На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Групповая преступность молодежи

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 21.05.2012. Сдан: 20 С. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Содержание
Введение 

Глава 1 

1.1. Понятие группового преступления 

1.2. Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц 

Глава 2 

2.1 Групповая преступность молодежи (криминологические и субкультурные факторы) 
 

Заключение 

Список использованной литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                 Введение
     Построение  гражданского общества и правового  демократического государства с  устойчивой социально ориентированной  рыночной экономикой, открытой внешней  политикой предполагает укрепление законности и правопорядка в нашей стране. Вместе с тем на фоне преобразований, происходящих во всех сферах жизни нашего общества, особенно актуальным становится вопрос усиления борьбы с различными негативными явлениями, отклонениями от норм права, нравственности и морали, охрана жизни, здоровья и неприкосновенности личности имеет первостепенное значение. Поэтому решение проблемы борьбы с преступностью имеет насущный характер именно сейчас.
Одной из важнейших проблем уголовного права является проблема групповой  преступности в местах лишения свободы. До настоящего момента эта проблема остается наименее изученной. Повышенной общественной опасностью характеризуется любая преступная группа. «Групповая преступная деятельность, при прочих равных условиях, представляет собой повышенную общественную опасность, так как в процессе ее осуществления происходит объединение усилий двух и более лиц ради достижения преступного результата, который мог бы и не наступить, если бы они действовали в одиночку»1.
     Актуальность  исследования обусловлена необходимостью обширного изучения и анализа теоретических и практических аспектов проблемы предупреждения групповых преступлений осужденных в учреждениях по исполнению наказания и в выработке на этой основе научно-практических рекомендаций по совершенствованию приемов и методов предупредительной деятельности, выработке рекомендаций по совершенствованию правовой базы предупредительной деятельности правоохранительных органов. 

Глава 1
Понятие группового преступления 

     В действующем уголовном законодательстве групповая форма совершения преступления предусмотрена в ряде квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц предопределяет характер опасности содеянного. Серьезные трудности при квалификации групповых преступлений возникают в силу того, что в различных статьях уголовного кодекса групповой признак формулируется по-разному. Упоминается, например, совершение преступления «по предварительному сговору группой лиц», «совершение преступления группой лиц», «группой», «по сговору группой лиц», «по сговору нескольких лиц>, <по предварительному сговору нескольких лиц».
     Так, совершение преступления «по предварительному сговору группой лиц» предусмотрено ст.35 УК РФ. Совершение преступления «группой лиц» как квалифицирующий признак указано в ст.63 ч. 1 «в» УК РФ.
     Анализ  перечисленных составов показывает, что при всем разнообразии оценок групповых действий в законе четко  выделяется общая черта, присущая всем групповым преступлениям. Они характеризуются  возрастанием общественной опасности  по сравнению с таким же преступлением, совершенным одним лицом, что было подмечено и отражено законодателем при выделении квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц выступает в качестве обязательного признака.
     Анализ  уголовного законодательства показывает, что групповой признак учтен лишь в составах, предусматривающих посягательства на социалистическую и личную собственность, изнасилование (ст. 131 УК РФ ), хищение огнестрельного оружия (ст.226 УК РФ), боевых припасов или взрывчатых веществ незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт наркотических веществ (ст. 228 УК), хищение наркотических веществ (ст. 228 УК). Во всех остальных случаях предполагается учет повышенной общественной опасности групповых посягательств в рамках Общей части уголовного законодательства, в частности в процессе индивидуализации наказания .
     По  своей юридической природе групповое  преступление - это одно из проявлений соучастия в преступлении (ст. 32 УК). Признаки, характерные для соучастия в целом, - участие в преступлении двух или более лиц, совместная и умышленная их деятельность – дополняются здесь некоторыми особенностями, которые придают групповому преступлению качественное своеобразие, позволяющее разграничивать его со сложным соучастием, когда наряду с исполнителем в преступлении участвуют организаторы, подстрекатели, пособники.
     Групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с  другими, совместно, в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления.
     В групповом преступлении налицо такое  сочетание показателей, при котором  наряду с общими объективными и субъективными  моментами, характерными для любого проявления соучастия, имеется, во-первых, факт участия всех субъектов в совершении преступления, когда само посягательство осуществляется их объединенными, совместными усилиями, причем действия, охватываемые признаками объективной стороны любого состава преступления, могут выполняться каждым участником в полном объеме либо даже частично. Во-вторых, каждый участник группового преступления должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие исполнители (соисполнители), что их действия связаны с его собственными и что само преступление совершается совместными усилиями всех участников.
     Перечисленные признаки позволяют провести четкую границу между сложным соучастием и любым конкретным проявлением  группового преступления.
     В отличие от группового преступления сложное соучастие (соучастие в  тесном смысле слова) распространяется на такие случаи, когда некоторые соучастники (или хотя бы один из них) выполняют роль исполнителей, другие исполнителями не являются, выступая в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.
     В сложном соучастии организаторы, подстрекатели и пособники объективно лишь создают условия для более успешного выполнения преступления исполнителем (исполнителями). Это обстоятельство предопределяет предметное содержание умысла этих соучастников. Каждый из них сознает, что в определенной роли оказывает содействие исполнителю, и желает совершить такие действия.2
     Установление  и юридическое закрепление точного  соответствия признаков, характеризующих  содеянное, признакам определенного  состава преступления, предусмотренного нормой Особенной части Уголовного кодекса, является квалификацией преступления*. Как групповое преступление можно квалифицировать действия виновных лишь в том случае, если в них содержатся все признаки группового посягательства, предусмотренные законом.
     Закон в качестве квалифицирующих обстоятельств предусматривает совершение преступления труппой лиц по предварительному сговору и группой лиц при отсутствии предварительного сговору. Первое из выделенных здесь групповых явлений включает также так называемую организованную группу. Каждое из этих проявлений группового преступления характеризуется совокупностью обязательных, постоянных признаков, которые должны быть установлены в любом конкретном деянии, квалифицируемом как совершенное группой лиц. Отсутствие любого из них является показателем того, что содеянное не может быть отнесено к групповой форме соучастия в преступлении в конкретной ее разновидности.
     Совершение  преступления по предварительному сговору группой  лиц 

