На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


дипломная работа Анализ концепта

Информация:

Тип работы: дипломная работа. Добавлен: 19.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Введение
     В современных лингвистических исследованиях  уделяется большое внимание реконструкции  концептов с помощью когнитивного анализа средств их вербализации в языке. Когнитивное направление, в рамках которого язык рассматривается  как отражение процесса познания мира и его результатов, основывается на принципе антропоцентричности языка, предполагающем рассмотрение языковых фактов и явлений в тесной связи  с человеком, его мышлением и  культурой. Это позволяет наиболее полно и глубоко проанализировать и описать значения слов, знания о мире. Язык, с одной стороны, является формой организации национального  пространства и этнических отношений, а с другой стороны, описывает  и объясняет эти отношения. Язык основной механизм сохранения и передачи социального опыта и конструирования  национальной идентичности.
     Особенности культуры и истории этноса, осмысливаясь в виде структур знания, являются составной  частью его концептосферы, а затем  получают языковое воплощение. Картина  мира это некая интерпретация  реальной действительности, зависящая  от исторического опыта и культурных особенностей данного социума. Лингвистическое  отражение картины мира текст, он является важной составляющей этнокультурной реальности социума и обеспечивает межпоколенную трансляцию базовых  концептов культуры. Концепт связан с лингвокультурной традицией этноса, отдельные аспекты которой могут  быть эксплицированы посредством анализа  текстов различных исторических эпох. В рамках данного исследования анализируется репрезентация концепта «mangfald» системой текстов в диахроническом аспекте. Анализ исторической динамики функционирования в национальном сознании концепта как единства понятийного, аксиологического и образного компонентов позволяет делать выводы об изменениях в значении базовой лексемы-репрезентанта концепта «mangfald» в разные периоды развития этноса и о том, какие концептуальные признаки актуализированы в сознании народа на определенном этапе.
     Актуальность  исследования обусловлена необходимостью дальнейшей разработки проблем, связанных с изучением базовых концептов, в целом составляющих единую концептосферу этноса. Являясь важной частью национальной картины мира, концепт «mangfald» характеризуется большой значимостью в системе ценностей и концептосфере шведского языка, в результате чего имеет множественные воплощения в языковой семантике и коммуникативной деятельности ее носителей. В добавок концепт «mangfald” является одним из наименее изученных и однозначно определенных, в то время как его значимость и ценность достаточно высоки. Кроме того, концепт «mangfald» мало исследован в сопоставительном плане. Этот концепт отражает сложную систему духовно-нравственного и морально-этического измерений картины мира и внутренней, духовной жизни личности, этими обстоятельствами и объясняется выбор темы и объекта исследования.
     В данной работе под концептом понимается ментальное образование, внутреннее содержание которого наполняется носителями языка  в зависимости от существующих эталонов, стереотипов, приоритетов, что является в определенной степени синтезом вышеуказанных подходов к определению  концепта.
     Объектом настоящего исследования является комплексный, широко варьированный концепт «mangfald» в шведском языковом сознании.
     Предметом исследования является особенности реализации данного концепта, а также его характеристика и занимаемое положение в шведском языке.
     Целью исследования является изучение концепта «mangfald» в концептосфере шведского языка, а также выявление и рассмотрение его значений, незафиксированных в словарях.
     Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи:
     1. Рассмотреть понятие «концепт» как способ отражения национального языкового сознания.
     2.   Описать базовые характеристики  концепта.
     3.   Исследовать особенности языкового  сознания шведского народа.
     4. Выявить сущность концепта «mangfald» в шведском языке и проанализировать его составляющие.
     5. Определить значение концепта «mangfald» в контекстах, связанных с общественной, политической и трудовой деятельностью.
     Теоретической базой работы послужили исследования в области лингвокогнитологии С.А. Аскольдова (1997), А.П. Бабушкина (1996, 2001), Н.Н. Болдырева (2001, 2004, 2005), А. Вежбицкой (1997, 2001), С.Г. Воркачева (2001-2005), А.А. Залевской (1996, 2001, 2005), В.И. Карасика (2001, 2002, 2005), Е.С. Кубряковой (1997, 2004, 2006), Д.С. Лихачева (1993), (2004), М.В. Пименовой (2003, 2006), З.Д. Поповой (1999-2008), Е.В. Рахилиной (1998, 2000), Ю.С. Степанова (1997), И.А. Стернина (1999-2008), P.M. Фрумкиной (1992) и др., в области исследований обыденного языкового сознания - работы С.Г. Тер-Минасовой (2000), О.С. Фисенко (2005), Н.Д. Артюновой (1998),  И.А.Стернина (2002) и др.
     Структура работы определяется целью и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, выводов к этим главам, заключения и списка использованной литературы.
     Во введении мотивируется выбор темы и объекта исследования, формулируется цель и задачи работы, описывается объем эмпирического материала, методология исследования и структура работы.
     В первой главе излагаются основные теоретические и методологические положения, используемые и развиваемые в работе. В данной главе раскрывается сущность концепта как центрального понятия когнитивной лингвистики, определяются пути изучения концепта в ходе становления когнитивной лингвистики, вводятся и определяются понятия «лингвокультурный концепт», «языковое сознание», «менталитет» и «национальный характер». Дается обзор методов исследования концепта в зарубежном и отечественном направлениях когнитивной лингвистики, обосновывается выбор метода изучения концепта в данной работе.
     Во второй главе проводится анализ лексикографических данных концепта «mangfald», изучение контекстов употребления данного концепта на материале интернет-сайтов шведских компаний, государственных учреждений, газетных статей, а также определяются значения данного концепта в контекстах, связанных с общественной, политической и трудовой деятельностью.
     В заключении подводятся суммарные теоретические и практические итоги исследования. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 1. Концепт как способ отражения национального языкового сознания
     Термин "концепт" (от лат. conceptus – "мысль", "понятие") является междисциплинарным  или, по определению Е.С. Кубряковой, "зонтиковым": "покрывает" предметные области нескольких научных направлений, занимающихся проблемами мышления и  познания, хранения и переработки  информации [Кубрякова 1996: 58]. Согласно "Краткому словарю когнитивных  терминов", "понятие концепт  отвечает представлению о тех  смыслах, которыми оперирует человек  в процессах мышления и которые  отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких "квантов" знания" [Краткий словарь когнитивных  терминов 1996: 90].
