На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Международная ответственность физических лиц за международные преступления

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 4. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Ю.А. Решетов. Борьба с  международными преступлениями против мира и безопасности
Международная ответственность  физических лиц за международные преступления. Основания ответственности
Одним из основных юридических последствий совершения международных преступлений как особо тяжких деликтов, направленных против мира и международной безопасности, касающихся всего международного сообщества государств, является изъятие из судебного суверенитета государств-делинквентов физических лиц, виновных в индивидуальном качестве в этих преступлениях,, и возложение на них самостоятельной международной от" ветственности наряду с международно-правовой ответственностью государств.
Юридические основания  ответственности* физических лиц за международные преступления - это-обязательные предписания международно-правовых актов, квалифицирующие отдельные составы в качестве международных преступлений, ответственность за которые может быть возложена на физические лица, и устанавливающие принципы и нормы наказания.
Следовательно, речь идет, с одной стороны, о нормах материальных, а с другой стороны, о нормах процессуальных. Надо, однако, заметить, что, в то время как некоторые правовые акты содержат только материальные нормы, а другие касаются исключительно вопросов процедуры, в делом ряде их содержатся нормы как материального, так и процессуального права.
Кроме того, как  уже отмечалось, в некоторых актах  формально речь идет о деяниях  собственно государств, однако современное  международное право исходит  из возможности возложения за них  ответственности и на физических лиц.
Не подлежит сомнению, что одну из главных частей юридических источников ответственности  физических лиц за международные  преступления составляют договоры и  соглашения. К ним могут быть отнесены уставы военных трибуналов, конвенции о гуманитарном праве, в том числе Женевские конвенции 1949 года и Дополнительные протоколы к ним, Женевский протокол 1925 года, Пакт Бриана -Келлога 1928 года, Лондонские конвенции 1933 года, ряд соглашений по вопросам разоружения, запрещающих действия, которые могут рассматриваться в силу своей повышенной опасности как преступные, например, распространение ядерного оружия. Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него.
В международно-правовой доктрине сложилось мнение о том, что некоторые из этих источников имеют особое значение в силу своего революционизирующего воздействия  на развитие международного пр?ва, и  в частности на разработку и применение других международно-правовых актов по борьбе с международными преступлениями. К таким главным источникам международного уголовного права •обычно относят устав Нюрнбергского военного трибунала, Женевские конвенции 1949 года и конвенцию 1948 года о геноциде1. Однако в западной доктрине и по сей день иногда еще высказываются сомнения в правомерности распространения юрисдикции Нюрнбергского трибунала на преступления против мира, а также на деяния, совершенные до его принятия2. Кроме того, западные юристы по политическим соображениям, которые они, однако, часто маскируют юридическими аргументами, выступают против признания юридического значения ряда других международно-правовых актов, развивающих принципы, сформулированные в указанных документах. Это в первую очередь относится к конвенции об апартеиде, являющейся значительным шагом вперед по сравнению с конвенцией о геноциде.
Перед международно-правовой доктриной стоит также задача глубоко и всесторонне проанализировать значение конвенций, запрещающих использование оружия массового уничтожения, которое по своей общественной опасности для мирового сообщества намного превосходит обычные военные преступления.
Что же касается процессуальных норм, то из договорных источников основания ответственности  физических лиц за международные преступления следует прежде всего указать на Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года.
По справедливому  мнению некоторых юристов, к источникам международного уголовного права следует также отнести некоторые общепризнанные принципы права3„ Речь в данном случае идет о таких традиционных и имеющих основополагающее значение принципах правосудия, как подсудность уголовно наказуемого деяния и неотвратимость наказания, равенство перед уголовным законом,, определение ответственности на основе доказательств, индивидуальность вины каждого субъекта, учет смягчающих и отягчающих обстоятельств, соучастие и т. д.4 Однако общественная опасность международных преступлений имеет своим юридическим следствием то, что ряд традиционных принципов правосудия приобретает в случае международных преступлений значительную специфику. Как отмечает И. И. Карпец, "отождествление внутренних уголовных законов с международными уголовно-правовыми нормами несостоятельно юридически"5.
Западная доктрина международного права, как правило, не признает роли обычая как одного из источников международного уголовного права. Это непризнание, однако, проистекает  не из юридического анализа различных  категорий международных преступлений. И действительно, такой анализ позволяет констатировать, что нормы борьбы по крайней мере с некоторыми из них имеют в известной мере обычное происхождение. Западные юристы свое отрицание обычая как юридического основания ответственности физических лиц связывают с требованием обязательной предварительной фиксации санкции в письменной форме6. Однако принцип невозможности наказания иначе как на основе ранее изданного закона, неприменим к международноному праву в той мере, в какой он применим к внутреннему праву, где он является обязательным. Поэтому правы те юристы, которые признают обычай одним из источников международного уголовного права7.