     Выступая  одним из проявлений соучастия в  преступлений, этот вариант группового посягательства характеризуется обязательными признаками. Их установление в процессе квалификации позволяет разграничить анализируемую разновидность группового посягательства с другими преступлениями, совершенными группой лиц.'
     Для квалификации преступления как совершенного по предварительному сговору группой  лиц, необходимо установить: а) множественность  исполнителей (соисполнителей), т. е. участие  в совершении преступления двух или  более лиц; б) участие каждого  из них в выполнения действий (в полном объеме или даже частично), охватываемых признаками объективной стороны состава преступления; в) выполнение преступления объединенными усилиями - совместно; г) умысел каждого из соучастников на совместное совершение посягательства; д) согласованность действий участников группы, отражающую их взаимную осведомленность о совместном совершении преступления; е) предварительный сговор на совершение преступления группой.
     Первый  показатель характеризует множественность  участников (два и более) и ту роль, которую они могут исполнять в процессе совершения преступления. В отличие от сложного соучастия, неотъемлемым признаком которого также является участие в преступлении двух или более лиц, обладающих юридическими качествами субъекта преступления (ст.ст. 10, 11 УК), в групповом преступлении участники выступают, как правило, в роли соисполнителей.
     Исключение  из этого общего правила характерно лишь для организованных групп, где  устойчивая связь между соучастниками  обычно сочетается с распределением ролей между ними. Во всех других случаях участники группы, совершающей преступление по предварительному сговору, в полном объеме или частично выполняют действия, предусмотренные объективными признаками состава преступления. Отметим, что это важный разграничительный признак, который позволяет совершенно определенно размежевать сложное соучастие и преступление, совершенное по предварительному сговору группой лиц. Всякая попытка наделить участника группы (если, конечно, группа в силу заранее состоявшегося распределения ролей не превратилась в организованную) другой ролью (не исполнительской) ведет к стиранию границ между сложным соучастием и групповым преступлением, а, в конечном счете, к применению закона вопреки его смыслу и назначению. Судебная практика в подавляющем большинстве случаев квалифицирует групповые посягательства с учетом данного обстоятельства.
     Вместе  с тем в судебной практике встречаются  ошибки в квалификации групповых  преступлений, связанные с тем, что  из внимания ускользает общее правило, по которому преступная группа характеризуется множественностью исполнителей (соисполнителей) и ее не могут образовать подстрекатель и исполнитель, пособник и исполнитель, организатор и исполнитель. Не может быть признан участником группы и субъект, действия которого фактически проявляются в заранее не обещанной скупке похищенного или участии в его реализации. Неправильно, например, были квалифицированы по ст. 164 УК действия П. как хищение, совершенное по предварительному сговору группой лиц.
     По  этому делу было установлено, что И. и К. похитили из колерного цеха комбината 411 кг густотертой краски стоимостью 328 руб. и 176 кг олифы стоимостью 176 руб. Все похищенное они привезли в универмаг и передали для реализации П., который работал там старшим продавцом. П., приняв для реализации краску и олифу, уплатил И. 240 руб., которые были им взяты из выручки магазина. 

