На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Внешняя политика США в Карибском регионе Латинской Америки (60-е 80-е годы XX века

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 19.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Российский  Университет Дружбы Народов 
 
 
 
 
 
 

Предмет: История региона Латинской Америка 
 

Курсовая  работа на тему:
«Внешняя  политика США в Карибском регионе 
Латинской Америки (60-е – 80-е годы XX века)» 
 
 
 
 

                Выполнил:  студент 
                Байгужин  Владислав
                группа: ГМБ-24 
                 
                 
                 
                 
                 
                 
                 
                 

Москва - 2008 г.
 

       
 
 
 

Содержание
                                                                                                                        
Введение  2 

Глава 1. Значение Карибского района Латинской  Америки для США  3
§ 1. Карибский кризис осенью 1962 г.   3
§ 2. Латиноамериканский курс Р.Никсона (1969-1974) и Джералда Форда (1974-1977)  9
Глава 2. Особенности внешней политики США в Карибском регионе Латинской Америки (77-е – 80-е годы XX века) 14
§ 1. Латиноамериканский курс Джимми Картера (1977-1981) 14
§ 2. Карибский общий рынок в зоне свободной торговли  (КАРИКОМ) 21 

Заключение 25
Список  использованной литературы 27 
 
 

 

      
      Введение 

      Во  второй половине XX в. Латинскую Америку не случайно называли «Вулканическим континентом». Революции и контрреволюции, военные перевороты, коллизии социально-политической борьбы, беспрецедентное противостояние маленькой Кубы и ее могучего северного соседа, Карибский кризис, поставивший планету на грань третьей мировой войны.
          В контексте глобализации экономики в мире сейчас идет широкомасштабная волна интеграционных процессов. Латинская Америка в этой связи располагает самым большим опытом. Критический анализ этого опыта - его как позитивных, так и негативных сторон - важная посылка решения задачи поиска более эффективных путей, методов и форм экономического взаимодействия стран региона на основе интеграционных объединений.
    Этот  процесс региональной экономической  интеграции охватывал и США при  создании Североамериканской зоны свободной  торговли (НАФТА). Отличительными чертами НАФТА являются во-первых, ее асимметричный силовой характер, проистекающий из того факта, что на США приходится почти 85% ВВП  и промышленного производства трех стран. Во-вторых, на лицо асимметрия уровней развития стран, входящих в нее.
      Актуальность темы курсовой работы заключается в том, что СССР был активно вовлечен во взаимоотношения США и стран Латинской Америки на стороне антиамериканских сил и режимов.
      Цель курсовой работы – анализ внешней политики США в Карибском регионе Латинской Америки (60-е – 80-е годы XX века)» 

 

