На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Межнациональные конфликты

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 15.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Министерство  образования и науки РФ
    Уральская Государственная Юридическая Академия. 
     
     
     

  МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ 
  Реферат по дисциплине «Политология» 
 
 
 

Выполнила: Асимамау Алем Айеле 
ИГиМП 231группа
Проверил: Саенко Павел Андреевич 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Екатеринбург,
2011 год
 

Содержание: 

    Введение………………………………………………………………………3
    Понятие межнационального конфликта……………………………………4
    Этнос и нация……………………………………………………………..….5
    Причины конфликтов………………………………………………………..7
    Типология конфликтов………………………………………………………10
    Предмет межнационального конфликта………………………………….  .11
    Субъекты, стороны и стадии конфликта……………………………………12
    Социально-психологическая трактовка …………………………………. ...13
    О понятии национализма………………………………………...….………..16
    Юридизация конфликтов…………………………………………...………...18
    Пути разрешения межнациональных конфликтов……………………....….21
    Заключение…………………………………………………...……………….24
    Библиографический список………………………………………………….28
 
 


Введение.
      Нельзя  не заметить, что в многонациональных  странах существует внутренняя проблема – стремление одних граждан доказать превосходство своей нации над остальными. К сожалению, Российская Федерация не исключение, а яркий пример  такой страны.  Проблема еще более обострена на постсоветском пространстве, где этнополитические конфликты, нашедшие свое выражение в больших и малых войнах на этнической и территориальной почве в Азербайджане, Армении, Таджикистане, Молдове, Чечне, Грузии, Северной Осетии, Ингушетии, привели к многочисленным жертвам среди мирного населения. Время, в которое мы живем, до предела насыщено самыми разными конфликтами. Но даже на таком фоне межнациональные конфликты занимают особое место и по остроте, и по масштабам, и по их последствиям для судьбы страны. К тому же они очень часто переплетены с конфликтами другого рода – политическими, экономическими и т.д. Поэтому проблемы изучения таких конфликтов, их истории, механизмов их предупреждения и урегулирования как никогда актуальны. 
 

 

Понятие межнационального конфликта
     Межэтнические конфликты стали распространенным явлением в современном мире. По данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира в Осло, две трети всех насильственных конфликтов в середине 90-х годов были межэтническими. Переход к демократизации в нашей стране и распад СССР также сопровождались острыми межнациональными, межэтническими напряжениями и конфликтами1. В современном мире практически не существует этнически гомогенных государств. К таковым можно условно отнести только 12 стран, (9% всех государств мира).  В 25 государствах  (18,9%) основная этническая общность составляет 90% населения, еще в 25 странах этот показатель колеблется от 75 до 89 %.  В 31 государстве (23,5 %) национальное большинство составляет  от 50 до 70 %, и в 39 странах (29,5%)  едва ли половине населения является этнически однородной группой. Таким образом, людям разных национальностей так или иначе приходится сосуществовать на одной территории, и мирная жизнь складывается далеко не всегда. Далеко не в каждый конфликт бывает вовлечен весь этнос, это может быть его часть, группа, которая ощущает на себе или даже осознает противоречия, ведущие к конфликту. По существу конфликт есть способ разрешения противоречий, проблем, а они могут быть самыми разными.
     Функциональный  подход к пониманию конфликта  характерен для многих исследователей. В.А. Тишков определяет межэтнический конфликт как любую форму «гражданского, политического или вооруженного противоборства, в котором стороны, или одна из сторон, мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий». 
 