       Возникнув как понятие математической  логики, термин закрепился в психологии, культурологии, философии, когнитологии, стал базовым в когнитивной  лингвистике. В научный обиход  отечественного языкознания был  введен в 20-е годы ХХ века. Однако лишь в 80-е гг. в связи  с переводами работ англоязычных  авторов понятие "концепт"  как термин адаптировалось на  отечественной почве [Бабушкин 1996: 14], и с начала 90-х начинает активно  использоваться в лингвокогнитологии.
       Несмотря на широкое распространение,  термин концепт до сих пор  не имеет однозначного толкования  и варьируется в концепциях  различных научных направлений. "Дело в том, что концепт  – категория мыслительная, ненаблюдаемая,  и это дает большой простор  для ее толкования. Категория  концепта фигурирует сегодня  в исследованиях философов, логиков,  психологов, культурологов, и она  несет на себе следы всех  этих внелингвистических интерпретаций" [Попова, Стернин 2007: 21].
       Соглашаясь с мнением З.Д. Поповой  и И.А. Стернина, отметим, что  и лингвистические интерпретации  данного термина не имеют единства, что связано с отсутствием  общности методологических и  теоретических установок лингвистических  школ концептуального направления.
       Культурологическое по своей  сущности определение концепта  лексикографически закреплено в  "Словаре констант русской  культуры" Ю.С. Степанова: концепт  – это "как бы сгусток  культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит  в ментальный мир человека. Концепт  – это то, посредством чего  человек – рядовой, обычный  человек сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее. Концепты не только мыслятся, они переживаются. Они – предмет эмоций – симпатий и антипатий, а иногда и столкновений" [Степанов 1997: 40 – 41].
     Н.Д. Арутюнова в рамках логического  или логико-философского направления  трактует концепт как понятие  практической (обыденной) философии, являющейся результатом взаимодействия таких  факторов, как национальная традиция, фольклор, религия, идеология, жизненный  опыт, образы искусства, ощущения и  система ценностей. Концепты образуют "своего рода культурный слой, посредничающий между человеком и миром" [Арутюнова 1998: 3].
     По  мнению А.А. Залевской, представителя  психолингвистического направления, концепт – это "спонтанно функционирующее  в познавательной и коммуникативной  деятельности индивида базовое перцептивно-когнитивно-аффективное  образование динамического характера, подчиняющееся закономерностям  психической жизни человека и  вследствие этого по ряду параметров отличающееся от понятий и значений как продуктов научного описания с позиции лингвистической теории" [Залевская 2001: 39].
       В.И. Карасик (лингвокультурологическое  направление) характеризует концепты  как первичные культурные образования,  являющиеся выражением объективного  содержания слов, имеющие смысл  и поэтому транслируемые в  различные сферы бытия человека, в частности, в сферы понятийного,  образного и деятельностного  освоения мира [Карасик 2001: 102].
       По определению Е.С. Кубряковой, основоположника семантико-когнитивного  направления, концепт – это  "единица ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга.., всей картины мира, отраженной в человеческой психике" [Краткий словарь когнитивных терминов 1996: 90].
       Концепт трактуется как представление  [Аскольдов-Алексеев 1997: 271]; как "алгебраическое  выражение значения" [Лихачев  1993]; ключевое слово культуры [Вежбицкая  1999]; "сгусток культуры в сознании  человека", "пучок" представлений,  понятий, знаний, ассоциаций, переживаний,  который сопровождает слово", "основная ячейка культуры  в ментальном мире человека" [Степанов 2001: 43]; как знание об  обозначаемом во всех его связях  и отношениях [Телия 1996: 100]; как  содержательная единица памяти, представляющая собой кванты  структурированного знания [Бабина 1996]; как содержание понятия в  отвлечении от конкретно-языковой  формы его выражения [Степанов 1997: 40]; как "зерно первосмысла" [Колесов 1999: 51]; как "квант знания", "семантический эмбрион", или  "смысловой ген" значения  языкового знака [Алефиренко 2003: 4]; инвариант значения лексемы  [Рахилина 2000: 281]; сложный комплекс  признаков, который используется  для описания фрагмента мира  или части такого фрагмента  [Пименова 2003] и т.п. (обзор см. в [Воркачев 200; Болдырев 2002; Кубрякова 2004]). Отметим, что перечисленные выше определения не являются взаимо-исключающими, а только подчеркивают различные способы формирования концепта.
       В отечественной лингвокогнитологии  проблема соотношения концепта  и лексического значения слова  остается актуальной. Впервые вопрос  о соотношении двух понятий  был поднят С.А. Аскольдовым  [Аскольдов 1997: 271]. На современном  этапе развития науки, данная  проблема исследуется в работах  многих лингвистов: В.В. Колесова [1999], В. Никитина [1996], М.В. Пименовой  [2003], З.Д. Поповой, И.А. Стернина [1999; 2002; 2003] и др.
       Одно из самых существенных  различий значения и концепта  связано с их внутренним объемом, содержанием. Значение – единица семантического пространства языка, то есть элемент упорядоченной совокупности, системы значений конкретного языка. Значение включает сравнительно небольшое количество семантических признаков (сем), которые являются общеизвестными для данного социума и связаны с функционированием соответствующей звуковой оболочки (лексемы). Семантика слова обеспечивает взаимопонимание народа в процессе коммуникации [Попова, Стернин 2005: 8].
      "Лексическое значение складывается  из множества представлений о  признаках предмета, существенных  и случайных, полезных и малозна-чительных,  одинаково красивых или невыразительных" [Колесов 2000: 9], то есть значение  языкового знака выводится из  наблюдаемых фактов его употребления. Концепт – явление мыслительного  порядка, которое является основной  формой выражения мыслительных  процессов, то есть представляют  собой тот фонд, из которого  выбираются единицы для осуществления  речемыслительного процесса. Содержание  концепта шире значения, поскольку  "концепты сохраняют свою структуру,  не теряют включенные в эту  структуру признаки на всем  протяжении истории народа . Структура  концептов только пополняется  за счет выделения дополнительных  при-знаков. Такое пополнение зависит  от развития материальной и  духовной культуры народа. Формы  для выражения того или иного  признака концепта могут устаревать, сами признаки не устаревают  и не исчезают. Появляются новые  формы для их выражения" [Пименова 2003: 14]. Концепт семанти-чески глубже, богаче. Являясь единицей ментального  мира человека, концепт расширяет  значение слова, поскольку включает  в себя ментальные признаки  того или иного явления, в  том числе и невербальные, "которые  отражены сознанием народа на  данном этапе его развития. Концепт  обеспечивает осмысление действительности" [Попова, Стернин 2005: 8].