Глава 1. Значение Карибского района
Латинской Америки для США

     § 1. Карибский кризис осенью 1962 г

      Напряжение  между США и революционными режимами в Латинской Америке в начале 60-х годов нарастало. Если в Латинской Америке наблюдалась кампания солидарности с Кубой, то на севере наоборот прогрессировал «антикоммунистический психоз». Президент Джон Кеннеди испытывал сильное давление со стороны общественности и оппозиции. У Белого Дома расхаживали демонстранты с призывами «Джон, вторгайся!» К тому же в июле-августе 1962 г. глава правительства СССР Н.Н. Хрущев достиг тайного соглашения с Ф. Кастро о размещении на Кубе советских ядерных ракет. Воздушная разведка США узнала о наличии этих ракет. Затем последовало требование президента об их удалении с острова и введение 24 октября 1962 г. карантина на все виды наступательного оружия на Кубе. Этот «Карибский кризис» удалось разрешить благодаря благоразумию, хладнокровию и выдержке двух держав: СССР и США.
      Первые  же беседы советских представителей с Макклоем и Стивенсоном показали, что достижение договоренностей по конкретным вопросам урегулирования в районе Карибского моря будет делом чрезвычайно трудным. Значительное место в переговорах занял вопрос о проверке демонтажа ракетных установок на Кубе, который был закончен уже 2 января. Мы заявили, что ракеты будут вывезены с Кубы 7—8 ноября и максимум 10 ноября1.
      Американская  сторона настаивала на допуске наблюдателей на Кубу, проведении наземного контроля. Советская сторона отклонила это требование, заявив, что вопрос о допуске наблюдателей на Кубу — это вопрос компетенции ее правительства. Что касается правительства Кубы, то оно решительно выступило против наземного контроля. Тогда американцы стали настаивать на возможности облетов Кубы для проверки с воздуха хода демонтажа «наступательного оружия».
      В результате интенсивных, зачастую острых переговоров была достигнута договоренность о том, что американские суда будут подходить на близкое расстояние к советским судам с погруженными на них советскими ракетами (всего на Кубе их было 42) и осуществлять визуальное наблюдение. При этом могут быть отвернуты и брезентовые покрытия. Мы дали также согласие на проверку советских судов, шедших на Кубу, представителями Международного Красного Креста, выделив для этого советское судно «Амата»..
      Демонтировав  установки и вывезя свои ракеты с  Кубы, Советский Союз выполнил тем самым обязательства, взятые на себя в посланиях Хрущева Кеннеди от 27 и 28 октября. Естественно, мы сразу поставили вопрос о выполнении обязательств американской стороной, содержавшихся в посланиях Кеннеди — об отмене «карантина» и предоставлении гарантий безопасности Кубе.
      Представители США стали, однако, выдвигать на переговорах  все новые и новые вопросы, создавали различные предлоги для продления «карантина». Еще 1 ноября они поставили вопрос о вывозе с Кубы советских бомбардировщиков ИЛ-28, в отношении вывоза которых Советский Союз не брал на себя никаких обязательств. Мы долго разъясняли, что это устаревший самолет, 15-летней давности, его никак нельзя отнести к «наступательному оружию», хотя, чего греха таить, все мы понимали, что ИЛ-28 относится к категории бомбардировщиков довольно большого радиуса действия и может быть отнесен к наступательным видам оружия. Не снимая этого вопроса в ходе дальнейших переговоров, американцы поставили вопрос о вывозе с Кубы ракетных боеголовок к вывезенным ракетам и ядерных бомб к самолетам.
      Советская позиция состояла в том, что Советский  Союз демонтировал ракетные установки и вывез ракеты с Кубы, предоставив американцам возможность визуального наблюдения. Поэтому мы требовали отменить «карантин» и дать конкретные гарантии того, что на Кубу не будет совершено вторжение ни со стороны США, ни со стороны других стран Западного полушария, что США будут уважать суверенитет Кубы, неприкосновенность ее границ, не будут вмешиваться в ее внутренние дела2.
      Однако  США не спешили с отменой «карантина», а выполнение своих обязательств по предоставлению гарантий безопасности Республике Куба обставили следующими условиями: вывоз с Кубы советских бомбардировщиков ИЛ-28; предоставление возможности убедиться в вывозе с Кубы ракетных боеголовок к вывезенным ракетам и ядерных бомб к самолетам; обеспечение проверки на месте, то есть на территории Кубы, факта ликвидации ракетных площадок и демонтажа всего наступательного оружия.
      Нажим со стороны США все усиливался. Так. 6 ноября Стивенсон и Гилпатрик  в беседе с Кузнецовым заявили, что  на Кубе активизировались ракетные площадки для запуска ракет «земля — воздух». а это затрудняет полеты американских разведывательных самолетов над Кубой. Днем раньше Стивенсон высказался в том духе, что если самолеты ИЛ-28 не будут вывезены, то возникнет серьезный тупик на переговорах, на что Кузнецов с металлом в голосе воскликнул: «Уж не ультиматум ли это?».
