На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Предмет синтаксиса. История синтаксических исследований

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Предмет синтаксиса. История  синтаксических исследований.
Человеческий  язык, как всякий сложный механизм, состоит из относительно автономных компонентов. С древних времён в  языке выделяют по меньшей мере 3 таких компонента – фонетику, грамматику и лексику.
Грамматикой (грамматическим строем) называется тот компонент языка, который обеспечивает выражение наиболее часто повторяющихся значений и использует для этого иерархически организованные конструкции, построенные в соответствии с ограниченным числом правил.
Грамматика  имеет дело не только с отдельными словами или частями слов, но, главным образом, со способами их соединения в более сложные единицы, причём с такими, которые связаны  с выражением самых частых синтаксических признаков (например: действия, состояния, вопросительности, времени, лица, числа).
Из всех факторов речевой деятельности грамматика своей предсказуемостью и регулярностью  в наибольшей степени напоминает природное явление, т.е. предмет изучения естественных наук.
Синтаксисом называется часть грамматики, которая имеет дело с единицами более протяжёнными, чем слово, т.е. – со словосочетаниями и предложениями.
Фонемы, аффиксы  и наиболее употребительные слова  образуют в языке конечное множество. Синтаксис, однако, имеет дело с потенциально неограниченным множеством предложений. Люди, как правило, не употребляют в речи новых фонем, морфем и слов, пользуются уже имеющимися в языке. Однако, носитель языка производит и воспринимает за свою жизнь огромное множество предложений, которые ни разу до того не были произнесены или написаны. Т.о., в синтаксисе проявляется творческий аспект языка. Предложения устроены менее единообразно, чем слова.
Синтаксис и морфология – разделы грамматики, имеющие отдельные предметы. Различия предложения и слова очень  важны, хотя в некоторых языках не всегда легко отличить одно от другого. Слово не может быть предложением, хотя в частном случае полное предложение может включать в себя единственное слово.
Различия  предложения и  слова.
    Предложение имеет более сложную иерархическую структуру, чем слово. Структура слова в большинстве языков проста (например, в русском словоформа обычно состоит лишь из основы и окончания, и значение её морфологических категорий неупорядоченно, см. -  «рекой» - м.р., ед.ч., т.п., но можно перечислять эти значения в любом другом порядке) Однако в предложении иерархия играет важную роль:
    врача вашего сына
    сына вашего врача
    вашего  сына – врача
    Места, которые  занимают слова в синтаксической структуре, различны, хотя значения слов не меняются. Внутри слова отыскать пример столь же явных иерархических отношений несравненно труднее. (Пример: русско-французский VS французско-русский).
    Способность предложения к неограниченному усложнению. Любое предложение можно распространить, и исходное предложение всё равно будет грамматически правильным. Слова обычно не обладают таким свойством. Они тоже способны усложняться, но, поглотив некоторое количество морфем, на каком-то шаге становятся неспособными к дальнейшему распространению. (Пример: зло – злость – злостный – злостность – *злостностный – *злостностность (Реформацкий)). В русском языке неограниченное сложение основ – очень редкое явление (пра-пра-пра-прадедушка).
    Иногда  бывает допустимо присоединить к  основе один и тот же аффикс. (Пример: -ек- и его позиционный вариант -еч-: рука – ручка – ручечка – *ручечечка).
    Слово связано с высказыванием – речевой единицей, удовлетворяющей требованиям конкретной коммуникационной ситуации, в которой есть говорящий, адресат, предмет, время и место сообщения.
    Предложение используется как полное высказывание гораздо чаще, чем отдельное слово или сочетание слов. Так, его структура определённым образом согласована с параметрами высказывания. В частности предложение обладает внутренней связностью, полнотой, и это его свойство имеют в виду, когда говорят, что предложение выражает законченную мысль.
    Связность и полноту обеспечивают не только слова, но и грамматические признаки. Например, сочетание слов «рыжий кот» только в редких случаях может быть использовано как целое высказывание. А сочетание из тех же 2-х слов, но с другими грамматическими признаками «кот рыжий», наоборот, естественно выступает в роли высказывания.
Синтаксическое  описание – это множество правил, которые характеризуют синтаксический компонент знания языка. При составлении этих правил используется грамматический метаязык, т.е., термины и символы с определёнными значениями и правила их употребления.
