На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Психологическая деформация

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.05.2012. Сдан: 20 О. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


АО «МУА» 

Кафедра____________________________________________ 
 
 

 
 
 
 
 
 
 

На  тему: Психологическая деформации у медицинских работников
      
 

                                                                                                                

                                                                                                                
 
 
 
 

Содержание
 Введение…………………………………………………………………………………………………………………………………………..3
Стрессогенные факторы в работе врача…………………………………………………………………………………………..3
Синдром эмоционального сгорания………………………………………………………………………………………………….6
Определение синдрома эмоционального сгорания…………………………………………………………………….…6
Причины возникновения  и этиология синдрома сгорания…………………………………………………………….9
Динамика  синдрома эмоционального сгорания…………………………………………………………………………..11
Моббинг. Субъективный моббинг………………………………………………………………………………………………….13
Заключение………………………………………………………………………………………………………………………………………14
Список литературы 

  

  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
«Проблема синдрома эмоционального сгорания у специалистов различного профиля является актуальной и привлекающей все большее внимание специалистов психиатров, психиатпов-наркологов, психотерапевтов, психологов. Проблема моббинга и субъективного моббинга является пока малоизученной. С одной стороны, расстройство адаптации в форме эмоционального сгорания или моббинга ведет к появлению широкого спектра невротических и психосоматических симптомов, а с другой стороны, - оно сопровождается снижением продуктивности в работе, вплоть до полной профнепригодности.»
                                                                                                                                                                 В. Постнов
Известная формула-тезис «врачу: исцели себя сам» знакома не только самим медикам. Необходимость поддерживать собственное  здоровье самим врачам очевидна настолько, что до сих пор нет в программе  до- и последипломного образования  медицинских работников темы о том, «а как именно лечить себя и как  именно сберечь своё собственное  здоровье?». Казалось бы, врачи, как  обладатели знаний об опасностях «нездорового образа жизни» должны быть по определению  здоровее всех. Тогда почему статистика говорит о том, что «представители медицинской профессии не живут  дольше основной популяции»?
В настоящее  время достаточно много уделяется  внимания изучению профессиональных вредностей, в том числе и в работе врачей. Но это касается прежде всего вредностей химической, физической или биологической  природы: ядов, излучения, инфекций и  т.п.. Вредности эмоциональные, или  стрессогенные факторы, вероятно, ввиду  их «очевидности» не предусмотрены  к изучению на основных медицинских  факультетах. Тем не менее, именно стрессогенные  факторы, особенно - профессиональные, то есть действующие преимущественно  при исполнении основных обязанностей специалиста, способны приводить к  развитию самых различных расстройств - от невротических до психосоматических. Последние, в свою очередь, могут  осложняться т.н. «соматическими катастрофами» (инсульты, инфаркты и т.п.), быть причиной смерти или инвалидизации. И это  тоже «как бы всем известно». По всей видимости, именно иллюзия простоты и очевидности  до сих пор является одним из препятствий  к поиску эффективных средств  профилактики и коррекции профессиональных стрессовых расстройств, в том числе - у работников здравоохранения.
Профессиональная  деятельность медицинских работников связана с неизбежными эмоциональными и нравственными перегрузками. Это  является основой для возникновения  так называемых профессиональных личностных деформаций - таких как синдром  эмоционального выгорания, аддиктивное  поведение в виде работоголизма, ургентной аддикции, моббинг, субъективный моббинг, злоупотребление психоактивными веществами (преимущественно - алкоголем  на основе детензивного механизма) и  мн. др. Последние, в свою очередь, представляют собой психологическую почву  для развития различных психосоматических  и невротических расстройств, а  также алкоголизма. Кроме вредных  для здоровья последствий указанные  процессы могут приводить к профессиональной дезадаптации и функциональной деградации как отдельных специалистов, так  и целых коллективов.
Стрессогенные факторы в работе врача
      Опыт проведения различных занятий (от лекций и семинаров до психотерапевтических марафонов) с врачами интернами, клиническими ординаторами, а также слушателями циклов специализации и усовершенствования, в том числе - и на смежных кафедрах на протяжении десяти лет, подтвердил актуальность темы профилактики и коррекции профессиональных перегрузок и их последствий.
       Психологическое обследование, анкетирование и интервьюирование обучающихся, а также материалы проведения индивидуальных и групповых психотерапевтических и психокоррекционных мероприятий со специалистами позволяют выделить ряд наиболее стрессогенных факторов как самых «уязвимых зон» в работе врача. Эти же факторы являлись психотерапевтическими мишенями в коррекционной, лечебной и профилактической работе с участвующими в исследовании врачами.
