На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Биография Николая 2

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 21.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Содержание 
 

    Введение                   
 
      «Милый  Ники»
 
      Заботы  цесаревича.
 
      Любовь  на всю жизнь.
 
      Царская  династия.
 
      Правитель  милостью Божией!
 
       Время  боли, страхов и надежд.
 
       Трудный  перевал.
 
       Жить  и умереть за Россию.
 
    Святой  дьявол.
 
    Опустевший  трон.
 
    Заключение.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1.Введение
          
                                                                                         Я имею твердое, абсолютное убеждение,
                                                                                        что судьба России – равно как судьба и
                                                                                        моя, и моей семьи – в руках Господа,
                                                                                        который поставил меня на мое место.
                                                                                        Что бы ни произошло со мной, я должен
                                                                                         склониться перед Его волей с сознанием,
                                                                                        никогда не допускавшим никакой другой      
                                                                                        мысли, кроме как о служении моей
                                                                                         стране, которую Он мне вручил.
                                                                                     
                                                                                                                                              Николай II 

     Николай II является одной из наиболее патетических фигур в истории. «Совершенное ничтожество на троне», «коварный и лживый византиец, недалекий по кругозору, неумный и необразованный», «трусливая и мстительная натура», «прекрасной души человек», «личность мягкая, обаятельная и деликатная», «существо тонкое, чувствующее, глубоко страдательное», «искренний и любящий отец и муж» – все эти столь отличающиеся оценки и характеристики об одном и том же человеке – о Николае II. Кем же он был в действительности, последний российский самодержец, проклятый и отвергнутый своим народом, в массе равнодушно воспринявшим известие о его казни и гибели большинства членов его фамилии, затем канонизированный Православной церковью, а спустя десятилетия ставший и в сознании многих из людей святым мучеником? Почему именно на Николае II прекратила свое существование Династия Романовых, правящая в России более 300 лет?
     Эти вопросы остаются до сих  пор актуальными, не смотря  на то, что со дня трагедии  в Екатеринбурге прошло около  века. Во многих источниках о  Николае II отзываются очень противоречиво. В этой работе сделана попытка проанализировать разные высказывания и составить свое предположение об истинном образе последнего императора России. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2. «Милый  Ники»

      Он появился на свет солнечным майским днем в Александровском дворце Царского Села близ Петербурга, в этом «русском Версале», где традиционно проводили летние месяцы члены царствующей фамилии. Знаком царскородного происхождения отмечен с рождения: он первый и любимый внук императора Александра II.

