На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Религия как социальный феномен. К.Маркса и Ф.Энгельса

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 16.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Пермский  государственный технический университет. 
 

Кафедра философий и религиоведения. 
 

Контрольная работа по свободомыслию.
                «Религия как социальный феномен. К.Маркса и Ф.Энгельса» 
 
 
 
 
 
 
 
 

    Выполнила: студентка  гр. 03Р-12С
                                                         Арасланова К.А.
                                                                              Проверил: М.Г. Писманник 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                                    
                                                        Пермь 2006г
План:
      Религия как социальный феномен К. Маркса.
      Учение о социальной сущности религии-теоритическая  основа марксисткой  социологии религии.
      Литература.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
             
                  Религия как социальный феномен. К.Маркса.
    Маркс (1818—1883) также рассматривал религию  в ее взаимосвязях с обществом, но в его понимании это не было взаимодействие двух самостоятельно существующих величин. Маркс подошел, по сути, впервые, к религии как социальному феномену, по самой природе своей включенному в систему общественных связей, отношений. Религия коренится в социальных структурах, в них следует искать объяснение религии.          
       Представления о сверхъестественном, священном порождаются этой основой: религия живет за счет Земли, а не Неба. Понимание религии как социального феномена означает также понимание того, что она выполняет вполне реальные функции в жизни общества, отвечает вполне определенным потребностям. Религия как социальный феномен представляет собой объективный фактор, внешним и принудительным образом воздействующий на людей подобно любому другому общественному институту. Маркс заложил, таким образом, основу развитого впоследствии функционального метода исследования религии. Отличительная особенность концепции Маркса составляет убеждение в исторической природе религии как порождения не вечных, а преходящих социальных условий, тех условий, основу которых составляет система присвоения чужого труда, социальное неравенство, суть которого в том, что свобода одних предполагает и означает порабощение других; отсюда — социальное неравенство общества, социальные антагонизмы, классовая борьба. Религия, согласно Марксу, больше обусловливаемый этими общественными отношениями, нежели обусловливающий их фактор.
      Религия — надстройка над порождающим  ее экономическим базисом, производное  от него. Ее общественная функция  заключается в том, что она  определенным образом интерпретирует  существующие отношения, а не  продуцирует их. Религия есть идеология, ее самая ранняя, исторически первая форма. Ее социальная функция — функция идеологическая: она или оправдывает и тем самым узаконивает существующие порядки, или осуждает их, отказывает им в праве на существование. Она может питать социальный конформизм, служа тормозом общественного развития, или же стимулировать социальный протест, играя революционную роль. На протяжении почти двухтысячелетней истории христианства, с того времени, когда был заключен союз “алтаря и трона”, когда христианство было признано государственной религией Римской империей в IV в., его социальные принципы оправдывали существовавший социальный порядок, эксплуатацию человека человеком, как порядок богоустановленный; примиряя с ним, оно обещало компенсацию в потустороннем мире и объясняло, что “царство божье не от мира сего”. Религия была в этом смысле “опиумом народа”.
  Религия может выполнять функцию интеграции общества, но она не является единственно  возможной интегрирующей силой, и она может также действовать  как дезинтегрирующий общество фактор, когда возникают конфликты на религиозной почве. Религия, согласно Марксу, — порождение таких социальных условий, которые характеризуются существенной ограниченностью человеческой жизни и деятельности.            Это условия, при которых значительная часть общества — угнетенные и презренные существа, принужденные всю жизнь работать на других; “другие” владеют и их судьбами, и их помыслами, навязывая им свои ценности, свое понимание социального порядка и жизни. Это условия глубокого раскола общества, когда интересы одной его части могут быть обеспечены только за счет другой. В этих условиях только иррациональные факторы — верования и ценности, которые не могут быть проверены и не подлежат проверке, которые как бы заданы извне в качестве сакральных (религией в традиционных формах или ее идеологическими светскими эквивалентами), — играют решающую роль в поддержании социального порядка, культурной интеграции. В таком обществе она не может быть достигнута иначе — на какой-то другой, ясной, разумной договорной основе. В таком обществе иначе не может быть обеспечена законопослушность людей, их нерассуждающая преданность системе. Короче говоря, религия выступает как разновидность идеологии, т. е. “отчужденного сознания”, как порождение общественного процесса, развивающегося в отчужденных формах. Религиозное отчуждение — лишь одно из проявлений основного, экономического отчуждения. Преодоление его означает устранение тех условий, которые необходимы для существования религии. Она исторически изживает себя в той мере, в какой развиваются свобода и самостоятельность человека. Отправной точкой марксистской критики религии является, таким образом, не атеизм, а “эмансипация человека”. В марксизме основной тезис иррелигиозной критики, согласно которому не религия создает человека, а человек — религию, переводится на язык социологических понятий. Религии противостоит идея самоосуществления человека, критика религии завершается категорическим императивом, требующим ликвидации тех условий, которые мешают человеку в полной мере реализовать себя.