      Американские  представители делали упор на то, что  для США единственным средством для наблюдения и надзора остаются разведывательные полеты их самолетов над Кубой. Они подчеркивали, что при отсутствии наземной инспекции необходимо обеспечить стабильность обстановки и уверенность путем получения информации в результате полетов американских самолетов над Кубой, Макклой в беседе с Кузнецовым высказался даже в таком смысле: слава Богу, что у американцев есть самолеты У-2, иначе СССР и США, может быть, уже были бы в состоянии войны.
      Продолжая настаивать на полетах разведывательных американских самолетов, 15 ноября Стивенсон  в беседе с Кузнецовым сделал заявление  о том, что У Таи в тот  день сообщил ему о полученном от Фиделя Кастро письме, в котором содержалось предупреждение сбивать американские самолеты над Кубой. По словам американца, поскольку СССР, мол, не выполнил своего обязательства об инспекции на месте на территории острова, у США нет другого способа убедиться в демонтаже ракетных установок, как осуществлять полеты разведывательных самолетов над Кубой. В заявлении подчеркивалось, что самолеты будут продолжать летать над Кубой, и если какой-либо из этих самолетов будет сбит, то ответственность за последствия будет лежать не на США.
      Кузнецов  неоднократно обращал внимание представителей США на недопустимость продолжения  полетов американских самолетов  над территорией Кубы. Они незаконны, накаляют обстановку, затрудняют переговоры, ведут к обострению отношений между США и Кубой. Что Касается инспекции на месте, то советское правительство никогда не давало такого обязательства. В посланиях Хрущева Кеннеди от 27 и 28 октября говорилось о возможности проверки на месте лишь с согласия кубинского правительства.
      Кузнецов прямо говорил представителям США, что мы не принимаем обращение американской стороны к нам с предложением обеспечить безопасность полетов их разведывательных самолетов над Кубой, что по этому вопросу надо адресоваться к правительству Кубы3.
      К середине ноября советское правительство выполнило взятые на себя обязательства в отношении прекращения работ по строительству пусковых установок для ракет средней дальности действия и демонтажа этих установок. Более того, оно пошло на вывоз ракет с Кубы, не дожидаясь согласования условий окончательного урегулирования кризиса. Советский Союз взял на себя обязательство не ввозить в дальнейшем эти виды оружия на Кубу.
      Это и позволило Кузнецову заявить  своим американским коллегам 15 ноября, что, по мнению советской стороны, пора перейти к рассмотрению конкретного документа, который охватывал бы весь комплекс вопросов, связанных с окончательным урегулированием карибского кризиса. Американской стороне был вручен проект протокола, совместно подготовленного правительствами СССР и Кубы. При этом Кузнецов высказался за трехсторонний характер дальнейших переговоров.
      Американские  представители отклонили указанный  проект протокола. Они заявили, что в протоколе содержатся фактически пять условий Фиделя Кастро, в основе же окончательного урегулирования карибского кризиса, по их мнению, должны быть только согласованные в переписке между Кеннеди и Хрущевым положения. Ими была выражена готовность США выступить в Совете Безопасности с заявлением, касающимся их обязательств, однако не в форме совместного протокола. Американская сторона требовала от нас решения одного за другим вопросов, относящихся к обязательствам Советского Союза.
      Как это не раз было в прошлом в  практике международных переговоров, в сложных ситуациях на помощь приходят неофициальные встречи и беседы. Мне кажется, именно неофициальная встреча Кузнецова с Макклоем на советской даче 18 ноября в Гленкове (близ Нью-Йорка), состоявшийся там доверительный обмен мнениями способствовали лучшему уяснению позиций сторон, поиску развязок вопросов, относящихся к окончательному урегулированию кризиса.
      Сообщив, что он обсуждал с Кеннеди вопросы, связанные с урегулированием кубинского кризиса, Макклой как бы констатировал, что Советский Союз вывез свои ракеты с Кубы, а США фактически ослабили «карантин», без задержки пропуская советские суда на Кубу. Он высказался в том духе, что в настоящее время США готовы пойти еще дальше, а именно отменить «карантин», если Советский Союз даст заверение в том, что самолеты ИЛ-28 будут вывезены с Кубы в течение определенного времени. На это Кузнецов заявил, что советская сторона готова пойти навстречу в вопросе о самолетах ИЛ-28 (их было 48). надеясь, что тем самым устраняется последнее препятствие на пути к урегулированию кризиса.
