На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Русский речевой этикет и его особенности

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 18.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                НИУ СГУ им. Н.Г. Чернышевского   
 
 
 
 
 
 

Реферат
по современному русскому языку 
на тему: 

Русский речевой этикет
и его особенности 
 
 

Выполнила:
студентка 1 курса
р/г отделения
группы  123
Носова  Д.Д.
Проверила:
 Милехина Т.А. 
 
 
 
 

Саратов, 2011
Введение 

Этикет (фр.etiquette - ярлык, этикетка)- совокупность правил поведения, касающихся отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда).
Действительно, этикет выражается в самых разных сторонах нашего поведения. Например, этикетное значение могут иметь разнообразные движения человека, позы и положения, которые он принимает. Сравните вежливое положение лицом к говорящему и совершенно невежливое - спиною к нему. В этикетных целях мы часто используем предметы (приподнятая шляпа, преподнесенные цветы…), особенности одежды (выбор праздничной, траурной или будничной одежды хорошо показывает, как мы понимаем обстановку, как относимся к другим участникам общения). Самую важную роль в этикетном выражении отношений к людям играет наша речь. Всем известны специальные словесные формулы вежливости типа: Здравствуйте! Извините, пожалуйста! Будьте любезны… Спокойной ночи!  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Речевой этикет в современном  русском языке