       Таким образом, отметим, что  концепт и значение – это  явления мыслительной, когнитивной  природы, представляющие собой  результат отражения действительности  сознанием. Однако значение –  элемент языкового сознания, концепт – когнитивного сознания, соответственно значение – единица семантического пространства языка, концепт – концептосферы. Содержание концепта намного шире и глубже лексического значения слова, так как включает не только актуальные для сознания смысловые компоненты, но и информацию, отражающую общую информационную базу человека, его энциклопедические знания о предмете или явлении, которые могут и не обнаруживаться в его речи. Языковое значение – квант семантического пространства – прикреплено к языковому знаку. Концепт как элемент концептосферы с конкретным языковым знаком не связан.
       Вслед за З.Д. Поповой и И.А.  Стерниным мы определяем концепт  как "дискретное ментальное  образование, являющееся базовой  единицей мыслительного кода  человека, обладающее относительно  упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат  познавательной (когнитивной) деятельности  личности и общества и несущее  комплексную, энциклопедическую  информацию об отражаемом предмете  или явлении, об интерпретации  данной информации общественным  сознанием и отношении общественного  сознания к данному явлению  или предмету" [Попова, Стернин  2007: 24].
       Сложность в определении сущности  концепта как научной категории  связана с тем, что в современной  науке до сих пор нет однозначного  решения при определении структуры  и типологии концептов [Бабушкин 1996; Болдырев 2002; Залевская 2001; Попова, Стернин 2001 и др.].
       Ю.С. Степанов полагает, что в  концепте, как "слоистом" образовании,  выделяется три основных слоя: буквальный смысл (внутренняя  форма), пассивный (исторический), новейший (актуальный и активный) [Степанов 1997: 41]. На многокомпонентную структуру  концепта указывает и В.И.Карасик,  выделяющий образный, понятийный  и ценностный компоненты концепта. К образной стороне концепта  В.И. Карасик относит "зрительные, слуховые, тактильные, вкусовые, воспринимаемые  обонянием характеристики предметов, явлений, событий, отраженных в нашей памяти"; к понятийной стороне – "языковую фиксацию концепта, его обозначение, описание, признаковую структуру, дефиницию, сопоставительные характеристики данного концепта по отношению к тому или иному ряду концептов, которые никогда не существуют изолированно"; к ценностной стороне концепта – важность этого психического образования как для индивидуума, так и для коллектива. "Ценностная сторона концепта является определяющей для того, чтобы концепт можно было выделить" [Карасик 2001: 8].
       Кроме того, структура концепта  зависит от типа исследуемого  концепта. Анализ результатов лингвокогнитивных  исследований показывает, насколько  разнообразны принципы определения  типов концептов:
      1) по степени конкретности –  абстрактности содержания: конкретные  и абстрактные;
      2) по номинированности в языке:  номинированные и неноминированные (лакунарные) [Попова, Стернин 2003];
      3) по степени устойчивости: устойчивые  – неустойчивые [Попова 2001];
      4) по частоте и регулярности  актуализации: актуальные – неактуальные [Попова, Стернин 2003];
      5) по структуре: простые (одноуровневые), сложные (многоуровневые), сегментные [Стернин 2001], калейдоскопические [Бабушкин 1996], композитивные [Фисенко 2005];
      6) по способу языкового выражения  вербализующих их единиц: лексическо-фразеологические, текстовые (вербализуемые целым  текстом), грамматические, синтаксические;
      7) по номинативной плотности:  одиночные или единичные, парные ("семантические дублеты", антонимичные), групповые (синонимичные);
      8) по стандартизации: универсальные  (инвариантные); общенациональные (этнические), групповые (принадлежащие социальной, возрастной, половой и другим группам), личные (концепт как достояние индивида) [Залевская 2001];
      9) по сфере употребления: научные,  художественные, обыденные;
      10) по содержанию и степени  абстракции: конкретно-чувственный  образ, представление (мыслительная  картинка), схема, понятие, прототип, пропозиция, фрейм, сценарий (скрипт), гипонимия, инсайт, гештальт [Болдырев 2002; Бабушкин 1996; Попова, Стернин 1999].
       Таким образом, базовой категорией  когнитивной лингвистики является  понятие "концепт" – ментальная  единица сознания (единица мышления  и хранения информации в сознании), представляющая собой квант структурированного  знания, репрезентирующий культурно  - национальную ментальность его  носителей. В языке концепт  объективируется лексемами, свободными  и устойчивыми словосочетаниями  и может быть исследован на  материале, полученном в результате  свободного ассоциативного эксперимента, сплошной выборки из фразеологизмов, пословиц, поговорок и художественных  текстов. Концепт имеет полевую  структуру, включающую ядро (центральная  ядерная зона, околоядерная зона) и периферию (ближняя периферия,  дальняя периферия и крайняя  периферия). К ядерной зоне относятся  лексемы, экспонирующие ядро национального  сознания, к периферии – индивидуальное  сознание. Концепт состоит из  компонентов (когнитивных признаков  и когнитивных классификаторов), представляет собой единство  образа, информационного содержания  и интерпретационного поля. Образный  компонент является основой концепта  и представляет собой единицу  универсального предметного кода, состоящую из перцептивного образа, основанного на зрительных, вкусовых, тактильных, звуковых и обонятельных  ощущениях и когнитивного (метафорического)  образа, отсылающего абстрактный  концепт к материальному миру, которые в равной степени отражают  образные характеристики концептуализируемого  предмета или явления. Информационно-понятийный  компонент включает наиболее  существенные признаки предмета  или явления. Интерпретационное  поле включает оценочную, энциклопедическую, утилитарную, регулятивную, социально-культурную и паремиологическую зоны. Выделяют различные типы концептов: по степени конкретности – абстрактности содержания, по выраженности – невыраженности в языке, по степени устойчивости, по частоте и регулярности актуализации, по структуре, по способу языкового выражения, по номинативной плотности, по стандартизации, по способу жанровой фиксации, по содержанию и степени абстракции. Безусловно, разные типы концептов будут отличаться по структуре, однако большинство исследователей сходятся в том, что концепт представляет собой неоднородное образование, "имеющее сложную структуру, выраженную разными группами признаков, реализуемых разнообразными языковыми способами и средствами" [Пименова 2003: 10].
