На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Лексические средства создания образа героя в журналистском тексте

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Министерство  образования и науки
Российской  Федерации
Гуманитарный  университет  
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа
«Лексические средства создания образа героя
в журналистском  тексте» 
 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнил:
студент 4 курса 
факультета  телерадиожурналистики
Еловских  Вадим
Научный руководитель:
Калганова С.О. 
 
 
 
 
 
 

г. Екатеринбург
2010г.
Содержание
Введение                                                                                                            3
Глава I. Теория                                                                                                                                      
§1. Герой и способы его характеристики                                                                         4                                                                       §1.1. Герой в художественном произведении                                                                  4
§1.2. Герой в  журналистском тексте                                                                                 5
§2. Лексические средства выразительности                                                                     6
§2.1. Слова с  коннотативным компонентом значения 7
§2.2. Омонимы   8
§2.3. Синонимы 9
§2.4. Антонимы  10
§2.5. Фразеологизмы 11
§2.6. Варваризмы 12
§2.7 Архаизмы и  неологизмы 14
§2.8. Тропы. Образные средства выразительности 15
Глава II. Практика. Разбор лексических средств создания образа герой на примере конкретного журналистского текста                                                               20         
Заключение       27
Список использованной литературы                                                           28
Приложение 29 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
    Тема  моей курсовой работы  - лексические  средства создания образа героя в журналистском тексте.
    В наше время герой присутствует практически  в любом журналистском тексте. Человек может быть главной темой разговора, либо комментатором события, являющегося предметом обсуждения. Без него публикация может показаться читателям пресной, а иногда  - недостоверной, если в ней отсутствуют комментарии героя. Здесь имеет значение и психологический фактор – людям всегда интереснее читать (смотреть, слушать) про живых людей, чем о каких-либо абстрактных понятиях. 
    В наш век плюрализма существует множество  людей с противоположными мнениями по различным вопросам.  А средства массовой информации активно манипулируют этими мнениями. Героями журналистских текстов являются люди – носители совершено разных взглядов в различных сферах общественной жизни. В зависимости от цели журналиста он может создать образ героя, отвечающий тем или иным моральным, этическим, политическим или др. требованиям.   Тем самым автор текста может управлять общественным мнением о данном человеке. Мастерски выписанный образ героя способен изменить мнение читателей о нём на прямо противоположное.    
    По  этой причине портретное интервью и  другие жанры журналистских текстов, где детально  прописан образ  героя, являются неотъемлемой частью предвыборной борьбы, промоушена, деятельности по созданию имиджа какого-либо публичного деятеля и привлечению к нему общественного внимания.
    Созданию  образа героя служат лексические  средства выразительности. Каждый журналист должен уметь использовать их в своей работе.
    В первой, теоретической, части своей  курсовой работы я рассмотрю понятие героя в художественном и журналистском текстах, а также виды лексических средств выразительности. Во второй же, практической, части моей работы я на конкретном примере (статье «Теперь я баба-робот» из журнала «Rolling Stone» №12 за 2009г., жанр – интервью) покажу, как с помощью лексических средств создаётся определённый образ героя.
Глава I
§ 1. Герой и способы  его характеристики 

    Какого  бы типа не было интервью, в нём всегда есть герой. Понятие «героя» публикации пришло в журналистику из художественной литературы. Оттуда же заимствованы и некоторые способы характеристики персонажа. Опираясь на труд Б.В. Томашевского «Теория литературы. Поэтика», рассмотрим героя с точки зрения художественной литературы, а после проанализируем  характеристику героя в журналистских текстах. 