Каждый язык имеет свою историю, свои «взлеты  и падения». В особенно критические  моменты государственных преобразований всегда возникает опасность упустить из внимания это национальное достояние, отвлекаясь на кажущиеся более важными  нужды и проблемы общества. В наше время больших социальных и духовных перемен такая опасность возросла во много раз. Русский язык за последние два десятилетия перетерпел множество не самых лучших влияний и вторжений. Тревогу забили десятки научных и культурных деятелей. Ещё в начале 90-х годов, понимая, что идет безобразное загрязнение русского языка, литераторы Санкт- Петербургской организации Союза писателей России подняли вопрос о принятии на государственном уровне Закона о защите русского языка. И только в начале 98-ого года был принят этот Закон, где говорится об обязательном введении курса русского языка, культуры речи во все ВУЗы страны и принятии особых мер в повышении уровня грамотности населения.
Но спросим  себя честно: правильно ли, чисто  ли мы говорим? Не засоряем ли свою речь никчемными словами, грубостями, нелепостями? А как мы приветствуем своих близких: «здрасьте» или же искренне желаем им здоровья? Не «чекаем» ли, не проглатываем ли отдельные звуки, не бываем ли мы похожи на плохой автомат по «речевой стряпне»? Что и говорить, речь наша часто подвержена разнообразным негативным влияниям, в частности оскудению и засорению. Как заброшенное поле, так и небрежная речь сразу начинает «зарастать» различными «сорняками» да «бурьянами». Эти сорняки – вредоносные носители порчи языка, «раковые клетки» речи.
Например, считается  несолидным в газетной статье или  очерке написать: Мы решили больше не пытаться. Нет, непременно напишут: Мы приняли решение прекратить всяческие попытки… Или о работе экипажа космической станции: Проводился забор проб выдыхаемого воздуха. Этот забор не залетел бы в космос, если бы не стеснялись сказать попросту: Космонавты брали пробы. И вот громоздятся друг на друга существительные в косвенных падежах, да все больше отглагольные: Процесс развития движения за укрепление сотрудничества; С полным ошеломления удивлением участвовал он мгновение назад в том, что произошло…Этот казенный слог один из редкостных знатоков русского языка К. И. Чуковский заклеймил убийственным определением канцелярит. Канцелярит, утверждал он, это мертвечина. Заболевание «канцелярским вирусом» в основном свойственно людям, занимающимся бумажной деятельностью. Оно может проявляться и в путаном, невразумительном строе фразы, и в несчетных придаточных предложениях, вдвойне тяжеловесных и неестественных в разговорной речи, и в неуместном использовании так называемых отыменных предлогов: в части, по линии, в деле, за счет и т. д. Например: в деле повышения мастерства, в части удовлетворения вопросов населения, выступал по линии критики, в силу слабости культурной пропаганды. Канцелярские обороты лишают речь простоты, живости и эмоциональности, делают ее серой, однообразной, сухой.
Такую же отрицательную  роль, как и канцеляриты, играют всякого  рода речевые штампы, избитые выражения, например: нацелить внимание на…, работа по разъяснению, мы имеем на сегодняшний день, рассмотреть под углом зрения, поставить во главу угла, в результате проведенных мероприятий, направленных на осуществление…, поставить вопрос, заострить вопрос, утрясти, осветить, подчеркнуть, обсудить, продвинуть вопрос и т. п. В официально - деловом и отчасти научно - техническом стилях без этих устоявшихся словосочетаний трудно обойтись. В этих случаях принято говорить о «речевых стереотипах». Но в языке разговорном – устном или письменном – это уже «штампы»: «слова, зашлепанные многими губами», сверкающие словно «стертые пятаки» с выветрившимся значением.
Стилистически ущербными и плохо восприимчивыми их делает потускневшая, в силу частого  употребления, эмоционально - экспрессивная окраска.
Близки к речевым  штампам так называемые слова - спутники, парные слова, которые также из-за многократного повторения не вызывают в сознании нужных ассоциаций, теряют оценочные значения и постепенно превращаются в клише. Например: если критика, то резкая; если размах, то широкий; если задачи, то конкретные; впечатление непременно неизгладимое, борьба – упорная, волна- мощная, отрезок времени- сравнительно небольшой, речь – взволнованная, утро- прекрасное и т. д. А. Н. Толстой справедливо указывал: «Язык готовых выражений, штампов …тем плох, что в нем утрачено ощущение движения, жеста, образа. Фразы такого языка скользят по воображению, не затрагивая сложнейшей клавиатуры нашего мозга».
Немало в нашей  речи и лишних, ненужных слов, которые чаще встречаются у болтунов и демагогов. Многословие же, по всеобщему признанию, большой недостаток речи независимо от стиля и жанра. Многословие всегда провоцирует совершать речевые ошибки и произносить бессмысленные фразы. Демагог может говорить правильные вещи, но неуместные в данный момент. Его пышнословие на самом деле демонстрирует не богатство языка, а настоящее его опустошение, к нему мало кто прислушается всерьёз.
Лишние слова  свидетельствуют о небрежности  говорящего или пишущего, указывают  на нечёткость неопределенность представлений автора о предмете речи. Лишние слова всегда идут в ущерб содержанию высказывания, затемняя главную мысль. Такие предложения могут сбить с толку любого: Наш командир еще за 25 минут до своей смерти был жив. Российские спортсмены прибыли на международные соревнования для того, чтобы принять участие в соревнованиях, в которых будут участвовать не только наши, но и зарубежные спортсмены.
Многословие, или  речевая избыточность, может проявиться в употреблении лишних слов даже в короткой фразе. Например: налицо незаконное растаскивание государственного имущества. Перед своей смертью он долго болел. Иногда встречаются и выражения: своя родная семья; молча, без слов; очень прекрасно; словно будто и т. д.
Многословие может  принимать форму плеоназма. Плеоназмом (от греч. плеоназмос- излишество) называется употребление в речи близких по смыслу и потому лишних слов: главная суть, повседневная обыденность, бесполезно пропадает, предчувствовать заранее, ценные сокровища, темный мрак.
Разновидностью  плеоназма является тавтология (от греч. тауто- то же самое и логос — слово) - повторное обозначение другими словами уже названного понятия: умножить во много раз, спросить вопрос, возобновить вновь, необычайный феномен, движущий лейтмотив. Тавтология может возникать при повторении однокоренных слов: он просил рассказать рассказ. Граждане пешеходы! Переходите улицу только по пешеходным переходам! Скрытой тавтологией называют соединение иноязычного и русского слова, дублирующих друг друга по лексическому значению: памятные сувениры, впервые дебютировал, свободная вакансия, своя автобиография, прейскурант цен.
Речь может  засоряться и искажаться также  неправильным выбором того или иного слова: большинство времени, обильные снега, длинный период, склонить голову, преклонить колени, держать поражение, причинить радость, ужасно красиво, играть особое значение, иметь большую роль.
Часто ущерб  нашей речи наносит и простое  повторение слов, что обычно свидетельствует  о бедном лексиконе автора или  о его неумении четко и лаконично формулировать мысли. Если человек жует жвачку из одних и тех же слов и оборотов, без разбора вставляя их и в бытовую беседу, и в письменную речь, это говорит о его низкой культуре. «Обращаться с языком кое-как – писал А. Н. Толстой, - значит и мыслить кое-как: неточно, приблизительно, неверно.» 
 
 
 
 

