На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Русские эмигранты

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 22.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Введение. 

         Изучение культурного наследия  российской эмиграции имеет давние традиции на Западе. На родине, напротив, об этом наследии было принято либо умалчивать, либо представлять его в искаженном свете. Лишь несколько лет назад стали рушиться искусственные преграды, разделявшие соотечественников.
         Первая волна эмиграции русских  из России с ярко выраженной  религиозной окраской приходится  на конец XVII в. (1685 г.), когда старообрядцы, не принявшие церковную реформу, бежали из страны, спасаясь от преследований. Они переселялись в Австрию, Венгрию, Румынию и Восточную Пруссию, а также в мусульманскую Османскую империю.
         Вторая волна переселений из  России возникла в конце XIX в., но теперь мигранты направлялись  в США, Канаду, Аргентину, Бразилию и другие страны Америки. Причины эмиграции были разные — как религиозные (выехало примерно 30 тыс. членов различных религиозных групп, преследуемых за вероисповедание: молокане, мормоны, менониты и т. д.), так и экономические. Среди выходцев из России преобладали поляки, евреи, украинцы, немцы, литовцы. Многие мигранты регистрировались как «русские», хотя реальная численность этнических русских была незначительна. По данным В. Кабузана, в конце XIX в. за рубежом проживало около 400 тыс. русских, из них около 300 тыс. в Царстве Польском, 20 тыс. — в Канаде, остальные в США, Австро-Венгрии и Румынии.
         Массовая эмиграция русских началась  вместе с Первой мировой войной  и продолжилась в годы революции  и гражданской войны, захватив  начальный период утверждения советской власти, когда причиной выезда было несогласие с новым политическим режимом.
1. История русских  эмигрантов. 

         Русская эмиграция имеет многовековую историю. Еще в XVI в. князь Андрей Курбский был вынужден бежать в Литву, и отправлял из Ливонии возмущенные письма Ивану Грозному. Вынужден был уехать с родины и продолжить свою просветительскую деятельность за рубежом и русский первопечатник Иван Федоров. В XVII в. Григорий Котошихин написал в Швеции свой трактат «О России в царствование Алексея Михайловича». Многочисленной была русская эмиграция в XIX в. Политэмигранты, жившие и творившие в Англии, Франции, Швейцарии, А. Герцен, Н. Огарев, М. Бакунин, Л. Мечников, П. Лавров и многие другие боролись вне России с царским самодержавием. Русскую эмиграцию в это время представляли не только оппозиционеры. Большую часть жизни прожил за рубежом великий русский писатель И. С. Тургенев, многие выдающиеся отечественные художники творили за рубежом, оставаясь именно русскими художниками.
В конце XIX - начале XX в. следующее поколение  политических эмигрантов - П. Кропоткин, Г. Плеханов, В. Ленин, Л. Троцкий, А. Богданов, А. Луначарский - возвратились в Россию и создали советское государство.
Значительную  часть русского зарубежья составили люди, покинувшие родину в поисках работы и лучшей доли. С 1828 по 1915 год из Российской империи эмигрировало 4 509 495 человек. Большинство из них поселилось в США, Канаде и Аргентине.
         Русские эмигранты послереволюционной поры делали все возможное для сохранения русской культуры, для воспитания молодого поколения в духе русских национальных традиций. С это целью во многих европейских странах были созданы русские школы и высшие учебные заведения, научные учреждения, книжные издательства, выходили русские газеты, журналы, альманахи, для детей организовывались летние лагеря, летние школы, собирались съезды русской молодежи. Большую просветительскую работу вела Русская православная церковь за рубежом.
         В 20-е годы русские учебные заведения были открыты в Париже (Русское отделение при Парижском университете, Народный университет, Русская политехническая школа, преобразованная в Высших технический институт, Высшая школа социальных, политических и юридических наук, преобразованная затем во франко-русский институт, Православный богословский институт, Русская консерватория им. С. Рахманинова, Коммерческий институт), в Праге (русский юридический факультет при Карловом университете, Педагогический институт им. Я. Коменского, Курсы техников путей сообщения, Институт сельскохозяйственной кооперации, Институт коммерческих знаний, Русский народный свободный университет); в Харбине (Экономическо-юридические курсы, преобразованные затем в Юридический факультет, Политехнический техникум, преобразованный в Политехнический институт, Институт восточных и коммерческих наук, Педагогический институт, Высшая богословская школа, Высшая медицинская школа).