    § 1.1. Герой в художественном произведении 

    Введение  персонажа (Действующего лица в литературном произведении, журналистском тексте, в представлении, а также лицо как предмет жанровой живописи) даёт возможность разобраться в нагромождение мотивов. С другой стороны, порой необходимы приёмы, помогающие разобраться в самой массе персонажей и их взаимоотношений. Но персонаж должен и привлекать внимание в большей или меньшей степени.
    Приёмом узнавания персонажа служит его «характеристика» – система мотивов, связанных с данным персонажем. В узком смысле под характеристикой подразумевают мотивы, определяющие психологию персонажа, его «характер».
    Но раскрытие второстепенных персонажей хорошо для литературного текста, в нём их можно разбирать, анализировать, они дополняют развёрнутую автором картину, а в журналистском тексте должен быть ярко изображён именно герой (персонаж, получающий наиболее острую и яркую эмоциональную окраску, за которым с наибольшим напряжением и вниманием следит читатель), поскольку газета имеет меньший жизненный цикл, нежели книга и газете необходимо сразу,  заинтересовать, удивить читателя, второстепенные персонажи лишь могут оттенять или  дополнять главного героя. К тому же журналистский текст гораздо меньше по размеру и в нём, обычно, не хватает места для раскрытия характер второстепенных персонажей, и оно обычно и не нужно, поскольку главного героя достаточно, чтобы рассказать о проблеме, а остальные персонажи являются лишь дополнением, для раскрытия темы или героя, либо герой сам является поводом для журналистского материала (это характерно для интервью).
    Героем  публицистики, как правило, является выдающееся, публичное лицо, которое  интересно аудитории данного  издания, интересная, отличающаяся от других судьба или же показательный для той или иной проблемы человек, который может послужить хорошей иллюстрацией. Выбор и типаж героя зависит от целей, которые преследует журналист в своём материале, а также от типа издания, в котором он печатается. Например, герой статьи в деловом издании должен быть респектабельным, успешным, заслуживающим доверие у читателя, в этом случае герой делится опытом, рассказывает, что-то важное, интересное, делится опытом, целью издания является познакомить читателя с героем, с его уникальным опытом героя, обычно в таких случаях используется жанр интервью. В жёлтой газете главным критерием для героя служит его известность у аудитории, а то, что он говорит или то, что с ним связано должно быть шокирующим, сенсационным, эпатирующим, зачастую для таких публикаций подходит тип антигероя. В зависимости от цели журналиста любой человек может быть представлен в нужном автору свете.
    Простейшим элементом характеристики служит собственное имя героя. В простейших фабулярных формах иногда достаточно дать герою имя, чтобы зафиксировать за ним действия, необходимые для развития действия. В более сложных построениях требуется психологическая мотивировка поступков. В таком случае герой награждается определёнными психологическими чертами.
    Характеристика героя может быть прямая, т.е. о его характере сообщается автором или в речах других персонажей, или в самохарактеристике героя. Существует и косвенная характеристика: характер определяется поступками и поведением героя. Иногда такие поступки в начале повествования даются не в фабульной связи, а исключительно с целью характеристики.
    Но  недостаточно выделить героя из общей массы персонажей какими-нибудь специфическими чертами характера - необходимо фиксировать внимание читателя, возбуждать интерес к судьбе отдельного персонажа. Герои почти всегда подвергаются эмоциональной окраске. В самых простых формах существуют добрые герои и злодеи. Положительные и отрицательные «типы» - необходимый элемент фабулы. Привлечение симпатий или антипатий читателей вызывает их эмоциональное участие в излагаемых событиях, личную заинтересованность в судьбе героев.
    Но  не следует забывать, что эмоциональное отношение к герою заданно автором. К примеру, автор может вызвать сочувствие к герою, характер которого в жизни мог бы вызвать у читателя отвращение. Эмоциональное отношение к герою – элемент художественного замысла произведения, и лишь в примитивных формах совпадает с общепринятой моралью. Чем сильнее талант автора, тем труднее противиться эмоционально-навязанному восприятию событий. 

