Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Ойконимия Австралии и Новой Зеландии

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.05.2012. Сдан: 20 С. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Введение 

     Данное  исследование представляет собой изучение ойконимии Австралии и Новой  Зелендии.
     Ойконимия, обозначающая в ономастике совокупность названий населённых пунктов определённой территории, представляет интерес для  научного исследования. В ней отражаются важнейшие этапы истории культуры создавшего её народа и проявляются языковые закономерности, в связи с чем ойконимия представляет исследовательский интерес как в качестве культурологического материала, так и как лингвистический источник.
     Названия  населённых мест в известном смысле важнее, чем названия природно-географических объектов, потому что с ними связана вся хозяйственная, политическая и экономическая жизнь страны. В то же время, ойконимы из-за глубокой заинтересованности в них многих людей относятся к категории имён, подвергающейся наиболее частым изменениям. Это связано и с ростом городов, когда поглощаются близлежащие сёла и деревни, и с вымиранием малых деревень, когда их названия исключаются из справочников различного назначения и географических карт. Переименование названий, продиктованное изменением политической, экономической, языковой и прочей ориентации также является не менее важным фактором потери уникальной культурологической информации.
     Выбор данной темы обусловлен тем, что сохранение и изучение ойконимов приобретает большое значение. Как справедливо отмечает Е.М. Поспелов: «существование ойконимов чётко определяет территорию этноса и выступает как одно из важнейших проявлений национального самосознания» 
 

Ойконимия 

                 Ойконимия – совокупность ойконимов (греч. oikia 'дом, жилище'). Ойконим – собственное имя – название любого населенного места, от города до отдельно стоящего дома.
     Ономастика  как раздел языкознания, изучающий  все типы собственных имён, представляет собой сложное лингвистическое явление. Как справедливо подчеркнул В.Д.Бондалетов, "ономастический материал составляет значительную часть лексики любого высокоразвитого языка и заслуживает того, чтобы его изучали." 
Основной массив собственных имён составляют топонимы, содержащие наиболее ценную и богатую этнолингвистическую и историческую информацию. Поэтому не случайно с 60-х годов нашего столетия особенно широко развернулась работа по топонимике, которая включает в свой состав географические названия разных типов: гидронимы, ойконимы, оронимы, дремонимы и т.д.

       Ойконимия, под которой понимается совокупность названий населённых пунктов определённой территории, представляет особый интерес для научного исследования. В ней отражаются важнейшие этапы истории материальной и духовной культуры создавшего её народа и проявляются языковые закономерности, в связи с чем ойконимия представляет собой интерес для изучения как в качестве историко-географического материала, так и как лингвистический источник. 
 
 
 
 
 

Особенности ойконимов 

     Ойконимы  обладают способностью употребляться  в переносном смысле, которая, как  и их стилистическая дифференциация, отражает асимметричность ойконимов  как лексических единиц. Существует метонимический и метафорический переносы в значении ойконимов. Метонимический перенос осуществляется по нескольким моделям (при этом ойконимы сосуществуют вместе с двухкомпонентными словосочетаниями, эквивалентными названиям, и полностью заменяемы): «место - изделие»; «место - люди»;   «место - учреждение» ; «место - человек»; «место - событие».
     Обычно  такие ойконимы трудно назвать стилистически маркированными, поскольку они утратили стилистическую образность, а в иных случаях, эти значения находят свое отражение в толковых словарях.
     Например: “Boston had been beaten by the White Sox”. (White Sox –Chicago, The Chicago White Sox are a Major League Baseball team based in Chicago)
     Ойконимы имеют способность подвергаться метафорическому использованию в художественной речи. При этом может происходить уподобление различного характера как сходных объектов, так и объектов, относящихся к разным классам. Это позволяет различить две разновидности метафорического переноса топонимов:
     1. Близкая антономазия - один объект  уподобляется другому. Например: “Berlin is the European Chicago”.
     2. Далекая антономазия - ойкообъекту уподобляется объект совсем иного порядка.  
 