       Лингвокультурный концепт, как  и его средневековый предшественник, – семантическое образование  высокой степени абстрактности.  Однако если первый получен  путем отвлечения и последующего  гипостазирования свойств и отношений  непосредственно объектов действительности, то второй – продукт абстрагирования  семантических признаков, принадлежащих  определенному множеству значимых  языковых единиц. Соотнесение концепта  с единицами универсального предметного  кода едва ли согласуется с  принадлежностью лингвокультурных  концептов к сфере национального  сознания, поскольку УПК идиолектен  и формируется в сознании индивидуальной  речевой личности. В принципе, концепт  можно было бы соотнести с  корневой морфемой, составляющей  основу словообразовательного гнезда, но тогда он останется без  имени.
       Чаще всего представительство  концепта в языке приписывается  слову, а само слово получает  статус имени концепта – языкового  знака, передающего содержание  концепта наиболее полно и  адекватно. Однако слово как  элемент лексико-семантической системы  языка всегда реализуется в  составе той или иной лексической  парадигмы, что позволяет его  интерпретировать как 1) инвариант  лексической парадигмы, образованной  ЛСВ этого слова; 2) имя смыслового (синонимического) ряда, образованного синонимами, соотносимыми с одним из ЛСВ этого слова. В любом случае, концепт, как правило, соотносится более чем с одной лексической единицей, и логическим завершением подобного подхода является его соотнесение с планом выражения всей совокупности разнородных синонимических (собственно лексических, фразеологических и афористических) средств, описывающих его в языке, т.е. в конечном итоге концепт соотносим с планом выражения лексико-семантической парадигмы.
       Итак, в лингвистическом понимании  концепта наметилось три основных  подхода. Во-первых, в самом широком  смысле в число концептов включаются  лексемы, значения которых составляют  содержание национального языкового  сознания и формируют "наивную  картину мира" носителей языка.  Совокупность таких концептов  образует концептосферу языка,  в которой концентрируется культура  нации. Определяющим в таком  подходе является способ концептуализации  мира в лексической семантике,  основным исследовательским средством  – концептуальная модель, с помощью  которой выделяются базовые компоненты  семантики концепта и выявляются  устойчивые связи между ними. В число подобных концептов  попадает любая лексическая единица,  в значении которой просматривается  способ (форма) семантического представления.  Во-вторых, в более узком понимании  к числу концептов относят  семантические образования, отмеченные  лингвокультурной спецификой и  тем или иным образом характеризующие  носителей определенной этнокультуры. Совокупность таких концептов  не обрзует конфептосферы как  некого целостного и структурированного  семантического пространства, но  занимает в ней определенную  часть – концептуальную область.  И, наконец, к числу концептов  относят лишь семантические образования,  список которых в достаточной  мере ограничен и которые являются  ключевыми для понимания национального  менталитета как специфического  отношения к миру его носителей.  Метафизические концепты (душа, истина, свобода, счастье, любовь и пр.) – ментальные сущности высокой либо предельной степени абстрактности, они отправляют к "невидимому миру" духовных ценностей, смысл которых может быть явлен лишь через символ – знак, предполагающий использование своего образного предметного содержания для выражения содержания абстрактного. Вот, очевидно, почему концепты последнего типа относительно легко "синонимизируются", образуя "концептуализированную область", где устанавливаются семантические ассоциации между метафизическими смыслами и явлениями предметного мира, отраженными в слове, где сопрягаются духовная и материальная культуры.
       Как представляется, обобщение точек  зрения на концепт и его  определения в лингвистике позволяет  прийти к следующему заключению: концепт – это единица коллективного  знания/сознания (отправляющая к  высшим духовным ценностям), имеющая  языковое выражение и отмеченная  этнокультурной спецификой. Как  можно видеть, общим в этом  определении и в определениях  понятия, представления и значения  остается родовой признак –  принадлежность к области идеального, видовые же отличия (форма знания/сознания  – логическая/рациональная, психологическая/образная, языковая) нейтрализуются, а их место  занимают вербализованнность и  этнокультурная маркированность.  По существу, единственной причиной  терминологизации лексемы концепт  является потребность в этнокультурной  авторизации семантических единиц  – соотнесении их с языковой  личностью.
       Язык, культура и этнос неразрывно  между собой связаны и образуют  средостение личности – место  сопряжения её физического, духовного  и социального Я. Языковая личность  и концепт – базовые категории  лингвокультурологии, отражающие  ментальность и менталитет обобщенного  носителя естественного языка  и предоставляющие этой научной  дисциплине исследовательский инструмент  для воссоздания прототипического  образа "человека говорящего".
     1.1 Базовые характеристики концепта
     Существуют  две концептуальные картины мира: 1) когнитивная картина мира, которая  является отражением объективной действительности, представляет собой результаты мыслительной деятельности человека; 2) языковая картина  мира, отражающая объективную действительность языковыми средствами.
     Концепт – основа языковой картины мира. У исследователей, занимающихся проблемами когнитивной лингвистики, имеются  различные взгляды на природу  концепта. Д.С.Лихачев понимает концепт  как обобщенную мыслительную единицу, отражающую и интерпретирующую «явления действительности в зависимости  от образования, личного опыта, профессионального  и социального опыта носителя языка и, являясь своего рода обобщением различных значений слова в индивидуальных сознаниях носителей языка, позволяет  общающимся преодолевать существующие между ними индивидуальные различия в понимании слов. Концепт –  «личностное осмысление, интерпретация  объективного значения и понятия  как содержательного минимума значения» [Лихачев 1993: 84, 281].
     Е.С.Кубрякова  определяет концепт как оперативную  единицу памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка  мозга, всей картины мира, квант знания» [Кубрякова 2004: 85, 90-92].
     Концепт – «объективно существующее в  сознании человека перцептивно-когнитивно-аффективное  образование динамического характера  в отличие от понятий и значений как продуктов научного описания (конструктов)», - считает [Залевская 2001: 86, 39].
     В языковом сознании представителей разных этносов концепты выражаются различными языковыми единицами, такими как  слово, словосочетание, устойчивые сочетания  слов, фразеологизмы, пословицы и  поговорки и т.д.
     Слово – основная структурно-семантическая  единица языка, служащая для наименования предметов их свойств, явлений и  отношений действительности, обладающая совокупностью семантических, фонетических и грамматических признаков, специфичных для каждого языка. Для выражения языкового сознания важным является способность слова обозначать реалии объективной действительности. Эта способность универсальна для многих языков. Слово является средством доступа к концептуальному знанию. Особенность слова в обозначении национальных концептов проявляется в его парадигматических и синтагматических отношениях.