         Духовно-патриотическим ориентиром для всех русских изгнанников служила, военная эмиграция. Военная культура зарубежья представляла собой совокупность военной организации, военной науки и образования, венной печати, собственно культурной военной сферы.
         Военные организации, первоначально состоявшие из нескольких военно-поселенческих лагерей на Балканах, в последствии оформились в целый ряд союзов и объединений. Самой крупной организацией был Русский общевоинский союз (РОВС), объединявший в себе большинство более мелких союзов и групп. С 1927 по 1940 г. в Париже и Белграде функционировали высшие военно-научные курсы генерала Н. Головина. В эти же годы существовала сеть военных училищ (в основном в европейских странах); в Югославии действовали кадетские корпуса. Воинство эмиграции хранило традиции русской армии, соблюдало ритуалы. Во многих странах ревнители русской военной истории устраивали музеи, библиотеки и собрания военных реликвий.
         Помимо заботы об образовании  порастающего поколения русская эмиграция вела большую просветительскую работу, которая выражалась в обширной издательской деятельности. Печаталась масса журналов, книг, газет, сборников. Только с 1918 по 1932 г. выходило 1005 русских эмигрантских изданий. До 1970 г. за пределами России выходило 2230 периодических изданий, печатавшихся на, русском языке.
         Из эмигрантских издательств, которых насчитывалось более 100, следует выделить следующие. Издательство ИМКА-ПРЕСС в Париже помимо художественной литературы издало почти все вышедшие за рубежом крупные работы русских мыслителей. Издательство имени Чехова в Нью-Йорке вело активную деятельность в течение послевоенного периода. Наиболее значительным в последнее время было издательство «Посев».
Большим культурным событием в зарубежной России был отмечавшийся с 1925 г. день рождения А.С. Пушкина. Этот праздник проходил как «День русской культуры». К нему готовились литературные альманахи, специальные выпуски журналов и газет, спектакли, проводились научные конференции.
         Благодаря большой просветительской  работе русская эмиграция сохраняла свой национальный характер, а дети эмигрантов, покинувшие родину в малом возрасте или родившиеся за рубежом, получали образование на родном языке и не порывали связи с русской культурой, а продолжали развивать ее даже в условиях полного отрыва, от родной почвы.
Значителен  вклад отечественных ученых-эмигрантов в развитие мировой астронавтики и авиации. Председателем первого Международного конгрессы по астронавтике был избран русский ученый Александр Ананов. За рубежом после революции оказались почти все выдающиеся отечественные авиаконструкторы. Среди выехавших был и родоначальник мирового вертолетостроения Игорь Иванович Сикорский, а также Северский, Кудлаенко, Баранов, Грязнов, Бодянский, Джунковский, 3ахарченко и другие авиаинженеры. Сикорский был избран председателем правления Толстовского фонда, который оказывал материальную поддержку многим деятелям отечественной культуры. Одним из создателей телевидения стал В.К. Зворыкин, изобретший первую передающую телевизионную трубку.
         В более сложной ситуации, по  сравнению с научной интеллигенцией, оказались представители художественной культуры, поскольку художественное творчество определяется в первую очередь эмоциональным настроением и вдохновением. Поэтому для многих отечественных писателей, поэтов, композиторов эмиграция обернулась настоящей трагедией.
Большинство их произведений, созданных за рубежом, посвящены ностальгическому описанию русского быта и нравов России.
         После Октября и гражданской  войны в эмиграции оказались  почти все известные русские  писатели и поэты. Большинство  из них продолжали свои деятельность, создав целый пласт литературы. Всего в Зарубежной России с 1920 по 1970 г. на русском языке вышло около десяти тысяч книг. Более семи книг романов и новелл написал И. Бунин, получивший за свое литературное творчество в 1933 г. Нобелевскую премию. Д. Мережковский издал 10 томов исторической прозы позы. Ряд пьес опубликовал Б. Зайцев. Три больших романа и шесть сборников рассказов выпустил И. Шмелев. Увидели свет более десяти книг М. Осоргина, восемь романов М. Алданова. А. Куприн уже в пожилом возрасте написал в эмиграции две повести и несколько рассказов. Почти все свои художественные произведения послереволюционной поры написал в эмиграции и М. Горьких. Активно публиковались в русской эмигрантской периодике со своими стихами, юмористическими и сатирическими очерками А. Аверченко, С. Черный, Дон Аминадо, Надежда Тэффи.