    § 1.2. Герой в журналистском тексте 

    Важнейшим средством характеристики героя журналистского текста является описание его качеств в авторской или чужой речи. Оно может быть двух типов: синтетическая характеристика даётся один раз и полностью и аналитическая, которая вводится в текст по частям. Оба стиля широко применяются в газетных и журнальных текстах.
    Иногда  чтобы обратить внимание читателей  на какую-либо деталь, автор её повторяет. Это может быть связано и с переосмыслением её.
    Характеристика лица нередко даётся в развитии; наглядной передаче изменений может служить контраст. Применение контраста деталей и описаний  зависит от позиции автора.
    Детали  описания могут даваться и в речи человека, который не является героем интервью, но знаком с ним.
    Прямая  речь героя – очень важное средство создания образа. Она может быть двух содержательных типов: в первом, что герой высказывает своё мнение о каком-либо предмете. Такая речь – является одним из поступков героя, поэтому характеризует его так же, как любой другой поступок. Во втором случае герой рассказывает о себе, как главной теме интервью.
    С точки зрения композиции текста герой также может вводиться разными способами. Прежде всего, монолог или диалог с героем могут быть приведены полностью, сплошным текстом. Но он может и дробиться, тогда беседа приводится по частям, нередко это имеет и экспрессивную нагрузку.
    Другой  способ передачи речи большого объёма – это текст, выполненный от первого лица без авторской речи. Такая публикация может быть представлена как внутренняя речь героя.
    «Прямая речь героя может вводиться и по-иному, в виде вкраплений, коротких фрагментов. Авторская и прямая речь при этом монтируется двумя основными способами. Первый: звучит авторский голос, через него читатель получает большую часть информации, и вдруг, как акцент, вступает голос героя, дается небольшой фрагмент его речи, воспринимаемы как итог всего сказанного.  
    Второй  способ: фрагмент прямой речи помещён  в начало изложения, а затем автор  переходит к развитию мысли, спору с ней, обобщению и т.п.»1 

    § 2. Лексические средства выразительности 

    Чтобы создать определённый образ героя  в интервью зачастую недостаточно просто передать его речь. В своём тексте журналист должен использовать языковые средства выразительности для формирования того или иного отношения читателей к интервьюируемому. Самыми часто употребляемыми для этой цели являются лексические средства выразительности.
    Слова составляют основу лексической системы. Единица языка, называемая словом, по определению Э. Бенвениста, является основной, с которой, так или иначе связаны все остальные единицы. Отсюда особая многогранность слова, порождающая возможность его разноплановых характеристик.
    Как единица лексического уровня слово  определяется, прежде всего, по своей главной функции – номинативной. Слова – это наименования различных явлений и процессов действительности, благодаря тому, что в их значениях содержатся обобщённые образы этих явлений и процессов, информация о них.
    «Лексические значения слов определяются, прежде всего, содержанием понятий. Понятие – это одна из основных форм мышления, с помощью, которой реальная действительность обобщенно отражается в нашем сознании. Каждое понятие имеет две основные характеристики: объём и содержание. Объём понятия – это класс определённых явлений, обобщённых в нём, а содержание – совокупность существенных признаков этих явлений. Содержание понятия имеет сложную структуру, поскольку оно состоит из признаков (обобщённых, существенных), определённым образом связанных друг с другом внутри этой структуры».2
    Степень соотнесенности понятия и содержания конкретного слова или словосочетания  может дать дополнительное значение. Такие слова или словосочетания становятся лексическими средствами выразительности. Ниже мы приводим примеры появления дополнительного смысла у слов, которые могут служить при создании образности произведения, в частности, образа героя. 
 

    § 2.1. Слова с коннотативным компонентом значения 

    Значимым, но далеко не обязательным для всех слов является коннотативный компонент значения, который состоит из эмоциональных, оценочных и  стилистических характеристик. Эти характеристики не входят в ядро понятия, но содержат в себе дополнительную информацию субъективного характера. По Кузнецовой, эта дополнительная, социально значимая информация может быть двух видов. Во-первых, в ней может быть выражено оценочное отношение к денотату, обозначаемому словом. Те или иные явления в сознании носителей языка, общественном сознании могут оцениваться как положительные, так и отрицательные. В коннотации может присутствовать подобная оценка, имеющая эмоциональный характер. В словарях слова с такой оценкой даются со специальными пометами шутливое, презрительное, неодобрительное, ироническое и т.п., например: благоверный (шутл.) – муж; бабуся (ласк.) – бабушка; балбес (бран.) – бестолковый подросток.
    Во-вторых, дополнительная информация может быть связана с социальной оценкой самого слова, как устаревшего, стилистически-ограниченного, диалектного или специального. Такого рода дополнительная информация даётся в словарях в виде помет, уточняющих толкование.
      Самой распространённой из таких помет является помета разговорное, которая говорит нам, что данные слова ограниченны в употреблении и допустимы только в разговорной речи. Помета книжное указывает на то, что употребление слов ограниченно художественным, научным и публицистическим стилем.
    Специальные термины осмысливаются носителями русского языка не только по значению, но и по ограничению их употребления рамками речевой деятельности людей определённых профессий. На это указывают соответствующие словарные пометы, например мед.; морск.; муз.; дипломат и т.д.
    Слова, относящиеся к устаревшим,  даются в словарях с соответствующей пометой, представляющей собой также социальную оценку.
    Кроме того, с отдельными словами в сознании носителей языка могут быть связаны разного рода психологические ассоциации, от социально значимых, общих для всех, до индивидуальных. Примером первых могут быть те ассоциации, которые связаны у русских людей со словом берёза как символом России. 

