На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа ГМО

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ: 
 

      Introduction
      1. Definition of GMO
      1.2 History of GMOs
      1.3 Companies producers of GMOs
      1.4 Products containing GMOs
      2.National regulation on use and marketing
      2.1 in USA
      2.2 in EU
      2.3 in Japan
      2.4 in Developing countries
                  3.Harm of GMO
        the negative impact of GMOs on human body
        the negative impact of GMOs on environment
      4.Problems of GMO in Russia
      5.GMOs: pros and cons.Is there a threat to the security of Russia?
      6.Possible steps 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

      Определение ГМО 

Генетически модифицированные организмы – это организмы, в которых генетический материал (ДНК) изменен невозможным в природе способом. ГМО могут содержать фрагменты ДНК из любых других живых организмов.
Цель  получения генетически  измененных организмов – улучшение полезных характеристик исходного организма-донора (устойчивость к вредителям, морозостойкость, урожайность, калорийность и другие) для снижения себестоимости продуктов. В результате сейчас существует картофель, который содержит гены земляной бактерии, убивающей колорадского жука, стойкая к засухам пшеница, в которую вживили ген скорпиона, помидоры с генами морской камбалы, соя и клубника с генами бактерий. 
 
 
 
 
 

            
 
 
 
 
 
 
 

   Проблема  ГМО в России
 
 
Почти третья часть  пищевых продуктов, употребляемых  в европейских странах, являются «генетически модифицированными организмами» (ГМО), в США этот показатель достигает 60%. Что же подразумевается под  этим термином? ГМО — любой живой организм, обладающий новой комбинацией генетического материала, полученной благодаря современной биотехнологии. Генная инженерия появилась в 1972 г. как новое направление в молекулярной биологии. Тогда в лаборатории американского профессора Станфордского университета Пола Берга была получена гибридная молекула ДНК, состоящая из фрагментов фаговой, бактериальной и вирусной ДНК.
1 Иванченко С.А.  Загадка ГМО. В Сб.: «Экологическая  безопасность: природа и общество».  СПб., 2-3 апреля 2004 г. С. 56-58.
В 1996 г. впервые  было начато коммерческое использование  генетически модифицированных (ГМ) растений. С тех пор, по данным исследовательской  организации Worldwatch Institute, площадь посева трансгенных культур только в  Америке увеличилась (за период 1996-2000 гг.) в 25 раз и достигла 44.2 млн. га1. Посевы трансгенных растений существуют в 13 странах мира, крупнейшие поля этой продукции находятся в США, Канаде и Аргентине. К началу третьего тысячелетия годовая стоимость продукции, выпускаемой в США на основе генно-инженерных методов, достигла более 50 млрд.долларов.
Генномодифицированную продукцию выпускают и в России. По данным выборочного тестирования, от 30 до 40% продуктов, продаваемых в  Москве, содержат ГМ-компоненты. Шесть  московских мясокомбинатов изготавливают сосиски, в которые входят трансгенные продукты, в основном из соевых добавок. При этом предприятия не информируют покупателей о содержании ГМ-компонентов. По сообщению телепередачи «Город» от 22 февраля 2006 г. (канал «ТВЦ»), единственный московский комбинат, который отказался от соевых добавок, — это предприятие «Велком». Мясопродукты этого комбината могут храниться в холодильнике не более 7 суток.
Многие ученые видят в генной инженерии средство решения глобальной продовольственной  проблемы, особенно в развивающихся странах. С помощью новых биотехнологий можно также получать дешевые лекарства. С возрастанием генетического разнообразия, возможно, увеличится и устойчивость новых видов к различным вредителям, болезням, к изменениям среды обитания, климата. Во многих странах создают специальные так называемые «банки растений», где пытаются сохранить каждую травинку, семечко, — не исключено, что генетический фонд сыграет в будущем еще большую роль в решении продовольственной проблемы.
И все же широкое применение генетически модифицированных продуктов опасно для здоровья человека, поскольку еще не выяснено их влияние на здоровье нынешнего и будущих поколений людей, а также и на окружающую природную среду. Появились сведения о загрязнении аборигенной кукурузы в Мексике трансгенными продуктами вследствие завоза генномодифицированной кукурузы из США. Генетически модифицированные продукты могут вызвать появление новых видов вредителей, вирусов. Интенсификация сельскохозяйственного производства за счет внедрения и расширения угодий, занятых ГМ-растениями, может привести к потере существующего естественного биоразнообразия.
На политическом уровне понимание важности биоразнообразия  вызрело в 1992 г., когда в Рио-де-Жанейро  большинство стран мира подписали Конвенцию о биологическом разнообразии, частью которой является единственный международный документ по регулированию рынка ГМО в мире — Картахенский протокол по биобезопасности.
Сторонники применения генной инженерии в сельском хозяйстве  уверены: питаясь трансгенной пищей, человек подвергается опасности не большей, чем употребляя обычные продукты. Основные их аргументы таковы:
ГМО позволяют  производить больше пищевой продукции, которая дешевле и вкуснее, чем  дают традиционные культуры;растения можно модифицировать так, чтобы они содержали больше питательных веществ и витаминов (так, встроив витамин А в рис, можно его затем выращивать в регионах, где люди страдают от нехватки этого витамина в организме);генетически модифицированные растения можно приспосабливать к экстремальным условиям (засуха, холод и т.д.);использование генетически модифицированных культур, устойчивых к вредителям, позволит менее интенсивно обрабатывать поля химикатами;продукты питания, содержащие генетически модифицированные ингредиенты, могут стать полезными для здоровья, если в них встроить вакцины против различных болезней