         Эмигрировав на Запад, русские  писатели «третьей волны» не прекращали активной творческой работы. По отношению к «непослушным» писателям советские власти применяли новую тактику - лишение гражданства. Пепвым писателем, которого лишили гражданства, был Валерий Тарсис, депортированный на Запад в 1966 г. Позднее были лишены советского гражданства Александр Солженицын, Владимир Максимов, Александр Зиновьев, Василий Аксенов, Георгий Владимов, Владимир Войнович, Эдуард Кузнецов. В 70-80 годы родину вынуждены были покинуть такие талантливые писатели и поэты, как Юз Алешковский, Иосиф Бродский, Наталья Горбаневская, Сергей Довлатов, Наум Коржавин, Эдуард Лимонов и другие. Двое из писателей-эмигрантов «третьей волны» были удостоены Нобелевской премии по литературе: в 1970 г. - А. Солженицын, в 1987 г. - И. Бродский.
         Следует отметить, что политизация  искусства является причиной  крупного раскола в среде эмигрантских писателей: с одной стороны - лагерь сторонников искусства для искусства, с другою - их непримиримые противники, политические моралисты. Но в целом и те и другие вносят неоценимый вклад в общерусскую литературу. 
 

2. Униженные и оскорбленные  в изгнании.

         В течение 20-х и в начале 30-х гг. численность русских эмигрантов (за исключением Дальнего Востока)  быстро сокращалась. Материальные  невзгоды и финансовая нестабильность, с которыми сталкивалось большинство беженцев, препятствовали созданию семей; те же, кто все-таки вступал в брак, из-за неясных и далеко не блестящих видов на будущее не могли позволить себе иметь много детей. Важное значение имело и то, что безусловное предпочтение при выборе спутника жизни оказывалось соотечественникам и единоверцам. Среди эмигрантов, даже если учитывать девушек, достигших зрелости в конце 20-х — начале 30-х гг., было мало женщин брачного возраста.
         Почти все женщины этой возрастной  категории либо состояли в браке, либо вдовствовали. Одинокие мужчины-эмигранты жили изолированно от окружающего общества, зачастую в бараках. Надеясь вернуться домой, они сопротивлялись ассимиляции, в том числе культурной. Да и женщины стран, принявших русских эмигрантов, не стремились выходить замуж за чужаков с ненадежным финансовым и правовым положением. Естественным следствием ситуации на "ярмарке невест" явился весьма низкий процент детей в Зарубежной России. По мере того как дети, рожденные в смешанных браках, утрачивали связь с русской культурой, эта диспропорция еще более увеличивалась.
          Однако и сам по себе фактор  низкого естественного прироста  населения становился еще одной  побудительной причиной, заставлявшей  родителей-эмигрантов давать своим  детям русское образование. Чтобы дети оставались "русскими", родители шли на любые жертвы, по крайней мере до тех пор, пока они сохраняли хотя бы малейшую надежду на возвращение домой. Они отправляли своих детей в частные школы, разговаривали по-русски дома, старались подавить естественное стремление своих детей адаптироваться к нерусскому окружению.
         Смертность в России за рубежом  была чрезвычайно высока, так  что даже более высокие темпы  рождаемости не смогли бы компенсировать  убыль населения. Ухудшению здоровья  и быстрому старению людей способствовали многочисленные бедствия, сопутствовавшие революции и гражданской войне — раны, болезни, голод, — и стрессы, вызванные нищетой и бесправием за границей.
         Рассмотрение демографической ситуации  — лишь один из аспектов воссоздания более широкой картины жизни русской эмиграции. Благодаря кинофильмам и литературным произведениям укоренился определенный стереотип русского эмигранта: это бывший богатый аристократ, вынужденный добывать пропитание, работая водителем такси, официантом или швейцаром ночного клуба. Эта грустная и незамысловатая картинка имеет весьма мало общего с реальностью. Эмигранты, обладавшие прежде большими состояниями, титулами или высоким положением в обществе, составляли в процентном отношении не большую (а возможно, даже и меньшую) долю, чем в дореволюционной России. С другой стороны, в Русском Зарубежье был гораздо более высокий уровень образованности по сравнению со средними показателями, характерными для населения старой России.