К сожалению, любой  мыслительный труд пугает большинство  людей, пассивных носителей языка. Они предпочитают небрежность и  неясность- гармоничной и доходчивой речи.
Язык  народа и богат и точен,
Но есть, увы, неточные слова,
Они растут как сорная трава
У плохо  перепаханных обочин.
(Н. Рыленков)
Конечно же, если мы встречаем все эти недостатки и сорняки в художественных текстах, то следует учитывать, что там  они играют совсем иную, выразительную роль, характеризующую героя.
Неряшливой и  грязной делает нашу речь и ошибочное употребление форм слова (рода, падежа, числа) и целых словосочетаний. Вот лишь наиболее распространенные речевые трудности, встречающиеся в нашей обиходной жизни:
Класть (несоверш. вид), но ни в коем случае не ложить; глагол ложить употребляется только с приставками (наложить, переложить) или с –ся на конце слова (ложиться);
Положить (соверш. вид), но не покласть; глагол класть употребляется без приставок (кладу, кладете);
Ляг, ложись, положи (повелит. наклонение), но не ляжь, ложи; правильно склонять лягу, ляжешь, ляжет, ляжем, ляжете, лягут;       
 Директора', доктора’, профессора’ (множ. число)- с ударным  а’ на конце слова;      
 Ле’кторы, констру’кторы, шоферы (множ. число)- с безударным ы на конце;      
 Пара ботинок, валенок, сапог, туфель, чулок (род. падеж множ. число);       
 Правильно говорить пришел из школы, а не со школы, предлог с, со обозначает движение сверху вниз (сравните: выйти из автобуса – сойти с трапа).      
 Засорение языка нередко связано и с неуместным использованием так называемых профессионализмов – слов, присущих определенной, узкой сфере науки и профессиональной деятельности. Любая профессия имеет свою терминологию, необходимый набор специальных понятий, использование которых вполне естественно. Но слишком узкие профессионализмы совершенно излишни в повседневном общении: Редис осеннего сбора закладываем на хранение способом пескования; Когда освободился док, баржа ушла доковаться; Врачи срочно провели скриринг; Перкаль за долгое время плохого хранения претерпела мацерацию. Автор подобных выражений явно желает как-то выделиться из общей «необразованной» массы и показать другим свое интеллектуальное превосходство.       
 Некоторые люди, обычно не совсем грамотные, любят придумывать собственные слова, стремясь как-то выразить свою мысль. Такое неоправданное индивидуальное словотворчество, появление «плохо выдуманных словечек» нередко становится источником засорения языка. Лет 60 назад стилистам претили, например, слова: взбрыкнул, трушились, грякнул, буруздил; во времена жесткой бюрократизации неологизмы (новые слова) нередко рождались как плод «канцелярского красноречия»: книгоединица, недоотдых, недоперевыполнение, одноидейник, головодень, обилечивание пассажиров.      
 В последнее время вызывает тревогу обильное, если не жадное, употребление иноязычной лексики. Конечно, заимствование слов из других языков- явление  в языке закономерное и нормальное. Многие такие слова хорошо прижились и вписались в литературный русский язык. Однако, безудержное увлечение «американизмами», наблюдаемое лингвистами с конца 80-ых годов, безмерно засоряет нашу современную речь. Это происходит в тех случаях, когда в этом нет никакой необходимости. Не случайно этот речевой порок именуется варваризмом. Еще Белинский отмечал, что «употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус». Стало модным «устаревшие» слова, унаследованные нами с советских времён, заменять новыми, яркими и броскими (особенно это чувствуется в сфере политической жизни). Не просто «законный»,  а «легитимный»; «выражать недовольство»- скучно, надо- фрондировать; «наем» заменили на аренду; была контора – стал офис; слово «представительный» уже как-то непредставительно, другое дело – репрезентативный; а вместо «единообразия» солиднее звучит унификация. Слушаешь наших «деятелей» и тщетно пытаешься вникнуть в форс-мажорные обстоятельства правительства, которое испытывает прессинг и собирается  принимать какие – то превентивные меры. Огромным  потоком вливаются в нашу речь «слова – амебы»,прозрачные, не связанные с тканью национальной жизни, как бы не имеющие корней. Важный признак этих слов – амеб – их кажущаяся научность. Скажешь коммуникация вместо общения или эмбарго вместо блокада – и твои банальные мысли вроде бы подкрепляются авторитетом науки. На самом же деле отрыв слова от вещи, забвение корня - а значит скрытого в вещи смысла – подспудно разрушает весь язык. Когда русский человек слышит слова «биржевой делец» или «наемный убийца», они поднимают в его сознании целые пласты смыслов, он опирается на эти слова в своем отношении к обозначенным ими  явлениям. Но слова брокер или киллер лишены в нашем сознании необходимых смысловых ассоциаций и воспринимаются пассивно. Следует задуматься почему, например, пресса настойчиво  стремится  вывеси из употребления  слово руководитель и заменить его словом лидер? Первое слово исторически возникло для обозначения человека, который выражает коллективную волю, «ведет за руку» кого-либо, направляя, идет рядом, плечом к плечу. Слово лидер возникло в западной философии конкуренции, где лидер олицетворяет индивидуализм преуспевающего предпринимателя и значит «первый, лучший». Почему нашего подростка мы должны называть тинэйджером, избирателей именовать электоратом, а вместо слова равнодушие выговаривать другое – индифферентность? Странно.       
 А.С.Пушкин ещё 200 лет назад горестно замечал:            
 Сокровища родного слова-            
 Заметят важные умы-            
 Для лепетания чужого            
 Пренебрегли безумно мы.            
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.