Особо следует  сказать о постановлениях и решениях международных органов как юридических  источниках ответственности за международные преступления. Хотя далеко не все решения международных организаций имеют обязательный в строго юридическом смысле характер, многие из них обладают значительной долей обязательности. Эта степень обязательности тем выше, чем больше согласие государств в отношении содержащихся в них положений. Кроме того, существенную роль играет и значимость для международного сообщества отраженного в них предмета. Если эта значимость велика (а международное сообщество и ранее высказывало свою точку зрения по этому вопросу, и в том числе в виде нормативных постановлений), то и степень обязательности данного решения или постановления соответственно возрастает.
В этой связи  следует упомянуть такой документ, как Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества [резолюция Генеральной Ассамблеи 3074 (XXVIII)]. Наконец, юридическим источником ответственности физических лиц за международные преступления может быть и национальное уголовное законодательство, если оно соответствует международному праву. П. С. Ромашкин писал в свое время о его признании в международном масштабе8, но, очевидно, правильнее говорить о его соответствии международному праву.
Таким образом, имеются несколько категорий  юридических оснований ответственности  физических лиц за международные  преступления, однако общим является для них то, что они определяют рассматриваемые деяния в качестве преступных, а в некоторых случаях более или менее подробно характеризуются их составы.
В то же время, в  отличие от внутреннего уголовного права, в них, как правило, не определяются вид и мера наказания за конкретные преступления. Исключение составляет устав Международного военного трибунала. В нем была установлена одна основная конкретная мера наказания - смертная казнь и одна дополнительная -• конфискация награбленного имущества. Это качество норм, направленных на борьбу с международными преступлениями, отвечает принципу суверенитета государств, которые индивидуально или коллективно могут по собственному усмотрению устанавливать вид ответственности и меру наказания за них. Однако отличие международных преступлений от других преступных действий, и в частности преступлений с международным элементом, именно в том и состоит, что вследствие их тяжкого для международного сообщества характера уголовная ответственность за такие преступления является международной и ей в принципе может сопутствовать международная уголовная юрисдикция в отношении этих лиц.
Таким образом, важным юридически значимым следствием установления международной преступности того или иного деяния является возникновение  международной уголовной ответственности  физических лиц, его" совершивших. Возникновение  же этой ответственности имеет глубокое нормативное значение и существенно изменяет характер процессуальных норм и принципов осуществления судебной юрисдикции.
Поэтому, когда  в международно-правовой литературе высказывалась мысль, что нормы  международного права во все большей степени адресуются непосредственно физическим лицам9, этим часто хотят обратить внимание на эволюцию некоторых принципов правосудия в свете изменений в международном праве, происшедших под влиянием появления категории международных преступлений.
Традиционно осуществление внутригосударственными судами юрисдикции в отношении уголовных преступлений покоится на некоторых принципах, главнейшими из которых являются принципы территориальности и гражданства.
Всеобщее признание  получил принцип, согласно которому юрисдикция принадлежит судам того места, где совершено преступление,- принцип территориальности. Он является выражением территориального по своему существу характера государственного суверенитета, а также презумпции, что преступление затрагивает интересы того государства, где оно совершено 10. С другой стороны, суверенность государства находит свое выражение и в принципе активного гражданства, который признается как основа осуществления юрисдикции в отношении экстерриториальных действий11. Очевидно, чю параллельное функционирование этих двух основных принципов осуществления судебной юрисдикции государств часто приводит к юрисдикционным коллизиям. В связи с этим юридическая практика пыталась разработать некоторые критерии их разрешения. Некоторые из этих критериев представляют собой определенные ограничения принципа гражданства, который часто применяется в отношении лишь более серьезных преступлений.
Международная практика и юридическая доктрина уже давно рассматривают принцип  места совершения и принцип гражданства общепризнанными. Однако последний в связи с упомянутыми выше ограничениями считается в определенной степени подчиненным по отношению к первому12. Вместе с тем высказываются соображения и о недостаточности принципа территориальности.
Поэтому наряду с этими двумя принципами действует принцип защиты, когда речь идет об иностранцах, совершающих действия, затрагивающие интересы безопасности данного государства. Этот принцип осуществляется без учета принципов места совершения и гражданства.