      Его отец, тогда цесаревич, Александр Александрович; мать цесаревна Мария Федоровна, урожденная датская принцесса Дагмар, дочь короля Христиана IX (в семейном кругу ее все звали “Минни”).
     С конца апреля 1868 года семья  цесаревича жила в Александровском  дворце Царского Села. Рядом, в большом дворце, обосновались родители: царь Александр II с царицей Марией Александровной. Важного события ждали в любую минуту. Александр Александрович в эти дни почти не отлучался, лишь в самом крайнем случае, находясь все время или вместе с женой или поблизости. 6 мая, в начале 5-го утра, Мария Федоровна проснулась, ощущая сильную боль в нижней части живота. Она тут же разбудила мужа, который сам не знал, что делать. Позвал акушерку, которая сказала «Начинается!»
     Цесаревич немедленно отправил  записку матери: «Милая душка, Ма! Сегодня утром, около 4-х часов, Минни почувствовала снова боли, но сильнее, чем вчера, и почти вовсе не спала. Теперь боли продолжаются. Минни порядочно страдает по временам, но теперь одевается, и я ей позволил даже ходить по комнате. Я хотел приехать сам к Тебе и Папа, но Минни умоляет меня не выходить от неё. Дай Бог, что бы все прошло благополучно, как до сих пор, и тогда-то будет радость и счастье» Но прошло еще несколько часов, пока все окончательно определилось.
     Ребенок был здоровым и жизнерадостным. Он редко плакал; няньки и кормилицы поражались его спокойному нраву. У Александра «душа пела». Каждый день, как только вставал, направлялся к сыну и умилялся лицезрением улыбчивого малыша, который почти всегда «был в духе». Вскоре после появления сына цесаревич записал: «Да будет Воля твоя, Господи! не оставь нас в будущем, как Ты не оставлял нас троих в прошлом. Аминь». У них – сын! Они дождались долгожданного благословения Господа!
     Палили пушки, и гремели салюты, и сыпались высочайшие милости. У императора Александра II появился первый внук. Родился последний русский царь, которому уготована была небывалая судьба…
     Почти через тринадцать лет  Николай Александрович станет  цесаревичем, а через двадцать  шесть лет – императором. С того времени 6(18) мая будет государственным праздником России вплоть до последнего 1917 года. А затем эта дата превратится в день памяти последнего русского царя.
     В том, что именно Николай  стал наследником русского престола, а позднее и царем, был, вероятно, особый перст судьбы. Старший из четырех братьев, он из-за тяжелых семейных несчастий лишился поддержки, какую братья могли бы оказать царствующему монарху. Один из них, Александр, умер в младенчестве. Другой, Георгий, был в детстве близким товарищем Николая. Николай восхищался остроумием Георгия, и всякий раз, когда брат отпускал шутку, аккуратно записывал её на бумажке и складывал в коробку.  Через много лет, уже, будучи царем, Николай, закрывшись в своем кабинете, перечитывал, смеясь, коллекцию шуток Георгия. К несчастью, Георгий в юности заболел туберкулезом и был вынужден жить один со слугами в солнечных горах Кавказа. Самый младший из братьев – Михаил – был десятью годами моложе Николая, и эта разница в возрасте служила препятствием к их дружбе.
     Мария Федоровна наследовала  принципы воспитания, проверенные  на ней самой при датском  дворе. Она занималась мелкой  опекой, никогда не сюсюкала с  сыновьями и дочерьми, но всегда  требовала выполнения ими своих  обязанностей и безусловного подчинения. Еще требовала правдивости, честности и открытости. Мать не уставая, все время повторяла детям: никогда не забывайте о своем происхождении и предназначении, ни на минуту не позволяйте себе забыть, что на вас всегда обращено множество глаз, и вы не имеете права своим поведением бросить хоть тень на высокий общественный статус семьи, на роль и престиж своего отца. Лучше всех следовать наставлениям родителей удавалось именно Николаю Александровичу.
     Хотя в Гатчинском дворце насчитывалось  900 великолепно обставленных комнат, Николай, его братья и сестры воспитывались в спартанской простоте. Каждый день Александр III поднимался в семь утра, умывался холодной водой, одевался в крестьянскую одежду, варил сам себе чашку кофе и садился за письменный стол. Мария Федоровна вставала позже, и они вместе завтракали ржаным хлебом и вареными яйцами. Дети спали на простых солдатских койках с жесткими подушками, по утрам принимали холодные ванны и завтракали овсяной кашей. За обедом, когда они встречались с родителями, было полно еды, но, так как дети садились за стол после всех приглашенных и покидали его, когда отец вставал из-за стола (а подавали им в последнюю очередь, после всех гостей), они часто оставались голодными. Николай однажды даже проглотил кусочек воска, заключенный в золотом нательном крестике (в воске содержалась крошечная частица Креста Господня). Позже он почувствовал стыд, но отмечал, что его поступок был «аморальным, но приятным». Дети ели досыта только тогда, когда обедали одни, хотя эти обеды в отсутствии родителей часто превращались в неуправляемые шалости братьев и сестер, бросавшихся через стол кусочками хлеба.
      Главным центром внимания и  забот всегда был «милый Ники».  Николай – первенец, будущее рода, наследник престола. Все, что его касалось – первостепенный вопрос. Он рос крепким, здоровым и послушным. С ранних пор совершал с родителями дальние поездки и прогулки. Первый раз он отправился за пределы России в 1870 году. Семья цесаревича тем летом гостила в Дании. В следующий свой приезд, через два года, в возрасте четырех лет он заметно превосходил даже более старших детей по своей физической крепости. Александр Александрович сообщал матери, что старший сын «делает огромные прогулки и никогда не устает».
     Мария Федоровна с малолетства приучала Николая к неукоснительному выполнению своих обязанностей, и под ее постоянным контролем сын вырос аккуратным, даже педантичным человеком, редко позволявшим себе расслабиться и отложить исполнение «того, что надо». И взрослого мать не оставляла без внимания. Когда Николай уже служил офицером в лейб-гвардии Преображенскому полку, то и тогда наставления матери не прекращались.
     «Никогда не забывай, - писала  в письме, - что все глаза обращены  на тебя, ожидая, каковы будут  твои первые самостоятельные шаги в жизни. Всегда будь воспитанным и вежливым с каждым, так, чтобы у тебя были хорошие отношения со всеми товарищами без исключения, и в то же время без налета фамильярности или интимности, и никогда не слушай сплетников»,
     Великий князь Николай Александрович появился на свет тогда, когда его отец был наследником престола. Сын цесаревича становился в перспективе сам цесаревичем, а затем – монархом. Его готовили к будущей ответственной роли правителя с малолетства.
     Преподаватели выбирались тщательно и должны были не только давать сумму знаний, но и прививать отроку духовно-нравственные представления и навыки: аккуратность, уважение к старшим. Генерал Г.Г. Данилович регулярно сообщал родителям о ходе обучения, и те строго и пристрастно относились ко всему, что касалось столь важного вопроса. Говорят, что Данилович, когда еще был директором корпуса, имел прозвище «иезуит». Даниловичу император Николай II обязан всем своим моральным обликом: та необычайная сдержанность, которая была основным отличительным признаком характера Николая II, несомненно, имеет своим источником влияние Даниловича. Он приучил будущего государя к той сдержанности, которая зачастую производила впечатление бесчувственности.
     Самым примечательным из всех  учителей был Константин Петрович Победоносцев, блестящий философ, которого называли «великим проповедником социального застоя». Национализм и фанатизм лежали в основе убеждений Победоносцева. Россия – какую описывал Победоносцев на уроках своему ученику – царевичу Николаю, не имела ничего общего с той неугомонной гигантской страной, жизнь которой виднелась из окон дворца. Вместо нее из его слов создавался образ древней, косной, угнетенной страны, в основе которой – классическое триединство: самодержавие, православие, народность. Царь, объяснял наследнику учитель, избран Богом на царство. Однако в Божьем промысле не находилось места представителям народа в управлении государством. Следуя логике Победоносцева, невольно делаешь вывод, что царь, который правит не как самодержец, плохо выполняет свои обязанности перед Богом. Слушая эти «истины», внимая поучениям старика, в которых, может быть, и недоставало реальной основы, Николай, подавленный неотразимой логикой, страстно соглашался с ними. Наконец в дневнике появилась ликующая запись: «Сегодня я закончил свое образование – окончательно и навсегда!»,
     Еще с детства Николай II стал страстным книгочеем и сохранял эту привязанность, буквально, до последних дней своего земного бытия. Всегда переживал, если в какой-то день у него не было достаточно времени для чтения.
     С ранних пор последний русский  царь испытывал большой интерес  и тягу к военному делу. Это  было у Романовых в крови.  Николай II был, что называется, прирожденным офицером; традиция офицерской среды и воинские уставы он неукоснительно соблюдал, чего требовал и от других.
     Николай Александрович взрослел, радовался жизни сам и радовал  других. Все, кто его знал, относились  к нему с неизменной симпатией.  Он был, как тогда говорили, «шармёр». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

3. Заботы  цесаревича. 