     Значение  слова представляет собой результат  отражения действительности сознания. Как правило, значение слова выявляется лингвистами из содержания словарей. Но лексикографическое значение слова  не имеет возможности полностью  отразить языковое сознание личности, тем более этноса. В связи с  этим, предлагается различать психологически реальное значение, которое представляет собой «упорядоченное единство всех семантических компонентов, реально  связанных с данной звуковой оболочкой  в сознании носителей языка». Объем  семантических компонентов актуализирует  изолированно взятое слово в единстве всех образующих его семантических  признаков. Оно структурируется  по полевому принципу, компоненты его  образуют иерархию по яркости. Психологическое  реальное значение выявляется в результате исчерпывающего анализа всех зафиксированных  в контекстах употребления слова  и экспериментальным путем, т.е. комплексом экспериментов со словом. Содержание концепта все же шире и лексикографически  и психологически реального значения, они определяются когнитивными признаками и когнитивными классификаторами. Как  уже говорилось, компоненты концепта называются в языке различными средствами: совокупностью слов, образующих лексическое  поле, фразеологическими единицами, паремиями, текстами.
     По  мнению В.В.Красных, концепт - «максимально абстрагированная идея «культурного предмета», не имеющего визуального прототипического образа, хотя и возможны визуально-образные ассоциации, с ним связанные» [Красных 2001: 88, 272].
     В.И.Карасик  характеризует концепты как «ментальные  образования, которые представляют собой хранящиеся в памяти человека значимые осознаваемые типизируемые фрагменты опыта» , «многомерное ментальное образование, в составе которого выделяются образно-перцептивная, понятийная и ценностная стороны» , «фрагмент жизненного опыта человека», «переживаемая информация» , «квант переживаемого знания». Он приводит ряд подходов к концептам: 1) концепт-идея, которая включает абстрактные, конкретно-ассоциативные и эмоционально-оценочные признаки, а также спрессованную историю понятия; 2) концепт – личностное осмысление, интерпретация объективного значения и понятия как содержательного минимума значения; 3) концепт- это абстрактное научное понятие, которое выработано на базе конкретного житейского понятия; 4) концепт-сущность понятия, проявляющаяся - в образе, понятии и в символе; 5) концепты – т.н. культурные гены, которые входят в генотип культуры, самоорганизующиеся интегративные функционально-системные многомерные (как минимум трехмерные) идеализированные формообразования, опирающиеся на понятийный или псевдопонятийный базис [Карасик 2004: 93, 16-18].
     Таким образом, в науках, исследующих сложилось  понятие о концепте как 1) о лингвокогнитивном  явлении: это единица «ментальных  или психологических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знания и опыт человека; оперативная содержательная единица  памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины  мира, отраженной в человеческой психике», 2) о психолингвистическом явлении: «спонтанно функционирующее в познавательной и коммуникативной деятельности базовое перцептивно-когнитивно-аффективное образование динамического характера, подчиняющееся закономерностям психической жизни человека и вследствие этого по ряду параметров отличающееся от понятий и значений как продуктов научного описания с позиций лингвистической теории», 3) о базовой единице культуры: концепт – это сгусток культуры в сознании человека, основная ячейка культуры в ментальном мире человека, 4) лингвокультурное явление концепт- это единица, призванная связать воедино научные изыскания в области культуры, сознании и языка, т.к. он принадлежит сознанию, детерминируется культурой и опредмечивается в языке; его формирование – «процесс редукции результатов опытного познания действительности до пределов человеческой памяти и соотнесения их с ранее усвоенными культурно-ценностными доминантами».
     Концепт – это когнитивная модель. Она  может быть универсальной и идиоэтнической. Универсальной она выступает  в том случае, когда понятия  об одном и том же предмете совпадают  во многих языках. Идиоэтническая когнитивная  модель актуализируется при реализации характерных или факультативных признаков, которые не совпадают  у многих этносов, так как концепты, как единицы национально-обусловленного мышления, опираются не только на логические представления о предметах объективного мира, но и включают в себя дополнительные сведения (характерные и факультативные признаки), возникающие у отдельных  этносов в процессе когнитивно –  обусловленного восприятия мира в условиях особого социально-географического  ландшафта и специфической хозяйственно-трудовой деятельности.
     Концепт обозначает те явления действительности, которые актуальны и ценны  для данной культуры, имеют большое  количество языковых единиц для своей  фиксации, являются темой пословиц и поговорок, поэтических и прозаических текстов. Они являются своего рода символами, эмблемами, определенно указывающими на породивший их текст, ситуацию, знания. Они являются носителями культурной памяти народа. Р.М.Фрумкина определяет концепт как вербализованное  понятие, отрефлектированное в категориях культуры [Фрумкина 2006: 94].
     Концепт – это элемент структуры языка, представляющего собой концептосферу. Концептосфера по мысли Д.С.Лихачева, это все потенции в совокупности, открываемые в словарном запасе отдельного человека, как и всего  языка в целом [Лихачев 1993: 84, 5].
     Н.Байганина  же рассматривает термины «концепт и концептосфера» как понятия, более  тесно связанные с национальным языком, подчеркивая что «концептосфера национального языка тесно связана  с культурой нации, соотносится  со всем историческим опытом нации  и религией» [Байганина 2003: 95].
     [Воробьев 1997: 69] в качестве концепта рассматривает понятия «лингвокультуролема» и «лингувокультурологическое поле». Лингво-культуролема – это лингвокультурологический феномен, выступающий как концепт ассоциативного плана, заключающий в себе социокультурный опыт как общего, так и специфического планов.
     Термин  «лингвокультурологическое поле» - иерархическая структура множества  лингвокультуролем, обладающих общим (инвариантным) смыслом, характеризующих  определенную культурную сферу. Интенсионал  поля, т.е. инвариантный лингвокультурологический смысл, выражаемый в общей форме именем поля – менталитет. Эстенсионал – свойства, присущие рассматриваемому объекту. В центре наиболее общего характера (родовое слово), на периферии – видовое понятие.
     Попова  З.Д., Стернин И.Г. понимают концептосферу  как сферу знаний народа, в определенной степени определяющей менталитет народа (особенности восприятия и понимания  действительности); как ментальные единицы, образующие национальную концептосферу, являющееся основой образования  когнитивных стереотипов – суждений о действительности.