 

     Проблемы  ойконимов 

     Основные  проблемы, с которыми приходится встретиться  при изучении этимологии английских ойконимов, можно обобщённо свести к следующим.
     1.   Главное, что нужно помнить человеку, знакомящемуся с этимологией английских названий: нельзя ограничиваться только их внешними формальными признаками, потому что здесь, как нигде, справедлива поговорка о том, что внешность обманчива. Современная форма довольно редко совпадает с его истинным значением. Гораздо чаще современная форма названия способна ввести в заблуждение.
     2.   Другая проблема в том, что  ойконимы, имеющие сходное звучание  в современном английском языке,  имели в оригинальной форме  совершенно различное значение (Oulton, например, может значить «old farmstead / старая ферма «Wulfa's farmstead / ферма Вульфы», «Ali's farmstead / ферма Али» ). Поэтому только обращение к исходным формам каждого конкретного названия может дать его истинное значение.
     3.   Ещё одна проблема анализа современных форм  названий состоит в том, что некоторые слова, пришедшие из древнеанглийского языка, получили «двойника» - омоним в современном английском. Так, древнеанглийское ham, первоначально означавшее «homestead, village, manor, estate/ дом, селение, поместье» и hamm, со значением «enclosure, land hemmed by water or marsh or higher ground, land in a riverbend, rivermeadow, promontory/огороженная территория, участок, ограниченный водой, болотом или возвышенностью, пойменная местность, заливной луг», в современных названиях выглядят одинаково - как ham. Однако различие в значениях оригинала продолжает сохраняться. Практически каждый элемент    в названиях с течением времени изменил значение или приобрел дополнительный местный оттенок. 
 
 

 


           Ойконимия Австралии и Новой Зеландии  

       Сопоставление ойконимов  Австралии  с  ойконимическими системами  Новой Зеландии представляет значительный интерес.
     Распространение названия (ойконима) - усвоение традиционного термина, относящегося к некоторой первоначальной (исходной) территории, - может иметь характер либо метонимии, либо метафоры.      Когда же мы употребляем эпитет "Новый" (например, Новая Зеландия), речь идет не об отождествлении, а об уподоблении. Но уподобление предполагает изначальное противопоставление сопоставляемых явлений: мы можем уподоблять друг другу лишь то, что признается разным.    
     Объектом  же лингвострановедения являются только ойконимы, безусловно известные среднему представителю данной страны. 
 
 
 

 

