На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Визуальная социология как метод изучение семьи

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 23. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                  РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  СОЦИАЛЬНЫЙ
                                                          УНИВЕРСИТЕТ
         ФАКУЛЬТЕТ СОЦИОЛОГИИ 
 
 

      Кафедра истории, теории и методологии социологии 

      дипломный исследовательский  проект 

      студента 4  курса дневного отделения
      Коровкиной  Ольги Викторовны 

Тема: «Визуальная социология как метод изучение семьи» 
 
 

      Научный руководитель:
      К.и.н., доцент Иванова Ж.Е.
      Рецензент:
      К.с.н., доцент Сазонова А.Л. 
 
 

      Допустить к защите:
                  Заведующий кафедрой___________________
              (Д.с.н., проф. Юдина Т.Н.)
                                                              
                                                           Москва
                                                             2009
ОГЛАВЛЕНИЕ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ

 
       В последнее время, в свете тенденций сближения не только отдельных дисциплин, но и социальных наук и искусства (за счет оккупации наукой «ничейной территории» между наукой и искусством), поворота к биографиям, обращения к нетрадиционным (впрочем, уже успевшими стать традиционными) предметам изучения, мы наблюдаем увеличение количества социологических исследований, посвященных изучению различного рода документов, в том числе и визуальных. Эти исследования осуществляются с применением новых, как правило, мягких, ненавязчивых методов, что позволяет рассмотреть изучаемые объекты под другим углом зрения. Не ускользнула от социологических притязаний и фотография.
     Актуальность: Появление в современном обществе интереса к визуальному методу далеко не случайно. Этому способствовали как изменения собственно в социологической науки, так и явления более общего социального плана. Растущая неудовлетворенность исследователей поверхностью массовых социологических опросов - спровоцировала обращение к иным методам изучения поведения и сознания, которые принципиально открыты: индуктивно, на основе исследовательской практики приходят к осмысленным выводам и критериям. В центре внимания одного из таких методов – визуальное исследование.
     В центре визуального исследования –  изучение течение всей жизни человека, ее динамике, ее «встроенности» в социум.
     Таким образом, визуальный метод в социальных науках особенно пригоден для того, чтобы исследовать такой социальный институт, как семья.
     В настоящее время, при изучении семьи  визуальный метод необходим, как  новый метод, позволяющий рассмотреть  проблему шире.
     Одним методом, например, как применение метода анкетирования, изучение семьи, невозможно. Уже рекомендовано проводить исследование, которые позволяют изучать единовременно мнения всех членов семьи, а не собирать их в индивидуальном порядке. При разностороннем изучении семейных проблем особые возможности предоставляет исследователю метод визуальной социологии.
     Предметом исследований визуальной культуры семьи являются различные зрительные образы, изображенных в иконографических документах: живопись, графика, скульптура, фотография, реклама, телевидение, кино, видео, компьютерные игры, Интернет и др. Автор изучит только один из этих видов – фотографию. Это значит, что он будет искать в фотографии отражения различных сторон семейной семьи.
     Предметом будет не только то, что сфотографировано (фотографический образ или разновидность визуального изображения), но и то, что поддается фотографированию (те внешне воспринимаемые аспекты семейной жизни, а стало быть, визуальные проявления семьи, которые может зафиксировать объектив фотоаппарата). Подобным образом понимают визуальный универсум современные теоретики культуры Штуркен М. и Картрайт Л., которые отмечают, что «Визуальность касается того, как мы видим повседневные объекты и людей, а не только те вещи, которые считаем визуальными образами». 1
     Визуальная  социология - дисциплина очень молодая, далеко неустоявшаяся, «воспринимаемая как изолированная, самодостаточная и несколько эксцентричная специализация». Но она помогает раскрыть шире такой социальный институт, как семья.
     Противоречие: Семья, как социологический институт, в настоящее время находится в трансформации. Определить эту трансформацию в нюансах помогает визуальный метод. «Простые (традиционные) методы в пределах границ, используемых всеми исследователями сообща, основных понятиях, теоретических предпочтениях, или методических шагах» (Фукс, 1984, с.9), не могут охватить столь широко проблему семьи. Тема избранная автором «Визуальная социология как метод изучения семьи» является актуальной.
     Объектом  исследования является визуальная социология.
     Предметом исследования является визуальная социология как метод изучения семьи.
     Цель  исследования состоит в выявлении возможностей применения визуальной социологии при изучении семьи и разработке рекомендаций по использованию ее методов в социологическом исследовании семейно-брачных отношений.
     Задачи  исследования:
      Рассмотреть возможности применения визуальной социологии при изучении семьи;
      Проанализировать статистические данные, отражающие развитие семьи;
      Провести экспертный вопрос социологов по проблемам возможности применения методов визуальной социологии;
      Оценить роль фотографии как источника социологической информации;
      Наглядно изучить фотоматериалы при исследовании семейных отношений.
     Гипотеза: В современном социологическом исследовании проблем трансформации семьи требуется применение помимо традиционных социологических методов, специфических методов визуальной социологии, позволяющих полнее раскрыть особенности изменяющегося семейного феномена.
     Эмпирическую  основу данной работы составили результаты проведенного автором социологического исследования выпускников социологического факультета Российского Государственного Социального Университета. В выборку вошли 25 будущих выпускников, студента 4 курса и 5 выпускников 2008 года, дипломированных специалистов, работающих в аналитических центрах. Автор классифицирует их мнения как мнения экспертов. А также автор провел вторично исследование по материалам научно-исследовательской работы коллектива кафедры философии и социологии культуры УдГУ на тему: «Семейный альбом как источник получение социологической информации».
     Научная новизна: Визуальная социология – это дисциплина с будущим. Несомненно, что насыщение семейной жизни визуальным содержанием будет расти в познесовременную эпоху. Глобализирующийся общественный мир становится все более зрелищным и разноцветным, а экспансия новых средств массовой информации необыкновенно обогащает образы повседневной жизни семьи. Фундаментальные, глубокие и скрытые свойства общественной структуры или закономерности функционирования общества будут все отчетливей проявляться в социальных явлениях. Поэтому все большее значение для социологического познания будет иметь наблюдение, и многие тайны общества можно будет открыть, просто внимательно глядя вокруг. Обиходная визуальная компетенция будет все более важной для участников общественной жизни, как и визуальное воображение для исследующих общество социологов.
        