Альтернативой биотехнологическому земледелию, по мнению сторонников ГМ-продуктов, могло  бы стать органическое (биологическое, биодинамическое), но оно не получило широкого распространения.
2 Institute of Science in Society, Великобритания, сайт в Интернете http//www.i-sis.org.
Биотехнологии находят все большее применение в сельском хозяйстве. Ученые Эдинбургского  университета (Великобритания) изобрели в 2000 г. генетически модифицированный картофель, листья которого при недостатке воды излучают легкое сияние. Светиться картофель заставляет ген медузы Аеquorea Victoria, встроенный в ДНК растения. Светящийся картофель не предназначен для питания. Его можно высаживать по краям полей с другими культурами в качестве «часового», сообщающего фермеру о необходимости полива2.
В 2003 г. в Федеральном  институте технологии (Швейцария) был  создан «золотой рис» с повышенным содержанием провитамина А. Для  этого понадобилось встроить в него особые бактериальные гены и гены нарцисса. Но его употребление рискованно для здоровья, поскольку безопасность ГМ-продуктов для людей и окружающей среды еще не доказана. Население большинства стран мира не принимает продукцию, изготовленную с применением генной инженерии.
Большая часть  информации о проводимых опытах на животных, потреблявших ГМ-продукты, скрывается от общественности. Из последних фактов: в июле 2005 г. лишь по решению суда г. Кельна (Германия) были обнародованы данные испытаний трансгенной кукурузы, проводившихся на крысах по заказу фирмы «Монсанто», в которых показаны негативные изменения в кровеносной и иммунной системах животных, питавшихся генно-модифицированным кормом. По мнению президента Общенациональной Ассоциации Генетической Безопасности Александра Баранова, встраивание гена в незнакомое для него генетическое окружение приводит к тому, что в результате его работы синтезируются вещества, оказывающиеся незнакомыми для внутриклеточных систем. Поэтому невозможно точно определить, возникнут ли в ГМ-организмах новые токсичные, аллергенные, мутагенные и канцерогенные вещества (Электронный бюллетень «Новости МСоЭС» № 28 от 15 октября 2005 г., размещенный на сайте http://www.seu. ru/vesti).
3 Торговые марки  продуктов и названия фирм-производителей представлены в Федеральном Реестре по адресу: http://www.ctc.ru/t)(t/sertif/reestr/gana.htm.
В России пока ни одно трансгенное растение не получило разрешения на коммерческое выращивание. Тем не менее некоторые продукты из генетически-модифицированных источников закреплены на российском рынке официально. В основном это импортные концентраты и изоляты соевого белка, соевая мука, генномодифицированная соя, пищевые волокна из бобов сои, сухой питательный напиток из тех же бобов, крупа соевая, специальный витаминизированный напиток, заменитель молока (предназначен для спортсменов), а также два вида генномодифицированного картофеля3. Заседание Межведомственной комисси по проблемам генно-инженерной деятельности (МВКГИД), проведенное в 2005 г. в Минпромнауки РФ, поддержало использование генетически модифицированных продуктов. Это решение позволило центру «Биоинженерия» легализовать на российском рынке некоторые генетически модифицированные продукты, запрещенные во многих странах мира.
Международный Социально-экологический союз при участии венгерских журналистов провел специальное исследование генетически модифицированных продуктов на российском рынке.
До недавнего  времени в России не существовало государственного контроля за деятельностью  в области генной инженерии, не было и специальных тестов для ГМО. В 2004 г. в России наконец-то были введены государственные стандарты (ГОСТ) на трансгенную продукцию, появились технологии, позволяющие точно знать, есть ли в продуктах (в том числе и в сырье для их производства) ГМО. Первая лаборатория появилась в Москве на базе Института физиологии растений РАН. Теперь производителям будет сложнее оправдывать отсутствие маркировки «содержит ГМО» на своих товарах тем, что у них нет возможности провести аналитические исследования. Проверка на ГМО станет обязательной для всех, кто использует разрешенные в нашей стране ГМ-культуры, — картофель, сахарную свеклу, сою и кукурузу.
Постановлением  Санэпиднадзора вводится новый процентный барьер на содержание ГМО — 0.9 %. Если в продукте содержится меньшее количество ГМО, то он может продаваться без маркировки. Это — европейский стандарт, внедрение которого в России — безусловно, положительный момент.
Правда, в отличие  от Европы, производителей крахмала, растительного  масла, сахара и других продуктов, которые не содержат ДНК, — это постановление не коснется. По мнению координатора программы «За экобезопасность» Международного Социально-экологического союза Виктории Колосниковой, появление нового ГОСТа и нового постановления о маркировке — это результат давления общественности, в том числе потребителя, который в России становится все более требовательным, но необходимо еще более ужесточить требования к производителям пищевой продукции с тем, чтобы без маркировки продавались только продукты, которые не содержат ГМО. Прежде всего это касается продуктов детского питания.
По данным аналитических  обзоров рынков продуктов питания, количество россиян, внимательно относящихся  к своему питанию, неуклонно растет. Международный Социальноэкологический союз проводил собственные опросы покупателей в крупных магазинах столицы. В среднем, 80% опрошенных заявляли, что не будут покупать продукт, если он будет содержать ГМ-компоненты.
Но даже введение нового ГОСТа не решает проблемы. Так, в Великобритании после введения соответствующих нормативов на ГМ-продукцию выяснилось, что до 60% продававшихся сои и соевых продуктов были генномодифицированными. Это стало одним из серьезных поводов для разворачивания в стране широкой общественной кампании. По неофициальным данным, около 30% продуктов питания, продающихся в Москве, содержат трансгены. В основном это продукция с иностранными соевыми наполнителями. Поток соевого импорта (а соя — это самая широко распространенная ГМ-культура) продолжает расти. По таможенной статистике, импорт изолята соевого белка из США за последний год возрос в полтора раза, а по сравнению с его импортом в 2000 г. — почти в 150 раз.