    Исторические  и культурные  особенности  развития ойконимов   

     Австралия и Новая Зеландия издавна вызывали интерес. Австралия и Новая Зеландия привлекали внимание как социальные лаборатории, пионеры реформ, «новые демократии» и крупнейшие экспортеры шерсти, мяса, пшеницы. Экономист И. А. Крюков, посланный в Австралию департаментом земледелия, изложил свои наблюдения в книге «Австралия. Сельское хозяйство Австралии в связи с общим развитием страны» (1906). «...Для всеобщего прогресса человечества, — писал он, — необходимо более тесное сближение различных народов между собою, а всякое уединение, отчужденность и обособленность ведут только к экономическому упадку и слабости государства».
       Отношения между Россией и  тихоокеанскими странами складывались  по разному. Их осложняли англо-российские и англо-советские противоречия, мировые катаклизмы и идеологические барьеры, холодная война и тяжесть железного занавеса. Технический прогресс и смягчение политического климата сделали возможным новый уровень общения, который должен отвечать росту значения стран азиатско-тихоокеанского региона. России предстоит в большей степени, чем раньше, осознать себя тихоокеанской державой, связанной взаимными интересами как с дальневосточными соседями, так и с лидерами в южной части Великого океана.
     В истории и культуре Австралии  и Новой Зеландии много общего. Обе в прошлом — переселенческие колонии Великобритании, расположенные не так уж далеко друг от друга, с экономикой аграрно-сырьевого типа, с подавляющим англосаксонским большинством и аборигенами в составе населения. В обеих странах воцарился английский язык, доминирующим было влияние английской культуры, а национальное сознание развивалось в сопоставлении европейского и колониального. Национально-самобытное качество обнаруживало себя, прежде всего в сельских пластах, где люди непосредственно сталкивались с природой — фермеры и стригали, старатели и лесорубы. Пройдены одни и те же исторические рубежи: национально-государственная консолидация, кризис 1930-х годов, участие в войнах, переход к политике регионализма. И какую бы область культуры мы ни взяли, мы увидим множество аналогий — в строительстве инфраструктуры, в движении за государственную поддержку, в поисках национальной идентичности. Налицо и эффект сообщающихся сосудов — так постоянен стихийный обмен творческими силами двух народов.
     При типологическом сходстве есть и отличия. Начнем с того, что острова, окрещенные Новой Зеландией, перешли под власть британской короны на полвека позже, чем Terra Australis, и соответственно культурное развитие в чем-то запаздывало. Сказывалась и разница в величине территории и населения. В отличие от континента с огромными пространствами пустынь, контрастирующими с приморскими районами, благодатная природа островов была куда милостивее к поселенцу, занятому земледелием, разводившему овец и молочный скот. Противопоставления «буша» — глубинки городу не были столь резкими, а социальные конфликты —столь острыми. Зато сопротивление туземцев отчуждению их земель вылилось в затяжные маорийские войны. Большая удаленность от центров мировой цивилизации заставляла больше уповать на принадлежность к могучей империи — недаром Новая Зеландия слыла самой британской из всех колоний, «Британией Южных морей».
     Но  при всем стремлении воспроизвести  английский уклад она оказалась гораздо глубже, чем Австралия, втянутой в сказочно-прекрасный мир Южных морей. Ведь Аотеароа, маорийская страна Длинное белое облако, — одна из вершин «полинезийского треугольника», две других — Гавайские острова и остров Пасхи. Поселенцы близко соприкоснулись с обществом маори, значительно опережавшим в развитии аборигенов Австралии; и без полинезийских красок культурный ландшафт Новой Зеландии просто немыслим. Австралия же в результате разноплеменной массовой иммиграции становится полиэтничной и политика мультикультурализма помогает небританским общинами поддерживать традиции родины.
     Давнюю историю в Австралии и Новой Зеландии имеет движение в поддержку национальной культуры. Не лишенное агрессивных обертонов и преувеличений в оценках, главным острием оно было направлено против колониального менталитета — привычки оглядываться на метрополию, предубежденности относительно местных талантов. Сегодня не приходится доказывать свою самобытность — там, где она есть, она органична. Но не отпала нужда в культурном протекционизме.