         Примерно две трети взрослых эмигрантов имели среднее образование, почти все — начальное, каждый седьмой — университетский диплом. Среди них было также больше квалифицированных специалистов, представителей науки, интеллигенции, зажиточных слоев городского населения (последние в значительной степени были представлены евреями). И так же, как и на родине до 1917 г., эти слои, в особенности специалисты и интеллектуальная элита, играли весьма заметную и активную роль в Русском Зарубежье.
         Помимо образованных классов,  в эмиграции были широко представлены  городская буржуазия, мелкие землевладельцы, квалифицированные рабочие (например, печатники) и крестьяне (главным  образом казаки). Традиционное великорусское  крестьянство составляло незначительное меньшинство, что резко контрастировало с ситуацией, существовавшей в России до 1917 г. Преобладающее большинство русских эмигрантов принадлежало Русской православной церкви, и многих из них затронул процесс оживления активной религиозной жизни, который наблюдался среди диаспоры.
         Небольшие группы людей относились  к другим конфессиям: протестантами  были в основном уроженцы Прибалтики  и так называемые российские  немцы, которых отличало двуязычие  и принадлежность к двум культурам  — русской и западной. Число католиков было крайне незначительным, среди немногочисленных эмигрантов с Кавказа и из Средней Азии встречались мусульмане и буддисты.
         В эпоху, отмеченную ростом  националистических настроений  и усилением контроля государства  над многими областями общественной жизни, отношение к русским эмигрантам в странах их проживания было различным. Характер политики, проводимой в отношении беженцев, определялся как экономической ситуацией, так и внутриполитической обстановкой, сложившейся в этих странах. В Германии первоначально находилось наибольшее число русских эмигрантов. Их численность достигала максимума в период инфляции в Германии, когда стоимость жизни для иностранцев здесь была наиболее низкой, открывались возможности дешево публиковать литературные произведения и выпускать периодические издания, что позволяло выносить на широкое общественное обозрение результаты творческих усилий эмиграции. Стабилизация марки, наступившая после 1924 г., драматическим образом повлияла на рост стоимости жизни и обусловила массовый исход эмигрантов из Германии.
         Новые волны отъездов поднимались  по мере ухудшения политической  обстановки в Веймарской республике, когда постепенно создалась угроза  не только свободе слова, но  и личной безопасности людей (в особенности это затрагивало многочисленных русских социалистов, либералов и эмигрантов еврейского происхождения). В то же время рост безработицы в период Великой депрессии, начавшейся в 1931 г., вызвал к жизни целый ряд законодательных актов, ограничивавших возможности трудоустройства иностранцев, так что многие русские эмигранты были вынуждены искать счастья в другом месте. Приход к власти Гитлера, несмотря на появление новых рабочих мест, доступных, правда, лишь под строгим контролем нацистов, послужил новым стимулом к отъезду из Германии либерально и антифашистски настроенных эмигрантов и евреев. Так, например, философ и социолог славянофильского толка Ф. А. Степун был уволен с преподавательской работы в Дрезденском техническом университете. Он, правда, остался в Германии, перебиваясь случайными заработками, преподаванием и публикацией статей в других странах.
         Во Франции в целом отношение  к эмигрантам было весьма либеральным,  кроме выдачи разрешений на  трудоустройство. Французские власти  выдавали виды на жительство на большие сроки, для тех же, кто располагал определенными средствами, ограничений вовсе не существовало. Русские имели возможность насладиться свободной и волнующей атмосферой культурной жизни Парижа и в определенной мере вносили и свой вклад в ее развитие. Не удивительно, что Париж стал настоящей политической и культурной столицей Зарубежной России, где были представлены все оттенки политических взглядов и все культурные течения. Основной проблемой являлся недостаток рабочих мест со всеми вытекающими из этого последствиями.
         В первой половине 20-х гг. именно  Франция наиболее охотно выдавала  разрешения на трудоустройство,  что не распространялось, впрочем,  на представителей так называемых  свободных профессий — юристов,  врачей, учителей.
         Необходимость обладать французским  гражданством или статусом ветерана  французской армии, а также  сдачи экзамена на французский  диплом для многих оказывалась  непреодолимым барьером. Правда, его  легче преодолевали те, кто работал  под руководством французских коллег и пользовался их поддержкой. Эта ситуация не менялась в течение всего периода существования России за рубежом, хотя в 30-е гг. условия натурализации упростились, что позволило некоторым молодым эмигрантам влиться в ряды специалистов высокой квалификации.