         Прежде всего - это работа в преимущественно негативном эмоциональном поле. Суть этого фактора в том, что большую часть рабочего времени врач   практически любой специальности   имеет дело с материалом, фактически вызывающим лишь негативные эмоции. Это относится как к жалобам, стонам и просьбам больных, так и к обсуждению с коллегами чужих диагнозов и историй болезни, содержание которых - прежде всего страдания и угроза жизни, порой неизбежная. Накопление подобного эмоционального опыта в процессе работы с одной стороны ведёт к истощению ресурсов, с другой - развитию защитных психологических механизмов в виде личностной отстранённости, расширения сферы экономии эмоций и других признаков эмоционального выгорания. В бытовом общении это проявляется в виде так называемого «специфического юмора» или даже цинизма медработников. При выборе профессии и на додипломном этапе практически любой медицинский работник был более или менее осведомлён о сути этого фактора как стрессогенного. Наличие у большинства обследуемых специалистов-медиков (78%) выраженных черт эмотивности - как способности сочувствовать, сопереживать, является своеобразным признаком наличия у них «базового навыка» противостоять данному стрессогенному фактору и адаптироваться к нему. Тем не менее, для сохранения эмоционального равновесия необходимо развитие навыков «пополнения банка положительных эмоций» и отвлечения от работы на иные виды деятельности. Наблюдение и психотерапевтический опыт показывают, что при всей очевидности и простоте адаптации к этому сртессогенному фактору, для многих специалистов именно он является наиболее трудным для проработки. Инертность, «ургентная» аддикция (неосознаваемое стремление нагрузить себя невыполнимым количеством обязательств и, как следствие - постоянная спешка и эмоциональное перенапряжение), работоголизм вместе с развившимся сужением выбора способов самовосстановления и получения здоровых удовольствий в повседневной жизни (вне работы) являются здесь основными препятствиями.
      Далее в виде целой группы стрессогенных факторов стоит выделить опасность возникающих осложнений у больных в процессе оказания им помощи, негативные результаты лечения и смерть пациентов, действия врача в экстремальных условиях - с необходимостью принимать быстрые и предельно ответственные решения. Даже при условии предварительной осведомлённости о возможности таких факторов в студенческие годы и наличии у многих врачей черт гипертимности (64% обследуемых) как способности    быть    активными    и    жизнерадостными,    полностью адаптироваться к ним не удаётся. На многих психотерапевтических группах звучит тезис о том, что «к чужой смерти на своих руках привыкнуть невозможно, каждая такая ситуация оставляет тяжёлый след в душе, даже через годы напоминая о себе». Тем не менее, нивелировать - насколько это возможно - действие этой группы факторов весьма необходимо. Это возможно в группах и на занятиях эмоционального отреагирования, частично этому способствует работа балинтовских групп. Но достаточно часто для специалистов с богатым травматическим опытом требуется более объёмная психокоррекционная и   даже психотерапевтическая помощь с назначением   фармакологических   средств   в   виде   транквилизаторов. Препятствием    для    проведения     полноценных    адаптационных    и профилактических мероприятий в этом случае были такие факторы, как ложная стеснительность (со слов одного из коллег: «негоже врачу быть пациентом»), так и  безответственная  беспечность («само пройдет - забудется»). Нередко врачи предпочитали длительным и непростым занятиям со специалистом алкоголь как «универсальный адаптоген и детензивное средство».
             Все без исключения участники занятий и обследуемые специалисты указали на особый стрессогенный фактор в работе врача - повышенную отвественность. Умение отчитаться о проделанной работе, вовремя и грамотно оформить протокол операции и процедуры, заполнить историю болезни и т.п. - необходимый, но весьма непростой навык. Невозможность отчитаться идеально и безукоризненно, уязвимость медицинской профессии и реальные ситуации моббинга, конфликты с коллегами и руководством для врача являются частым поводом для участия в психотерапевтических и профилактических мероприятиях. Вместе с работой в балинтовских группах проработка  мотивации  к  профессии  и  повышение  квалификации оказывались необходимой профилактической мерой в данном случае.
              Для ряда медицинских специальностей нельзя не отметить особый стрессогенный фактор: опасность для собственного здоровья и собственной жизни. Это касается и опасности заражения какой-либо инфекцией, и травматизма на транспорте (например, для врачей скорой помощи) и опасности при общении в случаях работы с пациентами в состоянии одурманивания или психоза.         Отличие следующего стрессогенного фактора - трудностей безусловно принимающего общения - в том, что до сих пор на додипломном уровне студентов недостаточно готовят к встрече с ним. Неумение общаться с больными в состоянии суженного сознания, в опьянении, в психозе, столкновение с хамством, психологическим манипулированием больных и их родственников, языковые и нравственно-этические барьеры не только осложняют работу врача, но и являются основой для разочарований и фрустраций - пусковых механизмов эмоционального выгорания. Пополнение знаний по клинической психологии, развитие коммуникативных навыков, тренинги и эмоциональное отреагирование помогают приспособиться к этому фактору. Но здесь максимальная адаптация возможна при условии активного личностного и духовного роста специалиста в течение длительного времени. Научиться видеть в своём пациенте не абстрактного носителя симптомов, не нарушителя общественных норм и спокойствия (как в случае с больными наркологическими или в психозе), а, прежде всего - личность, человека, нуждающегося в участии и помощи - невозможно за время тематического усовершенствования или за годы обучения в ВУЗе. Здесь же стоит добавить, что безусловно принимающее общение и трудности «соблюдения чистоты белого халата» касаются не только общения с пациентами и их родственниками, но и с коллегами. Интриги внутри коллектива, несоблюдение этических и деонтологических норм, особенно со стороны администрации, а так же ревность коллег и даже вполне законные и справедливые нарекания руководства заставляют специалиста слишком много сил тратить на сдерживание негативных эмоций. Помочь специалисту в данном случае можно только при комплексном применении дидактических (обучающих семинаров и тренингов) и психокоррекционных, психотерапевтических мероприятий. 

