководство  склонялось самим характером радикальных  реформ, угодных 8-10% населения и враждебных подавляющему большинству населения, и, следовательно, нуждавшихся в силовом проталкивании. Утрата центральной властью уважения, доверия и морального авторитета все больше толкала ее к управлению посредством страха, внушаемого репрессиями силой.
      С начала 1992 г. в действиях российских властей стала набирать силу милитаристская тенденция: применение силовых структур для разгона мирных шествий, демонстраций, митингов, массовых избиений праздничных колонн и т.п. После каждой силовой акции власть обзаводилась новыми охранительными организациями, «придворными» местными войсками, вооруженными современными средствами и щедро оплачиваемыми за счет тех, кого беспощадно избивали. Милитаризация режима вела к повышению роли военных в разрешении возникавших проблем. После расстрела российского парламента в октябре 1993 стало ясно, что военные превратились в главную силу в руках власти, затмившую все остальные государственные общественные институты. Власть все более становилась насильственной. Милитаризация структур власти, политики, ставка на военных логично привели к войне в Чечне.
      Стремление  московского режима к эффектному военному решению чеченской проблемы (к маленькой, но победоносной войне, которая бы упрочила положение кремлевских  властителей) хорошо просматривается  в действиях высших властных структур центра, особенно во второй половине 1994 г.: создание антидудаевской вооруженной оппозиции в Чечне (тайная передача оружия, направление на нее военных специалистов и т. п.), организация первого танкового штурма Грозного 26 ноября 1994 г., откровенный срыв миротворческой миссии Р. Хасбулатова, поддержанной почти 80% населения. В середине 1994 г. российским руководством был упущен шанс переговоров политического диалога, проведения референдума в Чечне, избрании правительства народного доверия, судебного разбирательства и т.д.
      Вместе  с тем подталкивали стороны к  войне и субъективные факторы: амбициозность, силовое мышление, произвольное использование  власти, стремление попасть «на скрижали Истории» и т. п.  

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ЧЕЧЕНСКОЙ  ВОЙНЫ

      В характере войны как совокупности наиболее существенных ее признаков принято выделять две стороны: социально-политическую и военно-техническую.
      При рассмотрении социально-политической стороны дается обобщенная оценка политического, социального, правового, морального аспектов войны.
      Политическое  содержание войны определяется интересами и целями подготовивших и развязавших  ее социальных групп. Война в Чечне  отвечает интересам крупных финансово-экономических  воротил, прежде всего, в сфере топливно-энергетического комплекса, а также ВПК. Это показывают и социологические исследования. Политику войны  устойчиво поддерживают 8 – 10%, а выступают против нее около 75 – 80% россиян, что соответствует сложившейся на основе радикального реформирования поляризации общества на богатых и бедных. Большинство бедных против войны, ибо она обрушивается на них всеми своими бедствиями. А для многих богатых война означает новые доходы. Поэтому война в Чечне – это война не народа России, а российского политического режима, защищающего интересы «новых русских». Но разве рядовой гражданин не заинтересован в целостности России? Несомненно, в этом заинтересовано большинство простых людей и в России, и в Чечне. Но для сохранения целостности России война не может быть единственным средством. Этого можно достичь мирными средствами, в чем убеждает большинство серьезных аналитиков. Война же была необходима тем, кто хотел как можно быстрее прибрать к своим рукам грозненскую нефть.
      Цели  войны со стороны России весьма противоречивы, некоторые из "их открыты, другие хранятся в тайне и лишь случайно выбалтываются, как, например, высказывания руководителей правительства о первостепенной значимости нефти в чеченских делах. Что главное в целях? Экономические интересы (нефть), политические расчеты (подготовка к президентским выборам, стремление поднять авторитет центральной власти, президента), правовые заботы (навести порядок в Чечне), державные чувства (сохранить целостность России и укрепить ее)? На эти вопросы еще предстоит дать ответы. Но необходимо подчеркнуть, что война в Чечне - антидемократична по своим целям. Дело не только и не столько в пренебрежении волей народа, парламента, субъектов Федерации, большинства партий. Главный объект воздействия в войне не Чечня, а вся Россия. Этой войной правящий режим пытается укрепить свою власть посредством внушения страха, подчинить регионы центру, окончательно сломать народовластие, нейтрализовать оппозицию, отменить выборы 1996 г., ввести военно-полицейское правление и сделать его главным двигателем антинародных реформ. Эта война сеет множество семян конфронтационных конфликтов в будущем. За ней стоит боязнь демократии, законности, простых норм нравственности.