         Когда в начале 30-х гг. депрессия  чуть позднее, чем Германию, затронула  и Францию, последняя также  ограничила приток иностранной  рабочей силы. Постановлениями правительства  была значительно усложнена процедура  получения или продления разрешений на трудоустройство.
         Подобные меры особенно ударили  по тем, кто нуждался в переоформлении  документов после увольнения  с прежнего места работы. Согласно  распоряжению министра внутренних  дел следовало выдворить из  страны всех, кто не имел таких разрешений, а также лиц, преступивших французские законы, даже если речь шла всего лишь о нарушении правил дорожного движения. Высланные подобным образом из страны не знали, куда податься, поскольку другие европейские страны также не желали их принять, а переезд за океан был слишком сложным и дорогостоящим. Имеются свидетельства о многочисленных случаях, когда русские изгнанники арестовывались, переправлялись за границу, а власти соседних стран отказывались их принять, отсылая обратно во Францию. Там их снова арестовывали, сажали в тюрьму, после чего события вновь развивались по тому же сценарию. Не удивительно, что многие предпочитали проживать в стране нелегально или же, отчаявшись, кончали жизнь самоубийством. Наконец, в 1936 г. правительство Леона Блюма положило конец этой практике, смягчив политику в отношении эмигрантов. При правительстве Народного фронта рабочие-эмигранты стали пользоваться теми же правами, что и французы, их охотно принимали в профсоюзы, а крупнейший профсоюз страны — Всеобщая конфедерация труда — даже создал русскую секцию, члены которой находились под его защитой наравне с французами.
         Все эти события не оказали  непосредственного влияния на  культурную жизнь Русского Зарубежья  в Париже или во Франции  в целом, хотя и создатели и потребители культурных ценностей страдали от ухудшения экономической ситуации: книги и журналы расходились хуже, чем прежде, меньше посещались и скуднее субсидировались культурные мероприятия. Но в целом культурная жизнь, несмотря на нищенские условия существования ее участников, оставалась насыщенной, что еще раз проявилось, например, в 1937 г., в дни, когда отмечалось столетие со дня смерти А. С. Пушкина.
         Положение в Чехословакии в общих чертах мало отличалось от Германии, хотя политические моменты играли здесь, пожалуй, более заметную роль. Так называемая "Русская акция" (Action russe), начало которой было положено в Праге в 1922 г., способствовала созданию целого ряда русских научных учреждений. Их деятельность, однако, начала свертываться уже в конце 20-х гг. из-за сокращения государственных субсидий. Численность потенциальных студентов и сотрудников этих учреждений уменьшалась в силу естественной убыли населения, переезда в другие страны и все большего вовлечения молодого поколения эмигрантов в систему образования западных стран.
         Испытываемая страной потребность  в специалистах для армии, административных  органов и государственных учреждений  дала многим русским возможность  найти постоянную работу. Правда, в течение некоторого времени русские подвергались дискриминации, не получая статуса постоянного сотрудника, а работая на основании временных и гораздо хуже оплачиваемых трудовых соглашений.
         Экономическое положение подавляющего  большинства обитателей России за рубежом было далеко не блестящим. Большая часть эмигрантов кое-как сводила концы с концами, занимаясь тем, к чему они не были подготовлены своей прежней жизнью. Гораздо страшнее бедности было чувство беззащитности, чужака, зависящего от чьей-то милости. Угроза безработицы нависала над ними, подобно дамоклову мечу. Жены эмигрантов часто зарабатывали на жизнь, работая швеями или прислугой, устраиваясь на поденную работу или занимаясь рукоделием дома. Разумеется, эмигранты становились объектом бессовестной эксплуатации со стороны работодателей, как соотечественников, так и местных. Правда, в странах с разработанным социальным законодательством русские могли получать некоторые пособия, хотя и не всегда в том же объеме, что и коренные жители данной страны.
         Временами жизнь русских осложнялась  обстоятельствами политического  характера. Так, на крупных  предприятиях, где рабочие симпатизировали  революции и советской власти, эмигранты часто становились  изгоями. Как бы то ни было, основная угроза безопасности эмигрантов таилась не столько в нестабильности экономической ситуации принявших их стран, которая в начале 30-х гг. неуклонно ухудшалась, сколько в правовых ограничениях, с которыми русские изгнанники (как, впрочем, и другие беженцы) сталкивались в чужой стране. Эти ограничения все более ужесточались по мере ухудшения социальной и экономической обстановки, а также из-за нагнетания националистических настроений. Трудно сказать, являлась ксенофобия следствием экономического спада или же сам этот спад явился плодом недальновидной националистической политики. В любом случае, преодоление административных барьеров давалось русским эмигрантам дорогой ценой, как в психологическом, так и в материальном смысле.