Задача объяснения заключается в том, чтобы понять, почему наблюдаемые факты именно таковы, какие они есть. Это означает в частности ответ на вопрос – почему синтаксические структуры в языках, не связанных ни родством, ни географической близостью, обнаруживают многочисленные сходства.
Описание  имеет дело с каким-то одним языком, а теория (объяснение) – с языком вообще.
Традиция  научного изучения синтаксиса восходит к первым опытам классификации и анализа суждений, предпринятых древнегреческими философами. Слово «синтаксис», что на древнегреческом означает «построенные вместе» или «военный строй», начали употреблять стоики (III в. до н.э.) для обозначения логической структуры высказывания. Однако интерес к категориям синтаксиса присутствовал уже у ранних греческих мыслителей и был обусловлен произведением или логическим анализом речи.
Античные  философы Платон, Аристотель, и позднее – стоики – выделяли понятие «логос». Оно нерасчленённо относилось к речи, высказыванию, предложению, суждению, законченному тексту, поэтому ранние синтаксические воззрения основывались на свойствах целостных речевых единиц.
Первыми синтаксическими  операциями были:
    Классификация высказываний по их коммуникативной цели.
    Членение предложения или суждения на основные части.
    Определение отношений между частями сложного предложения.
(Пример: среди  высказываний различались вопрос, ответ, просьба, отрицание, обращение, побуждение). Дальнейшему анализу подвергалось только повествовательные предложения, выражающие суждения.
Исходя из тезиса о тождестве между мыслью и её речевым выражением, Платон и его последователи расчленяли суждения-предложения на 2 части  – имя и глагол, понимаемые как языковые выражения субъекта и предиката (логические понятия, относятся исключительно к суждению).
Стоики ввели  понятие «обозначаемого», «высказываемого» и «обозначающего» и выделили в составе «высказываемого» предикат и падеж.
Классифицируя суждения-предложения по типу предиката, они основывались на признаках: переходность/непереходность, полнота/неполнота, активность/пассивность. Стоики же положили начало изучению сложного предложения и организующий его отношений – казуальных, следственных, условных, соединительных/разъединительных.
Т.о., наблюдение над синтаксисом античными  философами делались в русле изучения ими  рече-мыслительных процессов. Собственно синтаксическая терминология отсутствовала. Используемые понятия отражали точки  пересечения логических, синтаксических и морфологических характеристик.
Перелом в  принципах синтаксического анализа  зафиксирован в сочинениях Апполония  Дискола (III в. н.э.). Его синтаксис имел морфологическую основу. Его исходным пунктом было слово. Синтаксис заключался в описании связи слов и формы слов в предложении. Этим было положено начало синтаксиса частей речи. Специально систематических синтаксических понятий Дискол не предложил. Синтаксическая терминология его сблизилась с морфологической.
Различия между логико-синтаксическим и морфолого-синтаксическим подходами в существенной мере предопределили особенности синтаксических концепций в лингвистике после приобретения ею автономности. В центре внимания стал находиться не универс – не формы мышления, а специфичные для конкретных языков морфологические теории.
Предложение обладает:
    Формально-грамматической организацией.
    Логическим аспектом.
    Психологическим аспектом.
    Коммуникативным аспектом.
Поэтому синтаксические концепции различаются по тому, какому из этих аспектов отводится ведущая роль.
Общее движение синтаксической мысли следовало  в направлении от логической –  психологической – формально-грамматической концепций до коммуникативных –  семантических – прагматических.
В ранней лингвистической  традиции, в эпохи универсальных грамматик, выразившихся в частности в грамматике Пор-Рояль, синтаксис рассматривался как учение о способах выражения мысли и содержал кроме всего описание предложения и его частей. Категории синтаксиса, в отличие от морфологических форм, считались универсальными. Синтаксис как содержательная область грамматики противопоставлялся фонетике и морфологии, которые изучают сторону выражения.
В грамматике Пор-Рояль была предпринята первая попытка создать объяснительную синтаксическую теорию. Языковые факты таковы, какими мы их наблюдаем потому, что они отражают определённые принципы мышления.