    § 2.2. Омонимы 

    Омонимы представляют собой слова, совпадающие  по форме, но различные по значению, например: топить – заставлять тонуть и топить – поддерживать огонь в печи; худой – тощий, неупитанный и худой – рванный, дырявый. Эра Васильевна Кузнецова делит омонимы на три группы по способу образования.
    Первый тип образуют омонимы, возникающие в результате случайного совпадения по форме иноязычных слов, заимствованных русским языком, с исконно русскими словами, например: брак – негодная продукция от немецкого Brack и русское брак – супружество.
    Второй тип омонимов связан с фонетическими факторами, их совпадение связано с изменениями в звуковой оболочке слова. «Классический пример такой омонимии: лук – вид оружия и лук – растение. В корне первого слова гласный был когда-то представлен особым носовым звуком заднего ряда, юсом большим, который впоследствии исчез из вокалической системы русского языка, заместившись звуком [у]. Это и привело к совпадению звуковых оболочек слов, ранее различавшихся по этому гласному.»3
    Словообразовательные омонимы – наиболее широко представленный в русском языке тип омонимии, например: перенести  - переместить и перенести   - испытать; побег – бегство и побег – ветка дерева.
    Следует быть очень внимательным при написании текста, чтобы случайное слово, воспринимаемое автором в нужном значении, но являющееся омонимом не привело к двусмысленности. Но зачастую, в журналистике присутствует нарочное использование омонимов для создания особого эффекта.
    С той же целью омонимы используются и в каламбурах – построениях текста, при которых одновременно реализуются значения обоих омонимов. 

    § 2.3. Синонимы 

    Абсолютные  синонимы – слова, основные значения которых совпадают.
    Наличие в лексике слов с одинаковым содержанием создаёт в ней избыточность, которая снимается при использовании этих слов в речи. В конкретных предложениях в зависимости от конкретной сочетаемости в синонимах могут актуализироваться периферийные семантические признаки. В таких случаях синонимы теряют свойство взаимозаменимости, это говорит о том, что они идентичны по значению, но не по употреблению.
    Поясним эти различия на примере глаголов вынуть и извлечь, имеющих одинаковое основное значения – достать объект, находящийся внутри чего-либо. Эти глаголы могут заменять друг друга в большинстве фраз: Мину извлекли (вынули) из ствола…; Вынул (извлёк) из кармана очки и начал читать. Но существуют и ограничения взаимозаменяемости: «извлечь» нельзя заменить «вынуть» когда субъектом действия является одушевленный предмет: Мы извлекли Ваську, из общей кучи. Сочетаемость глагола извлечь оказывается более широкой, чем у глагола вынуть. Но замена глагола вынуть глаголом извлечь затруднительна тогда, когда в контексте отсутствует место, из которого извлекается объект. Кроме того, глагол извлечь обладает определённой стилистической маркированностью – он  старославянский по происхождению, несколько архаичен и часто употребляется в текстах официально-деловых.
    Синонимы  используются в текстах с целью  избегания повторов или уточнения. Зачастую в текстах происходит накопление синонимов – слова с близким значением создают объёмный смысл, так как специфика любого явления не может быть выражена одним словом. Для нагнетания ощущений иногда автор выстраивает синонимы в градацию – такое расположение  синонимов, при котором последующие усиливают предыдущие, как в сторону усиления, так и в сторону ослабления.
    § 2.4. Антонимы 