 
 
 
 
 
 
 

  ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ВИЗУЛЬНОЙ СОЦИОЛОГИИ В ИЗУЧЕНИИ ОСОБЕННОСТЕЙ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ СЕМЬИ

     Современный мир наполнен визуальными образами. Это подчеркивают многие исследователи визуальной социологии. Малколм Барнард утверждает: «То, что визуально, стало важным опытом в жизни людей. Мы все более подвержены влиянию визуальных материалов и зависимы от них». То же самое отмечает Николас Мирзоев: «Можно говорить о важном 
значении визуальных ощущений в повседневной жизни».2  Другими словами, наш мир становится все более зрелищным. Это выражается двояко: окружение нашей жизни переполнено образами (визуальными представлениями) разнообразнейшего рода, а наблюдаемые аспекты (визуальные проявления) окружающего нас мира более выразительны, разнообразны и богаты, чем когда-либо. Иначе говоря, повышается образность нашего окружения.

  §1. Понятия и концепции семьи в визуальной социологии

 
     Визуальная  социология - (англ. Visual sociology) — направление социологии, изучающее социальные и культурные явления сквозь призму визуальных образов и репрезентаций (фотографий, фильмов, рекламы и пр.).
     Хотя  теоретически визуальная социология имеет дело со всеми видами визуальных источников, доминирующим направлением является изучение статичных образов, или фотографий. 3
     Как предмет социологического изучения особое развитие фотография получила с 1970-х гг., вместе с возросшим интересом к социологии искусства вообще, а также ввиду изменения положения фотографии в искусстве — фотография начала восприниматься как полноценный медиум с чётким культурным статусом. На первых этапах социологи обращали внимание на представление на фотографиях различных исторических событий, а также на взаимоотношения фотографии и власти и отражение в визуальных репрезентациях различных идеологий и стратегий контроля.
     В основном «визуальная» тематика в социологии развивалась в рамках таких направлений, как (пост)структурализм и семиотика. В первую очередь, это работы Барта Р. и Фуко М., Ван-Дейка Т., Бурдье П. и пр. Немалую роль в исследовании феномена визуальной культуры сыграли также Деррида Ж., Лакан Ж., Шапиро М., Силверман К., Бодрийяр Ж., и другие ведущие современные теоретики.
     Резкий  всплеск исследований визуального  наблюдается в начале 90-х гг, как  в антропологической, так и в социологической школах. Визуальные источники окончательно перестали рассматриваться только как ресурс, превратившись в объект и основной сюжет исследования. Основной интерес исследователей направлен на изучение того, как конструируется реальность с помощью визуальных образов, как создается значение и смысл. Основной тезис заключается в принятии того факта, что визуальность есть первичный измеритель социальной действительности, задающий основные траектории ее (ре)конструирования и репрезентации.
       История визуальной социологии связана с иконографическим методом. Иконография (греч. eikon - изображение и graphs - пишу) - строго установленная система изображения определенных персонажей и сюжетов в изобразительном искусстве. Чаще всего понятие иконографии применяют к религиозному, каноническому искусству. Также под иконографией понимают всю совокупность изображений какого-либо лица или сюжета, характерных для той или иной эпохи или направления в искусстве. Иконография как описание и систематизация этих изображений, истолкование их смысла и символики стала одним из методов искусствознания (так называемый иконографический метод).
     На  поздних православных иконах, изготавливаемых  преимущественно с окладом, иконописцы писали только лики и руки святых, отказываясь от письма всего тела или скрытых под окладом его частей. Такая утилитарность не вступала в конфликт с каноном. Ведь сам образ был сохранен. А сама техника, а точнее её стратегия, нашла свое продолжение в ранней постановочной фотографии.4
     В 20 в. принципы исторической иконографии распространяются на фото- и кинодокументы. Что и положило началу появления визуальной социологии.
     Визуальную  социологию интересуют всякие визуальные проявления семьи, все то, что можно заметить зрительно в отношении семьи. А если можно заметить, то можно и сфотографировать, используя то продолжение глаза, каким является объектив. Вместе со многими другими исследователями автор разделяет точку зрения австралийских теоретиков культуры: «Визуальное исследование - это не только анализ образов, но скорее анализ того, что видимо и наблюдаемо (...) Визуальные данные потенциально охватывают всякие предметы, людей, места, явления, события, которые может наблюдать человеческий глаз».5 Существуют контексты, сильно насыщенные внешней визуальной символикой. Особенно это касается той сферы, которую Эмиль Дюркгейм определил как сакральную, насыщенную необычностью, праздничностью, торжественностью, семейных церемоний (свадьбы, крестины, похороны), политических ритуалов (демонстрации, возложения венков, патриотические манифестации с флагами и транспарантами), судебных процессов (с париками, тогами и цепями судей), а также некоторые формы проведения свободного времени (карнавалы с их костюмами и масками, спонтанные проявления уличных развлечений, новогодний праздник, День Святого Валентина). Гораздо менее зрелищны области, которые Дюркгейм отнес бы к профессиональной, например работа или учеба.
     В целом более насыщенной визуальностью  является повседневная жизнь семей высшего общества. Торстайн Веблен в 1899 г. писал о «показательном потреблении», в котором собственно внешний эффект, наблюдаемый другими, часто является главной мотивацией обладания, а великолепные литературные иллюстрации дает этому явлению Скотт Фицджеральд, описывая синдром «Великого Гэтсби». Демонстрация собственного материального успеха всегда была типичной для быстро продвигающихся групп. Сегодня в нашем обществе растет зрелищная группа «нуворишей» с их резиденциями, мерседесами, ролексами, одеждой от Армани.
     Как визуальные представления, так и визуальные проявления 
семейной жизни могут быть предметом фотографической регистрации. И одни, и другие приобретают ценность визуальных данных, зафиксированных фотографом.

     Как пишут Майкл Болл и Грегори Смит, «образы составляют часть общества, которое они представляют». В другом случае, когда мы создаем фотографический образ различных визуальных проявлений семьи, он будет иметь одноуровневый характер и касаться непосредственно наблюдаемых явлений.
     В мире, сильно пропитанном различными образами, необходимой 
составляющей компетенции современного социолога должно быть визуальное воображение - существенный элемент социологического воображения. Визуальное воображение - это «наиболее утонченное, рефлексивное и критическое понимание мира визуального и нашего места в нем». Как постулирует Эдвард Холл: «Требуется, чтобы мы научились читать безгласные сообщения так же легко, как напечатанные или произнесенные». Ему вторят австралийские исследователи: «Понимание и использование визуальных данных - это главное умение для людей, интересующихся общественными и культурными процессами».