     Ученые  эксплицируют концептосферу как  сферу мысли, информационную базу когнитивного сознания народа и отдельной личности. Основным источником формирования концептов  является личная познавательная деятельность личности, в том числе - через ее коммуникативную деятельность (общение, чтение, учебу). Поэтому, изучение концептосферы возможно психологическими, культурологичес- кими и лингвокогнитивными методами и приемами.
     Концептосфера человека также является информационной базой когнитивной картины мира, обеспечивая во многом понимание  воспринимаемой человеком действительности, но не исчерпывает когнитивную картину  мира, которая предполагает, кроме  системы ментальных единиц-опор еще  динамические механизмы познания, когнитивные  стереотипы восприятия и др.
     Одним из видов концептов является концепт-стимул, когнитивная модель которого раскрывается в ассоциативно-вербальной сети. По мысли Г.Г.Гиздатова, «…наиболее полным образом концепт слова (и его  когнитивная модель) может быть выявлен  через ассоциативное поле, а когнитивные  модели уже предстают «как реальные»  сущности в сознании человека». Учитывая то положение, что каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и осознания объективного мира, можно  предположить, что концепты по-разному  развертываются в разных языках.  
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      1.2 Понятие «национальная концептосфера»
     По  справедливому наблюдению С.Г. Тер-Минасовой, «важнейшая функция языка заключается  в том, что он хранит культуру и  передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь  значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации» [Тер-Минасова 2000: 80].
     Концепт тем богаче, чем богаче национальный, сословный, классовый, профессиональный, семейный и личный опыт человека, пользующегося  концептом. В совокупности потенции, открываемые в словарном запасе отдельного человека, как и всего  языка в целом, можно называть концептосферами. Концептосфера национального  языка тем богаче, чем богаче вся  культура нации – ее литература, фольклор, наука, изобразительное искусство (оно также имеет непосредственное отношение к языку и, следовательно, к национальной концептосфере), она  соотносима со всем историческим опытом нации и религией особенно [Лихачев 1997].
     В настоящее время общепринятым является мнение о том, что как в культуре, так и в языке каждого народа присутствует универсальное (общечеловеческое) и национально-специфическое. В то же время в любой культуре имеются  присущие только ей культурные значения, закрепленные в языке, моральных  нормах, убеждениях, особенностях поведения  и т.п.
     Среди источников, дающих объективные сведения о национальном характере того или  иного народа, С.Г. Тер-Минасова выделяет набор стереотипов, ассоциирующихся  с данным народом. В.А. Маслова определяет стереотип как «тип, существующий в мире, он измеряет деятельность, поведение  и т.д.» [Маслова 2001: 147]. Наиболее популярным источником стереотипных представлений  по С.Г. Тер-Минасовой являются 1) международные  анекдоты и шутки разных видов; 2) национальная классическая и художественная литература; 3) фольклор, устное народное творчество; 4) национальный язык [Тер-Минасова 2000: 147].
     Концепт – это универсальный феномен, поэтому его использование помогает установить особенности национальной картины мира. Подход к концепту как к «алгебраическому выражению  значения» [Лихачев 1997: 280] свидетельствует  об объёмности данного термина, о  его скрытых, потенциальных ресурсах. В недрах человеческого сознания зарождается и формируется концептуальный взгляд на мир, но необходимо обратить внимание и на зарождение этого взгляда  в коллективном сознании, определить в связи с этим в пространстве термина концепт роль и место  мировоззренческим национальным позициям, менталитету. О значимости этого  компонента говорит и высокий  интерес к языковой личности как  носителю ментальности языковой, а, следовательно, и социокультурной.
     Национальная  концептосфера складывается из совокупности индивидуальных, групповых, классовых, национальных и универсальных концептов, то есть концептов, имеющих общечеловеческую ценность. К числу универсальных  относятся такие базовые концепты, как: родина, мать, семья, свобода, любовь, вера, дружба, удача, на основе которых  формируются национальные культурные ценности, а также такие фундаментальные  универсальные как время, пространство, причинность и т.д. Именно наличие  общих, универсальных концептов  обеспечивает возможность взаимопонимания  между народами. В то же время  каждая нация имеет собственную  шкалу мировоззрения, собственную  шкалу ценностей. Каждая культура формирует свои стереотипы сознания и поведения, опирающиеся на собственное видение мира.
Поскольку целью данной работы является исследование сегмента национальной концептосферы, иными словами, отдельного участка национальной когнитивной картины мира (термин И.А. Стернина) шведского народа, то представляется необходимым остановиться на самой проблеме картины мира, ставшей столь популярной в лингвистике последних десятилетий. Важно заметить, что нас будет интересовать лишь определенный ракурс этой проблемы, позволяющий увидеть связь процесса формирования и дальнейшего лингвокогнитивного изучения концептов с особенностями национальной картины мира, а также установить структурный состав когнитивной картины мира и выявить роль языковой картины мира в исследовании концептосферы народа.
     Прежде  всего, представляется целесообразным развести понятия когнитивной или  концептуальной картины мира и языковой, поскольку роль этих ментальных образований  в изучении специфики концептов  неодинакова. Однако важно не упускать из виду, что это подразделение  весьма условно и что в психике  индивида картина мира представляет собой целостное образование, обладающее уровневой организацией. Уместно  было бы говорить, скорее, о концептуальном и языковом уровне единой картины  мира, существующей в психике человека.
     Под картиной мира в самом общем виде предлагается понимать упорядоченную  совокупность знаний о действительности, сформировавшуюся в общественном, групповом  и индивидуальном сознании [З.Д. Попова, И.А.Стернин 2002: 10]. По определению В.И. Карасика картина мира – целостная совокупность образов действительности в коллективном сознании [В.И. Карасик 2001: 104]. Так как картина мира является результатом познания действительности и выступает в виде совокупности упорядоченных знаний (концептосферы), то она может быть названа когнитивной или, пользуясь более традиционной терминологией, концептуальной.
     Когнитивная картина мира включает в себя содержательное, концептуальное знание о действительности, а ее составными частями являются неоднородные смысловые образования, представляющие собой образы, понятия, различного рода ментальные стереотипы и концепты, образующие концептосферу народа. Таким образом, совершенно логично предположить, что изучение особенностей когнитивной картины мира напрямую ведет к исследованию концептов.