 

 

      Этнос и нация
        В «большой теории»  существуют различные концепции  природы этноса и национальности. Для Л. Н. Гумилева этносы – явление  природы, «биологические единицы», «системы, возникающие вследствие некой мутации». Для В.А. Тишкова этничность наций  создается государством; это поизводная от социальных систем, фигурирующая скорее как лозунг и средство мобилизации. Популярное представление, что человеческие сообщества, особенно в их политико-государственных формах, всегда складывались прежде всего на этнической основе, не соответствует действительности. Как современное понятие нации, так и идея, согласно которой индивид может участвовать в гражданской и политической жизни лишь как элемент нации, принадлежит XIX веку. Раньше гораздо большую роль играли религиозные, династические, хозяйственные, военные и другие факторы. Особенно явную идеологическую окраску дискуссии понятий нации и этноса приобрели в последние десятилетия XIX в., когда достижение и обеспечение единой национальной государственности во многих странах стало приоритетной политической задачей. Именно тогда в определении нации на первый план были поставлены факторы биологические 

      В современных государствах нации, как  правило, возникают на почве самого многочисленного этноса. Во Франции  это – французы, в Голландии – голландцы, еtc. Эти этносы доминируют в национальной жизни, придавая нации своеобразную этническую этническую окраску и специфический образ проявления. Существуют и нации, практически совпадающие с этносами – исландская, ирландская, португальская.
      Большинство существующих определений этноса сводится к тому, что это совокупность людей, имеющих общую культуру (зачастую добавляют еще и общность психики), обычно говорящих на одном языке и осознающих как свою общность, так и отличие от членов других подобных общностей.  Современный психоаналитический взгляд на проблему: психоаналитик и антрополог X. Штайн трактует этничность как знак личной и социальной идентификации, имеющий корни не в природе, а в головах людей2. Исследования этнологов свидетельствуют, что этносы – это объективные, не зависящие от воли самих людей образования.
      Столкновение  интересов этнических групп рано или поздно приводит к возникновению  этнических конфликтов. Этносоциологи  понимают такие конфликты как  форму гражданского, политического  или вооруженного противоборства, в котором стороны или одна из сторон мобилизуются, действуют или страдают по признаку этнических различий.
      Однако  необходимо понимать, что в чистом виде этнических конфликтов быть не может.  Конфликт между этническими группами происходит не из-за этнокультурных различий, не потому, что арабы и евреи, армяне и азербайджанцы, чеченцы и русские несовместимы, а потому что в конфликтах обнажаются противоречия между общностями людей, консолидированными на этнической основе. Отсюда трактовка А. Г. Здравосмыслова межнациональных конфликтов как конфликтов, «которые так или иначе включают в себя национально-этническую мотивацию». А это значит, что такие конфликты, лишь прикрываясь этническими распрями, реально вызваны политическими или экономическими причинами.
 