     Социолог  тоже является членом общества и получает в семье поздней современности новые формы восприятия. Он острее воспринимает социальный мир семьи - события, явления, различные ситуации, придает больший вес визуальным проявлениям жизни семьи, особенно повседневной.
     Кроме того, он воспринимает все более  многочисленные, более красочные  и более разнородные образы, визуальные представления социального мира как его существенные составляющие.
     Cоциологическое воображение - это восприятие общественных явлений и событий как результатов человеческой деятельности, предпринимаемой в существующих условиях, оставляющих структурные эффекты 
(институциональные, организационные, нормативные, культурные), которые сами подвергаются постоянному изменению вследствие предпринятых в их границах очередных действий. Коли так, то визуальное воображение можно более точно определить как восприятие тех аспектов семейной жизни, которые являются внешними, наблюдаемыми показателями субъективной активности, структуры, и изменчивости семьи. К этим аспектам принадлежат, с одной стороны, визуальные представления, а с другой - визуальные проявления.

     Визуальная  компетенция, визуальное воображение, острый взгляд, повышенная зрительная восприимчивость – императивы этой проблемной ситуации, в которой находится социолог в сегодняшнем мире. Поэтому понимание и использование визуальных данных становится необходимым умением каждого исследователя, кто интересуется общественными и культурными процессами. Однако пассивного наблюдения недостаточно, необходимо активное наблюдение, проявление и упорядочивание наблюдений посредством мобилизации видения и концентрации взгляда.
     Уже в XIX в. фотографией пользуется физическая антропология и 
антропометрия. Для подтверждения научных тезисов возникают 
систематические снимки представителей различных рас, этнических и физических типов. В свою очередь инструментом фотографии начинают пользоваться социальная антропология, этнология и этнография. Первые опыты мы находим в 70-х и 80-х годах XIX в., когда Эдвард Тейлор делает фотографии представителей индейских племен В.Америке. В конце века в Европе появляется мода на идеализированный и романтический образ простого человека, в результате темой фотографии становится фольклор. С 20-х годов XX в. фотография становится исследовательским инструментом социальных антропологов на островах Полинезии: Бронислава Малиновского на Тробриандах, Раймонда Фирта (Rajmond Firth) среди населения Тикопии, Эдварда Эвана Эванс-Притчарда (Edward Evan Evans-Pritchard) среди племен азанде.6 Они фотографировали как объекты материальной культуры (например, шейные украшения, украшения плеч, используемые в ритуале kula, описанном Малиновским, лодки, луки, огороды), так и формы общественного поведения, особенно обрядов в сфере религии, магии, праздников. Часто помещали также автопортреты в окружении аборигенов как наглядное свидетельство об их пребывании на данных территориях. Большой антропологический фотографический проект выполняли в 1940-е годы Грегори Бейтсон и Маргарет Мид, создав тысячи снимков культуры народов острова Бали. 

     Огромный  новаторский интерпретационный  проект, направленный на получение  важных предпосылок, обоснований и  культовых значений на основе анализа  фотоматериалов, - классическая работа Ирвинга Гофмана. Эту работу можно признать новаторской, поскольку она возникла до появления визуальной социологии как отдельной дисциплины. Автор проекта собрал интересную коллекцию из 508 снимков, прежде всего рекламных, но также из прессы и семейных снимков, изображающих женщин и мужчин как отдельно, так и вместе в самых разных жизненных  ситуациях. Здесь демонстрируются, как это определяет Гофман, разные формы экспрессивного поведения мужчин и женщин, которые руководствуются принятыми в данной культуре традициями и отображают очень глубоко скрытые, часто не осознанные дефиниции пола, приобретенные в ходе социализации. «Их экспрессивность не инстинктивна, навязана обществом, имеет общественные стандарты - эта особенная социальная категория использует определенную выразительность, а социально обозначенный эпизод указывает, когда эта экспрессивность будет иметь место». В соответствии с навязанными культурой дефинициями люди представляют себя другими. Быть мужчиной или женщиной – это только представлять себя, согласуясь с культовыми представлениями женственности или мужественности.
     Собранные Гофманом фотоснимки отражают характерные  черты, правила, стиль таких авторских  презентаций. Выполненные в естественных условиях репортерским способом, они показывают, как спонтанно, без размышлений мужчины и женщины создают свой образ.
     Анализ  фотографий позволяет Гофману делать тонкие наблюдения. Приведем для примера  некоторые из них. На фотографиях  женщины как правило, ниже ростом, чем мужчины. Когда мужчина и женщина изображены в ходе каких-либо обычных действий, мужчина чаще выполняет руководящую роль, демонстрируя более высокую компетенцию: инструктирует, помогает, учит, показывает. Вероятно, мужчина чаще сконцентрирован, производит впечатление, что он владеет ситуацией, а женщина занята своими мыслями, отводит взгляд, держится на расстоянии от возможной опасности и демонстрирует веру в мужскую силу и компетенцию. Женщины чаще всего сидят или лежат, а мужчины стоят, что наводит на мысль о зависимости женщин и более высоких позициях мужчин. Женщина садится мужчине на колени, позволяет носить себя на руках или на спине, добровольно покорно подчиняясь. На снимках женщины часто наклоняют голову вперед или набок, что является очередным сигналом покорности, как и характерный сгиб ноги и легкая стыдливая демонстрация колена, в то время как мужчины чаще всего стоят прямо с поднятой головой.  Когда мужчина берет женщину под руку или обнимает - это типичный признак присвоения ее мужчиной, а со стороны женщины это сигнал подчинения мужчине. Женщины часто мягко касаются, гладят, ласкают различные предметы или домашних животных, в то время как мужчины используют руки как инструмент для выполнения какого-то конкретного дела. Женщины чаще улыбаются и более спонтанно смеются, чаще позируют, чем мужчины. Они ярче выражают все чувства: радость, горе, грусть. Наконец, женщин больше заботит внешний вид: макияж, бижутерия, одежда. Таким образом, когда феминистское движение было еще в пеленках, интерпретация снимков позволила Гофману показать преобладающие в американской культуре (или шире - в западной) стереотипы женщин и мужчин, с которыми позднее теория и идеология феминизма вступила в полемику и борьбу. Проект Гофмана остался примером для проведения большинства подобных опытов.