И все же до потребителя  не доходит обязательная информация относительно качества генетически  модифицированных продуктов. В прошлом году было проверено качество некоторых мясопродуктов, поступающих в продажу. В Москве были обнародованы результаты проверок столичного рынка продукции мясопереработки на наличие ГМО. Исследование проводилось по заказу Общероссийской Ассоциации генетической безопасности (ОАГБ) в аккредитованной лаборатории ООО «МАК-О» совместно с Международным Социально-экологическим союзом.
Эксперты лаборатории  провели проверку продукции восьми крупнейших производителей мясных и  колбасных изделий: мясоперерабатывающих комбинатов «Останкинский», «Микояновский», «Царицыно», «КампоМос», «Велком», «Черкизовский», «Клинский», а также Дымовского колбасного производства. В образцах продукции четырех производителей экспертиза показала наличие ГМО: «Останкинский», «Микояновский», «Царицыно», «КампоМос», что составило 33% от общего объема проверенной продукции.
Содержащие ГМО  продукты: паштет печеночный (Останкинский мясоперерабатывающий комбинат), сосиски  «Докторские» (Микояновский мясокомбинат), колбаса вареная «Докторская» оригинальная охлажденная (мясокомбинат «Царицыно»), сосиски с сыром Пармезан «Ноктюрн» (мясокомбинат «КампоМос») и колбаски полукопченые «Охотничьи» того же комбината (продавались в торговых сетях «Рамстор» и «Седьмой континент»).
«Мы обескуражены тем, что ГМО были найдены в продукции Останкинского комбината, на которой стоит знак "генетически безопасный продукт", подразумевающий отсутствие ГМ-компонентов. Это прямое нарушение прав потребителя, и такие производители очень быстро потеряют его доверие», — комментирует Виктория Копейкина, координатор программы «За биобезопасность» Международного Социально-экологического союза.
Согласно поправке к Федеральному Закону РФ «О защите прав Потребителей», вступившей в силу в 2005 г., продукты питания, содержащие ГМО, подлежат обязательной маркировке вне зависимости от процентного содержания ГМ-компонентов. Ранее действовало постановление Главного санитарного врача, обязывающее маркировать продукты, содержащие определенный процент ГМО. Однако нормы по маркировке как не выполнялись, так и не выполняются.
За нарушение  норм, связанных с использованием ГМО в продуктах питания (молекулярно-генетическая экспертиза, государственная регистрация, маркировка), применяется лишь административная ответственность в виде наложения штрафа на должностных лиц в размере 30-50 минимальных размеров оплаты труда, а на юридических лиц 300-500 минимальных размеров оплаты труда с конфискацией предметов правонарушения. Но этого, видимо, явно недостаточно. За такое нарушение норм необходимо ввести уголовную ответственность, поскольку использование ГМО создает непосредственную угрозу здоровью людей.
В декабре 2004 г. в Москве состоялся Международный  симпозиум «Трансгенные растения и  биобезопасность». Впервые за 8 лет  широкой дискуссии в России вокруг проблемы внедрения трансгенов представители науки и общественности вместе обсуждали вопросы биобезопасности. Мероприятие было организовано Институтом физиологии растений РАН совместно с рядом научных и общественных организаций России и СНГ.
В симпозиуме приняли участие представители 15 ведущих биологических институтов Российской академии наук, ряда научно-исследовательских организаций Российской академии сельскохозяйственных наук, Российской академии медицинских наук и Минздрава РФ, Московского государственного университета и других вузов страны, университетов и институтов Норвегии, Чехии, Украины, Молдовы, Таджикистана, а также 10 ведущих общественных экологических организаций в России и СНГ.
В заключительной речи директор Института физиологии РАН Владимир Кузнецов подчеркнул, что технология получения трансгенных организмов сегодня несовершенна, нам мало что известно о геноме растения. По его мнению, должны быть проведены длительные исследования, доказывающие биологическую безопасность ГМ-растений, и лишь после этого можно говорить об их использовании.
На симпозиуме особо отмечалось, что проблема биобезопасности  и ГМО давно уже вышла за рамки чисто научной. Трансгены  выращиваются во многих странах мира, пищевые продукты, содержащие ГМО, стали  частью ежедневного рациона миллионов людей.
Большинство выступавших  заявляли о важности предоставления государственной финансовой поддержки  фундаментальным научным работам  в области биобезопасности. Их задачей  должно стать обоснование целесообразности и безопасности внедрения трансгенных растений, эти исследования должны быть подконтрольны обществу.
По мнению участников конференции, для решения проблемы ГМО необходимо принять следующие  меры:
провести комплексные  фундаментальные и прикладные исследования (при соответствующем государственном финансировании) с целью изучения биобезопасности ГМО и ГМ продуктов питания. Такое исследование должно непременно предварять широкомасштабное коммерческое использование ГМО;
усовершенствовать законодательную базу в области  регулирования потоков ГМО и ГМ- продуктов питания и гармонизировать национальные законодательства, в том числе и России, с законодательством Евросоюза. Это — необходимое условие для развития равноправной торговли со странами Западной Европы;
России следует  присоединиться к Картахенскому протоколу, регламентирующему межгосударственные потоки ГМО в глобальном масштабе;
создать государственную, независимую от производителя, эффективно работающую систему контроля за наличием ГМО в растениях и продуктах  питания в интересах экологической безопасности и здоровья нации;
принять международный  пакт о нераспространении ГМО  на не занятых ими территориях, прежде всего в России, до тех пор, пока не будет доказана их реальная и  потенциальная биологическая безопасность для человека и окружающей среды. 
 