     В возрасте двадцати одного  года Николай был стройным  юношей ростом сто шестьдесят  восемь сантиметров,  с отцовским  квадратным открытым лицом и  с материнскими живыми глазами,  обладавший притом необычайным  обаянием. Его отличали доброта, мягкость и дружелюбие. «Ники улыбался своей обычной ласковой, застенчивой, слегка печальной улыбкой», - писал его двоюродный брат и близкий приятель, великий князь Александр Михайлович. Сам готовый любить каждого, Николай ожидал, что и народ будет любить его.
          В 1890 – 1891 годы в жизни престолонаследника  произошло примечательное событие:  он совершил многомесячное путешествие  вокруг Азии. Когда путешествие,  начавшееся 23 октября 1890 года, близилось  к концу и изрядно измотанный многомесячным плаванием крейсер держал курс на Страну восходящего солнца, трюмы и каюты оказались заполнены заморскими дарами и восточными подношениями, 15 апреля 1891 года перед путешественниками открылся японский берег. Розовые вершины вереницей вставали перед ними над окутанным светлою мглою горизонтом. Скалы и густая зелень – по сторонам. Узкий длинный залив, открывающий доступ в Нагасаки, был до такой степени оригинален и декоративно красив под нависающею над ним грядою тенистых возвышенностей, что на первых порах он даже казался искусственным.
          Однако уже вскоре это радужное впечатление было омрачено неприятным событием, не только прервавшим путешествие,  но и навсегда оставившем след в памяти Николая. 29 апреля, после двух недель пребывания в «Стране восходящего солнца», престолонаследник и сопровождающие из древней японской столицы Киото отправились в город Отцу. Осмотрели древний храм, затем состоялся обед у губернатора. По окончанию трапезы сели в повозки – рикши и отправились обратно.
          Вот тут-то и произошло покушение, которое наследник описал в письме к матери: «Не успели мы отъехать двухсот шагов, как вдруг на середине улицы бросается японский полицейский и, держа саблю обеими руками, ударяет меня сзади по голове! Я крикнул ему по-русски: что тебе? И сделал прыжок через моего джиприкшу. Обернувшись, я увидел, что он бежит на меня с еще раз поднятой саблей, я со всех ног бросился по улице, придавив рану на голове рукой». Все произошло так быстро, так неожиданно, что сопровождающие просто оцепенели. Быстрее всех опомнился кузен Николая греческий принц Георгий – рослый и крепкий молодой человек, бросился на убийцу и одним ударом повалил на землю. Позже выяснилось, что злоумышленник – психически ненормальный человек.
     Николая срочно доставили в резиденцию губернатора и перевязали. Насколько можно судить по тому, что повязку разрешили снять лишь спустя три недели, и на верхней части лба на всю жизнь остался шрам, рана оказалась довольно серьезной.
    
     У Николая II в молодости было четыре сердечных увлечения. В свои юношеские лета воображение захватила его кузина-ровесница, дочь Альберта-Эдуарда и Александры, английская принцесса Виктория Уэльская. Какое-то время русский престолонаследник симпатизировал княжне Ольге Александровне Долгорукой, а позже у него возникла связь с балериной! Эта была восходящая звезда императорской сцены Матильда Кшесинская (1872 – 1971). Их роман развивался исподволь несколько лет.
     Они познакомились в марте  1890 года на выпускном акте Императорского балетного училища. В дальнейшем встречались от случая к случаю. Цесаревичу все больше и больше нравилась эта маленькая танцовщица, и глядя на нее, в нем просыпалось странное чувство восторга и трепета. Маленькая, подвижная девушка с гибким телом, полной грудью, точеной шеей, темными локонами и веселыми глазами, Кшесинская прошла суровую десятилетнюю балетную школу и в 1890 году была первой ученицей выпускного класса. Роман с «Малечкой» достиг кульминации зимой 1892-1893 года. Цесаревич регулярно посещал живую, раскованную, лишенную предрассудков и условностей танцовщицу, оставался нередко у нее на ночь.
     Николай Александрович действительно  увлекся молодой балериной, но  никогда не забывал о том,  «кто он» и «кто она», и знал, что дистанция между ними непреодолима. Мария Федоровна знала об увлечении сына. Она сочла нужным уведомить мужа, но тот не придал всей этой истории серьезного значения. Увлечения молодости! Императрица тоже особо не переживала, не сомневаясь, что ее Ники достаточно серьезен и слишком ответственен, чтобы позволить себе перейти допустимые пределы. Эту тему родители ни с кем не обсуждали.
      Разрыв между балериной и цесаревичем  произошел за несколько месяцев  до его помолвки. Инициатором  был Николай. У него была  своя судьба. У нее – своя.
      14 ноября 1894 года в церкви Спаса Нерукотворного Образа в Зимнем дворце венчался император Николай II Александрович и благоверная великая княгиня Александра Федоровна, ставшая в тот день императрицей. Последней в истории России.
     Еще в 1891 году признавался другу Сандро: «Я знаю, что мне пора жениться, так как я невольно все чаще и чаще начинаю засматриваться на красивенькие лица. Притом мне самому ужасно хочется жениться, ощущается потребность свить и устроить свое гнездышко».
    21 декабря 1891 года наследник занес в дневник: «Вечером у Мама втроем с Апрак рассуждали о семейной жизни теперешней молодежи из общества: невольно этот разговор затронул самую живую струну моей души, затронул ту мечту и надежду, которыми я живу изо дня в день… Моя мечта – когда-либо жениться на Аликс Г. Я давно ее люблю, но еще глубже и сильнее с 1889 года, когда она провела шесть недель в Петербурге! Я долго противился моему чувству, стараясь обмануть себя невозможностью осуществления моей заветной мечты. Но когда Eddy (сын принца Эдинбургского, делавший предложение Алисе, но получивший отказ) оставил или был отказан, единственное препятствие или пропасть между нею и мною – это вопрос религии! Кроме этой преграды, нет другой; я почти уверен, что наши чувства взаимны! Все в воле Божией. Уповая на Его милость, я спокойно и покорно смотрю в будущее».
     Перипетии судьбы императрицы  Александры, высокая история любви  последнего царя и царицы описывались  и комментировались многократно.  Браку последнего царя и роли царицы Александры очень многие придавали (и придают) роковой для России характер.
     Именно она, как нередко уверяют  сочинители, «закабалила» царя, «подчинила»  его своей «сильной воле» и»  заставляла» проводить гибельную  для империи политику. Александра Федоровна играла в жизни Николая II огромную роль, что, конечно же, соответствовало действительности. Они прожили в мире и согласии почти четверть века, и никогда этот союз не омрачила ни одна ссора или серьезная размолвка. И через годы после свадьбы они любили друг друга, как молодожены. А люди злословили, сочиняли всякие пошлости о странных «интимных привязаностях» царицы, о каких-то «греховных утехах» императора. Отголоски тех лживых измышлений до сих пор можно найти в некоторых публикациях. Никогда эти сплетни не имели под собой никакой реальной основы.
     Чтобы не происходило вокруг  них, какие бы крушения и  разочарования не испытывали, Николая  II и Александра Федоровна в одном были абсолютно уверены всегда: в нерасторжимости собственных чувств и собственных жизней. Трудно себе даже представить, как один из них мог бы (и мог ли?) пережить другого. И Господь наградил их горькой, но сладостной судьбой: они покинули земные пределы вместе, в один и тот же миг.
     Последнюю царицу не любили. С  первого дня «каждое лыко» ставили «в строку». Амбициозный министр финансов Сергей Витте, увидев ее первый раз, нашел, что она красива, но успел разглядеть «нечто сердитое в складке губ». Генеральша Александра Богданович, наслушавшись разговоров сановников, записала в дневнике: «Новую царицу не хвалят, находят, что у нее злое выражение лица и смотрит она исподлобья».
     Алиса прекрасно знала, что  надлежит не только соединить  свою жизнь с жизнью Ники, не  только в будущем стать царицей  в огромной империи, но и  исполнить свой первый и важнейший долг – дать продолжение императорскому роду, подарить мужу и России наследника престола. И здесь возникало опасение, связанное со страшной болезнью – гемофилией. Недуг передавался по женской линии, но лишь представителям мужского пола. Аликс боялась. Боялась, что ей выпадет эта жуткая участь – произвести на свет мальчика-гемофилика. Эти страхи в не меньшей степени, чем перемена христианской конфессии, заставляли упорно говорить «нет» на предложение брака из России.
     Аликс знала много из русской истории и не сомневалась, что в России надо править жесткой и властной рукой. Ее же возлюбленный такой деликатный, добросердечный, и она ощущала, что его с первого дня опутывают интриги. «Не позволяй другим быть первыми и обходить тебя. Ты – любимый сын Отца, и тебя должны спрашивать и тебе говорить обо всем. Выяви свою личную волю и не позволяй другим забывать, кто ты»- это наставление она повторяла бессчетное количество раз устно и письменно.
     Александра Федоровна, любя мужа  больше жизни, ни с кем не желала делить свое полное и неоспоримое право на него. Она не умела отступать и не считала нужным, во имя большого, переступать через личные пристрастия и представления. Она не умела нравится. У последней царицы в России было только два человека, кому доверяла бесконечно: любимый муж, обожаемый Ники, и Григорий Распутин. Но последний стал таковым лишь в заключительном акте русской монархической драмы.
     Алиса, с детства испытав и  многократно пережив одиночество  и нелюбовь окружающих, встретив подобное отношение в России, о чем она быстро узнала, отнеслась к нему с чувством пренебрежительного безразличия. Почти до самого конца не стремилась ничего изменить. Незадолго до отречения Николая II однажды в сердцах сказала: «В глазах России я всегда неправа». 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