     Поскольку целью данного исследования в  самом широком смысле является изучение особенностей национальной концептосферы, существующей в языковом сознании носителей шведского языка, то в связи с этим необходимо ввести понятие национальной когнитивной картины мира, которая представляет собой общее, устойчивое, повторяющееся в картинах мира отдельных представителей народа. Национальная картина мира обнаруживается в единообразии поведения представителей одной культуры в стереотипных ситуациях, в общих представлениях народа о действительности, в высказываниях и "общих мнениях", в суждениях о действительности, пословицах, поговорках и афоризмах [З.Д. Попова, И.А. Стернин 2002: 11]. Реальность существования национальной когнитивной картины мира очевидна для большинства исследователей, все чаще приходящих к выводу, что наша собственная культура задает нам когнитивную матрицу для понимания мира, так называемую "картину мира". Таким образом, национальная когнитивная картина мира содержит в себе те понятия и стереотипы, которые задаются культурой при восприятии и понимании мира нашим сознанием.
     Однако  интерпретация отдельных фрагментов и элементов когнитивной картины  мира, осмысление их структурных взаимосвязей осуществляется именно на уровне языкового сознания, формирующего языковую картину мира. Система языковых значений образует языковое сознание, которое, объективируя идеальные образы реального мира, является, по мнению Н.Ф. Алефиренко, чуть ли не "мозговым центром культуры" [Н.Ф. Алефиренко 2003: 7].
     Принято различать понятия языковое и когнитивное сознание. Последнее состоит из совокупности невербализованных, имплицитных единиц, которые могут обрести языковое оформление, тогда как языковое сознание составляют вербализованные когнитивные единицы. Различие между языковым и когнитивным сознанием выявлено экспериментальной психосемантикой: "никогда не устанавливается полного тождества между когнитивными единицами <…> и "знаемыми" языковыми значениями" [А.Г. Шмелев 1983: 50]. Тем не менее, в формировании и репрезентации смыслового пространства этнокультуры участвуют оба типа содержательных единиц: и когнитивная, и языковая семантика [Н.Ф. Алефиренко 2003: 31].
     Таким образом, языковая картина мира представляет собой совсем иное образование, как  по своему составу, так и по выполняемым  функциям, поскольку она является лишь результатом языковой фиксации концептосферы вторичными, знаковыми  системами.
     Если  когнитивная картина мира состоит  из концептов, входящих в национальную концептосферу, то "строительным материалом" для языковой картины мира выступают  значения языковых знаков, образующие семантическое пространство языка. Несомненно, когнитивная картина  мира шире, чем языковая, поскольку  язык не в состоянии отразить все богатство содержания концептосферы, так как далеко не все концепты имеют языковое выражение. Следовательно, исходя из рамок языковой картины мира, можно делать довольно-таки ограниченные выводы о когнитивной картине мира. Языковая картина мира лишь частично отражает концептосферу народа и позволяет судить о ней только фрагментарно. Тем не менее, изучение языковой картины мира необходимо при описании и моделировании концептов и, соответственно, концептуальной картины мира, составляющими которой они и являются, поскольку в этом случае языковые знаки являются средством доступа к концептосфере человека, а также способствуют выявлению когнитивных структур сознания, обозначенных языком. Большинство исследователей сходятся во мнении, что более удобного доступа к когнитивной картине мира, чем семантическая система языка, видимо, нет.
     Культура  оказывает огромное влияние на формирование когнитивной, а затем и языковой картин мира. Картина мира формирует тип отношения человека к миру – природе, другим людям, самому себе, задает нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к жизненному пространству. Многие исследователи пришли к выводу, что картины мира у людей относительно соизмеримы, так как они имеют общенародное национальное ядро. Однако необходимо помнить, что ни когнитивная, ни языковая картины мира не выступают в качестве зеркального отражения мира, они всегда представляют собой некую интерпретацию. С каждой картиной мира связан определенный способ мировосприятия и определяемые им различного рода мыслительные операции. На наш взгляд, важнейшая проблема, с которой может столкнуться исследователь при изучении феномена когнитивной картины мира, – это проблема недостатка и относительной неразработанности методов описания этой особой психологической реальности – когнитивной картины мира, имеющей в своем составе столь разноуровневые компоненты. Оптимальной является такая форма описания, которая одновременно выступает и описанием, и средством анализа, интерпретации содержания. Лингвокультурное изучение концептов, а также особенностей национальной концептосферы базируется и вырастает, прежде всего, из исследований в области национальной когнитивной и языковой картин мира, обеспечивающих доступ к единой информационной базе человека (термин А.А. Залевской). 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     1.3 Языковое сознание  шведского народа
     В специальном исследовании шведский этнограф А. Даун, проанализировав обширный материал, установил, что основной чертой шведского национального характера является чрезвычайная рациональность мышления. Шведы не склонны выставлять свои чувства напоказ, в случае конфликтов не дают воли эмоциям, стремятся к компромиссным решениям. Этим А. Даун объясняет особенности удивительно четкого функционирования шведской государственной машины, слабую религиозность населения, традиционную посредническую роль Швеции в международных конфликтах и др. [Д. В. Ольшанский 2001: 191].
     Для описания собственного национального  характера шведы используют следующие  характеристики: молчаливость, закомплексованность, застенчивость, боязнь заводить знакомства, сдержанность в отношениях, завистливость, умеренность во всем, законопослушность. Шведы не стремятся выставлять себя в излишне положительном свете, поскольку не нуждаются в самоутверждении. Если швед критикует своих соотечественников или свою страну, это не означает, что так могут делать иностранцы. Чувство национальной гордости сильно в душе каждого шведа, но выражать его в открытую считается неприличным.
     В Швеции стыдно быть в должниках у  общества. Каждый обязан внести свою лепту  в создание всеобщего благополучия. Важно не быть обузой другим. Пользоваться чем-то бесплатно за счет других, касается ли это денег, вещей или работы, считается сугубо аморальным. В Швеции гарантом пожизненной социальной защиты детей и пожилых граждан выступает  общество. Многие пожилые люди уходят в дома престарелых, чтобы не обременять родственников и быть независимыми. Родство не диктует ни обязанностей, ни прав, точно так же, как не служит базой для возникновения протекций  по службе или в учебе. [Все о Швеции: 5].
     Стремлению  не быть обязанным подчинены традиции повседневного общения, поэтому  в ресторанах каждый платит за себя. В гости шведы приходят с собственными продуктами и спиртными напитками, отвечают приглашением на приглашение, благодарят за предыдущую встречу даже по прошествии долгого времени. Дама, приглашенная в кино и ресторан, скорее всего, будет платить за себя сама.