 
 
 
 
 
 

ГЕНЕТИЧЕСКИ МОДИФИЦИРОВАННЫЕ ОРГАНИЗМЫ: «ЗА» И                             «ПРОТИВ».
СУЩЕСТВУЕТ  ЛИ УГРОЗА БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ? 
 
 

В настоящее  время проблемы получения и использования генетически модифицированных микроорганизмов,  растений и животных привлекают все больше внимания научных,  эколо-гических и правозащитных организаций. Реалии сегодняшнего дня заставляют рассмотреть данную проблему и с точки зрения потенциальной угрозы национальной безопасности России.  О возможности так называемого  «генетического терроризма»  средства массовой информации говорят давно,  однако насколько реальна и обоснована такая угроза? Для оценки потенциального риска прежде всего необходимо дать определение понятию генетически модифицированных организмов (ГМО).  Под ГМО понимают живые организмы (животные,  растения,  бактерии и вирусы), имеющие преднамеренно измененные последо- вательности нуклеиновых кислот.  Указанные изменения могут сводиться к введению или удалению  генетических  фрагментов.  При этом может вводиться как чужеродная нуклеиновая кислота  (например,  бактерии,  содержащие ген инсулина человека),  так и нуклеиновая кислота данного вида  (например, для повышения содер- жания крахмала в картофеле гены,  связанные с синтезом крахмала, могут быть  «продублирова- ны» несколько раз). Главным аргументом сторонников генети- ческой модификации являются усовершенство- ванные характеристики полученных растений,животных и микроорганизмов. Так, генетически модифицированные растения более устойчивы к возбудителям инфекционных заболеваний,  они дольше хранятся и обладают повышенной ус- тойчивостью к воздействиям стрессов окружающей среды (засухе, заморозкам и засолению почв).  Генетическая модификация животных позволяет упростить содержание, ускорить рост и улучшить вкусовые качества мяса и молочных продуктов Цели генетической технологии,  применяе- мой к животным, – это обычно ускорение и увеличение их роста. Примером могут служить коровы с увеличенным содержанием жира в молоке,  а также лососевые рыбы с высокой скоростью роста,  которым не надо мигрировать из морской воды в пресную.Использование ГМО несет несомненные выгоды сельскому хозяйству и может стать основой преодоления продовольственного кризиса в развивающихся странах.  Однако в настоящее время цены на трансгенных животных и семена трансгенных растений столь высоки, что даже в развитых странах немногие фермеры смогут позволить себе их приобрести.  Парадоксально,но генетически модифицированные продукты питания, призванные решить проблему голода в развивающихся странах,  пока появились лишь на прилавках стран развитых. Вместе с тем жители эти стран предпочитают  «натуральные» продукты,  так как возможные негативные последствия употребления в пищу ГМО выяснены еще не до конца.Мощным толчком к активации международной деятельности в области изучения потенциальной опасности ГМО послужила конференция ООН по окружающей среде и развитию,состоявшаяся в Рио-де-Жанейро в июне 1992
года.  В 1995 году Российская Федерация ратифицировала Конвенцию о биологическом разнообразии,  а также подписала Картахенский «Протокол о биологической безопасности»,  регулирующий обработку и межграничный перенос  «любых живых измененных организмов,являющихся результатом использования биотехнологических методов и способных оказать неблагоприятное воздействие на сохранение и устойчивое использование биологического разнообразия организмов» [1].
Несмотря на существование большого количества документов на международном и госу-дарственном уровнях, дискуссии между сторонниками и противниками ГМО не только не прекращаются, но и становятся все острее. Так,  противники использования ГМО при-водят следующие аргументы: 
1. Генная инженерия в корне отличается от выведения новых сортов и пород.  Искусст- венное добавление чужеродных генов грубо нарушает точно отрегулированный генетический контроль клетки.  Манипулирование генами коренным образом отличается от комбинирования материнских и отцовских хромосом, которое происходит при естественном скрещивании. В подавляющем большинстве случаев генетические модификации,  направленные на улучшение свойств животных и растений,  никак не связаны с участками генома, ответственными за фундаментальные процессы жизнедеятельности– синтез ДНК, деление и т. д.
2. В настоящее  время генная инженерия технически несовершенна, так как она не в со-стоянии управлять процессом встраивания нового гена.  Поэтому невозможно предвидеть место встраивания и эффекты добавленного гена. Даже в том случае,  когда местоположение гена окажется возможным установить после его встраивания в геном, имеющиеся сведения о ДНК очень неполны для того,  чтобы предсказать результаты такой модификации генома.