§2. Роль изучения фотографии в социологическом исследовании семьи

 
     Среди тактик качественного социологического исследования в анализе истории  жизни и истории семьи используются фотографии. Фотографии в таких исследованиях  выступают в качестве документальных источников, «документов жизни».7 «Документы жизни» оказываются тем средством, благодаря которым происходит трансляция культурных традиций.
     Существуют  различные каналы трансляции. Можно  выделять, например, официальные и  неофициальные. Семья представляет собой неофициальный канал. Переданные семьей традиции имеют наиболее массивный характер. Массивность достигается за счет повышенного эмоционального фона в отношениях между членами семьи. Семейные ценности, подлежащие трансляции, аккумулируются в преданиях, семейных историях, письмах и фотографиях. Фотографии, во-первых, связаны с мерами намеренной фиксации семейной памяти. Во-вторых, вплоть до появления видеосъемки, только фотография представляла визуально-образную информацию о членах семьи и важных для нее событиях. В-третьих, фотография представляет собой доказательство, существования чего-то или реальности события, поскольку отличается от создаваемого художником рисунка. По замечанию Е. Петровской, фотография «…предлагает все сразу «как есть», даже если это абстрактный, формально продуманный снимок».8 Время проходит, но остаются фотографии, как доказательство того, что что-то действительно было, а что-то лишь могло бы случиться, а чего-то никогда не случится. Однако, эти документальные свойства фотографий практически не используются в социологических исследованиях. Основной упор приходится на текстовые документальные источники (письма, мемуары, дневники, архивные документы). Фотографиям отводится лишь вспомогательная роль. Главным образом, иллюстративная. В.В. Семенова, в учебном пособии, посвященном качественным методам социологических исследований, с сожалением пишет: «Миллионы фотографий делаются каждый год и становятся достоянием семейных альбомов, но социологи не испытывают особого интереса к тому, что могло бы стать основной информационной базой исследования…».9
     С одной стороны, любительское фото не востребовано социологами из-за преимущественно  вербальной организации научного пространства, заполненного текстами. Визуальное оказывается  вытесненным в сферу искусства, что воплощает противопоставление рационального и эмоционального. Возникает устойчивое понимание того, что фотография может восприниматься только как образная информация, научный характер которой сомнителен.
     Новые антропологические, этнографические и социологические стратегии исследования, однако, уже не могут не учитывать факт расширения сферы визуального в современной культуре. В результате, во-первых, фото- видеосъемка, а также электронные средства, начинают использоваться социологами и антропологами в документальных целях (создание фото и видеоархивов), а во-вторых, возникает анализ того, какая информация на них содержится, как она может быть интерпретирована и что собой представляют события фотографирования видеосъемки, создания информационных баз.
     Неуклонное  увеличение сферы визуального в  современной культуре сопровождается появлением специфических методов  ее изучения, прежде всего, семиотических.
     Открылось семиотическое пространство, в котором  фотография оказалась вписана в  систему отношений, например таких: фотограф – фотографируемый – зритель. Соотнесение означающего и означаемого может произвести только человеческое сознание, которое, в свою очередь, социально продуцировано.
     Социологический анализ фотографии делает акцент на тех социальных отношениях, в которые она включена. События фотографирования рассматриваются как практика репрезентации. Классические социологические методы потому бессильны извлечь социально значимую информацию, что с классических позиций функции фотографий ограничиваются презентацией. Они могут быть лишь предъявлением, доказательством присутствия. Хотя это само по себе важно, но ограничивает использование фотографий процессом внешнего представления. Постклассические социологические методы  позволили понять, что представление имеет не только (даже не столько) внешнюю проекцию, но и внутреннюю. Презентация оказывается обернута вовнутрь, становясь репрезентацией. Стоит задуматься о том, что всякое представление всегда одновременно является и внешним и внутренним. Фотография представляет собой уникальный случай исследовать представления о способах презентации себя для других. Имеющиеся экспериментальные фотоисследования оказываются аналитическими описаниями того, как создаются и потребляются социальные репрезентации. Выясняется, что на страницах семейных фотоальбомов не столько зафиксирована объективная реальность, а сконцентрированы ряды образов, подлежащие непрекращающейся интерпретации.
     Существуют, например, предпочитаемые способы портретной съемки, выбор позы, одежды, фона, выражения лица. Каждый человек, участвуя в практиках самопрезентаций, учится способам, какими он может себя представить, в том числе, и на фотографиях. Было бы интересно проследить формирование этого умения в пределах одного фотоальбома: непосредственность детей раннего возраста, ещё не знающих о необходимости «выглядеть»; зажатость детей постарше, которые о такой необходимости знают, но умением выглядеть не овладели; те, кто уже овладели мастерством искусственной естественности. Кажется, что подобные «онтогенетические» этапы фотография проходит и в своеобразном «филогенезе».
     Социально-антропологический  взгляд на фотографию и способы фотографирования может также прояснить конвенциональные образы, по каким выстраивается фотография. Домашний или профессиональный фотограф строит замысел и композицию так, чтобы фотография соответствовала ожиданиям. Е.Р. Ярская-Смирнова замечает: «люди обычно быстро обучают потенциального фотографа тому, какие типы образов они хотели бы получить отснятыми».10 Процесс обучения менее очевиден, когда фотограф и фотографируемые принадлежат к одной культуре. Участники события фотографирования тогда обладают общими конвенциональными представлениями о способах предъявления образов, больше объем их общих знаний. В этом случае, однако, трудно реконструировать процесс обучения. Материал для реконструкции могут дать ситуации, когда фотограф и фотографируемые происходят из разных культур. Этнографические фотоисследования демонстрируют, как различаются фотомиры, увиденные с разных точек зрения.
     Там, где инокультурный взгляд хочет  увидеть людей в традиционной одежде, занятых повседневными делами, сами фотографируемые позиционируют  тот образ, который зафиксирован в их сознании как парадный, зачастую это – европеизированный облик. Изучение таких ситуаций может способствовать реконструкции способов визуального представления человека или семьи.
    Кроме того, что фотография документирует  историю семьи или биографическую историю, она визуализирует социальное пространство. Город обычно представлен на фотографиях в качестве фона. Фоном выступают «ключевые» места и здания, репрезентирующие тот или иной город. В каждом городе оказываются выделены анонимные, типичные пространства, неотличимые друг от друга. Это кварталы, созданные типовыми зданиями массовой застройки. Они запечатлеваются на фото, будучи второстепенными по значимости, когда фотографируются люди, включенные в события.
    Фотографии  и фотографирование, становясь массовой, типичной практикой, переходят в  сферу анонимного. На фоне уникальных городских мест запечатлено множество анонимных лиц. Для владельца альбома его фотография выделяется из многих, благодаря ее эмоциональной наполненности. Он вспоминает, а значит, вновь переживает эмоционально значимые события. Рассматривающие фотографии люди воссоздают, а иногда заново создают городскую топику значимых мест и событий.
    В семейных альбомах представлены фото горожан как в своем городе, так и в других городах. Последних  обычно больше. Фоном и в том, и  в другом случае являются репрезентирующие топосы. Их выбор предписан традицией. Фотографирование людей на фоне обязательных для посещения мест приобретает ритуальный характер. Вслед за этим создается индустрия профессионального фотографирования.
    Практика  путешествия предписывает наличие  у туриста фотоаппарата, и лишь с недавних пор, видеокамеры. Помимо фотографирования, обязательным социальным ритуалом является коллективный просмотр туристических фотографий, в который вовлечены как участники путешествия, так и другие, кто не участвовал, но вовлечен в групповое взаимодействие. Все вовлеченные в такой ритуал создают эмоциональный фон восприятия фотографий.
    События фотографии и событие фотографирования включены в социальный контекст. Они  указывают на человека как на горожанина (или не горожанина), живущего в некоем городе и побывавшего в других городах. Все перемещения, будучи сохраненными в фотографической памяти, эмоционально переживающиеся в ходе неоднократного рассматривания, сопровождающиеся рассказами об эпизодах жизни, становятся для человека фактами биографии.11
    Таким образом, с точки зрения социологического и антропологического исследования фотографирование находится на пересечении  стратегий объективации и стратегий  субъективации. Человек объективирует  самого себя в практиках презентаций, которые, в свою очередь, актуализируют комплекс представлений о себе самом, то есть являются репрезентацией. Будучи вписанными в социальный контекст, практики презентации и репрезентации показывают человеку место и время, с которого он видит, а затем и говорит, определяя самого себя и свой жизненный мир.
     Итак, визуальная социология возникла не так  давно, но вполне позиционирует себя как отдельная и самодостаточная  дисциплина. Возможность применения методов визуальной социологии зависит  от навыков исследователя правильно понимать и использовать визуальные данные, которые необходимо развивать для получения более широкого и глубинного анализа семейных отношений. Приведенные примеры проектов социальных исследователей демонстрируют возможности методов визуальной социологии, с помощью которых собираются важные социологические данные.
     Фотография  является основной информационной базой  исследования семейных отношений, документируя историю семьи. Семейные фотоальбомы  могут использоваться как нескончаемый источник получения социологической информации. 