    Центральную роль в учении Маркса, так же как  до него у Л. Фейербаха, а впоследствии у 3. Фрейда, играл тезис о компенсационной роли религии. Религия — это “сердце бессердечного мира”: страдания и лишения человека в “этом мире” не напрасны, за них он будет вознагражден в будущей жизни, он должен относиться к ним как к испытанию и принимать со смирением. Эта критическая по отношению к религии позиция продолжает традиции Просвещения, за плечами которого опыт XVII—XVIII вв., когда острота противоречий на религиозной почве достигла предела и вылилась в религиозные войны, опустошившие Европу. Для достижения хотя бы относительного мира и спокойствия в обществе нужно было разграничить “сферы влияния” светской и духовной властей, государства и церкви. В то время трудно было говорить о позитивной роли религии в обществе, тем более об интегрирующей функции религии.
    Во  второй половине XIX в. положение меняется. Промышленная революция и утверждение новых общественных отношений были сопряжены с выделением достаточно автономных сфер жизнедеятельности общества — экономики, политики, религии, морали и т.д. Остро встала проблема социальной организации, социальных связей. В этих условиях о позитивной роли религии начинают говорить ученые, сами далекие от религиозной веры. На первом плане в социологии религии — новое направление, интеграционное. Наиболее показательна в этом отношении концепция Э. Дюркгейма (1858—1917), который в отличие от Маркса специально занимался изучением религии и которого по праву считают основоположником социологии религии как научной дисциплины. Религию он рассматривал как основу единства общества. К. Маркс и Ф. Энгельс тщательнейшим образом исследовали накопленный до них идейный материал. Однако они не ограничились этим. Отбросив принцип спекулятивных конструкций, согласно которому из сочиненных a priori общих понятий и теорий объяснялись реальные факты, основоположники марксизма обратились к изучению действительных условий жизни людей. “Эмпирическое наблюдение, - подчеркивали К. Маркс и Ф. Энгельс, - должно в каждом отдельном случае - на опыте и без всякой мистификации и спекуляции - вскрыть связь общественной и политической структуры с производством. Общественная структура и государство постоянно возникают из жизненного процесса определенных индивидов - не таких, какими они могут казаться в собственном или чужом представлении, а таких, каковы они в действительности, т. е. как они действуют, материально производят и, следовательно, как они действенно проявляют себя в определенных материальных, не зависящих от их произвола границах, предпосылках и условиях”(1). Этот принцип К. Маркс и Ф. Энгельс осуществляли во всей своей научной работе. Изучение истории у них неразрывно связано с конкретными социальными исследованиями. При сборе информации К. Маркс и Ф. Энгельс наряду с использованием трудов по истории стран и народов применяли методы наблюдения, опроса, привлекали и анализировали материалы статистики, различного рода документы и т. д.
    Изучение  реальных фактов давало основу и для становления и развития научного понимания религии. “Религиозные факты” брались в общей связи с другими социальными фактами, в рамках определенной совокупности фактов экономических, политических и т. д. На основе материалистического понимания истории были сформулированы исходные идеи научной социологической теории религии. Выдающийся вклад в развитие этой теории внес В. И. Ленин.
    УЧЕНИЕ  О СОЦИАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ РЕЛИГИИ - ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ  ОСНОВА  
    МАРКСИСТСКОЙ СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ

    Ядро  марксистской социологической теории религии составляет учение о социальной сущности религии. Сущность религии раскрывается в разных аспектах: во-первых, религия истолковывается как необходимый продукт материального жизненного процесса; во-вторых, она понимается как иллюзорное выражение (проявление) действительных отношений; в-третьих, интерпретируется как способ существования отчуждения человеческой сущности; в-четвертых, характеризуется как фантастическое отражение реального мира; в-пятых, религия рассматривается как часть надстройки.