Причины конфликтов
  В мировой конфликтологии нет единого  концептуального подхода к причинам межэтнических конфликтов. Анализируются  социально-структурные изменения  контактирующих этнических групп, проблемы их неравенства в статусе, престиже, вознаграждении. Есть подходы, сосредотачивающиеся на поведенческих механизмах, связанных с опасениями за судьбу группы, не только за потерю культурного своеобразия, но и за использование собственности, ресурсов и возникающей в связи с этим агрессией. Предлагаемая ниже их классификация, на мой взгляд, имеет общетеоретическое значение, но тематически «привязана» прежде всего к отечественной проблематике.
  Политические  причины. В первую очередь это кризис, а затем распад СССР – крупной транснациональной мировой державы. Данная причина имеет универсальный характер, поскольку противостояние этнических, а также конфессиональных групп всегда обостряется в периоды распада многонациональных асимметричных государств. Достаточно вспомнить хотя бы острейший конфликт, возникший между Индией и Пакистаном сразу же после объявления их независимости от Лондона, или совсем свежий пример с распадом «балканской империи» – Югославии. Однако имперская модель правления обладает  не только недостатками, но и определенными достоинствами: фактически не признавая за входящими в империю нациями права на самоопределение и монополизируя средства государственного принуждения, имперская власть взамен минимизирует уровень беспорядка на контролируемой территории, не допская, в частности, обострения межнациональных конфликтов. Советский режим искусно замораживал и подавлял конфликтный потенциал межнациональных отношений. В выборе средств он, разумеется, не стеснялся, но при этом действовал достаточно изощренно и разносторонне. Использовались не только прямые репрессии и тотальные переселения целых народов, но и более тонкие методы: перемешивание и «разбавление» этносов (наиболее очевидный пример – целенаправленное заселение Прибалтики выходцами из славянских регионов), создание «лоскутных» административно-политических единиц (Чечено-Ингушская АССР, Кабардино-Балкарская АССР) и, напротив, разделение этноса республиканской границей (так поступили с осетинами, с таджиками).
  Другой, производной политической причиной конфликта является борьба как новых, так и старых политических элит за передел «имперского наследства» В этой борьбе национальный фактор используется без всякого стеснения. Ведется она в условиях фактического остутствия правил политической «игры» (прежние правила отменены, а правила новые, новая политическая культура еще только начинают формироваться). Поэтому в ряде случаев можно наблюдать беззастенчивую спекуляцию на национальных чувствах, несмотря на очевидный ущерб, горе и даже кровь, которые подобные «игры» приносят населению всех национальностей. Экономические причины тесно связаны с политическими. С одной стороны, здесь происходит во многом аналогичная политическая борьба за передел национального богатства, с другой – регионы традиционно бедные, обделенные природными ресурсами и не располагающие развитой экономикой, но получавшие определенную централизованную поддержку, теперь, лишившись ее, пытаются как-то выйти из положения путем апелляции к категориям национального выживания, сохранения национального очага и т.д., прибегая при этом к любым доступным им средствам экономического давления или даже шантажа. Кроме того, экономически более мощные регионы стремятся блокировать тенденции национального сепаратизма, тоже используя для этого экономические и финансовые рычаги.
  Причины социально-культурные и социально-психологические. За семь послереволюционных десятилетий в стране сложилась новая метаэтническая общность – так называемый советский народ. К данному факту можно относиться по-разному, но отмахиваться от него, объявляя его лишь порождением коммунистической пропаганды, беспочвенно и неразумно. В социально-психологическом плане это несомненная реальность. Для тех же, кто прожил всю свою жизнь с хотя бы относительно позитивным или даже ценностно-нейтральным чувством советской самоидентификации, распад огромной страны– тяжелая и болезненная психологическая травма. Отсюда психологически объяснимо стремление части общества к восстановлению прежнего могучего государства.
 

   Типология конфликтов

  Известны  также различные подходы к  выделению отдельных типов конфликтов. Так, по классификации Г. Лапидус межнациональные конфликты разделяются на две группы: на межгосударственном и внутригосударственном уровнях, при этом в последней  группе выделяются конфликты с вовлечением аборигенных меньшинств (лезгин в Дагестане), пришлого населения, насильственно перемещенных меньшинств (крымские татары), а также конфликты, возникающие в результате попыток пересмотра отношений между автономными республиками и правительствами государств-преемников (Татарстан в России).
     Собственную типологию предложил политолог  Я. Я. Этингер:
    Территориальные конфликты, часто тесно связанные с воссоединением раздробленных в прошлом этносов. Их источник - внутреннее, политическое, а нередко и вооруженное столкновение между стоящими у власти правительством и каким-либо национально-освободительным движением или той или иной ирредентистской и сепаратистской группировкой, пользующейся политической и военной поддержкой соседнего государства (Нагорный Карабах). 
    2. Конфликты, порожденные стремлением этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме создания независимого государственного образования (Абхазия).

3.Конфликты, связанные с восстановлением территориальных прав депортированных народов (спор между осетинами и ингушами из-за принадлежности Пригородного района). 
4. Конфликты, в основе которых лежат притязания того или иного государства на часть территории соседнего государства. Например, стремление Эстонии и Латвии присоединить к себе ряд районов Псковской области, которые, как известно, были включены в состав этих двух государств при провозглашении их независимости, а в 40-е годы перешли к РСФСР; 
5. Конфликты, источниками которых служат последствия произвольных территориальных изменений, осуществляемых в советский период (проблема Крыма).