5. Царская  династия
 
      Правившую в России династию в европейских справочниках с конца XVIII века именовали не как династию Романовых, а как династию Романовых-Гольштейн-Готторпов. В буквальном, родственно-генетическом смысле, это было справедливым: отцом императора Петра III был Карл-Фридрих герцог Шлезвиг-Гольштейн-Готторпский. Но в России подобное титулование официально не употреблялось, хотя разговоры на тему о том, насколько цари были русскими, велись постоянно в различных кругах.
     Эти разговоры, малозначительные  сами по себе, затрагивают куда  более масштабную и важную  тему: об этнокультурном и национально-психологическом  значении понятий «русский» и  «русскость».
     Умозаключений по этому поводу существует много, но приведем лишь одно, принадлежащее перу писателя Ивана Шмелева. «Русский тот, кто никогда не забывает, что он русский. Кто знает родной язык, великий русский язык, данный великому русскому народу. Кто знает свою историю, Русскую Историю, великие ее страницы. Кто чтит родных героев. Кто знает родную литературу, русскую великую литературу, прославленную в мире. Кто неустанно помнит: ты – для России, только для России! Кто верит в Бога, кто верен Русской Православной Церкви: Она соединяет нас с Россией, с нашим славным прошлым. Она ведет нас в будущее; Она водитель наш, извечный и верный». Данная формула в полной мере отражает духовный облик и мировоззренческие ориентиры последнего царя.
     Дотошные критики установили, что  у Николая II была лишь 1/128 часть «русской крови». С примитивно-обывательских позиций это якобы свидетельствовало о «нерусскости» царя и косвенно служило подтверждением расхожего тезиса о его безразличии к судьбе России. Но подобные вульгарные построения в действительности ничего не объясняют и не отражают.  Ведь не «состав крови» делает человека русским!
     С первого дня воцарения и  буквально до последнего мгновения  приближенные всех уровней часто  считали возможным использовать  свое положение для воздействия  на венценосца. Такому положению в большей степени способствовала мягкость и деликатность натура Николая, его неспособность сказать резкость или грубость и напомнить своему очередному собеседнику-просителю о том, кто есть кто. Николая II первые годы во многом находился под влиянием старших в роду и, хотя далеко не всегда внутренне одобрял навязывавшиеся ему решения, но боялся отказом обидеть дорогих родственников.
     Будучи примерным семьянином  и отцом, Николай II не одобрял легкомысленного отношения к супружеским узам и всегда считал такое поведение предосудительным. Он был искренне счастлив в своей семейной жизни, и хотя вокруг императорского дома носилось множество сплетен и слухов, Николай II никогда не позволял себе ничего, что могло бы бросить хоть тень на добропорядочный образ его как мужа, отца и главы династии. 

6. Правитель  милостью Божией! 