В русском  языкознании это направление  развивалось до второй половины IXX в. Связано с именем Ломоносова, Якоба, Давыдова, Аксакова. В грамматиках синтаксические категории рассматривались как языковое выражение суждения. Подлежащее – субъекта, сказуемое – предиката, сложное предложение – умозаключения. Подчёркивалась целостность изучаемой синтаксисом речи.
Связь с  мышлением входила в определение  синтаксиса вплоть до начала XX в. Эта линия развится привела к пониманию синтаксиса как раздела грамматики, в котором явление языка анализируется в направлении от значения к форме.
Во второй половине IXX в. под влиянием философии языка Гумбольдта возник и получил распространение психологический подход к грамматике, где место логических категорий заняли психологические. Психологический подход связан с именами – Пауль, Штейнталь.
Предложение определялось как соединение в психике  говорящего нескольких представлений, возбуждающих в сознании слушающего те же представления и то же их сочетание. Основным достижением этого направления считается различие психологии субъекта, предиката и грамматических членов предложения.
Многовековая  практика грамматических описаний и развитие научных лингвистических традиций способствовали постепенному освобождению грамматики от логического схематизма. Уже средневековые арабские лингвисты смогли сформировать некоторые фундаментальные синтаксические понятия, такие как зависимость, управление, синтаксическая позиция, не обращаясь к логическим категориям.
В конце  IXX в. сходные тенденции в европейском языкознании привели к возникновению формального языкознания. Лингвисты начинают анализировать предложение в терминах собственно лингвистических, не заимствованных из других наук. Однако поскольку аппарат собственно лингвистических понятий был ещё мало разработан, анализ приходилось основывать на морфологических категориях. Поэтому формальный подход к синтаксису точнее было бы назвать формально-морфологическим.
Синтаксис стал определяться как учение о функциях классов слов в предложении. Основное внимание было сосредоточено на способности  слов к распространению и на структуре  словосочетаний. При этом предложение считалось разновидностью словосочетания.
В российской науке к этому направлению, восходящему к Фортунатову, можно отнести знаменитые традиции Шахматова и Клешковского. Многие идеи, впервые чётко сформулированные в рамках формального подхода, занимают важное место в некоторых современных теориях. Например:  предложение как разновидность словосочетания, неизменность типа конструкции при её распространении, связь части речи с типом конструкции и т.д.
Сторонники  формальной и структурной грамматики поминают синтаксис прежде всего  как как учение о комбинаторных (т.е. - валентностных) потенциях слова. Это – синтагматический синтаксис.
Дескриптивисты  видели цель синтаксиса в изучении аранжировки слов в высказывании – дистрибутивный синтаксис.
Синтаксис предложения оставался наименее разработанной областью структурной лингвистики вплоть до конца 50-х годов XX в., когда он занял центральное место в теории порождающих грамматик (генеративных грамматик), в которых была сделана попытка объединить все уровни и компоненты языковой структуры без чёткой их дифференциации в единый процесс создания предложения.
В XX в. некоторые лингвисты пытались преодолеть односторонность формального подхода, используя введённые Де Соссюром разделения языка и речи. Язык понимался как абстрактная система, лежащая в основе речевого поведения, а речь – как практическое осуществление этой системы в процессе её использования людьми. Например академик Виноградов противопоставил «строительный материал» для предложений, т.е. слова и словосочетания и сами предложения, т.е. единицы коммуникативного уровня, обладающие признаками предикативности и модальности.
Эта проблематика сохраняет актуальность до нашего времени. Проблеме различения номинативного (языкового) и коммуникативного (речевого) аспектов предложения посвящены работы Гардинера, Звягинцева. В синтаксической концепции Н.Ю. Шеведовой противопоставление предложения и словосочетания выразилось в виде различия абстрактных структурных схем, которые характеризуют предложения и присловных связей, определяющих структуру словосочетания.
В качестве альтернативы формального подхода были предложены концепции, ориентированные на семантику. У Отто Эсперсона мы находим первый проект грамматического описания от значения к форме. Именно такой подход к грамматике изнутри, т.е. с точки зрения значения он предложил называть синтаксисом. Намного опередила своё время его гипотеза о понятийных категориях, т.е. универсальных значениях, которые по-разному выражаются грамматическими средствами различных языков и представляют таким образом основу для их сравнения.Позднее эта идея получила развитие в работах Мещанинова и некоторых других лингвистов советского периода. Успехи в развитии логики и семантики в течение последующих десятилетий отразились и в грамматических исследованиях, благодаря чему мы располагаем множеством первоклассных исследований семантики предложения (Кобызева).