6. Конфликты как следствие столкновений экономических интересов, когда за выступающими на поверхность национальными противоречиями в действительности стоят интересы правящих политических элит, недовольных своей долей в общегосударственном федеративном "пироге" (взаимоотношения Маосквы и Казани).
7. Конфликты, в основе которых лежат факторы исторического характера, обусловленные традициями многолетней национально-освободительной борьбы против метрополии (конфронтация между Конфедерацией народов Кавказа и российскими властями). 
8. Конфликты, порожденные многолетним пребыванием депортированных народов на территориях других республик (месхетинские турки в Узбекистане). 
9. Конфликты, в которых за лингвистическими спорами (какой язык должен быть государственным и каков должен быть статус иных языков) часто скрываются глубокие разногласия между различными национальными общинами (как это происходит, например, в Молдове, Казахстане).

  Предмет межнационального  конфликта.

  Предметом с точки зрения права могут быть как территории, из-за преимущественного проживания на которых возникает спор между разными этническими группами (например, Пригородный район Владикавказа)., так и различные элементы правового статуса представителей той или иной национальности, их имущественные и неимущественные права. В частности, речь может идти о правах гражданских, праве собственности, правах административных, культурных и др. Впрочем, обычно они довольно тесно переплетены, а дискриминация гражданская и административная порой автоматически порождает дискриминацию в области имущественных и социально-культурных прав.

  Субъекты, стороны и стадии конфликта.

  Наиболее  общими субъектами конфликта являются различные национальные общины, проживающие  на территории, находящейся под суверенитетом одного государства. Это, однако, не совпадает с понятием юридических сторон конфликта. В юридическом смысле общий межнациональный конфликт как бы распадается на множество более конкретных конфликтов, непосредственными сторонами которых выступают разные юридические и физические лица – депутатские фракции, партии, госортаны, должностные лица, хозяйственные структуры, всевозможные общественные объединения, отдельные граждане и семьи. Собственно же национальные общины действуют как своего род лобби – группы интересов и давления.
  В юридическом смысле конфликты могут  быть подразделены на доюридическую, юридическую  по форме (и часто антиправовую по сути) и собственно правовую, на которой  только и возможно действительно  справедливое разрешение конфликта. В случаях, требующих нормативного регулирования, конфликт решается в формах принятия конституций и конституционных законов либо внесения в них соответствующих поправок, а также принятия законов и подзаконных актов, отвечающих принципам права, международным соглашениям, национальным конституциям, конституционным законам. При решении конкретных споров это происходит (вернее, должно происходить) в первую очередь посредством судебных и арбитражных решений, а также законных действий административных органов. Однако такой правовой путь не является легким. На нем возможны коллизии норм, их различные интерпретации, всевозможные процедурные и процессуальные уловки сторон, прямая необъективность лиц, принимающих решения. Но все же лишь правовой способ удовлетворения притязаний участников и сторон конфликта (либо отказа в их удовлетворении) представляется наиболее надежным способом его урегулирования.
 