     Александр III укрепил монархический авторитаризм, несколько поколебленный в эпоху реформ, а Николай II унаследовал сильную административную власть от своего отца. Самодержавие, как казалось, стояло прочно и нерушимо. Государственная система работала в ранее заданном режиме, и решения монарха становились волей подданных. Положение дел в империи выглядело вполне благополучно. Страна интенсивно развивалась.
     90-е годы XIX века стали периодом бурного развития промышленного сектора экономики. По темпам среднегодового прироста промышленной продукции Россия в этот период обгоняла все европейские страны и шла вровень с США. Средний прирост промышленной продукции в ведущих отраслях промышленности составлял 12% и более в год. Россия являла миру пример «экономического чуда». Страна постепенно превращалась из аграрной в аграрно-индустриальную. Однако при всех очевидных успехах индустриального развития империя все еще оставалась по преимуществу аграрной страной, где подавляющая часть населения была занята в с/х.
     В политическом отношении никаких  изменений, по сравнению с предыдущим  периодом не наблюдалось. Главные  функции власти (законодательной,  исполнительной и судебной) сосредотачивались в руках императора, но реализация каждой из них осуществлялась через систему государственных институтов. Высшим органом оставался Государственный совет, наделенный законосовещательными правами. Он состоял из лиц, назначенных царем, и министров. Законодательной инициативы Государственный комитет не имел.
     К началу царствования Николая  II действовало 15 министерств и равнозначных им государственных установлений. Министерство иностранных дел, Министерство военное, Морское, Внутренних дел, Юстиции, Финансов, Земледелия и Государственных имуществ, Путей сообщения, Народного императорского двора, Главное управление Государственного коннозаводства, Государственный контроль, Собственная Его Величества Канцелярия, Собственная Его Величества Канцелярия по учреждениям императрицы Марии, Собственная Его Величества Канцелярия по принятию прошений на Высочайшее имя. Министр назначался исключительно монархом, имел от одного до трех заместителей («товарищей») и особый совет министра.
     Император считался главой суда и судебного управления, а весь суд осуществлялся от его имени. Царь являлся и главой Русской Православной Церкви, но непосредственными делами церковного управления ведал Святейший Синод, учрежденный еще при Петре I.
     Существовала строгая административная вертикаль власти, которая вела к тому, что все, так или иначе, замыкалось на пик иерархической пирамиды, на самого монарха. Всякое сколько-нибудь значительное решение почти на любом уровне в итоге санкционировалось царем.
     Эта система, работавшая эффективно не одно столетие, начала давать заметные сбои как раз в период правления Николая II. Суть дела не в том, «хорош» царь или «плох», имелась у него «сильная воля» или нет. Исторические возможности монархического авторитаризма подходили к концу.
     Достаточно точное суждение о  Николае II принадлежит Уинстону Черчиллю, заметившему, о том, что он не был ни великим полководцем, не великим монархом. Он был только верным, простым человеком средних способностей, доброжелательного характера, опиравшимся в своей жизни на веру Бога. Последнее наблюдение известного английского политика очень точно.
     Вера в Бога, искренняя и глубокая, с ранних лет и до последнего  земного часа, многое объясняет  в жизни последнего русского  царя. В 1894 году, еще цесаревичем, он писал матери: «Во всем волен Бог один, Он делает все для нашего блага, и нужно с молитвой покориться Его святой воле! Это верно, но иногда чрезвычайно тяжело!»
     Вера давала надежную опору  в окружающем мире, помогала мужественно  и достойно переносить любые испытания, неприятности, трагедии. Но эта же великая вера делала монарха больше созерцателем, чем активным фигурантом политического действия. Мысль о грядущем крушении самодержавной империи в конце XIX века казалось совершенно абсурдной. Все кругом представлялось надежным, крепким, импозантным. Николай II уверен был, что надо лишь поддерживать и развивать то, что создали его предшественники. Бог поможет, не оставит своей милостью. Рядом была Аликс, его другая надежная опора.
     Весной 1895 года стало известно, что Аликс беременна. Радостное волнение охватило мужа. Он старался еще бережней относиться к своей любимой, которая порой чувствовала себя неважно. Алиса-Александра с детства не отличалась физической крепостью. Мигрени постоянно случались, боли в суставах мучили. Николай II с пониманием относился к недомоганиям Александры Федоровны. Его это не раздражало, а вызывало лишь сочувствие.
     Впереди виделось много светлых  дней, масса впечатлений. Главное  событие – коронация. По давней традиции, восходящей еще к Византийской империи, существовал особый ритуал Венчания на Царство. Само название «Помазанник Божий» говорило о том, что монархи в России получали свои прерогативы, неоспоримые права не от народа, а от Всевышнего, наделявшего их властью на земле.
     По законам империи, царь становился  правителем сразу же, как только  умирал его предшественник. Но  это было земное установление. Существовал еще закон сакральный. Он вступал в действие после  акта миропомазания, когда правитель молился Всевышнему у алтаря, прося Того ниспослать ему премудрость, даровать способность управлять царством. Высшее благословение самодержец получал именно тогда. Коронация всегда являлась великим национальным событием, происходившим через год-два после восшествия на престол. К нему всегда долго готовились, подробно разрабатывая все детали. Церемониальные торжества неизменно происходили в древней столице России-Руси, в «ее сердце» – городе Москве.