    Антонимы  – слова, с противоположными значениями, например: болезнь – здоровье, прошлое – будущее и т.п.. Семантически антонимы связаны между собой отношениями «пересечения»: объединены общими семами и противопоставлены особыми, специфическими.
    В фундаментальном исследование Л.А. Новикова « Антонимы в русском  языке» выделены три типа антонимов, различающиеся характером специфических, противопоставляющих сем:
      В антонимах – квалитативах дифференциальные семы – противоположные степени проявления признака, состояния, например: тёплый – холодный, молодой – старый. Такие оппозиции характерны для прилагательных  одной лексико-семантической группы.
      Антонимы – контративы обозначают явления с противоположной направленностью: входить – выходить, атака – контратака, закрывать  - открывать. Дифференциальные семы, по которым противопоставлены антонимы, чаще всего связаны с семой «направление», которая характерна семантике глаголов.
      В содержании антонимов – комплементативов имеются взаимоисключающие, противоположные признаки, между которыми нет средней точки: муж – жена, живой – мёртвый, правда – ложь.
    Стилистически антонимы используются в антитезе, в отрицании контрастных признаков у предмета с целью подчеркнуть заурядность описываемого, для описательного смысла «весь», «всё» (« и день, и ночь), в оксюмороне – соединение несоединимых понятий 

    § 2.5. Фразеологизмы 

    Единицами лексического уровня языка помимо слов являются особого типа словосочетания – фразеологизмы.
    Чем же отличается фразеологизм как особая лексическая единица от словосочетания? Признаками фразеологических оборотов являются: устойчивость и цельность, нерасчленённость значения.
    «Устойчивость проявляется в том, что какие-то слова характеризуются постоянным (по терминологии Н.Н. Амосовой) контекстом, обладают свойством постоянной совместной встречаемости в тексте, ср.: кромешная тьма, бить баклуши, трескучий мороз (выделенные слова представляют собой постоянный контекст, который создаёт устойчивость сочетаний).
    …Признак цельности, нерасчленённости значения проявляется в том, что значение фразеологического сочетания не выводится из значений составляющих его слов, не является суммой этих значений. Значение фразеологизма в большей или меньшей степени может быть осознано как связанное со значениями компонентов – слов, но связь имеет сложный, иногда уникальный характер, вплоть до полного отсутствия такового».4
    Одним из способов образования фразеологизмов является метафоризации словосочетаний. Примерами таких фразеологических оборотов могут быть: сесть на мель, намылить голову, втирать очки, куры не клюют и т.д.
    В метафорических фразеологизмах можно выделить фразеологические единства – обороты, в которых ясна внутренняя форма, мотивированность значением исходного словосочетания (взять за жабры, сесть на мель) и фразеологические сращения, в которых мотивированность утрачена и не осознается рядовыми носителями языка (попасть впросак, собаку съесть).
    Утрата  мотивированности может быть связана  с различными причинами. В одних случаях это объясняется тем, что явление, с которым связан исходный смысл словосочетания, исчезло из жизни людей, например долгий ящик, в который складывали прошения при царе Алексее Михайловиче и указание, на который сохранилось во фразеологизме положить в долгий ящик. Непонятной, не осмысляемой оказывается внутренняя форма метафорических фразеологизмов типа ахиллесова пята, яблоко раздора, козёл отпущения для людей, не знакомых с древней литературой.
    В других случаях утрата мотивированности объясняется лингвистическими причинами, в частности тем, что одно из слов во фразеологизме уже не употребляется и его значение забыто. Например, слово впросак употребляется только в составе оборота попасть впросак, таковы же слова манна (манна небесная), зеница (зеница ока).
    Степень осмысления внутренней формы оборота  зависит от уровня образованности и характера мышления. 

      § 2.6. Варваризмы 

    Опираясь  на труд Б.В. Томашевского, познакомимся с явлением заимствования иностранных слов.
    Варваризм – внедрение в речь слов чужого языка. Самым простым способом является внедрение иностранного слова в  оригинальном написании. Вот несколько  примеров из «Евгения Онегина». 