Существующие на сегодняшний день способы доставки генов с помощью экспрессионных векторов и плазмид позволяют добиться точности встраивания гена,  сопоставимой с точностью естественных биомолекулярных взаимодействий.  Что касается прогнозирования результатов модификации генома,  то предсказать их со стопроцентной точностью на сегодняшний день действительно невозможно.
3. В результате искусственного добавления чужеродного гена непредвиденно могут образоваться опасные вещества,  обладающие токсическим,  аллергенным или другим вредным для здоровья действием. Сведения о возможностях подобного рода еще очень неполны. До тех пор,  пока безопасность ГМО не будет доказана всеми возможными способами,  он рассматривается как потенциально опасный, что и декларировано Картахенским протоколом 
В зависимости  от степени консерватизма существующие международные и государственные правила проверки безопасности трансгенных продуктов одним  (чаще сторонникам) кажутся чрезмерно строгими,  а другим  (чаще противникам) –  совершенно недостаточными. Если придерживаться буквы закона,  полностью доказать безвредность ГМО не удастся никогда. Довольно часто ГМО, на создание которого потрачено несколько лет работы большого коллектива и несколько сотен тысяч долларов, «сходит с дистанции» на разных этапах, вплоть до самого последнего.  Мутагенное,  аллергенное,  канцерогенное и другие возможные действия ГМО должны тщательно исследоваться на различных объектах –  от бактерий до людей-добровольцев [2].
Говоря о безопасности населения России следует отметить,  что принимать решение о безопасности и допустимости применения ГМО,а также устанавливать правила маркировки в каждом конкретном случае должны профильные организации в соответствии с действующими нормативными актами.  ГМО и продукты из них должны проходить жесткий многостадийный контроль.
4. Не существует надежных методов проверки на безвредность.  Степень риска того,что опасные свойства новых,  модифицированных с помощью генной инженерии продуктов питания,  останутся незамеченными,  достаточно велика.Как уже упоминалось,полностью оценить безвредность того или иного ГМО для здоровья человека сегодня не представляется возможным.  Одним из наиболее известных примеров вредного действия дошедшей до потребителя генно-инженерной продукции является случай с L-триптофаном,  произведенным японской компанией «Showa Denko».  Аминокислота L-триптофан давно применяется при заболеваниях нервной системы – при депрессии, тревожности,бессоннице и т. д. В конце восьмидесятых годов прошлого века после всех положенных для нового лекарственного средства проверок в продажу поступил триптофан, полученный с помощью генетически модифицированной бактерии. Из-за примеси,  присутствующей в препарате, погибло 37  человек и пострадало более 5000.
Производитель препарата лишь на компенсациях пострадавшим потратил более двух миллиардов долларов. Кроме того, в большинстве стран был запрещен повышающий удои у коров гормон rBGH, выпускаемый фирмой «Monsanto», – по подозрению в возможности развития рака у потребителей молока гормонально стимулиро-ванных коров [2].  Нашумевшие исследования Арпада Пуштаи [3],  обнаружившего,  что генетически модифицированный картофель вызывает разрастание слизистой оболочки желудка и подавление иммунной системы крыс,  по мнению научной общественности вызывают сомнения и не полностью достоверны.Следует отметить,  что документированных случаев отрицательного влияния ГМО на здоровье человека на территории России до сегодняшнего дня не выявлено. В связи с этим можно говорить о том, что, хотя безопасность генетически модифицированных продуктов до конца не доказана, одновременно не доказано и обратное.
Следует предположить,  что изучение данного вопроса потребует еще много времени.
5. Существующие в настоящее время требования к проверке на безвредность недостаточны и составлены таким образом,  чтобы упростить процедуру утверждения. Они позволяют использовать крайне нечувствительные методы проверки на безвредность.  Поэтому существует значительный риск того,  что опасные для здоровья продукты питания смогут пройти проверку незамеченными.На отработку методики промышленного производства рекомбинантного человеческого инсулина и его проверку понадобилось семь лет: только в 1980 году американская компания «Genentech» начала продажу нового препара-та [2].
Представляется важным отметить,  что процедура лицензирования генетически модифицированных продуктов в России достаточно сложна и регламентируется более чем 50  законодательными актами [4, 5].  Данной проблемой занимается Межведомственная комиссия РФ по проблемам генно-инженерной деятельности.