     Австралийская ли, новозеландская ли, это — культура общества, благополучие которого зависит  прежде всего от продуктивного и  высокотоварного сельского хозяйства, при том, что исторически сложившаяся специализация дополняется ростом промышленности — от отраслей первичной обработки сырья до машиностроения, металлургии, химического производства, энергетики. Общества урбанизированного, применяющего новейшие технологии, с разветвленными системами коммуникации и средств массовой информации, где используются спутниковая и оптиковолоконная связь, радио с частотной модуляцией, компьютерные сети. Но несмотря на всепроникающую технизацию, в ранг национальных возведены культурно-этические ценности пионеров-поселенцев — тех, кто скептически относился к сословным привилегиям и знал цену физической выносливости, мужеству, взаимопомощи. Наверное, здесь, а не только в изобилии солнечных дней и километрах океанских пляжей, — корни всенародной любви к спорту, в первую очередь, конному, но также и водному, и футболу, и регби, и теннису.
     Когда-то австралийцы и новозеландцы, устремлялись в Европу, чтобы получить хорошее образование или всерьез заняться наукой. Современные Австралия и Новая Зеландия — региональные центры образования, где обучаются тысячи иностранных студентов. Просвещение и наука в значительной мере ориентируются на задачи национального развития. Бремя основных расходов и разработку национальной стратегии берет на себя государство. Возрастные границы обязательного образования, которое охватывает начальную и частично среднюю ступени — от шести до пятнадцати лет. Две трети школьников учатся в государственных школах, где обучение бесплатное.    Конфессиональные школы и колледжи позволяют учитывать религиозные требования, а частные (независимые) — обеспечить более высокое качество образования.
     Увеличивается и объем промышленных исследований, разработок передовых и ресурсосберегающих технологий. Набирают силу комплексные  экологические программы, изучение ресурсов океана и альтернативных источников энергии — солнца, морских приливов, термальных вод. Австралия также вносит вклад в применение атомной энергии и намерена построить космопорт для астронавтов на полуострове Кейп-Йорк.
     Львиная доля прикладных работ приходится на государственные системы — Организацию научных и промышленных исследований Австралийского Содружества и Департамент научных и промышленных исследований Новой Зеландии. Из других ведомств на первом месте — министерства сельского хозяйства со своими лабораториями и опытными хозяйствами.
     Среди ученых с мировым именем и нобелевских  лауреатов — австралийцы Г. Флори—один из открывателей пенициллина, вирусолог М. Бернет, нейрофизиолог Дж. Экклс и прославленный физик новозеландец Э. Резерфорд. Резерфорд, окончивший Кентерберийский университет, работал, как и Флори, в Англии, но не терял связи с родиной. Избранный президентом Королевского общества, он направил в 1925-м году правительству Новой Зеландии записку о состоянии отечественной науки.
      В Австралии, и в Новой Зеландии возрождаются культуры коренных этносов. Сдвиги были подготовлены извне — распадом колониальных империй и всемирным осуждением расовой дискриминации, и изнутри — ростом этнического самосознания и образовательного уровня аборигенов Австралии и маори, их участием в хозяйственной жизни, в движении за гражданские и земельные права.
     У маори формирование интеллигенции  началось еще в XIX веке. В отличие от колонизации Австралии переход новозеландских островов под власть британской короны был скреплен в 1840-м году договором с вождями маорийских племен, и день заключения договора Ваитанги — национальный праздник. Хотя почти все земли маори были отчуждены, им не пришлось, подобно австралийским аборигенам, ожидать предоставления гражданских прав — они были дарованы им договором Ваитанги. Их рано приобщили к европейской системе просвещения.
     Однако  равноправие  в значительной степени  было формальным,  в  положении  маори  в  новозеландском обществе есть острые углы,  их жизненный  уровень гораздо ниже. Стремительная урбанизация   ставила  под  угрозу  само  существование  богатой  полинезийской  культуры. 