              Вот мой Онегин на свободе;
              Острижен  по последней моде;
              Как dandy лондонский одет;
              И, наконец, увидел свет.
    Или:
              Она казалась верный снимок
              Du comme il faut (Шишков, прости:
              Не  знаю, как перевести)… 

    Использование данных слов мотивировано Пушкиным (блестяще говорившим на французском и английском) отсутствием соответствующего слова в русском языке. Кроме того, употребление варваризмов резко разбивало «торжественность» обычной стихотворной речи и вызывало впечатление непринуждённого разговора, так как в 20-е годы XIX столетия образованный круг русского общества пользовался французским языком в обиходе.
    Обычно  иностранная лексика вводится не в чистом, неизмененном виде, а в  усвоенном русской фонетикой  и морфологией, т.е. звуки чужого языка заменяются соответствующими русскими, иностранные суффиксы также заменяются русскими
    Французское слово resignation превращается в русское «резиньяция» (у Тургенева), английское fashionable – в «фешенебельный» и т.д. Чаще всего варваризмы встречаются именно в такой усвоенной языком форме.
    Функции варваризмов могут быть различны. Иногда они используются в поисках термина, отсутствующего в русском языке. В других случаях русское слово заменяется иноязычным чтобы освободить обозначаемое понятие от посторонних ассоциаций, заключённых в периферийных семах русского слова. Иностранные слова, не бытующие в русском языке, этих ассоциаций не имеют и потому звучат как более точное обозначение понятия. Также варваризмы могут использоваться для привлечения внимания новизной выражения или придания местного колорита речи. Таковы, например, кавказские термины в описании Кавказа:
    «Турецкая шаль обвивала под исподом надетый  архалук из букетовой термаламы. Кранные шальвары скрывались в верховые жёлтые сапоги с высокими каблуками». (Марлинский.)
    К числу варваризмов следует отнести так называемые «кальки», т.е. дословные переводы иностранных выражений: «иметь место» (avoir lieu), «сделать знакомство» (faire la connaissance), «выглядеть из себя» (sieht aus).
    «Как  особый вид варваризмов следует  отметить употребление иностранных суффиксов для русских словообразований. Так суффикс «изм» наряду с иностранными «реализм», «атеизм» даёт «большевизм», суффикс «ат» наряду с «секретариат» даёт «старостат» (совет старост)».  5
    При частом употреблении варваризмы из стилистических варваризмов становятся словами иностранного происхождения, заимствованными в различные эпохи культурных отношений у других народов. В зависимости от языка, откуда заимствуются варваризмы, они делятся на галлицизмы (французского происхождения), германизмы (немецкого происхождения), полонизмы (польского происхождения) и т.д.
    § 2.7. Архаизмы и неологизмы 

    Эти две группы слов можно рассматривать  как основные показатели процессов, происходящих в системе языка: архаизмы – старение лексики и выход  её из употребления, а неологизмы – образование новых слов и начало их употребления.
    Архаизмы. Так как до XVIII века официальным языком в России был церковно-славянский, лексика которого была усвоена литературным, – то типичными архаизмами  являются славянизмы.  Они служат признаками возвышенного поэтического стиля. 

              Молоть  устали жернова.
              Бегут испуганные стражи,
              И всех объемлет призрак вражий
              И долу гнутся дерева.
                                              (А. Блок.)
    Часто к славянизмам прибегают для  создания впечатления библейского, религиозного стиля. Как, например, в пушкинском «Пророке»:
              Восстань  пророк, и виждь и внемли,
              Исполнись волею моей,
              И обходя моря и земли
              Глаголом  жги сердца людей.
    Славянизмы  же, которые использовались в «приказном»  стиле и до сих пор существуют в канцелярском языке («препровождая при сём», «в ответ на каковое отношение» и т.п.) не повышают, а понижают стиль.
    Как и любой другой лексический слой, славянизмы, употреблённые не в соответствующей обстановке, создают комический эффект.
    Неологизмы  – вновь образованные слова, раннее в языке не существовавшие. Используя законы русского словообразования, по аналогии с существующими словами мы можем создавать новые слова так, что они будут понятны для восприятия.
    Неологизмы  могут осуществлять различные функции. В период становления литературного языка они создаются в поисках новых форм для новых понятий. Существуют также новообразования для именования старых понятий. Они образуются для избегания речевого шаблона при выражении банальной формулы.
    Для  того чтобы неологизм был понятен, необходимо, чтобы он был образован при помощи морфем, значение которых в образование слова доныне живо воспринимается и которые поэтому в настоящее время образовывают новые слова. 