ГЛАВА 2. ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ МЕТОДОВ ВИЗУАЛЬНОЙ СОЦИОЛОГИИ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ СЕМЕЙНЫХ ПРОБЛЕМ

 
     Современное исследование семейных проблем требует  применения помимо традиционных методов, еще и дополнительные, новые методы. Такими являются методы визуальной социологии. Использование фотографических материалов в качестве основы для интерпретации – важный момент в исследовании семьи.
     В связи с этим нам предоставляется  подробно проанализировать возможности  применения методов визуальной социологии при исследовании семейных проблем.
     В данной главе будут рассмотрены  мнения экспертов – социологов по поводу возможностей внедрения методов визуальной социологии в исследование семьи, а так же семейные фотографии как источник получения социологической информации о семье. Для подробного изучения этих двух способах продвижения методов визуальной социологии, были проведены исследования, результаты которых так же будут освещены в следующих параграфах.

§1. Фотография как дополнения к другим методам социологии

 
             В настоящее время фотографирование позволяет тщательно регистрировать весь ход событий семьи. Все члены семьи стараются запечатлеть практически любой момент своей повседневной жизни и их родственников. В результате возникло огромное количество снимков, фиксирующих то, что, согласно субъективным и признанным культурой определениям ситуации, фотографирующий считал важным, любопытным, заслуживающим регистрации. Несмотря на то, что пока «систематические исследования домашних фотографических коллекций очень запущены, они могут служить важным источником знаний о том, что обычные люди говорят сами о себе и условиях своего существования». Такие фотографии  связаны с семейным контекстом: «...любительская фотографическая практика существует и поддерживается главным образом ее семейной функцией, а точнее функцией, семейными группами и основывающейся на увековечивании знаменательных моментов семейной жизни». Таким образом, фотографии помогают узнать стороны семейной жизни часто скрытые от глаз наблюдателя. Следовательно, они становятся важным социологическим материалом.
     Однако, несмотря на то, что современные  ученые признают важность методов визуальной социологии, в научных исследованиях  им уделяется незначительной внимание. В настоящее время существует достаточно мало научной литературы о визуальной социологии. Проявляется дефицит объективной и доступной информации о том, как использовать методы визуальной социологии в исследовании семьи, как можно это сделать грамотно, и как потом оценить результат.
     Для получения этой информации в рамках дипломной работы было проведено  исследование, основной целью которого является определение возможностей применения методов визуальной социологии при изучении семейных проблем.
     Методом проведения исследования был выбран анкетный опрос студентов, и уже дипломированных специалистов, Российского Государственного Социального Университета. Вопросы анкеты12 были направлены на выявление потребностей и ценностных ориентаций молодых специалистов, их предпочтений в области исследовании семьи, а так же их мнения о визуальной социологии, о ее методах в целом. Выборка составила 30 человек, что обеспечивает достаточную репрезентативность для учебного исследования.
     Полученные  данные предоставили возможность лучше узнать о мнениях и потребностях социологов в изучении семейных проблем, и  сделать ряд выводов о возможности применения визуальной социологии при исследовании семьи.
     Современное общество становится все более и  более «видимым» (визуально насыщенным). Если это так, то это означает, что нам следует уделять больше внимания такому простому методу социологического исследования как наблюдение.
     Наблюдение  было очень важным методом у первых социологов и, конечно же, у социальных антропологов, исследовавших экзотические общества в отдаленных регионах, а также у этнографов. Но позднее методы визуального наблюдения были вытеснены такими инструментами, как методы математической формализации, интервью. Вместо изучения картинки, стали изучать, как люди формируют государство, вместо наблюдения за тем, чем конкретно они занимаются. В течение долгого времени социологи больше внимания уделяли тому, что люди говорят, чем тому, что они реально делают. А то, что человек делает — это «видимо», т.е. поддается наблюдению.
     Исследование, проведенное в рамках данной дипломной работы, направлено на реализацию изучения мнения экспертов по поводу методов визуальной социологии, и их готовность использовать эти методы в исследовании семьи.
     Так, на основании полученных при опросе13 данных было определенно, что все эксперты (100%) – находятся в возрастной рамке до 34 лет. Именно они представляют наибольший интерес для нашего  исследования, так как они являются молодыми специалистами, которые увеличат возможности внедрения в социологию методов визуальной социологии, при наличии достаточной информации об этих методов. Именно они помогут развиваться визуальной социологии.
     Все участники экспертного опроса, являются учащиеся или дипломированными специалистами  Российского Государственного Социального Университета. Учащиеся респонденты являются студентами 4 курса по специальности «Социолог», а также дипломированными специалистами, закончившие университет по такой же специальности, что дает им право выступать в качестве экспертов.
     Отметим, что большинство экспертов – девушки. Они составляют 60% из всех опрошенных, мальчики представляют меньшинство (40%). 14 
     Итак, практически все респонденты  согласились с тем что, возможности  визуальной социологии являются весьма значительными, и лишь один эксперт с этим не согласен. Респондент, считающий возможности визуальной социологии незначительными, пояснил это тем, что в исследовании важнее статистические данные, нежели визуальные. С одной стороны, метод визуальной социологии является дополнительным методом, он не обязан быть главнее основного метода сбора информации. С другой стороны, этот специфический метод предоставляет возможность получить информацию, которую невозможно определить другим путем. А также, информация, полученная методом визуальной социологии, правдивая, что нельзя сказать про данные полученные, например, классическим методом как интервью.
     Отметим, что остальные участники экспертного  опроса понимают значимость исследований фотографических материалов в изучении семьи. Это говорит о том, что  социологи готовы принять и изучать новый метод, понимая, что многие исследования современных проблем семьи все больше требуют новых практик и инструментов.
     В ходе обсуждения, было выявлено, что 23% респондентов считают методы визуальной социологии значительными из-за своей наглядности. Это наиболее распространенный ответ, что не удивительно. Фотография наглядно демонстрирует происходящую ситуацию, что позволяет быстро считать социологическую информацию для исследования.
     Мнения  17 % экспертов сошлись на том, что значимость новых методов исходит из того, что появляется возможность определить социальный статус семьи. Достаточно будет рассмотреть досуг семьи. Например, если семья в отпускной период поехала отдыхать на море — это досуг. Досуг семьи прямо зависит от финансового состояния всех ее работающих членов. 15
     Существует  также мнение, что методы визуальной социологии дают анализ невербальной информации, однако, интерпретация субъективна, что влечет определенную долю ложной информации в процессе изучения.
     Необходимо отметить мнение одного из респондентов, что «новые методы значительны, так как визуальные образы личностей, их лица, одежда, окружающая среда, запечатленные на фотографии могут сказать о многом. О социальном статусе семьи и положении в обществе, об их финансовом достатке, о социально-психологическом климате в семье и т.п.». Это наиболее обширное мнение, которое включает в себя практически все варианты, рассматриваемые экспертами, понимающих значимость методов визуальной социологии. Из них 14% респондентов сошлись на мнении о возможности выявления взаимоотношений между членами семьи. Один эксперт предположил, что вероятно проявление неравенства в семье по фотографическим материалам, что предположительно дает значимость методам визуальной социологии.16
     Также интересно мнение еще одного респондента, которое звучит следующим образом: «Значительны возможности изучения семьи не как социального института, а как малой группы, ее членов, их взаимодействия. Также есть возможность  проследить эволюционные изменения в поколенных исследованиях». Это важное замечание, так как  фотографические снимки семейных альбомов обладают важным информационным потенциалом при реконструкции истории повседневности. Фотография выступает источником при анализе вопросов иерархии в семье, отношения к женщине, главе семейства, пожилым, определения материального достатка, социального статуса семьи т.д.
     Далее представляется интересным рассмотреть  мнение респондентов по поводу, можно  ли считать методы визуальной социологии как дополнения к социологии истинными? Абсолютно все (100%) экспертов согласились с этим мнением. Двое социологов затруднились объяснить причину их согласия, что скорее всего связанно с дефицитом информации о методах визуальной социологии, так как в преподавательской практике фотография используется еще довольно редко и далеко не во всех своих возможных качествах. Ида Ковалева — профессор Харьковского национального университета им. В. Каразина рекомендует приносить на лекции по истории социологии фотографии авторов изучаемых концепций и не только портреты, но и фото из их семейных альбомов, делая более близким, понятным образ самого теоретика. Эта ее методика нашла отражение в разработках лекций, семинаров и экскурсий, посвященных жизненному и творческому пути Максима Ковалевского.17