      В поведении российских властей по отношению к Чечне рельефно проявился  авантюризм, ибо практикой множества  стран доказана бесперспективность решения межнациональных споров и конфликтов военной силой (Англия, Франция, Ирак, Иран, Турция, Эфиопия, Грузия и т. д.).
      Ясно  одно, никакого позитива война не дает. Почти полностью разрушено хозяйство  Чечни, что составляет 12-13% от ВНП  России. Погибли десятки тысяч мирных граждан, а еще больше искалечено, лишились крова, превратились в беженцев. Огромны людские, материально-финансовые и моральные потери армии. На восстановление нормальной жизни в Чечне потребуется, по предварительным расчетам не менее 5 – 7 трлн. руб. Значит, каждый россиянин, исключая богатых и власть имущих, станет еще беднее. Нанесен удар по системе социального обеспечения – образованию и воспитанию, здравоохранению, культуре, духовно-нравственной и психологической жизни. В отношениях между субъектами Федерации и центром недоверие усиливается, крепость Федерации ослабевает, понесла большой урон демократия.
      Война со стороны Чечни отражает интересы заскорузлого национализма, сепаратистских «капиталистиков» из бывшей партийно-хозяйственной номенклатуры, главарей  наркомафии и финансового рэкета, патриархальную воинственность и т. п. Наряду с этим реакционно-консервативным содержанием соседствовали и ложно понятые идеи, чувства и стремления к свободе, реальной независимости «тейповой», демократии, нежелание народа принимать неокапиталистические порядки.
      Внешне  действия чеченской стороны выглядят привлекательнее: она оборонялась, а российская – нападала масштабы разрушений и гибели людей от российских войск  весьма значительны. Но никто  не может оправдать эту войну с чеченской стороны. Путь переговоров с одновременным разоружением давал немалыми выгоды; была возможность широко применить стратегию и тактику ненасильственного сопротивления, которая, учитывая особенности чеченцев, могла обеспечить не меньший успех, чем в борьбе Индии за освобождение от колониального гнета.
      Ведущее значение в характеристике этой войны  имеет ее правовая оценка, то есть установление того, что в ней законно или  незаконно с точки зрения соблюдения Конституции и другим законов России, а также международных норм и обязательств. Согласно Конституции Президент не имеет права решать вопросы войны и мира, они являются прерогативой парламента. С момента, когда полицейская акция переросла в войну, Президент обязан был руководствоваться решениями парламента. Тем более что 3 декабря 1994 г. Совет Федерации принял постановление, в котором указывалось: «Не допускать применения силы на территории Чеченской республики до принятия в соответствии с Конституцией Российской Федерации компетентными органами иного решения». Однако Президент произвольно подменил парламент Советом безопасности, не имеющим властных полномочий. Чеченская война явилась войной Президента и Совета безопасности вопреки решениям парламента о ее прекращении. Это явилось нарушением Президентом своих обязанностей и обещаний. При подписании Договора об общественном согласии 28 апреля 1994 г. Б. Ельцин клялся: «Все мы едины в том, что нет и не может быть такой цели, которая достигалась бы ценой крови и человеческих жизней. Подписывая Договор, мы подтверждаем, что в российской политике допустимы только мирные, только конституционные методы» (Российские вести. 1994. 29 апреля).
      Война в Чечне имеет признаки агрессии. В определении агрессии, принятом ООН, преодолен спекулятивный подход, когда в  расчет принимался только характер войны (справедливый или несправедливый) и не учитывалось, кто начал боевые действия, кто напал, наступает и т. д. Этот подход долго господствовал у нас. Теперь международными документами в качестве обязательного признака агрессии закреплено применение военной силы первым, т. е., признак первенства или инициативы в применении военного насилия. Кроме того, решением Генеральной. Ассамблеи (29-я сессия 1974 г.) понятие «агрессия» распространяется не только на межгосударственные, но и на внутригосударственные отношения. К внутренней агрессии относятся действия различных внутренних субъектов, в том числе действия власти по нарушению прав и свобод человека применению незаконного насилия, лишению кого-либо законных прав и т. п. Война в Чечне по общему признанию является вопиющим нарушением прав и свобод человека, принципа человечности.