    § 2.8. Тропы. Образные средства выразительности  

    Иногда с помощью контекста можно «заставить» слово поменять своё основное значение, т.е. «заставить» его обозначать то, чего оно в своём потенциальном значении не заключает. Приёмы  изменения основного значения слова называются тропами. В тропах разрушается первичное значение слова и за счёт этого в восприятие вступают его вторичные признаки. Тропы пробуждают эмоциональное отношение к теме, внушают те или иные чувства, имеют чувственно-оценочный смысл. 
    Тропы используются в художественных текстах, но нередко встречаются и в публицистических.
    Метафора. «Предмет или явление, означаемое прямым, основным значением, не имеет никакого отношения к переносному, но вторичные признаки в некоторой их части могут быть перенесены на выражаемое тропом. Иначе говоря, предмет, означаемый прямым значением слова, имеет какое-нибудь косвенное сходство с предметом переносного значения. (…) Мы быстро доискиваемся до вторичных признаков, играющих связующую роль между прямым и переносным значением. Чем больше этих признаков и чем естественнее они возникают в представлении, тем ярче и действеннее троп, тем сильнее его эмоциональная насыщенность».6
    Метафоры  могут быть выражены в любой части  речи.
    Типы  сближения прямого и переносного  значений в метафорах:
      Предметы и явления мёртвой природы называются словами, которые выражают живые явления, например:
 
            Земля кричала при обвале…
                                    (Н. Тихонов.) 

            Зимы  ждал, ждала природа…
                                    (А.С. Пушкин.) 

      Отвлечённое может заменятся конкретным; явления  нравственные и психические –  явлением физическим:
 
            И веков струевый водопад,
            Вечно грустной спадай волной,
            Не  замоет к былому возврат,
            Навсегда  засквозит стариной
                                       (А. Белый.) 

            Есть  человек: ему свежо –
            Он  перестроен снизу вверх!
                                   (Н. Тихонов.)
    Метафорическое  слово всегда находится в контексте, значение которого препятствует возникновению первичного значения слова. Вместо него возникает ощущение некоторой «возможности значения», которая переживается эмоционально, так как не может быть до конца осмыслена.
    Эпитеты. Повторяют признак, заключённый в самом определяемом понятие. Их функция – обращение внимания на конкретный признак или выражение эмоционального отношения автора к предмету.
    При существительном эпитет обычно выражается прилагательным (пустынные леса, непроглядная тьма), при глаголе и прилагательным – наречием (люто ненавидеть, горячо любимый). В узком смысле под эпитетом подразумевают определение при существительном.
    Следует отметить, что одно и то же определение  может быть эпитетом, а может и  не быть им. Например, если в сочетании «красная роза» слово «красная» является определением особого рода растения, то оно не является эпитетом. Если же мы имеем в виду только красные розы, то определение обращает внимание на конкретное свойство  и является эпитетом.
    Разновидностью  эпитета является оксюморон – эпитет, противоположный или противоречащий определяемому понятию (сладкая горечь, мрачный свет).
    Аллегория. Условный предмет или явление, употребляемое для выражения иных понятий.
    Аллегория обычно условна, т.е. предполагает заранее известное соотношение между сопоставляемыми явлениями, в то время как метафора может быть совершенно нова и неожиданна. В аллегории (также называемой иносказанием) слова имеют прямое значение, и лишь явление, ими означаемое, означает то, к чему направлена мысль автора.
    «К  аллегорической системе высказывания приближается и развёрнутая метафора. В развёрнутой метафоре слова  сочетаются по их прямому значению, благодаря чему создаётся контекст, осмысленный и в своём прямом значении, и лишь отдельные слова, вводимые в контекст, показывают, что мы имеем дело с речью переносного значения. Так как контекст поддерживает понимание слов в их основном, прямом значении, то в сознании проходят параллельно два ряда понятий, и представлений – по прямому и переносному значению слов, между которыми устанавливается некоторая связь».7 Вот пример развёрнутой метафоры из Маяковского:
              И вдруг
                  Увидели
                  Деятели сыска – 
              Все эти завсегдатаи баров и опер –
              Триэтажный
                   Призрак
                  Со стороны Российской:
              Поднялся.
                   Шагает по Европе. 