      Большинства экспертов пояснили свой выбор, что дало возможность расширить картину о новых методах. Двое из респондентов отметили, что методы визуальной социологии являются дополнительными методами в исследовании и в следствие не могут быть лишними.
     Определенная  группа экспертов (13%)  предположили, что методы визуальной социологии являются истинными, потому как помогают исследовать  проявление взаимодействий в семье.18 Это наиболее распространенное мнение, так как фотографирование позволяет тщательно регистрировать весь ход событий семьи, схватывая и фиксируя нюансы, которые могли бы ускользнуть от внимания в процессе проведения беседы с членами семьи. Это дает возможность анализировать, а также контролировать экспериментальную ситуацию с помощью дополнительных экспертов, которые не присутствовали на самом эксперименте.
     А также, важно учитывать, что при  проведении беседы с членами семьи, невозможно гарантировать правдивость  полученной информации, так двое экспертов  пришли к выводу, что при изучении семейных фотоархивов появляется возможность выявить, что скрывает семья. Несколько респондентов (6%) дополнили, что предоставляется возможность выявить истинные отношение в семье, а также конфликтные ситуации, которые не будут обговорены членами изучаемой семьи. Это является той информацией, которою практически невозможно получить другими методами, кроме как методами визуальной социологии, что подтверждает их актуальность.
     Далее отметим предположение одного из экспертов о том, что истинность новых методов заключается возможности выявить девиантное поведение среди членов семьи. Это важное замечание, так как следующая информация носит негативный характер, и члены семьи, возможно, попытались бы скрыть ее.
       По мнению одного из эксперта, визуальная социология, не дополнение, а отрасль социологического знания со своими научными методами, которые способны предоставить информацию о социальных явлениях  сквозь призму визуальных образов и репрезентаций. Эта информация довольно субъективна, но и достоверна (истинная), т.к. методы визуальной социологии – общепризнанны в социологической науке.
       Теперь рассмотрим оценку экспертов важности фотографий при изучении семьи. Большинство респондентов (47%) отметили важным изучение фотографических материалов при исследовании семейных проблем, при это 13% считают очень важным получении информации методом визуальной социологии. Меньшинство экспертов (40%), хотя и значительная их часть, сошлись на мнении о том, что при изучении семьи фотографии не играют важную роль, объясняя это тем, что фотография лишь поверхностная информация при изучении семьи, и данных будет не достаточно.19
       Далее рассмотрим отношение респондентов к возможности получить необходимый объем социологической информации из материалов визуальной социологии, а именно фотографии. По мнению большинства экспертов (90%), возможно получить большой объем социологической информации из фотографии, и лишь 10% с этим не согласились. Рассмотрим варианты, какую именно социологическую информацию, по предположению социологов, можно выявить из фотографии. Для одного из экспертов «фотография - новый субъект изучения, но ссылаясь на небольшой опыт изучения медиатекстов, возможно выделить информацию о внешнем виде людей, обусловливающем соответствующие интерпретации участников взаимодействия; проксемическая информация (использование и восприятие пространства), кинесическая информация (язык тела – жесты, позы, взгляд и т.п.) и др. индикаторы измерения. А в целом эта информация опять о семье как малой группе и все, что с этим связано (взаимоотношения ее членов, их соц. статус и т.д.). Хотя эксперт мало в этом разбирается, но признался в том, что был бы не против узнать побольше, так как фотография – очень интересное занятие, а главное познавательное.
     В ходе дискуссий по определению, какую  именно социологическую информацию можно получить из фотографии, появилась  возможность определить функции  фотографии.
     При анализе семейных фотографий особенно важно более широкий контекст спонтанного фотографирования и функции, которые она выполняет в семейной жизни. «Практика фотографирования есть то, чем она является, только благодаря своим функциям».20 Кристофер Музель (Christofer Musello)21 выделяет четыре такие функции. Первая - это укрепление общины. В центре снимков обычно находятся родственные и свойственные связи, что видно как из подбора фотографируемых - членов ближней и дальней родни, так и повода для фотографирования – крестины, свадьбы, годовщины супружества, а также религиозные праздники семейного характера: Рождество, Пасха. Сохранение и семейный просмотр этих снимков является способом памяти и объективизацией существования сплоченной группы, «укрепляет интеграцию семейной группы, подтверждая ее впечатление о себе самой и своем единстве». На те же функции обращает внимание Сьюзен Зонтаг: «Посредством фотографии семья создает портретную хронику себя самой через комплект снимков, свидетельствующих о ее сплоченности».22
     Вторая  функция - это инициирование и  поддерживание интеракции между членами семьи. Как фотографирование, так и просмотр снимков - это возможность для контактов, разговоров, воспоминаний. Фотографии семьи часто становятся темой диалогов с новыми знакомыми, дружеской самопрезентацией.
     Третья  функция - это презентация самого себя (presentation of self). Происходит она двумя путями: посредством идеализированных портретов (например, по случаю свадьбы, окончания школы, идиллические коллективные снимки (например, по случаю совместных каникул)) или посредством снимков, сделанных из укрытия и неожиданно, юмористических и даже компрометирующих ситуаций (подобно тем, которые запечатлены на видеолентах, показываемых в популярных телевизионных граммах типа «нечто из жизни»).
     Четвертая функция, наиболее близкая истинным, явным  интенциям семейной фотографии, - это документирование семейной жизни. Это отчетливо видно, например, при фотографировании детей начиная с грудного возраста и до зрелости и снимков в альбомах в хронологическом порядке. Документируются переломные моменты в жизни семьи или, как говорят социологи, ритуалы перехода: крестины, свадьбы, похороны. Многие семьи таким же образом документируют историю строительства нового дома или обустройство нового жилища. Документальные интенции присущи и необычайно популярным фотографиям, сделанным на каникулах, в путешествиях, при посещении экзотических мест и т.п. 23Фотография останавливает время, становится «магическим заменителем того, что время уничтожает». 24
     Пьер  Бурдье 25 дополняет этот каталог еще двумя функциями. Пятая - это престижная функция, когда фотограф регистрирует некие достижения (например, достижение вершины в Гималаях, вручение докторского диплома в Гарварде) или демонстрирует богатство (например, снимки резиденции или дорогого автомобиля). Сам факт фотосъемки с подражанием профессионалам или художникам, да еще дорогой аппаратурой, может приносить удовлетворение. Шестая функция - это развлечение, отход от повседневности, похожий на игру или забаву.
     Фотографии, выполненные в домашней манере, имеют  свои типичные темы (и, наоборот, темы табу, которые не встречаются в коллекциях снимков). Выбор тем не произволен, а обусловлен историей и культурой, здесь можно даже различить моду времени. Бурдье приводит любопытные факты: фотографии свадеб появились только между 1905 и 1914 гг. и быстро распространились, фотографии первого причастия начали делать только около 1930 г., что, возможно, связано с тем, насколько чаще раньше фотографировали взрослых, настолько в настоящее время темой семейных фотографий являются дети. Не случайно семейные фотографии делают в определенных особенных ситуациях. Одна из них - праздник: «Праздники - это доминанта фотографической активности, отчасти потому, что праздники являются центральными моментами семейной жизни (особенно Рождество), когда воссоздаются связи с дальними родственниками и интенсифицируются связи с близкими посредством обмена визитами и подарками». Другие типовые случаи - это каникулы или туристические поездки, т.е. необычные ситуации, отличающиеся от повседневной рутины, впечатления, которые хотят закрепить.
     К еще одним важным аспектам фотографии в домашней манере относятся: типовой фон и стилистическая манера, роль фотографирующего (кто из семьи инициирует и делает снимки - отец, мать, дети, родственники?), селекция снимков и их упорядочение (кто выбирает снимки и делает семейные альбомы и как такие коллекции систематизированы: хронологически, тематически?), где выставлены снимки (в кабинете, в бюро, в салоне, в спальне?).26
     Итак, при анализе семейных снимков, недостаточно вникнуть в их содержание, нужно принять во внимание их генезис, обстоятельства и контекст их появления, а также функции, которые они выполняют в семейной жизни. Только такая углубленная контекстовая и ситуационная интерпретация может нам дать важные социологические знания.
     Обобщая мнения экспертов, выявляется следующий  ряд социологической информации, которою возможно получить из фотографических  материалов семьи:
      формы взаимодействия в семье;
      проявление культуры, правил, ценностей семьи;
      проявление неравенства в семье;
      социальное положение семьи;
      стиль жизни членов семьи;
      определение профессии членов семьи;
      выявление девиантного поведения членов семьи;
      проявление универсальных форм выражения эмоций;
      наличие детей, отношение к детям;
      культурные особенности того времени, в которое жила(живет) семья;
      закономерность социальной динамики семьи.
 