Существует также пассивный персональный принцип, учитывающий гражданство пострадавшей стороны. Особый интерес представляет принцип универсальности, допускающий юрисдикцию в отношении неграждан.
По нашему мнению, принцип универсальности прошел в историческом плане некоторые стадии. В результате этого развития в настоящее время его можно рассматривать в качестве основы международной уголовной юрисдикции в отношении физических лиц, совершающих международные преступления.
В подготовленном в 1935 году Гарвардским институтом права исследовании вопроса об уголовной юрисдикции государств описывается первая стадия осуществления принципа универсальности. По мнению авторов проекта, он применяется в дополнение к принципам: места совершения, гражданства и пассивного персонального государством, арестовавшим правонарушителя, в случае если по его законам совершенное преступление наказуемо, а государство, к которому правонарушитель юридически имеет отношение, отказывается осуществлять в отношении него свою юрисдикцию. Речь идет об принципе aut dedere aut punire ("либо выдай, либо накажи") 13. Принцип универсальности дает также государству, арестовавшему подозреваемого преступника, возможность осуществить над ним уголовную юрисдикцию в случае, если преступление совершено за пределами юрисдикции какого-либо государства в отношении апатридов. По мнению Я. Броунли, в этом исследовании принцип универсальности рассматривается лишь как основание для вспомогательной компетенции, за исключением случаев, когда речь идет о преступлении пиратства. Я- Броунли также считает, что этот принцип оправдывает наказание некоторых преступлений по соображениям международного публичного порядкаи. И, хотя он более подробно не развивает этого положения, очевидно, что речь идет уже о чем-то большем, чем основание для вспомогательной компетенции.
Наибольшего развития, по нашему мнению, однако, принцип универсальности  получил применительно к международным  преступлениям, когда подозреваемые  в них лица могут караться любым государством.
"Существование  концепции "международных преступлений",- пишет израильский профессор  Ш. Феллер,- то есть деликтов, посягающих  на основополагающие ценности  всего международного сообщества, вызвало появление принципа универсальности,  в соответствии с которым любое государство, являясь членом этого сообщества, имеет право выступать против этих правонарушений, где бы они ни совершались" 16.
В результате этого  коренным образом изменился сам  подход к международной юрисдикции в отношении этих преступлений, что нашло свое отражение в резолюции Генеральной Ассамблеи от 11 декабря 1946 г., признавшей нюрнбергские принципы материальными и процессуальными принципами международного уголовного права.
Отражая новую  сущность принципа универсальности  в связи с появлением концепции международных преступлений, бельгийский профессор Ж- Дотрикур указывает, что международная уголовная юрисдикция является ответом на главную проблему наших дней - борьбу за всеобщий мир 16.
Характеризуя  принцип универсальности в новых условиях, можно выделить две его стороны: предмет и субъект. Что касается предмета, то принцип универсальности, как правило, применяется к международным преступлениям, определенным в многосторонних конвенциях, которые государства-участники обязуются пресекать. Лица, совершившие их, подлежат наказанию, независимо от места совершения этих преступлений. Если такое преступление относится к категории международных преступлений, то принцип универсальности применяется в равной мере к гражданам другого государства, апатридам или лицам без постоянного места жительства.
Как уже отмечалось, принцип универсальности в его  нынешнем виде складывался постепенно, причем на его формирование оказывали  и оказывают влияние политические соображения тех или иных групп  государств, а также юридические концепции их представителей. В ряде документов государств антигитлеровской коалиции и решений ООН предусматривалось, что все страны - члены ООН должны принять необходимые меры для ареста и высылки лиц, ответственных за военные преступления, в те страны, где они их совершили, для суда и наказания, согласно законам этих стран 17.
В то же время  созданные после войны международные  трибуналы для суда над главными военными преступниками в своей  деятельности, несомненно, исходили из принципа универсальной юрисдикции, хотя он и не вошел прямо в сформулированные Комиссией международного права Принципы международного права, признанные уставом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решениях этого трибунала 18.
Однако он, без  сомнения, может быть косвенно выведен из двух первых принципов. В соответствии с ними всякое лицо, совершившее какое-либо действие, признаваемое, согласно международному праву, преступлением, несет за него ответственность и подлежит наказанию; не освобождает от ответственности по международному праву то обстоятельство, что внутреннее право не устанавливает за такое действие наказания. Тем самым подтверждается принцип международной уголовной ответственности, имеющий экстерриториальный характер.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.