           Как   уже   упоминалось, основной трудностью к соблюдению требований самопрофи-лактики для врачей является иллюзия загруженности («некогда собой заниматься») вместе с отсутствием достаточного стимула к изменениям («я про это знаю, после этим займусь»). Сама информация о профессиональных стрессах вызывает у врачей живой интерес. Не вызывает затруднений предложение пройти какой-либо психологический тест или обследование   на  предмет  эмоционального  выгорания и т.п.  Но на предложение принять участие в практических   мероприятиях по профилактике и коррекции данных явлений отзываются, как правило, те врачи, у которых уже есть психосоматические или другие симптомы, как следствие рабочих стрессов. Упование на необходимость повышения заработной платы, ожидание каких-либо действий «извне» («от начальства»), оправдание имеющихся, но уже неэффективных     способов самовосстановления и снятия напряжения (алкоголь, табак, кофе и.т.п.) также препятствуют реальной и эффективной заботе об основном инструменте в работе  врача: собственной  личности. Одних  только  напоминаний о возможности работать над собой, как видно, недостаточно. Требуется разработка и внедрение организационных и административных требований в перечне профессиональных навыков вместе с расширением возможностей врачей к самопрофилактике (в том числе - и обеспечение их большей социальной защищённости).   Кроме того, необходимо увеличение объёма занятий  по теме самопрофилактики, как и  вообще  медицинской  и клинической психологии на всех факультетах в до- и послевузовском обучении врачей. 

Синдром эмоционального сгорания 

          Анализ научной литературы свидетельствует о том, что расстройства адаптации в форме эмоционального сгорания все чаще привлекают внимание клинических психологов, психотерапевтов, психиатров.Тем не менее, до сих пор нет единой дефиниции понятия "эмоционального сгорания", требуют уточнения критерии их диагностики; нуждаются в дальнейшем исследовании проблемы их профилактики и коррекции, особенно учитывая усиливающийся спрос на профессии в системе "человек-человек".
         Актуальность данной проблемы подтверждается также тем, что на страницах научно-популярных изданий и в прессе термины "эмоциональное сгорание", "эмоциональное выгорание" встречаются все чаще, само явление освещается несколько упрощенно и популистски, как в зарубежной, так и в отечественной литературе. Необходимость более глубокого и серьезного подхода к вопросам изучения этого феномена продиктована, с одной стороны, наличием при эмоциональном сгорании широкого спектра симптомов невротического и психосоматического плана, требующих дифференцированных подходов к их коррекции. С другой стороны, эмоциональное сгорание при отсутствии должной профилактики и терапии неизбежно приводит к снижению продуктивности работы профессионалов многих специальностей (а иногда -и целых коллективов) - вплоть до полной их профнепригодности (Макаров В.В., 1999; McConnell Е., 1982). 