      Социально-психологическая  трактовка межнационального конфликта
    Межэтнические конфликты, разумеется, не возникают на пустом месте. Как правило, для их появления необходим определенный сдвиг привычного уклада жизни, разрушения системы ценностей, что сопровождается чувствами фрустрации, растерянности и дискомфорта, обреченности и даже потери смысла жизни. В таких случаях на первый план в регуляции межгрупповых отношений в обществе выдвигается этнический фактор, как более древний, выполнявший в процессе филогенеза функцию группового выживания.
    Действие  этого социально-психологического механизма происходит следующим образом. Когда появляется угроза существованию группы как целостного и самостоятельного субъекта межгруппового взаимодействия, на уровне социального восприятия ситуации происходит социальная идентификация по признаку происхождения, по признаку крови; включаются механизмы социально-психологической защиты в виде процессов внутригрупповой сплоченности, внутригруппового фаворитизма, усиления единства "мы" и внешнегрупповой дискриминации и обособления от "них", "чужих". Эти процедуры ведут к отдалению и искажению образов внешних групп, которые с эскалацией конфликта приобретают хорошо изученные в социальной психологии особенности и черты.  
Этот вид взаимоотношений исторически предшествует всем другим видам и наиболее глубоко связан с предысторией человечества, с теми психологическими закономерностями организации социального действия, которые зародились в глубинах антропогенеза. Эти закономерности развиваются и функционируют через противопоставление "мы-они" по признаку принадлежности к племени, к этнической группе с тенденцией к этноцентризму, недооценке и принижению качеств "чужих" групп и переоценке, возвышению характеристик своей группы вместе с дегуманизацией  "чужой" группы в условиях конфликта.  
Объединение группы по этническому признаку происходит на основе:  
- предпочтения своих соплеменников "чужим", пришлым, некоренным и усиления чувства национальной солидарности;  
- защиты территории проживания и возрождения чувства территориальности для титульной нации, этнической группы;  
- требований о перераспределении дохода;  
- игнорирования законных потребностей других групп населения на данной территории, признаваемых "чужими".  
Все эти признаки обладают одним преимуществом для группового массового действия - наглядностью и самоочевидностью общности (по языку, культуре, внешности, истории и т.д.) по сравнению с "чужими". Индикатором состояния межнациональных отношений и, соответственно, их регулятором является этнический стереотип как разновидность социального стереотипа. Функционируя внутри группы и будучи включенным в динамику межгрупповых отношений, стереотип выполняет регуляторно-интеграционную функцию для субъектов социального действия при разрешении социального противоречия. Именно эти свойства социального стереотипа, этнического в особенности, делают его эффективным регулятором любых социальных отношений, когда эти отношения в условиях обострения противоречий редуцируются к межэтническим.  
При этом регуляция межгрупповых отношений с помощью этнического стереотипа  психологически возвращает социальные отношения в историческое прошлое, когда групповой эгоизм глушил ростки будущей общечеловеческой зависимости самым простым и древним образом - путем уничтожения, подавления инакообразия в поведении, ценностях, мыслях.  
Это "возвращение в прошлое" позволяет этническому стереотипу в то же время выполнять функцию психологической компенсации в результате дисфункций идеологических, политических, экономических и иных регуляторов интеграции при межгрупповых взаимодействиях.  
Когда сталкиваются интересы двух групп и обе группы претендуют на те же блага и территорию (как, например, ингуши и североосетинцы), в условиях социального противостояния и девальвации общих целей и ценностей национально-этнические цели и идеалы становятся ведущими социально-психологическими регуляторами массового социального действия. Поэтому процесс поляризации по этническому признаку неизбежно начинает выражаться в противостоянии, в конфликте, который, в свою очередь, блокирует удовлетворение базовых социально-психологических потребностей обеих групп.  
При этом в процессе эскалации конфликта объективно и неизменно начинают действовать следующие социально-психологические закономерности:  
- уменьшение объема коммуникации между сторонами, увеличение объема дезинформации, ужесточение агрессивности терминологии, усиление тенденции использовать СМИ как оружие в эскалации психоза и противостояния широких масс населения;  
- искаженное восприятие информации друг о друге;  
- формирование установки враждебности и подозрительности, закрепление образа "коварного врага" и его дегуманизация, т.е. исключение из рода человеческого, что психологически оправдывает любые зверства и жестокости по отношению к "нелюдям" при достижении своих целей;  
- формирование ориентации на победу в конфликте силовыми методами за счет поражения или уничтожения другой стороны.  
 Таким образом, задача социологии состоит прежде всего в том, чтобы уловить тот момент, когда еще возможно компромиссное решение конфликтной ситуации, и не допустить ее переход в более острую стадию.

 

     Понятие национализма.