6. Созданные до настоящего времени с помощью генной инженерии продукты не имеют сколько-нибудь значительной ценности для человечества.  Эти продукты удовлетворяют, главным образом, коммерческие интересы.Использование ГМО позволило решить важнейшие проблемы –  например,  получить рекомбинантный инсулин,  необходимый больным диабетом,  а также создать технологии получения вакцинных препаратов против опасных инфекционных болезней.  В связи с этим роль достижений генной инженерии для населения России в частности и человечества в целом трудно переоценить. 
7. Недостаточны знания о влиянии на окружающую среду модифицированных с помощью генной инженерии организмов.  Не доказано,  что такое влияние не будет вредным. Экологами высказаны предположения о различных потенциальных экологических последствиях. Например,  имеется много возможностей для неконтролируемого распространения потенциально опасных генов,  используемых в генной инженерии, в том числе передача генов бактериями и вирусами.  Изменения в окружающей среде, вероятно, невозможно будет исправить, так как  «выпущенные на свободу»  гены невозможно забрать обратно.
В 1972  году в  лаборатории Пола Берга впервые была получена рекомбинантная молекула ДНК.  Через год был сконструирован первый модифицированный микроорганизм –  кишечная палочка, несущая ген человеческого инсулина.  Ученые,  получившие данный микроорганизм, – Стенли Коэн и Герберт Бойер, – обратились к мировому научному сообществу с призывом приостановить исследования в области генной инженерии в связи с непредсказуемостью результатов. В 1974 году был опубликован так называемый  «мораторий Берга»  с предложением временно прекратить работы с рекомбинантными ДНК. В феврале 1975 года на конференции в Асиломаре,  Калифорния,  ведущие специалисты в области генной инженерии решили прервать мораторий и продолжить исследования с соблюдением специально разработанных правил [2].
В настоящее  время наблюдается настоящий бум генетически модифицированных продуктов.  Если первые коммерческие посадки устойчивого к вредителям табака появились в 1992 году в Китае, то уже в 1996-м генетически модифицированные растения выращивали в шести странах, в 2002-м – в шестнадцати. В настоящее время около 59  миллионов гектаров –14%  земель,  пригодных для земледелия, –  засеяны генетически модифицированными растениями [6, 7].
В нашей стране генетически модифицированные растения пока не получили повсемест-ного распространения,  хотя следует предположить,  что это –  вопрос времени.  По всей видимости,  очевидные преимущества ГМО  «перевесят»  их возможные недостатки,  что создаст предпосылки для их окончательной законодательной легализации и широкого распространения. При этом основной задачей представляется нормативно-правовое закрепление обязательности проверки их безвредности для человека и окружающей среды.
8. Могут возникнуть новые опасные микроорганизмы,  более агрессивные,  чем исходные. Микроорганизмы могут стать также менее видоспецифичными.  Например,  возбудители заболеваний растений могут стать патогенными для животных и людей. Проводимые ранее зарубежными специалистами исследования по генетической модификации микроорганизмов показали, что рекомбинантные штаммы бактерий и вирусов в подав-ляющем большинстве случаев нежизнеспособны. Более того, зачастую основной задачей ученых является именно сохранение жизнеспособности модифицированного организма с полезными свойствами.  В связи с этим вероятность рекомбинации ГМО с присутствующими в окружающей среде микроорганизмами с последующим образованием патогенного штамма на столько мала,  что сопоставлять ее с теми выгодами,  которые дает использование генной инженерии, по меньшей мере, нерационально.
В последнее  время эксперты различных правозащитных и экологических организаций говорят о том,  что генетически модифицированные продукты питания и микроорганизмы могут стать оружием в руках террористов. Говорят об опасности генетического терроризма в отношении РФ, целесообразно рассмотреть основные цели, которые могут ставить перед собой исполнители подобных терактов. Как правило, они сводятся к привлечению внимания к выдвигаемым требованиям,  а также к массовому поражению обычного гражданского населения и представителей властных структур 
[8, 9]. Достижение указанных целей с помощью генетически модифицированных продуктов питания вряд ли возможно:  патологические последствия употребления подобных продуктов скорее всего будут носить отсроченный характер и их прогнозирование на сегодняшний день не представляется возможным.Таким образом,  использование ГМО в террористических целях будет маловероятным именно ввиду несоответствия средств совершения теракта его целям. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Genetically Modified Food History 
 