Определение синдрома эмоционального сгорания 

          Впервые понятие "Эмоциональное сгорание", "Синдром эмоционального сгорания" (англ.- burnout, burnout-syndrome) предложил H.J.Freudenberger (США) в 1974 году для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Обращает на себя внимание, во-первых, то, что отмечаемое Freudenberger "психологическое состояние здоровых людей" не относилось и не подразумевалось как проявление какой-либо конкретной нозологической формы или заболевания. Во-вторых - "при оказании профессиональной помощи", т.е., состояние определяется прежде всего профессией индивида, его рабочим местом (или выбранным видом деятельности) которое может выступать в роли главного этиологического фактора - если бы речь шла о заболевании. Позднее К.Кондо (Condo С.,1991) определяет "Burnout" как "состояние дезадаптированности к рабочему месту из-за чрезмерной рабочей нагрузки и неадекватных межличностных отношений". Р.Кочюнас (1999) называет "синдром сгорания" как "сложный психофизиологический феномен, который определяется как эмоциональное, умственное и физическое истощение из-за продолжительной эмоциональной нагрузки".
           В.В.Макаров (1999) дает еще более краткое определение "синдрому сгорания", который "характеризуется эмоциональным, когнитивным и физическим истощением, вызванным длительной перегрузкой". Кроме того, он указывает на то, что "синдром сгорания" содержит в себе два весьма отличных друг от друга явления. В одном случае - "профессиональное сгорание", в наиболее выраженной степени достигающее "профессионального выгорания". В другом случае – «синдром профессионального угасания», характеризующийся расстройствами, подобными предыдущему синдрому, но возникающими в результате профессиональной гипостимуляции. Г.С.Абрамова и Ю.А.Юдчиц (1998) описывая синдром эмоционального выгорания, отмечают, что его содержание тесно связано с синдромом хронической усталости. Оба синдрома являются содержательными характеристиками профессиональной деформации, и при видимой схожести симптомов имеют значительные отличия. Главное из них в том, что синдром эмоционального выгорания приобретают профессионалы, изначально обладающие большим творческим потенциалом, фанатично преданные делу, синдром хронической усталости связан с изначальным принятием готовых форм знаний о мире, себе и других людях. Кроме того, при синдроме хронической усталости говорят о его вероятной вирусной природе ("вирус Эпштейна-Барра").
         В.В.Бойко (1999), описывая "эмоциональное выгорание" определяет его уже как "выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ их избранные психотравмирующие воздействия". "Выгорание" он отличает от различных форм эмоциональной ригидности, которая определяется органическими причинами - свойствами нервной системы, степенью подвижности эмоций, психосоматическими нарушениями. Согласно В.В.Бойко, эмоциональное выгорание представляет собой приобретенный стереотип эмоционального (чаще профессионального) поведения, по сути - указывал на его адаптационную природу, содержащую функциональный стереотип, позволяющий человеку экономно расходовать энергетические ресурсы. С другой стороны - дисфункциональные его следствия, о которых говорилось ранее. 