     В свой день рождения, 6 мая  1896 года Николай II с Александрой Федоровной прибыли в Москву. Царь ехал на белом коне, подкованном по традиции серебряными подковами. Дамы ехали в каретах. В первой, золотой, запряженной четырьмя парами белых лошадей, - вдовствующая императрица Мария Федоровна. Следом, точно в такой же – императрица Александра Федоровна. Звучавшие бессчетное количество раз крики «ура» оглашали центр старой столицы.
     Главное событие состоялось 14 мая.  Царь занес в дневник: «Все, что произошло в Успенском  соборе, хотя и кажется настоящим  сном, но не забывается во всю жизнь».
     На коронации случилось и большое  несчастье: первое в истории  последнего царствования. Программа включала традиционную для Руси бесплатную раздачу «царских гостинцев». На пространстве в один квадратный километр выстроили 150 буфетов и 10 павильонов для раздачи подарков и угощения. Проходы к ним ограждали заборы и рвы. В начале толпа вела себя смирно. С рассветом началось то, что некоторые очевидцы потом назовут «светопреставлением». Народная стихия проявилась во всем своем ужасе. Людское море бушевало. Задние ряды напирали на передних, многие из которых падали, проваливались в ямы, а живые бежали по телам, не обращая внимания на крики, вопли и стоны. Сколько продолжалось это безумие,  никто точно сказать не мог: одни говорили, что несколько часов, другие – всего час, третьи – пятнадцать минут. Но к 7 утра все успокоилось.
     В половине десятого утра об  этом доложили Николаю II. Он был потрясен. В мирное время, во время национального праздника и вдруг – такое несчастье, такие жертвы, такой великий грех! На следующий день царь и царица были на панихиде по погибшим, а затем посетили Старо-Екатерининскую больницу, где обошли палаты, поговорили с пострадавшими.  Многие из них переживали, со слезами на глазах просили царя простить их, «неразумных», испортивших «такой праздник!» Николай Александрович зла не держал. Простых людей не винил. Распорядился: выдать по 1000 рублей на каждую семью погибших, для осиротевших детей учредить приют, а все расходы на похороны принять на свой счет. Он записал в тот день в дневнике: «Толпа, ночевавшая на Ходынском поле в ожидании начала раздачи обеда и кружки, наперла на постройки, и тут произошла давка, причем, ужасно прибавить, потоптано около тысячи трехсот человек. Я об этом узнал в десять с половиной часов… Отвратительное впечатление осталось от этого известия».1
     Венценосцы выдержали коронационные  испытания, хотя Александре Федоровне  порой было трудно. Находится  целый день на публике, улыбаться  и разговаривать с массой лиц  – все это угнетало натуру. Кроме того, понимая уже много по-русски, она стеснялась на публике разговаривать. Могла без запинки произнести лишь некоторые молитвы, «Отче Наш», например, и общеупотребительные фразы. Да и французским, широко распространенным в высшем обществе, не владела в совершенстве. Допускала в разговоре досадные ошибки и знала об этом. Поэтому часто приходилось молчать, что производило неблагоприятное впечатление.
     Череда празднеств тянулась до 26 мая. Вечером венценосцы уезжали  с радостью от сознания прошедшего великого события, но с привкусом горечи в душе.
     Александра Федоровна с первых  шагов своей жизни в России  поняла, как тяжело здесь Ники, как много проблем и как  мало желающих взять их решение  на себя. Все идут к нему, каждодневно  докучают, на него взваливают большое и малое, а он – честный, добрый, смиренный – тянет и тянет. Лишь прожив два десятилетия в России, увидев, постигнув и перестрадав многое, рискнет предложить делу управления себя. И Николай примет это с радостью. Однако то случится уже незадолго до последнего акта монархической драмы.
     Она стала матерью четырех  дочерей. После Ольги 29 мая  1897 года родилась Татьяна; 14 июня 1899 года – Мария, а 5 июня 1901 года – Анастасия. Почти все  первые десять лет супружества  радость и счастье Александры Федоровны были неполными. Ее все больше мучило чувство вины перед «дорогим Ники» и перед страной за то, что она не может подарить им наследника. Мы не знаем и теперь никогда уже не узнаем, сколько времени она провела в молитвах, как просила она Всевышнего смилостивиться и послать ей и Николаю сына.
     Терпение и настойчивость были  вознаграждены. Летом 1904 года  в Петергофе, в самый разгар  бесславной русско-японской войны  и почти через десять лет  после замужества, царица родила  сына. На свет появился наследник престола, человек, к которому должно было перейти вековое «семейное дело Романовых» – управление великой империи.
     Не прошло и шести недель, как  стало выясняться ужасное. 8 сентября 1904 года император записал: «Аликс  и я были очень обеспокоены кровотечением у маленького Алексея, которое продолжалось с перерывами до вечера из пуповины».2
     Царица первое время была сокрушена:  неужели у маленького эта страшная  гемофилия, против которой медицина  бессильна? Но остается Господь:  Он подарил им сына и дальше не оставит своей милостью. Но эту благодать надо заслужить, а для этого жить по-христиански. Надо было вести образ жизни угодный Богу, и избегать мирской суеты. Царская чета свела к минимуму демонстрации роскоши и величия императорского двора. Были прекращены пышные, грандиозные и дорогие царские увеселения. Постепенно сокращалось количество церемоний, которые царица всегда не любила, а после рождения сына стала просто ненавидеть. Желание императрицы изолировать себя и детей от любопытных взоров лишь подогревало интерес в свите.     И все оставалось годами неизменным: одни инспирировали сплетни, которые, не встречая никакого противодействия, охватывали все более широкие общественные круги, а другие старались делать вид, что они выше сплетен, и еще тщательнее изолировались от все более враждебного мира.
 