 

Ойконимические  образования в  Австралии 

     Географические  названия издавна и по разным причинам привлекают внимание историков, этнографов, картографов, литературоведов, переводчиков, страноведов, многих других исследователей, представителей разных наук. Как особый пласт лексики, как категория лингвистическая, они исследуются лингвистикой. Специальный раздел языкознания — ономастика изучает собственные имена, в том числе топонимы. Историей их возникновения и анализом изначального значения занимается одна из отраслей лингвистики — топонимика. Среди топонимов выделяют ойконимы (названия населенных пунктов).
     При исследовании ойконимов особый интерес представляют связанные с ними ассоциации, их стереотипные коннотации, функции топонимов в тексте, исторического труда, политического выступления, газетной статьи и т.д. Как правило, функция ойконимов не ограничивается лишь указанием на место совершения действия, а включает в себя выделение каких-то его своеобразных черт, выражение отношения автора или действующих лиц к описываемой ситуации, подчеркивает эти особенности, используется в тексте как одно из средств создания эмоционального настроя.
     Употребление  той или иной ойконимической лексической единицы может способствовать передаче такой экстралингвистической информации, как социальная, национальная, профессиональная и т.д. принадлежность действующих лиц. При этом ойконим реализует прямое значение — обозначение географического объекта, и переносное. Переносное метонимическое или метафорическое употребление ойконима является одним из языковых средств создания национальных словесных образов, национальных стереотипов.
     В связи с этим в тексте (художественном, публицистическом, исторического исследования и т.д.) они являются лингвострановедческими объектами, национальными словесными образами, и их адекватное восприятие определяется знанием специфики национально-культурной семантики языка.
     Ойконимическая лексика английского языка составляет систему, обслуживаемую единым языком и состоящую из нескольких подсистем, ойконимической лексики отдельных англоязычных стран. Эти подсистемы взаимодействуют друг с другом.
     Ойконимическая  подсистема Австралии, являясь относительно молодой, отличается следующими особенностями : прозрачная внутренняя форма топонимов, наличие большого количества названий-переносов из бывшей метрополии в бывшие колонии, обогащение за счет аборигенных, индейских, французских, маорийских названий, названий из других языков народов, населяющих эти страны.
     Немало  аборигенных названий на карте Австралии. Среди них: Wollongong, Wiepa, Nhulunbuy, Kalgoorlie, Kimberley, Ayers Rock, Manjimup, Toowoomba, Whyalla, Ballarat, Bendigo, Geelong.
         Австрализмы составляют одну из относительно молодых подсистем, первое европейское поселение в Австралии относят к 1606 г. Поэтому многие австрализмы отличаются прозрачной внутренней формой, например:, Great Island («Великий Остров»). В то же время у многих топонимов не прослеживается внутренняя мотивировка названия.
     Во  времена «золотой лихорадки» возникло множество поселений, многие из которых  позже стали крупными по австралийским  понятиям городами (городом в Австралии  считается поселение с населением свыше 1 тыс человек). Можно было бы предположить, что в их названия войдет компонент Gold, однако этого не произошло. Это явление связывают как с таинственностью, окружавшей добычу золота, так и с опасениями правительства вызвать нехватку рабочей силы в развивающейся промышленности, поскольку люди будут привлечены в золотодобывающую промышленность.
     Мотивировка многих названий является внешней и  случайной, такие факторы, как флора, фауна, звук, эмоциональные оценки, культурное окружение, и другие сопутствующие факторы часто являются мотивировкой  названий. Например, в Англии распространены географические названия, в состав которых входит слово ох (бык): Oxford — Оксфорд.
     Одной из отличительных черт англоязычной ойконимики является наличие значительного количества ойконимов-омонимов, появившихся в результате контактов бывших английских колоний и бывшей метрополии, например:
Sydney (Australia) — Sydney (Canada);
Melbourne (Australia) — Melbourne (USA)
     В Австралии среди ойконимов-омонимов есть шотландские ойконимы, такие как Perth (Перт), Waverley (Ва-верли), Blair Athol (Атолл Блэр).
     Существование одинаковых названий создает определенные трудности, поэтому предпринимались попытки переименования ойконимов-омонимов.
Переименование  австралийских городов вызвало энергичные протесты жителей. Интересно отметить, что австралийцы не только не возражали против существования названий городов, омонимичных британским, но и гордились этим обстоятельством, а в период после Второй мировой войны австралийские города высылали посылки с продовольствием жителям британских городов-тезок.
     Ойконимы являются словами, которые обладают лексическим значением, обозначая географические объекты, причем их лексическое значение определяется не только местом в лексической системе, т.е. синтагматическими и парадигматическими связями, но и соотнесенностью слова с соответствующим понятием.
     Для англоязычной ойконимии характерна развитая система ойконимических прозвищ, образных наименований. Вместо официальных форм некоторых названий-ойконимов, таких как названия государств, штатов, провинций и других единиц территориально-административного деления англоязычных стран, в речи часто употребляются более образные ойконимические прозвища. Причем большинство крупных географических объектов имеет не одно, а несколько образных наименований, различающихся по стилю употребления и коннотациям. Такие названия-прозвища есть у каждого штата Австралии, так, штат Виктория называют Cabbage patch (капустная грядка), штат Новый Южный Уэльс - Ma State, the Premier State (Первый штат).
     Существуют  как диахронические, так и синхронические ойконимические прозвища-синонимы, такие как Южная Земля (Terra Australia), Новая Голландия (New Holland), Земля обетования (the Land of Premise), Земля Акации (the Land of Wattle), Счастливая Страна (Lucky Country), Страна Кенгуру (Kiwi land), и некоторые другие прозвища Австралии.
     Название  Terra Australis (Южная Земля) было дано материку в период величайших географических открытий, причем вначале так на картах обозначалась вся обширная территория, занимавшая Южное полушарие к югу от тропика, а затем такое название закрепилось за материком. После экспедиции голландских исследователей материк получил имя New Holland (Новая Голландия), но это название было изменено после экспедиции англичан под руководством М. Флиндерса.
     Прозвища могут различаться по стилю употребления и по коннотациям: пейоративным, мелиоративным или нейтральным. Такие наименования стран, как the Long White Cloud (Новая Зеландия), the Land of Wattle (Австралия), имеют поэтическое, воспевающее эти страны, значение. Прозвище Австралии the Land of Wattle (Страна Акации) отражает особенности австралийской флоры (на континенте произрастает около 500 видов акации — wattle), изображение веточки акации входит в герб страны. Названия the Lucky Country (Счастливая страна) и the Land of Promise (Земля обетованная) появились в связи с открытием на континенте богатых месторождений золота и последовавшей вслед за этим «золотой лихорадкой» (1851 г.). В различные периоды развития страны эти названия воспринимались то, как восхваляющие ее, то, в периоды экономического спада, как иронические, насмешливые.                                                                                                           
     Такие прозвища, как Pig Islands, Quaky Islands,     Shalcy Islands (Новая Зеландия), часто употребляются иронически или шутливо.
     Некоторые образные названия стран почти не употребляются внутри страны, но широко известны за ее пределами, например, в англоязычных странах широко употребляются такие прозвища Австралии и Новой Зеландии, как Down Under, Aussieland, Kangarooland, Maoriland, Kiwiland и некоторые другие, однако в самих этих странах эти прозвища используются крайне редко.
     Образные прозвища-синонимы есть у каждой части Великобритании, штата Австралии и США, провинции Канады, у большинства крупных городов, они являются названиями-синонимами официальных названий.
     Исходя  из выше сказанного  можно сделать  следующие выводы , что  лексический  ойконимический слой  языка  отличают  высокий  потенциал  и  ярко  выраженная  национально – культурная  семантика. Так как  ойконимы   обозначают  конкретные  географические  названия и  в  то  же  время,  тесно   связаны  с  историей и  культурой того   или иного языка. 