Т.В.Форманюк (1993) синдром эмоционального сгорания называет "специфическим видом  профессионального заболевания  лиц, работающих с людьми" (учителей, психологов, психиатров и т.п.).
         Термин burnout более приемлем как "эмоциональное сгорание" включающий в себя и начальные его фазы и этап "выгорания". Проявления синдрома эмоционального сгорания (клиника и симптоматика) При    всем   разнообразии   и   отличии   даваемых   определений эмоционального сгорания перечень его признаков (симптомов) и проявлений не менее широк, а порой расплывчив и противоречив.
          Уже к 1982 году было опубликовано более тысячи работ, посвященных сгоранию в англоязычной литературе. S.Maslach (1981) проявления сгорания указывает следующие: чувство изнеможения (невозможности отдаваться деятельности как прежде), эмоционального и физического истощения, дегуманизация, - потеря "чувства клиента", тенденция развивать негативное отношение к партнерам и клиентам, потеря интереса к работе и недостаток чувства профессионального мастерства. E.Maher (1983) в своем обзоре обобщает перечень симптомов burnout: 1) усталость, утомление, истощение, 2) бессонница, 3) психосоматические недомогания, 4) негативное отношение к клиентам, 5) негативное отношение к самой работе, 6) оскудение репертуара рабочих действий, 7) злоупотребление химическими агентами -чаем, кофе, табаком, алкоголем, наркотиками, 8) отсутствие аппетита или переедание, 9) негативная "Я-концепция",  10) ауто- и гетероагрессия, проявляющаяся в раздражительности, напряженности, бешенстве, тревоге, гневе, 11) упадническое настроение и связанные с ним эмоции, чувство безнадежности, бессмысленности, апатия, депрессия, цинизм, 12) чувство вины.
            Х.Кюйнарпуу называет три последних симптома "разрушающими", а остальные - их следствиями.Данный перечень может быть детализирован и уточнен. Во-первых, обращает на себя внимание группа симптомов, свидетельствующих об астеническом синдроме: эмоциональное и физическое истощение, бессонница, раздражительность, усталость, утомляемость, отсутствие аппетита. Далее следует группа симптомов, указывающих на более или менее выраженные проявления депрессии, либо -тревоги. Особо выделяется группа самых разнообразных психосоматических расстройств.
             В большинстве определений эмоционального сгорания содержатся указания на "эмоционально нагруженную атмосферу", "продолжительную эмоциональную нагрузку", "длительную эмоциональную перегрузку", "психотравмирующие воздействия" и т.п. Из этих указаний можно сделать вывод о том, что основной причиной данного "состояния" является стресс, связанный с какой-либо деятельностью, включая профессиональную.
            Стоит отметить, что эмоционально сгорание при наличии указанных признаков, тем не менее, может не достичь уровня именно клинических признаков расстройств адаптации или какого-либо другого заболевания, оставаясь психологическим феноменом, с клинической точки зрения - вариантом промежуточным между нормой и патологией.
            Очевидно, что все из указанных признаков и симптомов дезадаптации присущи также состоянию эмоционального сгорания. Если для диагностики данного   расстройства   необходимым   критерием   является   нарушение профессиональной деятельности, симптомы выходящие за рамки нормы и ожидаемых реакций на стресс, а также появление их в течении трех месяцев после начала воздействия стресса и источник переживаний осознаваем и понятен субъекту - то это еще более подтверждает связь эмоционального сгорания и расстройства адаптации.  