    Важнейшее значение для обоснования социальной природы религии имеет раскрытие  ее источников, анализ общественных отношений, продуктом которых она является. Этот анализ содержится в учении о  корнях религии.
    В советской литературе дискутируется  вопрос о соотношении понятий “причины” и “корни” религии. Одни говорят о тождестве этих понятий(2), другие проводят различие между ними(3).
    Представляется  правильным различение понятий “корни”  и “причины” религии. Понятие  “корни” носит широкий характер, в нем отражаются материальные и идеологические отношения, факторы, существующие вне и независимо от сознания людей, и факторы, имеющие место в сознании и познании. Главными, определяющими являются социальные корни. По отношению к ним гносеологические и психологические корни выступают в качестве условий и возможностей появления и существования религии.
    Социальные  корни религии имеют сложную  структуру. Под социальными корнями  религии следует понимать систему  материальных и идеологических отношений, которая детерминирует возникновение, существование и воспроизводство религии. Ядро понятия “социальные корни религии” составляет категория причины, порождающей данное явление. Материальные условия существования являются “первопричиной” (Ф. Энгельс), которая производит различные идеологические области, в том числе и религию. Вместе с тем политика, государство, право, мораль оказывают на религию “вторичное воздействие”; различные факторы из сферы идеологических отношений могут выступать в качестве “вторичных” причин.
    В системе “социальные корни религии” необходимо выделить исторические связи. Религия - не только следствие причин, действующих в данный момент времени, но и результат развития общества в целом, его отдельных элементов, результат саморазвития. Процесс развития означает переход от одного качественного состояния к другому, от предшествующего - к последующему, включает моменты изменчивости и устойчивости, устранения и сохранения. Каждая последующая историческая эпоха, разрушая прежние связи, наследует ряд элементов прошлой эпохи, соответствовавших определенным ступеням развития производительных сил и общественных отношений. Подчиняясь побеждающим отношениям, эти элементы прошлого продолжают на протяжении веков влачить свое существование “в захиревшем или даже шаржированном виде” (К. Маркс). Сказанное относится и к различным областям духовной жизни. В религии имеется идейный материал и структуры троякого рода: 1) соответствующие господствующим отношениям современного антагонистического общества; 2) соответствующие отношениям, унаследованным от прошлых эпох и занимающим подчиненное положение в обществе; 3) соответствующие уже исчезнувшим отношениям. Связи развития оказывают существенное влияние на состояние религии в, данный момент.
    Понятие “социальные корни религии” охватывает и связи функционирования определенных общественных систем. В общественно-экономических формациях определенных типов ряд функций выполняет религия. Потребность в выполнении этих функций способствует воспроизводству религии.
    После того как охарактеризована структура социальных корней, необходимо определить отношения, которые, в конечном счете, играют решающую роль в социальной детерминации религии. Ими являются экономические условия существования общества. Религия представляет собой продукт материального жизненного процесса. “Даже туманные образования в мозгу людей, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками”(4).
    Необходимо  подчеркнуть, что для марксистской социологической теории неприемлема  вульгарная концепция экономического детерминизма. Ф. Энгельс критиковал “нелепое представление идеологов”, будто марксизм отрицает всякое воздействие политики и идеологии на историю. Такое представление основывается на недиалектическом понимании причины и следствия как двух противостоящих полюсов, упускает из виду их взаимодействие. В реальной действительности, как только историческое явление вызвано к жизни (в конечном счете, экономическими причинами), оно тоже воздействует на окружающую среду. “Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие, - писал Ф. Энгельс, - основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на экономический базис. Дело обстоит совсем не так, что только экономическое положение является причиной, что только оно является активным, а все остальное - лишь пассивное следствие. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете, всегда. Прокладывающей себе путь”(5).