The history of genetically modified food can be traced back to mid 19th century, when Gregor Mendel - an Austrian monk and botanist, carried out an experiment wherein he crossbred tall pea species with short pea species to show that certain traits in one species were inherited by other in this process. Even though Mendel is considered to be the founder of science of genetics today, his efforts were not acknowledged until 20th century. Mendel's observations paved way for the development of first genetically modified plant - an antibiotic resistant tobacco plant, in 1983. 
 
After the 1983 breakthrough, it took the scientists another ten years to grow the first genetically modified food for commercial use. This transgenic crop was a tomato created by a California based company - Calegne. The new species of tomato - which was named FlavrSavr by the company, was made available commercially in 1994. It was genetically modified in such a manner that it took longer duration for it to decompose after being picked as compared to a normal tomato. Even though consumers showed keen interest in the same, the company stopped its production in 1997 owing to the fact that its longer shelf-life made it less profitable for the company. 
 
Some sources also cite that the actual reason for stopping the production of this crop was the competition it had to face from its conventional counterpart as well as some production problems that the company was subjected to. In the meanwhile, another European company manufactured a tomato paste from a genetically modified tomato species and made it available in the market in 1996. The controversies surrounding genetically modified food began with some scientists claiming that these genetically modified products were harmful for animals and humans alike. One such scientist was Arpad Pusztai - a Hungarian-born biochemist and nutritionist, who revealed that he had observed some harmful effects of these food on the stomach lining and immune system of rats whom he fed genetically modified potatoes in 1998.

What followed was a series of controversies associated with genetically engineered food pros and cons which made the masses believe that humans were reduced to mere guinea pigs for this new technology. Even though that did affect the production of genetically modified food in certain regions of the world, it didn't bring the same to a complete halt. Genetic research continued and soon enough many other food crops were genetically modified to suit human requirements. The total surface area of land cultivated to grow genetically modified crops increased from 4.2 million acres in 1997 to 331 million acres in 2009. As of today, the United States has a major share of genetically modified food production which amounts to 45 percent of the world production, followed by Brazil and Argentina with 16 and 15 percent of the world share respectively. 
 
That was a short but controversial history of genetically modified food which has kept this concept of genetic engineering in spotlight over the last fifteen years. Even today, genetically modified foods are as controversial as ever and a large part of the credit for this goes to conflicting research on 
genetically modified food advantages and dangers and their exaggerated results. At the end of the day, there are no concrete reasons to say whether these transgenic foods are harmful for us or not, and therefore it is wise to evaluate genetically modified food pros and cons and opt for safe way out - even if it means abstaining from their consumption. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Companies - producers of GMOs 
 

Patents for more than 90% of all genetically modified seeds in the world is owned by three corporations 
 
Patents for more than 90% of all GM seeds in the world is owned by three companies-the giants: Syngenta »(Syngenta, Switzerland) and its subsidiaries, Syngenta Seeds" (France), Monsanto »(Monsanto, USA) and Bayer CropScience ( Germany). Among large companies that produce GMOs, should be called another Du Pont and Advanta. 
GMOs are used not only for food but also medicines. Departing from negativity associated with the GM experiments, the largest U.S. biotech transnational corporation (bioTNK) «Monsanto», that displays new varieties of grain and vegetable crops by GMOs, has teamed up with the Swiss group "Farmatseya End Upjohn.  

As a result of the combined company Pharmacia Corporation, under the leadership of President Monsanto R. Shapiro uses the name "Sierl, Pharmacia and Upjohn for trading desks, and the name" Monsanto "it remains only for autonomous agricultural subsidiary.That is, trade of GMOs might go behind the scenes and under other brands.  
Monsanto is practically a monopoly of transgenic agricultural, so now some words about this company in more detail.

In 1990 Monsanto bought major seed company and now offers growers a whole system of products and technologies for growing major crops. Products Monsanto employs about 90% of biotech market in agriculture.According to Greenpeace, most seeds patented by Monsanto, is a GMO.  
Recently "Monsanto" also aspires to become a world monopolist in the field of cultivation H'm-animal. In particular, in February, 2005 of "Monsanto" tried to take out the patent on new H'm-breed pigs who have less than fat, they grow faster, using thus less forages.
 

From time to time round "Monsanty" and its production there are loud scandals. So in January, 2005 in Hungary have forbidden cultivation монсантовской H'm-corn MON810 as it can be crossed to other cultures. That is to "pollute, force out natural kinds
In 2005 scandal in Indonesia has burst – representatives of "Monsanto" have been convicted in briberies to local government officials of quality of "gratitude" for cancellation of ecological examination H'm-clap. 

In June, 2005 in Germany experiments on rats who fed монсантовской H'm-corn grades MON863 have been made. As a result of experiences it was revealed that the corn GMO-DIET has caused changes of structure of blood and loss of weight in experimental animals. 