Причины возникновения и  этиология синдрома эмоционального сгорания 

            По данным литературы (Форманюк Т.В., 1993; Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А., 1998; Maclach Е., 1983; Condo С, 1991) "группа риска", или перечень профессий, наиболее подверженных эмоциональному сгоранию первоначально был незначительным: сотрудники медицинских учреждений, общественных, благотворительных организаций. Далее, по мере накопления материала по данной теме, группа "профессионального риска" расширялась, в нее вошли учителя, полицейские, тюремный персонал, политики, юристы, менеджеры.
     «Профессии высшего типа" требуют в большей или меньшей степени наличия и развития коммуникативных навыков. Здесь и трудности безусловного и "принимающего" общения с партнерами (Форманюк Т.В., 1993), и умение сотрудничать, принимать критику, адекватно воспринимать свою роль и свой вклад в работу. В четвертых, "постоянная внеурочная работа над предметом и над собой" подразумевает личностный рост, неизбежное наличие постоянной адаптации, ее трудности и наличие кризисных периодов. Д.Г.Трунов (1998), описывая "синдром сгорания" у консультантов "телефонов экстренной психологический помощи" говорит о наличии разных мотивов в основе выбора профессии. Одни ("правильные") скорее принимаются, а значит - осознаются. Другие ("неправильные") скорее отвергаются и остаются во время работы "за кадром" и влекут за собой появление "чужих", как бы "навязанных извне" симптомов сгорания. Таким образом, можно предполагать неизбежность появления, в большей или меньшей степени, признаков эмоционального сгорания по мере профессионального, а для "профессий высшего типа" - и неразрывно связанного с ним и личностного роста. E. McConnell (1982) напротив, предполагает, что синдром сгорания не является неизбежным, определенные шаги можно предпринять для того, чтобы предотвратить его возникновение. Она же подчеркивает, описывая это состояние у медицинских сестер, что сгорание - это, прежде всего потеря иллюзий. Влияние иллюзий на человеческую активность и человеческие дела нежелательно, но они присутствуют. Иллюзии возникают и защищают нас в детстве. Но по мере взросления многие из них замещаются теоретическими знаниями. Обычно все инновации начинаются с мечты, веры во что-нибудь не совсем реальное, но в принципе сбыточное. Изобретения, таким образом - это продукт иллюзий. Полное отсутствие иллюзий - это цинизм.
           Во время обучения будущие специалисты имеют дело, во-первых, с красивыми лозунгами ("светя другим - сгораю сам" - у медиков, "сеять разумное, доброе, вечное" - у педагогов и т.п.). Во-вторых, с учителями, которые, как правило, чем более становятся "маститыми", тем менее практикуют, и, соответственно, всё более углубляясь в детали своего предмета, отрываются от реального мира. Студенты, осваивая азы и приобретая собственные "учебниковые" навыки в профессии, придя на рабочее место, сталкиваются с реальностью. Шок от этой реальности вызывает разочарование. Д.Г.Трунов (1998) называет мотивы "подвижными образованием", способными усиливаться и ослабевать, исчезать и появляться. Соответственно, при обучении и организации работы специалиста можно помочь ему на разных этапах не только предупреждать появление "сигналов" сгорания, но и осознавать уже проявляющиеся, воспринимать их позитивно.
О неразрывности  необходимого профессионального и  личностного роста говорит и  Т.В.Форманюк (1993) - "только эмоционально зрелая личность в состоянии справиться с трудностями профессии".
Г.С.Абрамова и Ю.А.Юдчиц (1998) среди факторов, играющих существенную роль в эмоциональном  выгорании у врачей выделяют:
1.  социальный (непризнание истинных заслуг  врача, ограничение его права  на свободу выбора, несоответствие  нравственно-этических требований  к профессии реальной ситуации  на рабочем месте, понижение  социального статуса профессии  (в том числе и в материальном  плане), семейно-бытовые проблемы);
2.  личностный (от низкой устойчивости к стрессам  и неумению критически оценивать  неблагоприятные факторы - до  категорий нравственности: реализации  модуса не "социальных достижений" или "обладания", а "служения", где основное жизненное отношение  - любовь к людям, что позволяет  человеку выходить за пределы  своих актуальных, наличных возможностей);
3.  фактор  среды (места работы) - влияние  стиля руководства, взаимоотношений  с коллегами, состояние коллектива  и т.п.
В.В.Макаров (1999) по поводу "синдрома сгорания" у психотерапевтов среди предрасполагающих  факторов говорит не только о личностных особенностях (интровертированность, повышенный уровень тревожности, эмпатичности, чувствительности) и организации  труда, но и о профессиональной подготовленности. Для последнего важно и владение техниками и приемами, и не менее  значимо - глубина проработки собственных  психологических проблем, неразрешенных  конфликтов собственной личности. Кроме  того, он выделяет особенности (в большей  степени способные быть отнесенными  к организационному фактору, но, на наш взгляд и в какой-то мере - к фактору профессиональной подготовки): стремление сохранить свои профессиональные секреты, боязни быть разоблаченным (когда  данные секрета не содержат декларируемых  методов), при условии низкой поддержки  и высокого уровня критичности коллег; низкие возможности обучаться и  совершенствоваться, недостаток возможности  и желания обобщать и передавать свой опыт.
Р.Кочюнас (1999) среди важнейших причин "синдрома сгорания" называет:
-  монотонность  работы, особенно если ее смысл  кажется сомнительным;
- вкладывание  в работу больших личностных  ресурсов при недостаточности  признания и положительной оценки;
-  строгая  регламентация времени работы, особенно  при нереальных сроках ее исполнения;
-  работа  с "немотивированными" клиентами.
Среди предпосылок, играющих роль в развитии эмоционального сгорания, C.Maslach (1982) выделяет:
1) возможности  эмоционального «Я» противостоять  истощению, самосохраняться (т.е., эмоциональный ресурс);
2)  ожидание, мотивы, установки;
3)  индивидуальный  опыт, который может быть более  или менее насыщен проблемами, стрессогенными и психотравмирующими  ситуациями.
         Все выше указанное в той или иной мере перекликается с тем, что Т.В. Форманюк (1993), обобщая опыт ряда авторов, выделяет как "личностный", "ролевой" и "организационный" факторы. В личностном факторе - кроме возраста, пола, семейного положения, стажа работы - можно рассматривать мотивы трудовой деятельности, удовлетворенность профессиональным ростом, установку на поддержку, а также - уровень эмпатии, способы реагирования на стресс и стратегии поведения в ситуации конфликта. Говоря о ролевом факторе, стоит рассматривать наличие или отсутствие конкуренции, уровень принятия ответственности, феномен "коллегиального начала", интеграции и слаженности действий.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.