Представители структурализма пытались перенести  в грамматику понятия и исследовательские  процедуры, которые до этого зарекомендовали  себя в фонологии, и этот путь в  определённой мере оказался плодотворным.
Важный прогресс в изучении синтаксиса был достигнут  в рамках Пражского функционализма и американской дескриптивной лингвистики. Лидер Пражской школы Матезиус, развивая идеи Вайля и Пауля, показал, что  в синтаксисе отражаются 2 различных  вида деятельности говорящего, соответствующих 2-м видам членения предложения – грамматическому (разделение на подлежащее и сказуемое) и актуальному (разделение на тему и рему). Тема – исходный пункт сообщения, рема – сообщаемое.
Американские  дескриптивисты усовершенствовали и уточнили методы синтаксического анализа. Отточили некоторые важные исследовательские инструменты, ледащие в основе традиционных грамматических классификаций, таких как дистрибутивный анализ.
Далее, в 1957 году, появилась работа Наума Хомского «Синтаксические структуры», и в лингвистике считается, что это событие является революционным в синтаксисе. С этим именем связана не только определённая лингвистическая теория, а именно – генеративная грамматика, но и целый переворот во взглядах на изучение языка – переход от преимущественно описательной методологии к методологии объяснительной. Этот переворот, в последствии названный Хомскианской революцией, в решающей степени определил не только развитие самой порождающей грамматики, но и характер всех противостоящих ей теоретических направлений.
Хомский показал, что использование формально  строгих понятий и математических моделей при исследовании грамматики не только повышает качество, полноту  и эмпирическую проверяемость описаний, чем готовы были удовлетвориться многие структуралисты. Формальное моделирование даёт неизмеримо более важный результат. Оно выявляет те фундаментальные принципы строения языка, которые часто остаются незамеченными в интуитивном описании.
Прогресс  в изучении структуры предложения после 1957 г. может  быть сравнён с развитием географии в XV-XVI вв. Если под морфологией мы сегодня понимаем ту же область явлений, что и в IXX в., то само содержание понятия синтаксис за последние 40-50 лет расширилось во много раз, т.к. было обнаружено множество важнейших фактов, о которых не знали традиционная и структуралистская грамматики.
Язык  и речь. Компетенция  и употребление.
Речь – конкретное говорение, протекающее во времени и облечённое в звуковую форму. Под речью понимается как сам процесс говорения, так и его результат, т.е. – речевые произведения, фиксируемые памятью или письмом.
Характеристика  речи обычно даётся через  противопоставление её языку. Язык – это система объективно существующих, социально закреплённых знаков, соотносящих понятийное содержание и типовое звучание, а также – система правил их употребления и сочетаемости.
Речь и  язык образуют единый феномен человеческого  языка и каждого конкретного  языка, взятого в определённом его  состоянии. Речь есть воплощение реализации языка, который обнаруживает себя в речи, и только через неё выполняет своё коммуникативное назначение. Если язык – это средство общения, то речь есть производимый этим орудием вид общения.
Теоретическая разработка проблем языка и речи связана с именем Де Соссюра (1857-1913 гг.). Он считал, что, хотя в своём существовании язык и речь взаимообусловлены, они несводимы друг к другу и не могут рассматриваться с одной точки зрения, а речевая деятельность, взятая в целом, непознаваема, т.к. она неоднородна. Поэтому он настаивал на разграничении лингвистики языка и лингвистики речи.
Концепция Соссюра подверглась критике  за слишком резкое разграничение  языка и речи, поведшее к чрезмерной абстрактности метаязыка лингвистики, предмет которой ограничивался системой языка. В советском языкознании 30-х годов XX в. язык рассматривался как полифункциональный феномен, изучение которого не может быть отделено от конкретных форм речи. Система языка определялась как совокупность правил речевой деятельности (Щерба, Поливанов). Мысль Соссюра о соприсутствии в феномене языка элементов системы и речи побуждала формулировать достаточно жёсткие принципы их разграничения.