7. Время  боли, страхов и надежд.
 
     Рождение цесаревича наполнило  жизнь царской семьи радостью, страхами и волнениями за судьбу  Алексея Николаевича. Особенно  сильно переживала Александра Федоровна. Она так давно и так страстно ждала мальчика, так молила Господа ниспослать им благословения и подарить ей и Ники сына, а России наследника престола, а затем – царя. Она всегда была религиозна, но после появления Алексея и обнаружения у него страшного недуга, ее вера в милость Всевышнего становилась единственной надеждой.
     Александра Федоровна не ради  простого любопытства тянулась  к непонятному, потустороннему. Она  искренне надеялась, что «найдет  ключик к заповедной двери», сможет  добиться благорасположения небес. Это особенно касалось одного, в первые десять лет ее жизни в России самого важного, первостепенного – рождения наследника. Веря с детства в силу различных примет, пророчеств, знамений и чудес, она уверовала в чудодейственные способности одного хироманта и целителя-француза месье Филиппа. Он ей предсказал рождение сына, и она всегда вспоминала имя этого человека с глубоким почтением. Этот целитель без диплома, мэтр оккультных наук и гипнотизер произвел сильное впечатление на царскую чету и позднее несколько раз полуофициально приезжал в Россию, где его всегда охотно принимали в великокняжеских салонах и интимных царских покоях.
     Самое сокровенное желание оставалось неизменным – рождение сына. Через год счастье сбылось.
     Алексей Николаевич появился на свет, когда Россия вела войну на далеком востоке, войну, не принесшую славу. Почему она случилась, и почему она именно так случилась? Об этом всегда много размышляли, а оценки, как уж давно повелось, делались прямо полярные. Одни уверяли, что это безумная и абсурдная авантюра, в которую правящие круги втянулись, преследуя агрессивные имперские цели. Другие же считали, что России навязали войну ее враги и недоброжелатели. Царь тоже так считал и не сомневался, что его долг – поднять перчатку, брошенную империи, и достойно ответить на вражеский выпад. В любом случае говорить о том печальном событии отечественной истории надо лишь с учетом реальных обстоятельств, глобальной расставки сил мировых держав, что и определяло имперскую политику России.
     Николай II в вопросах внешней политики был чрезвычайно чувствителен ко всему, что хоть как-то задевало имперский престиж России. Политика мирного сосуществования была близка и понятна Николаю II, она отвечала его внутренним убеждениям и соответствовала ориентирам, унаследованным от императора Александра III. Но время такой политики еще не пришло.
     К концу XIX века главным узлом международных противоречий для России стал Дальний Восток и важнейшим направлением внешнеполитической деятельности – отношения с Японией. Русское правительство осознавало возможность военного столкновения, но не стремилось к нему.
     Ночью 26 января 1904 года 10 японских  эсминцев внезапно атаковали  русскую эскадру на внешнем  рейде Порт-Артура и вывели  из строя 2 броненосца и 1 крейсер. На следующий день 6 японских крейсеров и 8 миноносцев напали на крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец» в корейском порту Чемульпо. Лишь 28 января Япония объявила войну России. Вероломство Японии вызвало бурю возмущения в России. России была навязана война, которой она не хотела, но которая явилась логическим следствием имперской политики. Она продолжалась полтора года и оказалась бесславной для страны. Главными причинами являлись: незавершенность военно-стратегической подготовки вооруженных сил, значительная удаленность театра военных действий от главных центров армии и управления и чрезвычайная ограниченность сети коммуникационных связей. Бесперспективность войны со всей определенностью проявилась уже к концу 1904 года. Эта ситуация способствовала усилению антиправительственной агитации и критических настроений. Власть находилась в состоянии оцепенения; никто не мог предположить, что война, которая по всем предварительным предположениям должна была быть непродолжительной, так надолго затянется. К концу 1905 года стало очевидным, что возможность изменения военной ситуации существует лишь в отдаленном будущем, а в ближайшей перспективе надлежит незамедлительно приступить к мирному разрешению конфликта.
     Япония заняла первоначально  в Портсмуте жесткую позицию,  потребовав в ультимативной форме  от России полного ухода из  Кореи и Манчжурии, передачи  российского дальневосточного флота,  выплаты контрибуции и согласие  на аннексию Сахалина. Русской  делегации удалось в итоге добиться почти невозможного: удачного завершения трудных переговоров с благоприятным результатом. 23 августа стороны заключили соглашение. В соответствии с ним, Россия уступала Японии арендные права на территории в Южной Манчжурии, половину Сахалина, признавала Корею сферой японских интересов. Портсмутские договоренности стали несомненным успехом России, ее дипломатии. Они во многом находили на соглашение равноправных партнеров, а не на договор, заключенный после не удачной войны.
    Проигранная русско-японская война стала причиной серьезного общественного напряжения в России. В воскресенье 9 января 1905 г. колонны рабочих во главе со священником Георгием Гапоном направились к Зимнему дворцу, чтобы вручить царю свою петицию. Этот день считается днем начала первой русской революции.
     Николай II тогда уже не жил в Зимнем дворце, он переехал в Царское село. Однако император, конечно, знал о готовящемся шествии и хотел выйти к рабочим, чтобы принять у них обращение. Но родственники царя воспротивились этому, называя такой шаг безумием. Они убеждали его, что в толпе может оказаться террорист, который застрелит его, когда он выйдет к рабочим. В конце концов, царь согласился с ними и в день демонстрации остался в Царском селе. Рабочее шествие было расстреляно войсками… Николай записал в дневнике: "Тяжелый день! В Петербурге серьезные беспорядки… Войска должны были стрелять, в разных местах города много убитых, раненых. Господи, как тяжело!"
    К октябрю волнения разгорелись по всей стране и стало ясно, что необходимо принять крайние меры. Сергей Витте, тогда обрисовал две возможности: или ввести диктатуру одного лица и беспощадно подавить недовольство, или решиться на уступки "общественному мнению", и пойти по пути свобод и конституции. Николай II был решительным противником конституции; не далее как в декабре 1904 г. он твердо заявил: "Я никогда, ни в коем случае не соглашусь на представительный образ правления, ибо я считаю вредным для вверенного мне Богом народа…". "Самодержавную власть, завещанную мне предками, - говорил он, - я передам в сохранности моему сыну". В этом он видел одну из главных обязанностей русского монарха.
     Однако теперь стало ясно, что путь военной диктатуры уже вряд ли возможен. Сами представители военной силы не верили в надежность войск. Они убеждали царя даровать в манифесте свободы, обещать созыв Государственной Думы.
      17 октября к государю явился глава столыпинского военного округа великий князь Николай Николаевич. Министр двора барон Владимир Фредерике рассказывал об этом визите: "Приезжает великий князь. Я говорю ему: "Следует установить диктатуру и ты должен взять на себя диктаторство. Тогда великий князь вынимает из кармана револьвер и говорит: " Ты видишь этот револьвер? Вот я сейчас пойду к государю и буду умолять его подписать манифест… Или он подпишет, или у него же пущу себе пулю в лоб из этого револьвера". Выйдя от Николая II после этой беседы, великий князь Николай Николаевич с торжеством объявил, что государь окончательно решил даровать свободы. Спустя несколько часов царь, осенив себя крестным знамением, поставил на манифест подпись. 