     По  делу не установлено, что П. еще до начала совершения хищения давал  К. и И. согласие участвовать в  этом преступлении. Следовательно, он не может нести ответственность за участие в хищении, совершенном по предварительному сговору группой лиц.
     Судебная  коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении по делу указала, что П. должен нести ответственность за фактически совершенные им действия: прием в магазин в заведомо корыстных целях заведомо похищенных материальных ценностей для их реализации
     Второй  объективный показатель группового преступления требует, чтобы каждый его участник выполнял в полном объеме или частично действия, охватываемые признаками объективной стороны состава преступления. Такой вывод основан на законе. Согласно ч. 2 ст. 33 УК «исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление». По смыслу закона и соисполнителями-участниками группового преступления также должно непосредственно совершаться преступление. Отсюда следует, что каждый из участников в полном объеме или частично своими усилиями исполняет общественно опасные действия, которые охватываются признаками объективной стороны состава преступления. В отличие от совершения преступления одним исполнителем в групповом преступлении участвуют в исполнительских действиях несколько лиц, которые объединяют свои усилия для выполнения одного деяния, <вписывающегося> в признаки объективной стороны общего для всех участников группы преступления. Следовательно, групповое преступление всегда совершается совокупными усилиями нескольких лиц.3
     По  объему исполнительские действия участников группового посягательства могут существенно  различаться. Одни из них могут совершить  общественно опасные действия, полностью включающие все признаки состава, другие - действия, содержащие указанные признаки объективной стороны лишь частично. Данное обстоятельство учитывается в процессе индивидуализации наказания, но не влияет на юридическую оценку содеянного.
     Например, четверо соучастников напали на потерпевшего, при этом все били его по голове. Первый наносил удары молотком, второй-камнем, третий - кастетом, четвертый - ножом. По заключению экспертизы, смертельным  было одно ранение, нанесенное молотком.
     Суд признал М., орудовавшего молотком, исполнителем убийства, остальных - пособниками. Оценивая обстоятельства дела, Верховный Суд РФ пришел к выводу, что все непосредственно участвовали в самом исполнении убийства и должны быть признаны исполнителями этого преступления.
     При рассмотрении дел об умышленных убийствах, по которым привлекаются к ответственности  несколько лиц, суды должны исследовать  степень и характер участия в  преступлении каждого из подсудимых. В качестве исполнителей преступления следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение убийства, и непосредственно участвовали в самом процессе лишения жизни потерпевшего.
     Соучастники группового преступления выступают  в качестве своеобразного «коллективного» исполнителя. Таким исполнителем выступает группа лиц. В результате общественно опасное поведение каждого из них должно рассматриваться в связи с общественно опасным поведением других как органическая составная часть общего деяния, содержащего объективные признаки одного и того же состава преступления. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 2
     Групповая преступность молодежи
      (криминологические и субкультурные  факторы) 