    В 1888 г. русский мыслитель В. С. Соловьев писал, что национализм представляет «для народа то же, что эгоизм для  индивида: дурной принцип, стремящийся  изолировать отдельное существо превращением различия в разделение, а разделения в антагонизм»[8]. В другой работе он обозначил три фазы развития национализма – поклонение своему народу как носителю вселенской правды, поклонение его стихийной силе независимо от правды и, наконец, поклонение национальным односторонностям и аномалиям, отделяющим народ от остального человечества, т.е. поклонение своему народу с прямым отрицанием вселенской правды[9].
    Я считаю, что в рамках конфликтологии следует рассматривать национализм как особую концепцию мира, с точки зрения которой разные этносы являются прежде всего соперниками в борьбе за выживание, за достижение преимущественного положения и за различные блага, как искаженную форму естественных национальных чувств, акцентирующую фактор вражды по отношению к другим нациям. Национализм предполагает пренебрежение человеческими правами и достоинством живущих рядом людей других национальностей, «некоренного населения» да и вообще иностранцев – «чужаков», нетерпимость к их обычаям, нуждам и потребностям, а самое главное – идеологию «козла отпущения», когда причину всех своих бед и неудач ищут не в себе самих, но в происках тех или иных злокозненных чужеземцев, пришельцев, «малого народа», соседей...
    И еще один парадокс национализма. Как  ни странно, но по сути он опирается  на национальный 'комплекс неполноценности, хотя эмпирически такую связь  проследить нелегко, поскольку этот комплекс скрывается за, казалось бы, весьма высоким самомнением. В самом деле, как за чванным национализмом, априорно приписывающим соотечественникам высший ранг по сравнению со всеми прочими, разглядеть глубоко запрятанную неуверенность в себе, ущербность массового национального сознания? Комплекс этот бывает как агрессивным, так и, напротив, боязливым. Последнее чаще присуще малым нациям, не имеющим духовных ресурсов для противодействия политической и культурной ассимиляции, не способным сопротивляться нациям более сильным. Проявляется он, как правило, в форме попыток изоляционизма, обычно безнадежных. Антропологи описывали этот феномен на примере индейских племен Южной Америки и малых городов Севера. Впрочем, порой он проявляется даже у таких этнических и культурных гигантов, как русская нация, у которой в течение столетий сохранялась – а в определенной мере сохраняется и до сих пор – пресловутая «западобоязнь», т.е. недоверчиво-опасливое отношение к Западу как к богатому и коварному соблазнителю. Впрочем, непроходимой границы между боязливым и агрессивным видами комплекса нет. При изменении соотношения сил они легко переходят один в другой. Очевидно, что подобное националистическое миропонимание в высшей степени благоприятствует возникновению, подогреванию, обострению различного рода межнациональных конфликтов, к рассмотрению причин которых мы сейчас переходим.
 

     Юридизация конфликтов.

Амплитуда конфликтов – от бытовых обывательских перепалок  до войн на уничтожение, включая различные  виды межобщинной розни, политической, идеологической и вооруженной борьбы.
Конфликт облекается в юридические формы на трех уровнях: на уровне межгосударственных отношений  взаимно независимых субъектов, в том числе и государственных  образований в рамках одной федерации, на уровне отношений внутри федерации  по «вертикали» (центр – места) и на уровне отношений внутри одного государства. Примером облекаемых в юридическую форму межнациональных конфликтов на межгосударственном уровне могут служить акты об аннексии части территории другого государства на основании или под предлогом национального состава ее населения (например, акт о присоединении в 1939 г. к СССР части земель Восточной Польши). Есть и другие формы национально-территориальных претензий: не признаваемые другим государством акты о специальной поддержке проживающих на его территории тех или иных национальных групп (представим себе гипотетический, но всерьез предлагаемый некоторыми ультрапатриотами российский закон о защите интересов русскоязычного населения за пределами Российской Федерации; вспомним о некоторых израильских законах или о коллизионных законах, касающихся признания лишь одним из субъектов международного права двойного гражданства). Конфликт в перспективе может возникнуть и в результате принятия актов, продиктованных самыми добрыми побуждениями (например, о передаче Украине территории Крымской области)
Конфликты «по  вертикали» могут продуцироваться  законодательными актами как центральной, так и местной власти. Это хорошо видно на примере законодательного регулирования вопросов государственного языка. С одной стороны, конституции бывших союзных республик СССР признавали за национальным языком статус государственного лишь для республик Закавказья, что, естественно, провоцировало в других республиках межэтническую напряженность, особенно в контексте проводившейся тогда русификаторской политики. Но с другой стороны, принятые в последние годы на волне «парада суверенитетов» в некоторых новых государствах категоричные законы о национальном языке как единственном государственном игнорируют сложившиеся этническо-культурные реальности и тоже служат источником межэтнической напряженности.
  Однако  нельзя перекладывать всю ответственность  только на издателей «неправильных  законов». Часто и самые безобидные акты, направленные на достижение комфорта сожительства всех этносов и наций воспринимаются как попытка ущемить интересы второй стороны. 4 февраля 2007 г. канадская деревня Эрувилль (Hеrouxvillе) приняла Кодекс норм поведения жителей деревни, направленный, прежде всего, на приведение к общему знаменателю мигрантов из мусульманских стран и членов их семей. В частности, Кодекс запрещает: 
«…— Ходить по улицам и ездить в общественном транспорте с лицом, закрытым платком (исключение — день Хэллоуина).