    Религия имеет свои корни в стихийно сложившемся  обществе, в котором люди подчинены  чуждым силам - природным и общественным. Разрушительное действие стихийных, неконтролируемых сил, господствующих над людьми, составляет существенную черту общественного процесса во всех докоммунистических формациях и служит причиной, порождающей религию. “Понимание причинной связи этого господства чуждых сил” (Ф. Энгельс) предполагает выяснение специфики социальных корней религии в условиях конкретных общественно-экономических формаций. Основой религии в первобытнообщинной формации была низкая ступень развития производительных сил и ограниченность отношений людей рамками материального производства жизни, а значит, ограниченность их отношений друг к другу и к природе. Древние общественно-производственные организмы покоились на незрелости индивидуального человека, “еще не оторвавшегося от пуповины естественнородовых связей с другими людьми” (К. Маркс). В антагонистических формациях общественный процесс подчинен законам движения частной собственности, которая обусловливает отношения эксплуатации, классовое угнетение, классовую борьбу, политическое подавление масс и т. д. Рабовладельческий способ производства базировался на “непосредственных отношениях господства и подчинения” (К. Маркс). При феодализме личная зависимость характеризует как отношения материального производства, так и основанные на нем сферы жизни: зависимы все - крепостные и феодалы, вассалы и сюзерены, миряне и попы. Авторитарность и корпоративность - вот главное в социальных связях той эпохи. При капитализме отношения господства и подчинения воспроизводятся в опосредованной форме. Частная собственность в своем развитии ведет к концентрации благ в руках имущего класса (буржуазии) и к бедствиям неимущего (пролетариата). Экономическое господство буржуазии влечет за собой и политическую власть ее над пролетариатом. Капиталистическая система превращает личные отношения в вещные отношения, что находит свое наиболее полное выражение в денежной системе. Доводятся до крайности противоречия частных интересов и разрыв между частным и общим интересом. Столкновение частных интересов приводит к конкуренции, анархии, кризисам. “...Социальная сила, - писали К. Маркс и Ф. Энгельс, - вследствие того, что сама совместная деятельность возникает не добровольно, а стихийно, представляется данным индивидам не как их собственная объединенная сила, а как некая чуждая, вне их стоящая власть, о происхождении и тенденциях развития которой они ничего не знают...”(6) Действие сил, господствующих над людьми, “является одним из главных моментов в предшествующем историческом развитии”(7) - такова идея К. Маркса и Ф. Энгельса относительно специфики социальных отношений, продуктом которых выступает религия.
    Важнейшую роль в развитии марксистского учения о корнях религии (в том числе  социальных корнях) сыграл В. И. Ленин. Он ввел в марксистскую науку понятие  “корни религии”. В. И. Ленин дал  глубокий анализ экономического базиса империализма, тем самым заложил основы научного объяснения религии в эту эпоху. Он подчеркивал: корни религии в современном капиталистическом обществе главным образом социальные. “Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощность их перед слепыми силами капитализма, который причиняет ежедневно и ежечасно в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений рядовым рабочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события вроде войн, землетрясений и т. д., - вот в чем самый глубокий современный корень религии”(8).
    Раскрывая понятие социальных корней религии, В. И. Ленин говорил, прежде всего, об экономических отношениях капитализма. Анализ “экономических корней религиозного тумана” является для В. И. Ленина исходным пунктом. “...Гнет религии над человечеством есть лишь продукт и отражение экономического гнета внутри общества”(9).
    В структуре социальных корней В. И. Ленин  выделял классовые корни - классовый  гнет и эксплуатацию. “Экономическое угнетение рабочих неизбежно вызывает и порождает всякие виды угнетения политического, принижения социального, огрубения и затемнения духовной и нравственной жизни масс... Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п.”(10) В. И. Ленин выделял и исторические корни религии(11), имея в виду обусловленность ее современного состояния предшествующими фазами развития.
    Анализ  социальной природы религии предполагает также рассмотрение ее (религии) под  углом зрения отношения “сущность - явление”. Религия выступает как  иллюзорное выражение (проявление) некоторой  сущности. В противоположность богословским и философско-идеалистическим спекуляциям марксизм считает религию иллюзорным выражением действительных отношений и деятельности людей, их производства, их определенных общественных связей. Критикуя М. Штирнера, К. Маркс и Ф. Энгельс писали: “...религия как таковая не имеет ни сущности, ни царства. В религии люди превращают свой эмпирический мир в некую лишь мыслимую, представляемую сущность, противостоящую им как нечто чуждое... Если он (Штирнер. - И. Я.) уж хочет говорить о “сущности” религии, т. е. о материальной основе этой фантастической сущности, то он должен искать ее не в “сущности Человека” и не в предикатах бога, а лишь в материальном мире, который любая ступень развития религии застает уже существующим...”(12). В соответствии с этим религия истолковывается как явление, в котором обнаруживается сущность определенного типа общественных систем (общественно-экономических формаций).