      В 1989 г. наша страна ратифицировала дополнительный протокол к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера. В протоколе прямо указывалось, что принятые обязательства относятся ко всем вооруженным конфликтам, происходящим на территории любой страны между ее вооруженными силами и другими организованными вооруженными группами. Приведем выдержки из конвенции о защите гражданского населения во время войн.
      «Присутствие  среди гражданского населения отдельных  лиц, не подпадающих под определение  гражданских лиц, не лишает это население  его гражданского характера». Если среди мирных жителей находятся боевики, нельзя обращаться с населением как с вооруженным врагом. Мирные жители остаются под защитой закона (ст. 50).
      «Гражданское  население как таковое, а также  отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападений. Нападения неизбирательного характера запрещаются. К нападениям неизбирательного характера относятся:
      нападения путем бомбардировки любыми методами или средствами, при которых в  качестве единого военного объекта  рассматривается ряд явно отстоящих  друг от друга и различимых военных объектов, расположенных в городе, в деревне или другом районе, где сосредоточены гражданские лица или гражданские объекты;
      нападение, которое, как можно ожидать, попутно  повлечет за собой потери жизни среди  гражданского населения, ранения гражданских лиц и ущерб гражданским объектам или то и другое вместе...» (ст. 51).
      Конвенция запрещает «подвергать нападению, уничтожать, вывозить или приводить  в негодность объекты, необходимые  для выживания гражданского населения» (ст. 14).''. В ней говорится, что объектом нападения не должны становиться «установки и сооружения, содержащие опасные силы», «даже в тех случаях, когда такие объекты являются военными объектами, если такое нападение может вызвать высвобождение опасных сил и последующие потери среди гражданского населения» (ст. 15).
      Жестокие  способы ведения боевых действий, массовое истребление гражданского населения и иные злодеяния против него, так же как и бессмысленные  разрушения городов и сел, попрание прав комбатантов, международное право относит к военным преступлениям. В Чечне методичные, ковровые бомбардировки, ракетные и артиллерийские залпы с частотой до 15 – 16 в минуту по жилым кварталам, танковые штурмы цинично назывались российскими руководителями «самыми эффективными методами действий». Разрушение системы электро-, тепло- и водоснабжения обрекло жителей на вымирание.
      Признаки  агрессивности, незаконности, нарушения  международно-признанных норм и правил ведения войны (вооруженного конфликта) проявлялись и в действиях  не хорошо сдавать чужие рефераты чеченской стороны: стремление перенести войну вглубь России, особенно посредством развертывания массового террора и диверсий, перенесение центра тяжести вооруженного противоборства в Грозный и другие населенные пункты, расчеты прикрыться, мирным населением, проявления жестокости и т. п.
      Таким образом, эта война явилась порождением  корыстных интересов влиятельных  политических и экономических группировок. Она нанесла мощнейший удар по историческому процессу демократизации, причинила огромное зло миллионам людей.
      Эта война есть свидетельство чудовищной недальновидности политики и политиков  нынешней России, оказавшихся неспособными усвоить важнейшие уроки ХХ в. о том, что война перестала  быть эффективным средством политики, что те цели, которые раньше достигались при помощи ее, теперь куда лучше и выгоднее для всех достигаются экономическими, технологическими, научными и другими мирными инструментами. Война показала, какие опасности несет продолжение курса радикальных реформ для внутреннего и международного мира. По признанию специалистов, Россия далеко перешла границы допустимого при подавлении сепаратистских движений, допустила непропорциональность применения силы провозглашенным задачам, ничем не обоснованную жестокость. События в Чечне еще раз подтвердили, что не может быть легковесного, бездумного обращения с военной силой и войной Долг политиков – хранить мир, а не бряцать оружием.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      Проведение  операции по разоружению незаконных вооруженных формирований на  территории  Чеченской  Республики  являлось  наиболее крупным применением федеральных войск для разрешения кризиса внутри России.
      Соединениям и частям федеральных  войск  противостояли  хорошо подготовленные, вооруженные  современными вооружением и военной  техникой формирования,  отличающиеся высоким моральным  духом  личного состава. Кроме  того,  Д. Дудаев  не погнушался привлечь наемников и добровольцев из государств как ближнего, так и дальнего зарубежья.
      Части и  подразделения Вооруженных  Сил были решающей силой при выполнении поставленных задач. Они успешно вели боевые действия, как вне населенных пунктов, так и при овладении ими.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.