     Среди ряда факторов, обусловливающих повышение  общественной опасности преступности последних лет, следует выделить неблагоприятные тенденции в характере и динамике групповой преступности. Достаточно отметить, что в 2009 г., например, на долю групповых преступлений в стране приходилось свыше 20% от всех зарегистрированных преступлений. В то же время, если учитывать масштабы этого явления по числу выявленных лиц, виновных в совершении преступлений, то их доля в групповых преступлениях составляла уже 32,3%. Важно при этом отметить, что по сравнению с 1998 г. прирост групповой преступности по обоим названным видам статистического учета превысил 20%. Причем, как показывает статистика, уровень раскрываемости групповых преступлений в последние три года заметно снизился.
     Обращают  на себя внимание крайне неблагоприятная  тенденция роста групповой преступности среди молодежи, негативная трансформация ее количественных и качественных параметров. Региональные особенности при тех или иных количественных отклонениях никак не меняют картину этого явления по стране в целом. В данном случае имеется в виду традиционно анализируемая криминологами преступность молодежи в возрасте от 18 до 29 лет, учитываемая раздельно в возрастных группах 18-24 года и 25-29 лет. На долю этих возрастных групп приходится 43,2% всех выявленных лиц, виновных в совершении преступлений. К сожалению, единая статистическая информация о числе преступлений, совершаемых молодежью, отсутствует и потому оперировать здесь можно лишь данными региональной статистики или, что может оказаться менее достоверным, результатами выборочных исследований. То же самое следует сказать и о показателях групповой преступности молодежи.  

     Приходится, далее, считаться с тем, что приведенные  показатели дают лишь относительно точное представление о доле молодежной преступности, во-первых, в силу высокой  общей латентности преступности, а во-вторых, в силу того, что одно и то же лицо может участвовать в совершении нескольких преступлений (или, наоборот, в одном преступлении участвует группа лиц). Если же сопоставить темпы роста преступности среди различных возрастных групп за последние 8-10 лет, то окажется, что по мере перехода к младшим возрастным группам они резко возрастают1 . Так, среди лиц в возрасте от 25 до 29 лет преступность увеличилась на 13%, от 18 до 24 лет - на 65%, а от 16 до 18 лет - почти на 80%. Иными словами, в младших возрастных группах преступность растет опережающими темпами и, следовательно, речь идет о все более очевидном процессе активного омоложения преступности.
     Вместе  с тем демографическая статистика последних лет свидетельствует  о том, что на долю молодежи в целом приходится лишь около 15% населения страны. Таким образом, налицо явная диспропорция, когда уровень криминальной активности молодежи почти в три раза превосходит ее долю в структуре населения страны. Если же анализировать преступность молодежи раздельно по двум возрастным группам, то окажется, что при их почти одинаковой доле в структуре населения страны на возрастную группу 18-24 года приходится 26,8%, а на возрастную группу 25-29 лет - 16,4% лиц, виновных в совершении преступлений. Как видно, старшая возрастная группа в криминальном отношении является менее пораженной. Отмеченная закономерность еще более отчетливо просматривается при более дробном анализе указанных возрастных групп, когда криминальная активность по мере увеличения возраста последовательно снижается и, наоборот, резко растет по мере снижения возраста правонарушителей. Так, в расчете на один год в возрастной группе 18-24 года доля виновных в совершении преступлений в 1,6 раза превышает соответствующий показатель в возрастной группе 25-29 лет.
     Об  активизации процесса омоложения преступности в определенной мере говорят и  данные о структуре преступности, хотя показатели здесь, разумеется, носят  статичный характер. Так, доля виновных в совершении тяжких и особо тяжких преступлений среди возрастной группы 18-24 года составляет 31,3%, а среди возрастной группы 25-29 лет - 14,2%; виновных, например, в изнасиловании - соответственно 37,6 и 19,5% ; в грабежах и разбоях - 40,3 и 16,9%; в хулиганстве - 31,4 и 17,6%; виновных в преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических веществ, соответственно 44,1 и 22,4%. Сходные данные содержит и статистика ряда регионов, в частности статистика молодежной преступности за 1999 г. в Воронежской области и в Краснодарском крае, подтверждающая различную степень криминальной активности в названных возрастных группах.
     Особенности психологии несовершеннолетних, как  известно, во многом проявляются в  течение ряда лет и после достижения ими совершеннолетния. Причем, как  правило, такого рода инерция довольно долго сопровождает рост зрелости и усвоение правил поведения в обществе, конкурирует с этими процессами и идет как бы параллельным курсом. Отсюда и известный инфантилизм у значительной части молодежи. Сходство таких психологических свойств, как стремление к групповому общению, конформизм, потребность в сильном лидере и покровителе, единство личностных и поведенческих особенностей у несовершеннолетних и у молодых людей из группы 18-24 года (особенно в ее пограничном сегменте - 18-20 лет), во многом объясняет распространенность "смешанных" преступных групп. И вовсе не случайно уголовное законодательство (ст. 99 УК РФ) в зависимости от обстоятельств допускает применение положений главы 14 УК к лицам от 18 до 20 лет. 4 