Гардинер  предложил применять термин «язык» ко всему тому, что является традиционным и органическим в словах и сочетаниях слов, а «речь» - к тому, что определяется конкретными условиями, значениями и намерениями говорящего. Сходные мысли уже раньше высказывались И.А. Бодуеном де Куртене, который разграничивал 2 вида единиц языка: языковые и функционально-речевые.
Известный лингвист Смирницкий относил к языку всё то, что воспроизводится в речи, т.е. слова, фразеологизмы, морфологические формы, а к речи – всё то, что производится в процессе коммуникации – словосочетания и предложения. Подобная точка зрения вызвала возражение тех, кто видел в языке и речи 2 аспекта одного феномена. Так, например, Ломтев полагал, что все лингвистические единицы являются единицами языка и речи. Одной стороной они обращены к языку, другой – к речи. Единицы речи – есть реализации единиц языка. Эта точка зрения может быть применена к различным единицам – фонемам, морфемам, словам и синтаксическим структурам – эмический элемент принадлежит к системе языка и характеризуется инвариантными признаками, реализуемыми в речевых вариантах (фон-фонема и т.д.). Между тем, отрезки, получаемые в результате членения речевого потока по фонетическим и конкретно смысловым признакам, т.е. слоги, синтагмы, сверхфразовые единства (СФЕ) рассматриваются обычно только как единицы речи, хотя и они обладают некоторыми типовыми характеристиками.
В современной  версии противопоставлением язык/речь является введённое Хомским противопоставление языковой компетенции и языкового  употребления (исполнения). (Competence/performance).
Компетенция понимается как некоторое порождающее устройство, создающее речевых произведения. Грамматика является моделью языковой компетенции, т.е. способности человека порождать правильные предложения на родном языке и отличать правильные от неправильных. Но у человека есть также способность применять своё знание языка в реальной ситуации общения, т.е. выбирать языковые средства, которые соответствуют этой ситуации, артикулировать и воспринимать на слух звучащую речь, воспринимать зрением письменную речь и соотносить процесс в речи с процессом мышления – употребление.
Построение  моделей употребления по Хомскому представляет собой отдельную исследовательскую  задачу. Например, модель лингвистической компетенции, т.е. грамматика, может объяснить, почему теоретически возможны правильные предложения из 500 и более слов, но тот факт, что ни один носитель никогда не использует такие предложения, может объяснить модель употребления.
Грамматика  и действительность. Грамматика и сознание. Грамматика и национальное самосознание.
Грамматика  как способ организации и выражения  мысли, основана на максимально обобщённой классификации явлений действительности и отношений между ними. Усваивая с детства язык, человек приобщается к уже готовым правилам. Это часть «подписываемой» им «конвенции». Но разные народы и, соответственно, разные языки, обладают различным опытом, и грамматическая классификация лишь в самых общих чертах соотносится с устройством мира, т.е. слабо опирается на различия в объективной действительности. Грамматическая классификация – это в большей мере достояние и специфика самого языка.
Значит ли это, что грамматика выдумана и условна? В какой-то мере – да. Но никакой  язык невозможен без грамматики и  решает сам, какие правила ему  утвердить в качестве обязательных предписаний (Пример: в русском языке  – мяч – м.р., ночь – ж.р., в самих словах род не указывается но от рода зависит изменение слов – они приписаны к своим классам на основании условных, формальных признаков). Пример: см. род в различных языках.
В целом  можно сказать, что развитие грамматических значений идёт по пути отдаления или отталкивания от категорий реальной действительности (Пример: биологический пол/грамматический род, физическое время/грамматическое время – по-разному представлены в разных языках).
Достаточно  сказать, что в некоторых языках есть по несколько прошедших или будущих времён, а есть языки, в которых время вообще грамматически не выражается. Интересные параллели можно провести с категорией числа. Реальные предметы группируются во множества, однако в грамматической конструкции категория числа оказывается самой разнообразной и слабо зависящей от реального количества. Число вообще – это абстракция. Но число в языке и в грамматике требовало длительной абстрагирующей работы мозга. Для нас сейчас кажется совершено естественным противопоставление единственного и множественного числа, но представим себе, что, говоря о нескольких или многих предметах, мы должны были бы употреблять другое слово. В таком случае числа бы вообще не существовало. Однако и в том случае если существительное нормально изменяется по числам, надо иметь в виду, что данная грамматическая категория сложилась не сразу и не во всех языках. Особую трудность составляет при этом то, что 2 – это тоже много. Поэтому во многих языках сохраняется ещё и двойственное число (Пример: Мы пошли в кино).