    Такая интерпретация содержит ряд принципиальных идей. Если нет дуализма сущности и  явления, если в явлении обнаруживается сущность (а именно так ставит вопрос диалектико-материалистическая философия), то сама собой снимается дихотомия “религия - общество” и ее место занимает научный тезис: “религия есть выражение сущности определенного типа социальных систем”. Однако явление не тождественно сущности, в явлении сущность не только выражается, но может и маскироваться, представать в превратном виде. Превратность не есть результат произвола субъекта, а момент развертывания и обнаружения самой сущности. Это обстоятельство служит основой иллюзий в различных сферах духовного производства. Иллюзия представляет собой кажимость, однако такую, которая возникает о реальных предметах, отношениях, свойствах. Религия является одним из видов иллюзорного выражения сущности определенного типа социальных систем. Эта мысль неоднократно подчеркивалась К. Марксом: религия - “превратное мировоззрение”, ибо порождена “превратным миром”; “бытие религии есть бытие несовершенства”; религия - проявление “мирской ограниченности”, “выражение отрыва и отдаления человека от человека”; “религиозное убожество есть... выражение действительного убожества”(13). Понятие о высшем существе, писали К. Маркс и Ф. Энгельс, является “лишь идеалистическим, духовным выражением... представлением о весьма эмпирических путах и границах, внутри которых движется способ производства жизни и связанная с ним форма общения”(14).
    Механизм  образования иллюзий раскрыт К. Марксом при анализе товарного фетишизма. Материальный процесс производства, если он не есть продукт свободного общественного союза людей и не находится под их сознательным планомерным контролем, одет в “мистическое туманное покрывало”. В условиях товарного производства, которое получает наибольшее развитие при капитализме, обмен продуктов труда выступает в форме обмена товаров. Как только продукт делается товаром, он превращается в “чувственно-сверхчувственную вещь”. Мистический характер, таинственность товарной формы, указывал К. Маркс, состоят в том, что “она является зеркалом, которое отражает людям общественный характер их собственного труда как вещный характер самих продуктов труда, как общественные свойства данных вещей, присущие им от природы; поэтому и общественное отношение производителей к совокупному труду представляется им находящимся вне их общественным отношением вещей... Между тем, - писал далее К. Маркс, - товарная форма и то отношение стоимостей продуктов труда, в котором она выражается, не имеют решительно ничего общего с физической природой вещей и вытекающими из нее отношениями вещей. Это - лишь определенное общественное отношение самих людей, которое принимает в их глазах фантастическую форму отношения между вещами. Чтобы найти аналогию этому, нам пришлось бы забраться в туманные области религиозного мира. Здесь продукты человеческого мозга представляются самостоятельными существами, одаренными собственной жизнью, стоящими в определенных отношениях с людьми и друг с другом. То же самое происходит в мире товаров с продуктами человеческих рук. Это я называю фетишизмом, который присущ продуктам труда, коль скоро они производятся как товары, и который, следовательно, неотделим от товарного производства”(15).
   Для общества товаропроизводителей, продолжает К. Маркс, в котором производственное отношение состоит в том, что производители относятся к своим продуктам труда как к товарам, т. е. как к стоимостям, в которых выражен одинаковый человеческий труд, - “для такого общества наиболее подходящей формой религии является христианство с его культом абстрактного человека, в особенности в своих буржуазных разновидностях, каковы протестантизм, деизм и т. д."(16). Таким образом, общественные отношения товарного производства служат основой фетишистского сознания, основой религиозных иллюзий. “...Весь мистицизм товарного мира, - указывал К. Маркс,- все чудеса и привидения, окутывающие туманом продукты труда при господстве товарного производства, - все это немедленно исчезает, как только мы переходим к другим формам производства”(17).                                                                                                                       Взглянем теперь на религию с точки зрения марксистской концепции отчуждения(18). Религия есть “священный образ человеческого самоотчуждения” (К. Маркс). Раскрывая содержание тезиса о религиозном отчуждении, К. Маркс писал: “Чем больше вкладывает человек в бога, тем меньше остается в нем самом”(19). В этом же смысле высказывался и Ф. Энгельс: “...человек утрачивал в религии свою собственную сущность, отчуждал от себя свою человечность...”(20) В религии происходит удвоение мира, “земная основа отделяет себя от самой себя и переносит себя в облака как некое самостоятельное царство”(21). Это “царство”, этот “мир” населяются самостоятельными существами, одаренными собственной жизнью. Происходят отчуждение и объективация продуктов сознания человека и противопоставление их ему самому. “...В религии над человеком господствует продукт его собственной головы...”(22) Человек поклоняется собственной сущности, преобразованной, однако, в чуждую ему сущность, господствующую над ним. Религиозные персонажи репрезентируют реальные человеческие отношения.