     О росте общественной опасности молодежной преступности свидетельствует не только поступательный процесс ее омоложения, но и ее все более выраженный групповой характер. При этом параметры групповой преступности молодежи в ряде регионов превышают параметры групповой преступности по стране в целом. Если в 1999 г. в целом по стране удельный вес групповой преступности, как уже отмечалось, составлял 32,3%, то среди молодежи в Воронежской области - около 40%, а в Краснодарском крае - 48,8%.
     Следует признать, что усиление групповых  проявлений в молодежной преступности - один из важнейших факторов при оценке общего криминогенного влияния на молодежь. Это тем более важно, что, по прогнозам специалистов, доля групповых преступлений молодежи в ближайшей перспективе будет возрастать2 . Речь идет прежде всего об увеличении числа молодежных преступных группировок, о растущих масштабах вовлечения молодежи в преступные группировки рецидивистов из старших возрастных групп, а также о заметном увеличении "смешанных" преступных группировок с участием молодежи и подростков. Последнее означает рост активизирующегося влияния молодых преступников на преступность несовершеннолетних. В самом деле, с участием несовершеннолетних в 1999 г. в целом по стране совершено 19,3% всех тяжких и особо тяжких преступлений, в т.ч. 18% убийств, 20% краж и 26% таких преступлений, как изнасилование. В Краснодарском крае, например, несовершеннолетние составляют около 7% от всех выявленных лиц, виновных в совершении преступлений; в то же время почти каждое седьмое из групповых преступлений совершено с участием несовершеннолетних, причем 12% - в составе "смешанных" молодежных групп.
     Как показывает анализ, в обеих возрастных группах молодежи сохраняется общая  тенденция - чем ниже возрастные параметры, тем реже преступления совершаются в одиночку. Иными словами, параметры групповой преступности заметно возрастают по мере снижения возраста преступников. Та же тенденция сохраняется при анализе активности преступных групп молодежи в разрезе тех или иных категорий преступлений. В целом же высокие показатели групповой преступности молодежи наиболее характерны для таких преступлений, как изнасилование (свыше 40%), кражи, грабежи (свыше 50%) и разбои (около 80%). Возрастные различия во многом объясняют не только особенности формирования, но и в разной мере растущий уровень устойчивости и организованности преступных групп молодежи. Повышенная общественная опасность групповой преступности, как известно, связана с тем, что она представляет собой проявление в противоправном поведении именно таких элементов, как организованность, сплоченность и устойчивость. Поэтому все более заметное выявление указанных элементов свидетельствует о крайне неблагоприятных тенденциях в преступном поведении молодежных групп.
     Важными условиями жизнедеятельности, сохранения сплоченности и регулирования группового криминального поведения молодежи следует признать традиции и обычаи криминального мира. Поскольку эти традиции и обычаи являются продуктом именно группового поведения, регулируют и в известной степени стабилизируют активность преступных групп, их анализ помогает вскрыть характер тенденций и особенности формирования групповой преступности молодежи, исследовать механизм, а также специфику психологической основы такого рода негативных проявлений3 . Это особенно важно, поскольку "влияние стереотипов и пропаганды происходит через личностные отношения". 5
     Противоправное  поведение молодежи в криминологии и в социологии принято рассматривать  как следствие проникновения  в молодежную среду криминальной субкультуры. Под субкультурой понимаются малые культурные миры - система ценностей, установок, способов поведения и стиля жизни, которая присуща более мелкой социальной общности, пространственно и социально в большей или меньшей степени обособленной . При этом субкультурные атрибуты, ценности, ритуалы и другие устойчивые модели поведения, как правило, отличаются от ценностей и образцов поведения в господствующей культуре, хотя и тесно связаны с ними. В последние годы молодежные субкультуры стали важным средством эволюционного обновления общества, выявили свое значение как часть механизма культурных инноваций, благодаря которому в перспективе общество может рассматриваться как все более толерантное к иным ценностям и оценкам, более плюралистичное, более интеллектуальное и раскованное.