     Важные  черты шведского характера —  точность, любовь к порядку и планированию, организованность, пунктуальность. Особенно это относится ко времени. Ситуация, когда время встречи оговорено  заранее и не соблюдается, переживается как возмутительная, или даже как  личное оскорбление. Быть точным означает проявлять уважение к другим. Не прийти вовремя — значит выказать пренебрежение. Появление намного  раньше времени может быть истолковано  как неуверенность в себе или  крайняя заинтересованность во встрече, что не всегда создает положительное  мнение о человеке. [Знакомство со Швецией: 6].
     Как правило, шведы планируют мероприятия  и расходы заранее. Планирование позволяет организовать максимально  активный досуг — идеал современного шведского общества. Тяжелое бремя  быть активным любой ценой заставляет каждого шведа посещать многочисленные кружки, курсы, мероприятия, отправляться в походы. Лень считается не только пороком, но и грехом, и воспринимается с большим раздражением.
     Важно знать вежливые формы отказа или  отрицания, которые часто вводят в заблуждение иностранцев. Шведы  не любят назойливости, скандальности, агрессивности и, стремясь избегать конфликтов и обид, используют в  зависимости от ситуации разные выражения, обозначающие «нет»: «Мм-да», «Это, пожалуй, будет сложно», «Может быть», «Я попытаюсь», «Как сказать».
     Рабочее время и досуг четко разграничиваются, поэтому шведы не заводят друзей на работе. Заниматься на работе личными  делами считается неприемлемым. В  учреждениях придерживаются демократических  традиций, проявлений иерархии стараются  избегать. Каждому дают чувствовать  себя равноправным членом трудового коллектива. Это же подчеркивает узаконенное между шведами обращение на «ты». [Портал…: 7].
     Главной чертой шведского характера является трудолюбие. Шведы довольно осторожны  и обычно неохотно высказывают свое мнение. Они несколько скучнее  других европейцев и более замкнуты, из-за этого шведов считают неконтактными и некоммуникабельными людьми. Возможно, сам климат Швеции оказывает влияние на изолированность людей, способствует развитию различных психозов. Шведы боятся показать свои эмоции, особенно душевные страдания, окружающим. Они не любят говорить о себе. Но это не снобизм, не остатки аристократизма - так принято вести себя. Жителям небольших шведских городов не свойственна общительность русской провинции. Обитатели подъездов почти не знают друг друга. Просто так заходить в гости не принято - каждый сам по себе. Любезная улыбка при встрече - лучшая и достаточная форма общения. Большая часть шведов не обладает ни искусством, ни потребностью задушевного разговора. У них также нет умения слушать.
     Общей чертой для всех шведов является сумрачное  состояние души, нечто вроде английского  сплина, именуемое ”svarmod”. Это чувство, которое можно также назвать  глубокой черной меланхолией, является порождением долгих морозных зим, высоких  налогов и ощущения пребывания где-то на самой обочине цивилизации. Шведы  склонны к углубленным размышлениям о смысле жизни, которыми они занимаются серьезно и подолгу, не приходя ни к каким сколько-нибудь удовлетворительным результатам. Мрачные кадры фильмов  Ингмара Бергмана и его загадочные сюжетные ходы наилучшим образом  иллюстрируют тайники шведской души. [П. Берлин: 10].
     Это мироощущение делает шведов интровертами, сосредоточенными на самих себе, переносить которых в обществе — занятие  крайне неблагодарное. Когда два  шведа встречаются впервые, то создается  впечатление, что на самом деле встретились  четыре человека — два настоящих, из плоти и крови, и два виртуальных, невидимых субъекта. Это — их тени, стоящие рядом и постоянно подвергающие критике каждое изреченное слово и каждый сделанный жест. И только когда знакомство состоялось и собеседники попривыкли друг к другу, эти два их "альтер эго" с недовольным видом удаляются, продолжая укоризненно покачивать головами.
     Не  удивительно, что шведы при первом с ними соприкосновении производят впечатление людей замкнутых  и холодных. Они столь заняты внутренним диалогом со своим вторым «Я», что  им трудно влиться в окружающую их компанию. Но стоит им выйти из происходящего  в их душе внутреннего борения, как  они оказываются способными на проявление нормальных дружеских чувств и гостеприимства до такой степени, что это граничит с настоящей человеческой теплотой.
     Еще одна общая для всех шведов черта  характера называется по-шведски  ”undfallenhet”. Это склонность уступать давлению. И если их предки викинги всегда предпочитали конфронтацию даже в самых простых и банальных спорах и привыкли подчинять других своей воле, то современные шведы всеми силами стремятся избегать конфликтов. Они считают уступчивость самой разумной и дальновидной стратегией. И как бы то ни было, но им удалось в течение почти двух веков не ввязываться в войны и вооруженные столкновения. При этом они сумели добиться одного из самых высоких в мире уровней жизни. [П. Берлин: 11].
     Во  время наполеоновских войн, когда  Россия приготовилась вторгнуться  в Финляндию, бывшую в те времена  шведской провинцией, финские солдаты  в составе шведской армии были немало удивлены решением шведского  командования и высшего государственного руководства отказаться от вооруженного сопротивления, распустить финские  части и согласиться на передачу всей провинции под власть российской короны. Во время второй мировой  войны шведское правительство уступило требованиям Гитлера и пропустило немецкие войска через территорию нейтральной  Швеции, оказав Германии помощь в оккупации  Норвегии. Память об этом до сих пор заставляет норвежцев клокотать от негодования. А эстонцы и латыши не могут простить Швеции согласия на выдачу СССР беглецов прибалтов. [Все о Швеции: 5].
     Но  покладистость и склонность к  уступкам не стоит путать с трусостью  и податливостью. Швеция известна своей  твердой и бескомпромиссной позицией в мужественном осуждении диктаторских режимов и апартеида. Шведы, не колеблясь, порицали беззаконие в столь далеких  от них Южной Африке и Чили. Они  буквально вытягивали шею из окон своего северного дома, отыскивая  на земле утолки, где диктаторы  и расисты попирали права граждан. Это была нелегкая работа. Она отнимала столько сил, что им можно простить даже то, что в течение 75 лет ими  оставался практически незамеченным недемократический режим в самом  близком соседстве — в Советском  Союзе.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.