      Однако  в ходе беседы Макклой поднял еще один вопрос. Он выразил обеспокоенность правительства США тем, что на Кубе находятся не только советские военные специалисты, но и воинские части. При этом Макклой высказал личное мнение, суть которого сводилась к следующему: Советский Союз выведет с Кубы свои воинские части, которые, по мнению американской стороны, там находятся для охраны ракетных баз, а что касается советских военных специалистов и инструкторов, которые помогают кубинцам осваивать оборонное оружие, то они могут оставаться на Кубе.
      Подчеркнув, что Макклой поднял совершенно новый  вопрос, Кузнецов заявил, что Советский Союз никогда не делал секрета из того, что на Кубе находятся советские военные специалисты и инструкторы4.
      Тем не менее вопрос был поставлен  и его надо было решать. Несколько позже советская сторона дала заверения относительно вывоза с Кубы военного персонала, размещенного там для обслуживания и охраны ракетных установок, но не больше. Эти заверения ни в коей мере не распространялись на советские воинские части, находившиеся на Кубе. Об этом даже не было и речи.
      Следует отметить, что еще в самом  начале советско-американских переговоров в Нью-Йорке в беседе с Кузнецовым 4 ноября Макклой сказал, что в настоящее время в связи с урегулированием карибского кризиса вопрос о базе в Гуантанамо рассматриваться не может. Вместе с тем он не исключал возможности его обсуждения в будущем вместе со всей проблемой баз.
      Советский Союз не настаивал на обсуждении этого  вопроса в то время. В беседе с  Макклоем и Стивенсоном 28 ноября Микоян сказал. что, по нашему мнению, необходимо только, чтобы Соединенные Штаты согласились начать переговоры о сроках и порядке ликвидации этой базы, с чем согласно и правительство Кубы, которое выступает за решение вопроса на основе соглашения с США5.
      Приходится  констатировать, что “Карибский кризис”, к которому Куба имела непосредственное отношение, мог вылиться в развязывание 3-й мировой войны. Применение ядерного оружия могло привести к гибели всего человечества.
      § 2. Латиноамериканский курс Р.Никсона (1969-1974) и Джералда Форда (1974-1977)
      Специфические черты латиноамериканского курса  провозгласила администрация Ричарда Никсона (1969-1974). «Доктриной Никсона» стали именовать провозглашенную президентом политику «равного партнерства», или политику «незаметного присутствия»6.
      В заявлении Р. Никсона о наступлении  в отношениях между США и Латинской  Америкой «эры равного партнерства» подчеркивалось: «...мы должны подходить  с реалистических позиций к правительствам в межамериканской системе и принимать их такими, какие они есть». Иначе говоря, содержался формальный отказ от осуждения антиконституционных режимов. Р. Никсон также заявил: «Страна, ввозящая капитал, должна считаться с тем, что серьезно ущемит свою способность привлекать капиталовложения, если она будет действовать против существующих капиталовложений»7. Это заявление - недвусмысленная угроза в адрес любых социальных реформаторов, особенно посягающих на привилегии монополий США.
      Связка  Р. Никсон - Г. Киссинджер ориентировалась  на «привилегированных союзников» авторитарного толка. То, что Р. Никсон в публичных выступлениях реже упоминал о Латинской Америке, чем его предшественники, дало основание утверждать об «охлаждении» интереса США к своим южным соседям. Это — несостоятельное утверждение, оно явно инспирировалось в целях маскировки вмешательства в дела Латинской Америки.
      В 1972-1974 гг. монополии США вложили  в Латинскую Америку немногим более 2 млрд долл., а вывезли прибылей в сумме около 13 млрд долл.; они продолжали получать на каждый вложенный доллар 4-5 долл. чистой прибыли. Если в 1976 г. на Латинскую Америку приходилось 14,3% общего объема капиталовложений США за рубежом, то в 1977 г. эта цифра возросла до 17%. Тогда же Латинская Америка аккумулировала свыше 80% всех капиталовложений США в развивающихся странах. Объем капиталовложений США в Латинской Америке возрос главным образом в кредитно-финансовой сфере, в области страхования и торговли, в обрабатывающей, нефтяной, горнорудной промышленности. Экспорт США в Латинскую Америку с 1973 по 1977 г. почти удвоился8. В то же время США продолжали подвергать дискриминации экспортную продукцию латиноамериканских стран. Главными игроками на экономическом поле стали ТНК, вступившие в острую конкурентную борьбу со своими аналогами из ФРГ и Японии9.
      Такова  была теневая сторона политики «незаметного присутствия». В той же мере, в  какой символом внутренней политики Р. Никсона стало «уотергейтское дело», символом его латиноамериканской политики явилась деятельность «тихих американцев» из ЦРУ. Политика «равного партнерства» обернулась свержением в 1971 г. в Боливии националистического правительства Х.Х. Торреса, государственными переворотами в Уругвае и Чили в 1973 г.