 
     На  вопрос «Применяли ли Вы метод визуальной социологии в социологическом исследовании, все, кроме одного эксперта ответили «нет». Это может быть связанно с  нехваткой информации о методах  визуальной социологии, о возможности их применения. Данную информацию необходимо представить в качестве информационных материалов, таким образом, социолог в дальнейшем мог бы оценить возможности методов визуальной социологии. Что привело бы к более широкому использованию новых методов. Единственный эксперт, который применил метод визуальной социологии в своем исследовании «Женские гендерные образы в современных российских сериалов», признался в том, что был удовлетворен результатами. 27
     Далее представляется интересным рассмотреть мнение респондентов по поводу вероятности использования методов визуальной социологии в дальнейшем.
     Все эксперты (100%) готовы использовать методы визуальной социологии в дальнейшем.  Это показывает на то, что социологи  готовы использовать методы визуальной социологии, учитывая то, что эксперты имеют небольшое представление о новых методов. Эта информация очень важна для нашего исследования, так как она позволила выяснить, насколько социологи предрасположены к применению методов визуальной социологии.
     Итак, молодые специалисты полностью  осознают необходимость визуального  метода при изучении семьи. Понимание  этого, показывает на возможность применения в дальнейшем фотографических материалов при социологических исследованиях семьи.
     Также, респонденты способны интерпретировать фотографию в социологическую информацию - расширить рамки исследования.
     Полученная  информация подтверждает актуальность методов визуальной социологии в  исследовании семейных проблем и  дает им будущее, как новому дополнительному методу.