Что обозначает подлежащее в русском языке?
А) Таня рисует кошку.
Б) Соседа берёт  зависть.
В) Посуда любит  чистоту.
Г) Мне вспомнилось  детство.
Д) Рука чешется.
Е) Дом строится.
Мы замыкаемся на категориях самого языка, и действительно, само существование номинативного строя опирается на отрыв, на отталкивание от фактов реальной действительности. Ещё больший скачок в абстракции – безличные предложения – высказывания, в которых нет подлежащего. Представить себе действие в отвлечении от того, кто его производит, от первого участника ситуации, а иногда вообще – от каких бы то ни было участников – это изобретение, равносильное изобретению колеса. Это высказывание состоит из одного предиката, и оно самодостаточно для обозначения ситуации («Светает»). Человеческая мысль может представить ситуацию, происходящую саму по себе или по воле какой-то высшей силы.
Синтаксические  модели, члены предложения, части  речи, виды связи между словами  – всё это понятия очень  высокого уровня обобщения. Овладевая  этими важнейшими категориями грамматики, человек овладевает языком. Вместе с тем они учат его чёткости и системности мысли.
Системный характер грамматики особенно заметен  в сравнении лексикой. В самом  деле, слов в языке очень много. В грамматике количество классов, противопоставленных друг другу, невелико, и отношения между ними ясны и прозрачны, а в лексике это не так.
Щербе приписывают: «Лексика – дура, грамматика – молодец!». Он имел в виду отчётливость и строгость  грамматических отношений.
Неслучайно  в грамматике обнаруживаются исключения. Потому что они на виду. В лексике тоже не всё гладко – «глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокрёнка». Щерба обычно давал это студентам и просил объяснить, что оно значит. Данный пример призван показать важность и самостоятельность грамматических значений, относительную независимость грамматики от лексики.
Афоризм: «Грамматика  ум в порядок приводит». Т.е. грамматика составляет основу и образец для  классификаций, оказывает влияние  на формирование принципов логических операций в сознании человека и в значительной мере – на его практическую деятельность. Наиболее логичными числами в грамматике являются 2 и 3. В таких 2- и 3-х членных оппозициях находит отражение человеческое стремление к максимальному обобщению явлений действительности. В частном случае двучленное противопоставление основывается на одном семантическом признаке, точнее – на его присутствии или отсутствии (Пример: глаголы совершенного вида содержат в своём значении элемент предельности действия, а глаголы несовершенного вида такого значения не имеют (в русском языке)).
Т.е. всё  это – свидетельство обобщающей деятельности мозга, и трудно переоценить  тот факт, что поколение людей  приходит в мир готовых абстракций. Однако нельзя считать данные правила  безжизненными. При всей своей строгости они допускают некоторую свободу выбора. Она проявляется в частности в том, что грамматические конструкции могут иметь варианты (Пример: я не читал эту книгу/этой книги). Следовательно, противопоставление грамматических классов иногда нейтрализуется, сглаживается. Такое расшатывание своих границ даёт грамматической системе возможность развития. Например, в истории русского языка конкуренция падежных форм существительного приводила к формированию различных пространственных отношений. Когда-то говорили: идти Киеву – идти к Киеву. Сегодня при помощи разнообразных форм можно выразить множество значений. Сама мысль стала точнее, определённее, и <…> предоставляет необходимые средства.
Другой пример – иногда в русском языке, в  частности существительные как бы прилепляются друг к другу в одинаковых формах и между ними возникает особая, паратактическая (?) (бессоюзная) связь, и одновременно формируется новое понятие (Пример: нога, рука: руки-ноги). Получается что чисто грамматический феномен, т.е. особенности синтаксической связи между словами способствуют формированию новых мыслительных категорий, которым свойственна большая по сравнению с обычным понятием степень размытости, приблизительности, нечёткости.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.