      Есть  неопровержимые доказательства причастности США к свержению правительства Народного единства во главе с С. Альенде. Американский историк Д. Петрас и его австралийский соавтор М. Морли в книге «Соединенные Штаты и Чили: империализм и свержение правительства Альенде» в результате изучения материалов Конгресса, государственного департамента, министерства финансов США, Пентагона пришли к следующему выводу: «Вашингтон проводил хладнокровную политику блокады, саботажа и других форм борьбы, направленных на свержение законно избранного правительства»10. Оперативное руководство всеми действиями против правительства С. Альенде было возложено на «Комитет-40» - секретный межведомственный орган в составе государственного секретаря, его заместителя по политическим вопросам, заместителя министра обороны, председателя Комитета начальников штабов и директора ЦРУ11.
      Предельно скандальны с резонансом по сей день свидетельства специальной комиссии США по расследованию деятельности разведывательных органов. В докладе «Обвинения в заговоре с целью убийства деятелей иностранных государств» отмечается, что наряду с попыткой физического устранения кубинского лидера («по меньшей мере восемь заговоров с участием ЦРУ в целях убийства Фиделя Кастро в период с 1960 по 1965 г.») Центральное разведывательное управление причастно к убийству в 1970 г. в канун прихода к власти С. Альенде верного конституции командующего армией генерала Рене Шнейдера и к свержению законного правительства Чили12.
      Никогда ранее Капитолийский холм не сотрясала  такая бурная реакция на деятельность ЦРУ в Латинской Америке.
      Латиноамериканский курс правительства Джералда Форда (1974-1977) связывают с политикой «нового диалога». Суть «доктрины Форда» - США при поддержке ключевых латиноамериканских стран выступят против Кубы, если она «вмешается где-либо в Западном полушарии»24. Этой редко упоминаемой доктрине администрация Форда старалась приписать сугубо оборонительный характер. Подлинное авторство политики «нового диалога» принадлежало государственному секретарю Г. Киссинджеру. Симптоматично, что политика «нового диалога» была декларирована Г. Киссинджером менее чем через месяц после путча в Чили13.
      Латиноамериканскую  политику государственного секретаря  США в период администрации Р. Никсона, а после его вынужденной  отставки и Д. Форда именуют «доктриной Киссинджера», которую газета «Нью-Йорк тайме» сформулировала следующим образом: «Если какое-то правительство приходит к власти в результате переворота и вовлекает свою страну в американскую орбиту, Вашингтон делает все возможное, чтобы помешать смене этого правительства, независимо от того, какой бы ничтожной ни была поддержка его собственным народом и как бы дорого это ни обходилось»25.
      Терпимое  отношение президентов Р. Никсона  и Д. Форда к нелегитимным режимам и одновременно декларирование ими своей приверженности представительной демократии усилили разногласия в ОАГ. По разным мотивам как военные режимы, так и демократически избранные правительства отвергали вмешательство США, покушение на суверенитет своих государств. В такой же мере отторгались новомодные интерпретации идеи панамериканизма, или «континентальной солидарности», которая якобы предполагает общность и единство экономических, политических, культурных, военных целей и интересов всех стран Западного полушария при руководящей роли США14.
      Американские  историки не могли игнорировать общеизвестные факты политики США в Латинской Америке, вызывавшие негативную реакцию своей общественности. Однако они старались найти всевозможные оправдания, объяснить, например, истоки агрессивной политики, и, прежде всего территориальные захваты, свойственным североамериканской нации «духом пионеризма».
      Так, историк М. Лернер писал: «Вся американская история совершалась под знаком стремления к экспансии - жажды земель, жажды власти, жажды новизны, жажды величия»26.
      Причину экспансии М. Лернер усматривал в  сугубо моральном аспекте, пытаясь доказать, что политика США не имела ничего общего с «классическим» колониализмом и империализмом, что она была продиктована стремлением оказать помощь развивающимся странам.
      На  состоявшемся в конце 1974 г. в Кито XV консультативном совещании министров иностранных дел стран - членов ОАГ представители 12 государств выступили за отмену антикубинских санкций. После совещания в Кито цепная реакция нормализации отношений с Кубой охватила Латинскую Америку.
      Политика  «нового диалога» явилась реакцией США на провал многолетнего антикубинского курса, кризис основ межамериканской системы, растущие требования большинства латиноамериканских стран о пересмотре отношений с Вашингтоном. Декларированный диалог, по существу, оставался прежним монологом, призыв к «новому диалогу» не сопровождался позитивной программой, способной убедить латиноамериканцев в готовности США пересмотреть свою политику.
 