    Здесь аллегория (революция – призрак) заимствована из первых строк Коммунистического Манифеста: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма».
    Метонимия. Это обширный класс тропов. Она отличается от метафоры тем, что между прямым и переносным значением тропа существует какая-нибудь вещественная зависимость. Связей, с помощью которых образуются метонимические выражения чрезвычайно много.  Вот примеры некоторых из них:
      «Выпить чашу до дна», чаша означает напиток, находящийся в чаше.
      «жить своим пером» перо – орудие профессии, доставляющей средства к жизни.
      «Читаю Пушкина» - автор вместо его произведений.
      «Вползает окровавленное злодейство» вместо злодея – отвлечённое вместо конкретного.
    Особый  класс составляет синекдоха, где  используются отношения количественного  характера: берётся часть вместо целого или наоборот, единственное число вместо множественного.
    В метонимической форме могут появляться и эвфемизмы, функция которых  заключается в том, чтобы в  приличной и скромной форме выражать понятия резкие и грубые.
    Перифраз. У метафор и метонимий общая функция – избежать называния понятия свойственным ему словом. Но того же результата можно достичь без изменения значения используемых слов. Типичный способ избежать  использования обычного слова – употребление вместо него описательного словосочетания. Так вместо «Александр Сергеевич Пушкин» можно использовать словосочетание «автор “Евгения Онегина”», вместо «Маркс» - «основатель научного социализма» и т.д.   в перифразах могут использоваться как слова с прямым значением, так и с переносным. Для поэтического языка характерны метафорические или метонимические перифразы, типа: вместо «луна» - «небесная лампада», вместо «бабочка» - «порхающий цветок» и т.п.  
 
 
 

    § 2.9 Средства индивидуализации героя в жанре интервью 

      Перед тем как перейти к практической части моей работы я хотел бы разобрать  средства индивидуализации героя в жанре интервью. А начну я с определения жанра интервью. Интервью входит в группу информационных жанров. Однако это не в чистом виде информационный жанр. С одной стороны, действительно, интервью – это способ получения фактов путем общения с людьми. Но с другой стороны, интервью – это литературный пересказ беседы с человеком, мнения которого интересны читателям, поэтому он имеет много общего и с художественно-публицистическими жанрами.
    Интервью  можно определить как жанр, основанный на изложении фактов от имени того, с кем ведется беседа. Наиболее точное, на наш взгляд, определение интервью как вида журналистского творчества дал в своей книге С.Н. Ильченко, который указал: «Интервью – это целостный акт коммуникации, предполагающий диалогическое общение журналиста с интервьюируемым в ситуации последовательного чередования вопросов и ответов с целью получения информации, мнений и суждений, представляющих общественный интерес». Предметом интервью является человек во всем своеобразии его взглядов и проявлений, его опыт, мысли, чувства, ценности. Для жанра интервью характерным является «эффект присутствия». Беседа с журналистом в печатных СМИ не обходится без определенного изобразительного ряда, позволяющего читателю не только через слово, но и через визуальное изображение воспринять героя интервью. Величина изобразительного ряда зависит от типа СМИ: в газете он обычно минимален, может быть сведен к размещению небольшой, как правило, черно-белой фотографии лица, с которым беседует журналист. Иная ситуация - в полноцветных журналах, где изобразительный ряд может быть сколь угодно широким и включать несколько различных фотографий, графических изображений, портретов интервьюируемого лица. Такие иллюстрации позволяют углубить восприятие образа героя, помогают читателю вспомнить черты его внешности, манеру речи, поведения и т.д. Конечно, зависимости от вида интервью рознятся средства индивидуализации героя, но я попытаюсь выделить основные. Очень важным фактором является то, что большая часть интервью это прямая речь героя, в которой он характеризует себя сам. Зачастую в интервью проскакивают варваризмы, разговорные слова и нецензурная лексика или же красочные метафоры, благодаря которым герой раскрывается читателю сам. Но также в интервью могут присутствовать комментарии и отступления журналиста, в которых он при помощи лексических средств дорисовывает портрет героя или, же полностью меняет его образ. 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.