§2 Семейные фотографии как источник социологической информации

 
     Возможность получение социологической информации из фотографических материалов семьи  подтверждено результатами проведенного нами исследования, по результатам которого все (100%) экспертов считают важным использование методов визуальной социологии при изучении семейных отношениях.
     На  сегодняшний день, фотографирование членов семьи — один из важнейших  ритуалов современной семейной жизни. С помощью фотографий семья создает своего рода хронику семейного существования. Нередко семейный альбом — не только единственное свидетельство существования той или иной семьи, но и единственное, что объединяет большую семью в некое единое целое. Фотография или, вернее, фотографии создают у их обладателя иллюзию обладания прошлым, включая даже нереальное прошлое.
     Семейный  альбом хранит следы социальных изменений. Скажем, институт детства меняется в изображениях: вначале камеры будут фотографировать детей в громадных коллективностях, где каждый исчезающее мал. Думается, что это — не одна только бедность, но и антропологическая концептуальность. В изображениях детей доминирует верхний ракурс, камера медленно будет учиться опускаться на уровень роста ребенка. Со временем, все заметнее, фотографический «образ жизни» в альбомах становится все моложе и моложе. Семейные альбомы исключительно выразительно демонстрируют изменения, которые происходят в течение считанных десятилетий в отношении «образа смерти» в бытовых фотографиях российской повседневности, подтверждая идеи Ф. Ариеса о неизбежности перехода от крестьянской традиции прирученной смерти к практикам ее одичания и медикализации.28
     Коллективом кафедры философии и социологии культуры УдГУ, в ходе выполнения научно-исследовательской  работы по ряду проектов, был создан электронный архив семейных фотографий.29 Сначала анализ фотографий строился без привлечения материалов интервью владельцев фотоальбомов. Однако, такой подход был необходим, поэтому в качестве вхождения в проблему была предпринята попытка совмещения ряда фотографий, выбранных из семейного альбома самим респондентом с биографическим повествованием. В процессе исследовании авторы отказались от мысли рассматривать фотоальбом или набор фотографий как текст, в том числе как специфический текст, как это представлено в ряде работ. 30Тем не менее, казалось важным то, что демонстрация фотографий сопровождается разного рода комментариями. В перспективе исследование должно отвечать на вопрос: «Что значит рассказывать о фотографиях?» Ставилась задача проследить, что может рассказывать человек о фотографиях из своей семейной коллекции. Тем самым, обогатить исследование семьи социологической информации.
     Комментировались  не все фотоснимки, присутствующие в альбоме, так как это неоправданно увеличивало бы продолжительность интервью, что утомляло бы респондента. Кроме того, не было технической возможности сканировать все имеющиеся в фотоальбоме фотографии. Уже первые интервью показали, что в коллекции присутствуют фотографии либо незначительной биографической значимости, либо совсем ее не имеющие. Как бы то ни было, исследователи  не настаивали на комментировании всех фотографий альбома, а полагались на выбор респондента.  
В качестве первых респондентов выступали представители интеллигенции: женщина, 46 лет, преподаватель вуза; женщина, 44 года, фармацевт. Исследователи осознавали, что в их повествованиях будет выражен официальный способ саморепрезентации.

     Респонденты, как представляется, имели возможность  переносить идеологически одобренные формы репрезентаций в собственные фотоальбомы в силу того, что они обладали тем, что В.Б. Голофаст называл «культурной компетентностью». Под термином «культурная компетентность» понимается: степень владения культурным репертуаром, степень включенности в данную социокультурную среду, многообразие культурных форм самовыражения. 31
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.