     Вместе  с тем в системе ценностей  молодежи произошли весьма серьезные  изменения, которые являются следствием негативных процессов в обществе и во многом связаны с переходом  на рыночные отношения. Эти изменения  охватывают широкий спектр интересов, ценностей и психологических состояний - стремление к получению максимума удовольствий, цинизм и подчеркнутый прагматизм, равнодушие ко всему окружающему и политическая апатия, возросший интерес к религии и рост числа верующих, размывание критериев морали и нравственности, проникновение криминальной субкультуры, рост проявлений экстремизма и других форм противоправного поведения.
     Приоритет в разработке концепции субкультур, в том числе криминальной субкультуры, принадлежит известному американскому  социологу А.Коэну, который почти 50 лет назад, минимизируя масштаб социальных групп, подробно рассмотрел особенности культурных ценностей криминальных объединений (банд, группировок, сообществ). В этих микрогруппах формируются свои взгляды, привычки, формы общения, стереотипы поведения, права и обязанности, меры наказания нарушителей сложившихся норм, которые, в конечном счете, и образуют феномен субкультуры. 6
     Криминальная  субкультура хотя и связана с  ценностями, господствующими в обществе, как правило, находится с ними в противоречии. Воспринимая субкультуру преступной группы, попавший в нее субъект как бы освобождается от иных социальных запретов и, более того, именно их нарушение чаще всего и составляет норму криминальной субкультуры5 . Поэтому коррекция криминогенных качеств молодых правонарушителей практически невозможна без разрушения самой криминальной субкультуры, которая, "подобно стенам средневекового замка, защищает криминальное сознание от воспитательного воздействия общества"6 .
     Интенсивность негативного воздействия криминальной субкультуры на подростков и молодежь связана с тем, что процесс формирования их личности еще далеко не завершен, основы их мировоззрения, основные черты характера и принципы поведения еще только закладываются и не устоялись, четких представлений о способах удовлетворения своих потребностей в обществе они еще не имеют. В этом смысле и, конечно, с определенной условностью можно говорить о том, что преступность молодежи вообще и групповая преступность в частности в недрах глобальной криминальной цивилизации находят свою "нишу", образуя как бы автономную цивилизацию. Другое дело, что такая автономность не есть нечто застывшее. С одной стороны, в молодежные группировки все чаще вовлекаются несовершеннолетние, а с другой - сама молодежь все чаще принимает участие в криминальных формированиях куда более зрелых, опытных и наиболее опасных преступников.
     Самостоятельность таких классификационных категорий, как "молодежь" и "преступность молодежи", со всех точек зрения - криминологической, психологической, социологической и т.д. - является относительной и условной, ибо эта категория базируется на специфическом, не фиксируемом на законодательном уровне возрастном диапазоне и охватывает весьма неоднородные группы правонарушителей. Кстати говоря, одна из распространенных среди психологов возрастных периодизаций позволяет определить границы молодежного возраста от 16 до 29-30 лет, т. е. подростковый, юношеский и первоначальный период среднего возраста. Поэтому преступность молодежи нельзя рассматривать вне общего контекста проблематики правонарушений несовершеннолетних. На фоне известных социальных потрясений именно серьезные упущения в политике и профилактической практике (точнее, отсутствие такой политики в отношении подростков) формируют максимально благоприятную среду для роста молодежной преступности, во все более опасных масштабах рекрутируют подрастающее поколение в криминальные структуры. 7
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.