Глава 2. Особенности  внешней политики США 
в Карибском регионе  Латинской Америки 
(77-е  – 80-е годы XX века)
      § 1. Латиноамериканский курс Джимми Картера (1977-1981)
      Предшествующий  латиноамериканский курс США сохранился в его основных направлениях в  период пребывания в Белом доме Джимми Картера (1977-1981). Однако есть основания говорить о нюансах. Вскоре после прихода к власти, выступая в Вашингтоне перед членами Постоянного совета ОАГ, Дж. Картер заявил о «нецелесообразности разрабатывать одну какую-то политику США в отношении стран Латинской Америки и Карибского бассейна», т.е. отказался от традиционного декларирования очередным президентом США новой континентальной доктрины.
      Тогда же помощник президента по вопросам национальной безопасности 3. Бжезинский, отвечая на вопрос, почему «отказались от существовавшей в течение 40 лет традиции, когда одним крылатым лозунгом характеризовалась единая американская политика для Латинской Америки», признал: «Мы и латиноамериканцы по-разному смотрим на наше общее прошлое, нас может ожидать разное будущее... Американцы, как правило, очень гордятся «доктриной Монро». Для большинства латиноамериканцев -это документ, отражающий американское господство». Подобный подход свидетельствовал об очевидной девальвации континентальных доктрин США и одновременно создавал им дополнительные возможности акцентировать внимание на тех принципах панамериканизма, которые в наибольшей степени соответствовали текущим целям15.
      Общеконтинентальный масштаб политики США Дж. Картер заменил большей степенью диверсификации отношений с конкретными странами, большим учетом их специфики, избирательным подходом к отдельным государствам Латинской Америки. Объектом особого внимания стал район Центральной Америки и Карибского бассейна.
      Американские  политики, исповедующие идеи Pax Americana, подвергли резкой критике курс Дж. Картера за его неспособность сохранения на континенте статус-кво. «Недавний печальный опыт в Иране и Никарагуа заставил правительство Картера приступить к запоздалой переоценке подхода США к диктатурам, — писал журнал «Тайм»16.
      Президент уведомил органы разведки, государственный  департамент и Совет национальной безопасности, что он не потерпит, чтобы ослабление и падение дружественного правительства застали США врасплох17. Это означает, что необходимо выявлять и оценивать возможности, которыми располагает оппозиция существующему режиму, скорее и точнее, чем это делалось до сих пор, отказавшись от идеологических штампов («красные», «коммунисты», «террористы» и даже «радикалы»), в прошлом мешавших правильно анализировать ситуацию. США постарались обосновать поддержку, которую они оказывали правым режимам, тем, что «враги наших коммунистических врагов - наши друзья...»
      В основном задача сводится к тому, чтобы  уметь отличать жизнеспособные авторитарные режимы от обреченных режимов, в особенности, когда речь идет о правительствах, на которые делают ставку США»18.
      Итог  латиноамериканского курса Дж. Картера  журнал «Ю.С. Ньюс энд Уорлд рипорт»  в статье «Почему латиноамериканцы теряют уважение к США?» резюмировал  так: «Волна антиамериканских настроений захлестнула Карибский бассейн и Латинскую Америку, внушая опасение, что через десять лет у самого порога Соединенных Штатов будет стоять орда враждебных им народов... Что же кроется за стремительным ухудшением позиций Соединенных Штатов в Латинской Америке? Специалисты указывают на две главные причины19. Во-первых, то, что Соединенным Штатам не удалось совладать с крошечной коммунистической Кубой, развеяло миф о непобедимости США. Кубинская проблема вызывала постоянные трения между США и латиноамериканскими государствами. Во-вторых, Вашингтон оказался не в состоянии превратить сообщество американских государств, где традиционно доминировали США, в не менее сплоченную, но построенную на более равноправной основе ассоциацию стран полушария»20. Разносной была критика политики Дж. Картера по вопросу юрисдикции Панамского канала.
      Дж. Картер совершил акт гражданского мужества, подписав 7 сентября 1977 г. с лидером  Панамы О. Торрихосом в присутствии  президентов латиноамериканских государств договор, в соответствии с которым с 12 часов дня 31 декабря 1999 г. Панаме возвращался суверенитет над зоной канала. Был подписан также договор о постоянном нейтралитете и эксплуатации канала, который заменил договор 1903 г. - самый кабальный в истории Латинской Америки XX в. Негласный девиз противников договора: «Заявить об уходе, чтобы остаться». С поправками в пользу США договор был ратифицирован сенатом с перевесом всего в один голос. По признанию 3. Бжезинского, «ратификация договора рассматривалась нами как необходимое условие для более зрелых и исторически более справедливых отношений с Центральной Америкой - регионом, который мы никогда достаточно не понимали»21. США выполнили условия договора, штаб-квартира Южного командования была переведена в Майами. Для Дж. Картера договор о передаче Панаме зоны канала, наряду с провалом плана освобождения американских заложников в Иране, обернулся поражением на президентских выборах.
      Реваншизмом проникнут латиноамериканский курс президента Рональда Рейгана (1981-1989). Кампании по его выборам сопутствовал угар шовинизма. Рефреном этой ка
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.