     Подпись под манифестом 17 октября  далась императору нелегко. Он  долго переживал, колебался, но  в конце концов принял то  решение, которое не отвечало  его собственным представлениям, но, как его убеждали со всех сторон, необходимо стране, благу России. К этому последний царь всегда был очень чувствителен и мог переступить через личные взгляды во имя благополучия империи. Когда Николай II подписывал манифест, он не сомневался, что у власти достаточно сил для подавления «крамолы».
     В конце апреля 1906 года царь  утвердил новую редакцию «Основных  законов Российской империи». Они  подтверждали незыблемость самодержавия. «Императору всероссийскому, - гласила  статья 4, - принадлежит верховная самодержавная власть». Последующие статьи определяли священность и неприкосновенность особы царя, его право издавать законы, руководить внешней политикой, армией, флотом, назначением высших чиновников.
     В Основных законах появился и новый момент, которого не было раньше. В статье 86 говорилось: «Никакой новый закон не может последовать без одобрения Государственного совета и Государственной думы и воспринять силу закона без утверждения Государя Императора». Следующая, 87 статья, позволяла монарху между сессиями законодательных палат издавать законы в форме «чрезвычайных указов». Дума имела право делать запрос различным должностным лицам, выступать с законодательной инициативой. К ее компетенции относилось утверждение штатов и смет различных ведомств, отчета Государственного контроля.
     В результате преобразований  конца 1905 – начала 1906 годов правовой  и политический облик государственной  системы существенно изменился.  В новой редакции «Основных  законов Российской империи» говорилось о том, что Россия – страна «единая и неделимая», и определялась роль государственного языка: «Русский язык есть язык общегосударственный и обязателен в армии, во флоте и во всех государственных и общественных установлениях. Употребление местных языков и наречий в государственных и общественных установлениях определяется особыми законами». Монарх сохранял титул «самодержец», но уже не было положение о том, что прерогативы его «неограниченны». Согласно законам 1906 года, никакой выработанный правительством законопроект не мог стать законом без одобрения Думы и Государственного совета. Тем самым, власть императора утрачивала свой абсолютистский характер. В то же время глава кабинета Сергей Витте, в первые месяцы своего премьерства обуреваемый прекраснодушными мечтами, старался уверить Николая II в том, что в лице Думы он получит «опору и помощь».
     Открытие Думы стало крупным  общественным событием; его подробно  описывали все газеты. Накануне  открытия первой сессии, 27 апреля 1906 года, депутатами Государственной думы и членами Государственного совета устроили торжественный прием в Зимнем дворце. Событие являлось совершенно необычным. Утром Николай II с Александрой Федоровной и Марией Федоровной прибыл на катере из Петергофа в Петербург и сразу же отправился в Петропаловскую крепость, где час молился у гробницы отца. Что он говорил обожаемому родителю, какие мысли и чувства его обуревали – того никому не сказал, и о том никому никогда уже не узнает. Кончалась одна эпоха, начиналась другая, а что впереди – одному Богу известно…
     В середине дня началось действие  в Зимнем дворце. Около двух  часов из внутренних покоев  дворца тронулось торжественное  шествие во главе с императором  и двумя императрицами. Процессия  остановилась в центре тронного  зала, внесли аналой, и царь принял окропление святой водой. Состоялся краткий молебен. По окончанию Николай II поднялся на тронное место, где министр двора подал лист бумаги с речью, которую тот стоя и зачитал.
     Среди прочего он сказал: «С  пламенной верой в светлое будущее России, Я приветствую в лице вашем тех лучших людей, которых Я повелел возлюбленным моим подданным выбрать от себя. Трудные и сложные работы предстоят вам. Верю, что любовь к Родине, горячее желание послужить ей воодушевят и сплотят вас». Царь выражал надежду, что думцы отдадут «все свои силы на самоотверженное служение отечеству, для выяснения нужд столь близкого Моему сердцу крестьянства, просвещения народа и развития благосостояния, памятуя, что для духовного величия и благоденствия Государства необходима не одна свобода, необходим порядок на основе права».
     Императрица Александра Федоровна  весь этот период находилась  в угнетенном состоянии. Она  очень переживала за Ники, когда  тот в октябре 1905 года оказался  в эпицентре тяжелых событий.  Горько плакала, узнав, что ему пришлось пойти на подписание Манифеста, дарующего невероятные свободы и права. Она уже давно жила в России и считала, что здесь эти нормы не годятся, что только недальновидные или злокозненные люди могут советовать вводить конституцию и всеобщие выборы в стране, где большинство населения не умеет ни читать, ни писать. В России же ведь все совсем не так, как в Европе. Здесь нельзя руководствоваться европейскими примерами. Народ еще слишком непосвящен, необразован; в нем так много детскости, его так легко сбить с правильного пути. Теперь же все демагоги и политические мошенники получат право свободно действовать: «Мы не конституционное государство и не смеем им быть. Наш народ не подготовлен к этому…»3Сестре Виктории писала весной 1906 года: «Так много безрадостного вокруг, я часто плачу и не знаю, как помочь Ники».
     Александра Федоровна знала, какие  тяжелые муки испытывает супруг. После многочасовых совещаний  возвращался такой грустный, изможденный,  что ей не нужны были никакие слова и пояснения. Николай Александрович, в свою очередь, старался не расстраивать Аликс; ведь ей приходилось тоже не легко. Когда царь и царица оставались наедине, мало говорили о политике. Речь шла или о сыне, лил о разных событиях в семье и фамилии, или о каких-то пустяках. Он, как и в первые годы, ей вечерами читал что-нибудь. Она слушала всегда молча и была счастлива. Но такие милые, теплые часы выдавались все реже и реже.
     Теперь Дума – реальность, с  которой приходилось считаться.  Господа депутаты хотели всего и сразу, и это их страстное желание делало Думу больше похожей на антиправительственный митинг, чем на работу серьезного органа. Большинство депутатского корпуса не было заинтересовано в конструктивной работе. Разгоряченные баталиями революционных битв, многие смотрели на думскую трибуну лишь как на новый инструмент социальной борьбы, позволявший делать бесплатную рекламу и конкретным лицам, и определенным политическим течениям. Все это происходило в атмосфере не прекращавшегося террора революционеров.
     9 июля 1906 года Первая Государственная  дума была распущена, и были  объявлены новые выборы. Состав  Второй Думы в сильной степени  отразил поляризацию сил в  обществе. Но, не просуществовав  и года, 3 июня 1907 года Дума была  распущена. Неудачный опыт существования первых двух Дум обострил дискуссии в правящих кругах России о характере избираемого представительства и его нужности.    
 

9. Жить  и умереть за Россию. 

     Третья Государственная дума  стала первой, проработавшей весь  положенный ей пятилетний срок. Этот период отечественной истории неразрывно связан с именем Петра Столыпина.
     Дума начала свои занятия 1 ноября 1907 года, и ее состав оказался  несравненно более консервативным, чем у предыдущих. Свой взгляд  на работу законодательного органа сформулировал царь: «Помните, что вы созваны Мною для разработки нужных России законов и для содействия Мне в деле укрепления у нас порядка и правды».4
     В это время на авансцене  русской истории появилась мощная  фигура Петра Аркадьевича Столыпина, ставшая ярким символом правительственной власти в последнее десятилетие существования монархии. Он готов был во имя блага Отечества пойти на любые жертвы и в конце концов принес на его алтарь собственную жизнь.
     Будучи просвещенным и целеустремленным политиком, Столыпин понимал, что реформы необходимы и неизбежны. Девиз премьера был прост и в тех условиях логичен: сначала успокоение, а затем реформы. Однако откладывать назревшие изменения было невозможно, и реформы приходилось осуществлять в атмосфере не утихающих беспорядков. Главную стратегическую цель премьер видел в принципиальной реорганизации землепользования и землевладения крестьянство, понимая всю пагубность существования общины. Столыпинская реформа в большинстве случаев реализовывалась царскими указами, что гарантировало оперативность ее проведения. Она базировалась на принципе неприкосновенности частной собственности на землю, которая не могла ни в какой форме насильственно отчуждаться.
     Вечером 1 сентября в Киевском  городском театре шла опера «Сказка о царе Салтане»,  где присутствовал царь с семьей, министры, генералитет, «сливки» киевского общества. Во время второго антракта к премьеру подошел человек во фраке и произвел в него два выстрела. Столыпин был помещен в одну из киевских клиник, где несколько дней находился между жизнью и смертью, а 5 сентября в 10 часов 12 минут вечера Петр Аркадьевич скончался и 9 сентября был торжественно похоронен в Киево-Печерской лавре.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.