  — Запрещено  требовать открытие молельных мест вне церкви и личной квартиры (дома).
  — Запрещено  давать дополнительные часы отдыха и  дополнительные дни работникам для  молитв, постов и прочего. Хочешь постись  днем — постись, твое личное дело. В  личное время.
    Запрещено протестовать против Рождественской Елки в государственных учреждениях.
  — Запрещено  протестовать против потребления продуктов, если санэпидемстанция и другие органы не препятствуют по причинам здоровья.
  — Запрещено  нарушать права женщин, в том числе, побивать их камнями, делать им обрезание, заматывать в паранджу и т.д.
  — Запрещено носить оружие в школу — включая «церемониальные ножи».
  — Запрещено  ограничивать поведение других, если тебе что-то в их поведении не нравится, но другие не нарушают закон (например, нельзя требовать замазывать окна в  спортзале, если напротив молельное место, где молящимся не нравится спортзал — никто вам не мешает замазать собственные окна).
  — Запрещено  не подчиняться женщинам-полицейским, если ты мужчина.
  — Запрещено  отказываться от лечения, если ты женщина, а врач мужчина».
  95% жителей  Квебека поддержали введение правил Кодекса в собственном городе и, в перспективе – по всей стране. Что характерно, и сами мусульманские иммигранты, и их верные «правозащитники» уже успели назвать Кодекс «плохо прикрытой ксенофобией». 

 

Пути разрешения межнациональных конфликтов.
Даже в самых  острых конфликтных ситуациях одной  из первых промежуточных фаз урегулирования должна быть юридизация конфликта. Это  предполагает: во-первых, прекращение  насилия; во-вторых, организацию диалога  между сторонами конфликта; в-третьих, обеспечение участия в таком диалоге полномочных и ответственных представителей каждой стороны, лучше всего – государственных органов; в-четвертых, формулирование требований и претензий каждой из сторон в категориях, хотя бы в принципе подлежащих юридическому переформулированию и правовой оценке; в-пятых, юридическую фиксацию итогов каждой из стадий переговоров, в том числе поддающихся контролю обязательств каждой из сторон; в-шестых, максимально определенное формулирование условий итогового соглашения, придание этому соглашению легитимности с помощью какой-либо из форм его ратификации или народного одобрения. На этой фазе среди ключевых фигур участников переговоров должны быть юристы. Однако, разумеется, само по себе подписание каких-либо соглашений еще не гарантирует погашения конфликта. Определяющей является готовность сторон их выполнять, а не использовать в качестве «дымовой завесы» для продолжения попыток добиваться своих целей неправовыми средствами.
А для этого, в свою очередь, необходимо хотя бы частичное преодоление конфликта интересов или по крайней мере снижение его остроты, к чему может повести, например, появление в отношениях между сторонами новых стимулов. Скажем, суровая экономическая необходимость, заинтересованность сторон в ресурсах друг друга, «премии» за урегулирование конфликта в виде международной или иностранной помощи могут способствовать переключению интересов конфликтующих сторон в иную плоскость и значительно притушить конфликт.
Таким образом, в социально-политическом плане  пути к преодолению конфликтов лежат либо через хотя бы частичное удовлетворение требований сторон, либо через понижение для них актуальности предмета конфликта. Но есть еще и другая, очень важная сторона проблемы.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.