          Необычные названия городов.

     В Австралии город назвали «Скорость  убивает». Таким образом власти пытаются повысить уровень безопасности на дороге. Оригинальное название города – Скорость (Speed) - решили переименовать в «Скорость убивает» (SpeedKills). Эта надпись теперь красуется на щитах при въезде в этот небольшой город на юго-востоке страны.

     Администрация надеется, что новое громкое название напомнит любителям «полихачить» о  необходимости соблюдать скоростной режим. Хотя в Австралии происходит значительно меньше ДТП, чем в странах Европы и Азии, власти страны серьезно относятся к данной проблеме. В то время как в Китае в прошлом году погибло более ста тысяч человек, тем самым выдвинув страну на первое место в статистике, в результате дорожных происшествий в Австралии погибло немногим больше тысячи человек.
     Также есть такие смешные названия как  Врата Ада (Hell’s Gates) на западном побережье Тасмании и в деревне Diehard (Умри с Мучениями), Territory s Tortilla Flats (квартира черепах), Tasmania s Egg and Bacon Bay (Тасманское Побережье Яйца и Бекона) или Milkshake Hills (Холмы Молочного Коктейля). 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      
     Особенности ойконимии  Новой  Зеландии  

     Существует  интересная классификация географических названий, выдвинутая Д. Р. Стюартом, в основу которой положен анализ самого механизма образования ойконима. Возникновение ойконима автор связывает с различными психологическими процессами (motives), которые лежат в основе образования того или иного названия.
     B большинстве  названий молодых ойконимических систем (таких как новозеландская) реально отражаются особенности именуемых объектов. Такие названия представляют собой живые слова современного языка, семантика которых оказывается весьма существенной.
     Среди особенностей новозеландской ойконимической  системы (свойственных и другим молодым системам) такие, как:
     1)  прозрачность внутренней формы  топонимов (White Island - Белый остров);
     2)  наличие большого числа переносов  из бывшей метрополии (особенно много среди них названий-переносов из Шотландии, поскольку среди иммигрантов с Британских островов преобладали шотландцы). Среди них названия городов: Dunedin (Данидин — старинное название столицы Шотландии Эдинбурга); Hamilton (Гамильтон); Invercargill (Инверкаргилл);
     3) наличие префикса New (Новый) у ряда названий-переносов, например, New Plymouth;
     4)  обогащение за счет аборигенных  языков (в данном случае за  счет языка маори), связанное с  освоением (исследованием) новых земель. На карте Новой Зеландии ряд названий маорийского происхождения, таких как: Те Ruiti, Taumanunui, Rotorua, Taranaki, Wanganui;
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.