   Разрабатывая  категорию религиозного отчуждения, К. Маркс и Ф. Энгельс подвергли  критике гегелевскую и фейербаховскую трактовку этого понятия. Для Гегеля человеческая сущность равнозначна самосознанию. Поэтому всякое отчуждение человеческой сущности для него не что иное, как отчуждение самосознания. Отчуждение самосознания не рассматривается как выражение действительного отчуждения человеческой сущности. Напротив, согласно Гегелю, действительное отчуждение оказывается лишь проявлением отчуждения самосознания. “В “Феноменологии” Гегеля, - указывал К. Маркс, - оставляются незатронутыми материальные, чувственные, предметные основы различных отчужденных форм человеческого самосознания...”(23) Основоположники марксизма отбросили идеалистическую конструкцию Гегеля. Отчуждение в духовной сфере они истолковали как проявление и обнаружение отчуждения человеческой сущности в действительном, реальном бытии.
   Для Фейербаха  исходным было представление о человеческой сущности как о “роде”, о “немой всеобщности”. К. Маркс и Ф. Энгельс  показали, что такое представление  о человеческой сущности страдает крайней абстрактностью. По существу оно сводится к признанию трех всеобщих свойств - рассудка, сердца и воли. У Фейербаха человек рассматривается как природное существо (“чувственный предмет”) и упускаются из виду его социально-деятельные качества (“чувственная деятельность”). Абстрактность понимания сущности человека обусловила и абстрактность рассуждения Фейербаха о сущности религии. Он антропологизировал и психологизировал религию, не видел, что религиозное чувство есть общественный продукт, считал его (чувство) присущим изолированному индивиду, связанному с другими людьми лишь природными узами.
   Принцип научного анализа религиозного отчуждения сформулировал К. Маркс в “Тезисах о Фейербахе”. Если религия претворяет в фантастическую действительность человеческую сущность, если религиозное самоотчуждение человека является фактом, то для правильного объяснения религии необходимо выяснить, что такое человеческая сущность. К. Маркс объясняет: “...сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений”(24). Иначе говоря, сущность человека и, следовательно, религиозное отчуждение могут быть поняты лишь на основе изучения конкретного общества, его социальной, классовой, политической структуры.
   Отчуждение  действительной жизни обусловливается  наличием частной собственности, эксплуатации, стихийно складывающимся разделением  труда, односторонностью, “частичностью” развития человеческой личности. Деятельность человека, ее результаты превращаются в самостоятельную силу, враждебно противостоящую ему и господствующую над ним. Основными моментами отчуждения являются: 1) отчуждение продукта труда от производителя; 2) возникновение и воспроизводство частной собственности; 3) отчуждение труда (деятельность выступает как опустошение и обеднение, опредмечивание - как отчуждение; существует противоположность физического и умственного, организаторского и исполнительского труда,. прикрепление человека к частному виду деятельности и т. д.); 4) отчуждение государства, представляющего общий интерес, от отдельных и групповых интересов; 5) отчуждение человека от природы; 6) опосредование отношений людей отношениями вещей; 7) отчуждение человека от человека. Религия представляет собой один из способов существования отчуждения человеческой сущности. В ней находят выражение указанные моменты отчуждения действительной жизни.
   Перейдем  к характеристике сущности религии  как фантастического отражения  действительности(25). Следует обратить внимание, прежде всего на смысловое различие терминов “религия как отражение”, “религиозное отражение”, “отражение в религии”. Термин “религия как отражение” относит ее к видам социального отражения, акцентируя внимание на вторичности религии, фиксирует тот факт, что она отражает объективные условия жизни, общественное бытие. “Религиозное отражение” обозначает специфику данного вида духовного воспроизведения действительности. Когда идет речь об “отражении в религии”, то имеются в виду принятие и переработка религиозной системой информации о многообразных природных и общественных связях. В каждом случае существенны и процессуальный, и результативный планы рассмотрения.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.