         В этой связи нужно отметить, что нет ничего удивительного в том, что для решения проблем материального и правового порядка русские изгнанники, как было показано выше, объединялись в ассоциации и общины, которые в свою очередь становились ячейками России за рубежом. В основе всех усилий, прилагаемых эмигрантами для сохранения своего единства, лежало чувство общности происхождения, неприятие советской системы и ностальгическая мечта о возвращении в Россию. В конечном счете это было ощущение единой судьбы, которая свела их вместе вопреки всем общественным, экономическим и профессиональным различиям в прошлой жизни.
         Корни чувства изолированности  от окружающей среды у русских,  в отличие от других эмигрантов, скрывались в стойкой вере  в возвращение, возобновление  жизни на родине, освобожденной  от советского режима. Сами европейские страны не облегчали или даже противились полной ассимиляции эмигрантов и граждан этих государств. Это только усиливало страх приехавших людей перед денационализацией. Даже дети эмигрантов сталкивались с трудностями при попытках интегрироваться в общество, предоставившее убежище их родителям.
         Несмотря на свободное владение  языком и обучение в местных  школах, они все равно оставались  чужаками. Подобная ситуация была  особенно характерна для Франции,  Германии и Маньчжурии, в меньшей степени, вероятно, для Югославии, Чехословакии и приграничных государств.
С течением времени эти внешние условия  не исчезали, как это случалось  в странах, принимавших массовые потоки иммигрантов, — в США, Австралии  или Канаде. Те эмигранты, которым посчастливилось обзавестись собственными семьями, или те, которые были членами русских общин, не стремились к преодолению изоляции, поскольку в своем замкнутом мирке они находили эмоциональное равновесие и материальную поддержку.
         Изоляция Русского Зарубежья возрастала в силу еще одного фактора. Многие эмигранты, как упоминалось выше, потеряли свои семьи либо в России, либо на пути в изгнание. Эти люди по-прежнему хранили верность своим родным и друзьям. Они с трудом заводили новые связи, тем более потому, что продолжали надеяться на скорое возвращение домой. То обстоятельство, что лишь немногие мужчины имели шанс найти спутниц жизни и создать семьи, усиливало их одиночество. Они стремились поддерживать в себе чувство общности, основанное на единстве прошлого и судьбы, что само по себе исключало серьезные попытки к интеграции. 
 
 

Заключение.
         В 20—40-х годах русская эмиграция  видела смысл собственной жизни  за пределами родины в том,  чтобы передать следующим поколениям  подлинные русские ценности, традиции, самосознание и культуру. Стержневой идеей, определявшей деятельность русской диаспоры, было сохранение исторической памяти, а главным институтом, консолидировавшим диаспору, была Зарубежная Русская Православная Церковь.
         Высочайший культурный потенциал русских определил необычайно интенсивную культурную жизнь русской эмиграции, несмотря на все экономические трудности выживания, проблемы с натурализацией и адаптацией.
         Русские, выехавшие за рубеж  в составе смешанных семей, стремятся к ассимиляции с коренным населением, прежде всего в интересах детей. Если выезд из России происходит по этническим каналам (евреи в Израиль, немцы в Германию и т. д.), то сами условия эмиграции, получение различных пенсий и пособий, оказание помощи в освоении языка и обучении детей предопределяют для русских нецелесообразность формирования собственной диаспоры. Это лишило бы их положенных для репатриантов льгот. Поэтому в условиях компактного проживания инициатива русскоговорящего меньшинства не простирается дальше создания русских клубов, магазинов и т. д. для удовлетворения потребности в общении на родном языке и бытовых привычек.
         Итак, русские за рубежами России  не следуют ни одной из общепринятых моделей образа жизни национальных меньшинств — китайской, арабской и т. д. Теперь они не испытывают чувства враждебности к политическому режиму своей этнической Родины и являются не столько головной болью для России, сколько проводником народной дипломатии, национальной элиты в их стремлении к независимости и самоопределению в интересах России..


и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.