During other researches it has been revealed that injections for cows with монсантовским  a hormone rBGH, on 30 % raising yields of milk, increase risk of disease by a cancer of a mammary gland and a prostate at people, this milk using, to 500 %!
However, and others биоТНК have been noticed in giving obviously false information about the hybrids and consequences of their use. For example, the competitor of "Monsanto", corporation "Сингента", meaningly substituted results of a harmless grade H'm-corn Bt11 and dangerous Bt10, containing a gene steady against antibiotics. By the way, in the European Union countries sale H'm-production which contains the genes steady against antibiotics, is forbidden. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

National Regulations on Use and Marketing 

United States Regulations on GMOs 
 
 

In the U.S., the regulatory process for GMOs is a covered by a “Coordinated Framework” established in 1986 (James and Krattiger, 1996). Under the framework, transgenic crops are regulated by the Food and Drug Administration (FDA) to ensure food and feed safety; by the Environmental Protection Agency (EPA) to determine whether bio-engineered plants present environmental risks; and by the U.S. Department of Agriculture (USDA) through its Animal and Plant Health Inspections Service (APHIS) to ensure that they are safe to grow (Nottingham, 1998). In practice, this means that while the USDA/APHIS issues permits for field trials and also for commercial release, any crop containing a pesticide also requires approval from the EPA. If the product from a transgenic crop is designed for food or feed use, the FDA gets involved in the application process (James and Krattiger, 1996). Since 1993, the review process has been facilitated by a “Notification System” that APHIS introduced for six transgenic crops with which the agency had had an extensive experience in processing and monitoring applications. For the six crops
concerned (corn, tomato, soybean, potato, cotton, and tobacco), applicants are not required to obtain a permit to conduct trials as long as APHIS has reviewed a notification and determined that the review needs no further consultation (James and Krattiger, 1996). In addition, before any commercialization, genetically engineered plants must also conform with standards set by State and Federal marketing statutes such as State seed certification laws, the Federal Food, Drug, and Cosmetic Act (FFDCA), the Federal Insecticide, Fungicide, and Rodenticide Act (FIFRA), the Toxic Substances Control Act (TSCA), and the Federal Plant Pest Act. 
 
 

The European Union and GMOs 
 

While different, the process that regulates transgenic crops in the European Union is also complex and specific in terms of application and requirements. Some of the Union’s regulations were enacted after EU member countries had already established their own procedures, and the full regulatory integration of EU member states is still in progress (James and Krattiger, 1996). Certain member countries, especially Germany and Denmark, have developed particularly strict regulatory regulations and require a “case-bycase” governmental review of any use of biotechnology in agriculture (Miller, 1997). Denmark has established strict laws related specifically to the environmental applications of biotechnology-derived products (Wiegele, 1991). The 1986 Environment and Gene Technology Act referred all cases involving the free releases of GMOs to the jurisdiction of the Ministry of the Environment and established a set of mandatory product-approval mechanisms for commercial biotechnology innovations, including a backup enforcement system  (Gibbs, Cooper, and Mackler, 1987). Similarly, under an Order for Genetically Modified Organisms, the Netherlands have established a national regulatory framework requiring a permit from the Ministry of the Environment to use GMOs in an experimental or commercial setting (Hodgson,
1990). At the Union level, there are three main regulations in place. The Novel Food Regulation of 1997 regulates food processed using GMOs or GMOs that are found in food. Environmental assessments of contained use of GMOs are conducted through the 90/219 Directive, and field trials or marketing of GMOs are regulated under the 90/220 Directive (IPC, 1998). For a transgenic crop to be tested in the field22 however, approval from a regulatory body is required. For commercial production, two steps need to be completed. First, a growing permit needs to be issued under Directive 90/220; second, a variety registration is required for all new varieties irrespective of whether the crop is transgenic or not (James, 1998). To obtain marketing authorization within the EU, a request must be made to the Member State in which the product will be first sold. A copy of the application is then sent to all the member states so that objections can be made within 60 days to the EU Commission, the main regulatory body. Theoretically, while a product that has been approved in a member state is automatically approved in any other member state, most companies tend to prefer registering the product in each of the EU member countries for marketing purposes. 
 

Japan and GMOs 
 
 

As in the European Union, Japan’s regulatory approach is “process-based.” Research and development is accomplished by the Ministry for International Trade and Industry, and the Biotechnology Research Development Foundation, a conglomeration of fourteen top firms involved in rDNA applications, bioreactor development, and mass cell-culture technologies (Prestowitz, 1986). Regulations for field-testing genetically modified crops are issued by the Ministry of Agriculture, Forestry, and Fisheries since 1989 (Office of Technology, 1991). In addition, the Japanese Ministry of Health and Welfare has imposed a strict regulatory regime specific to foods and food additives manufactured with rDNA techniques (Miller,1997) 
 
 

Developing Countries and GMOs 
 

Developing countries including Bolivia, Colombia, Indonesia, Kenya, Malaysia, Nigeria, Venezuela, and Zimbabwe, are only in the  process  of  developing  regulations  (James,  1998).  With  the  exception  of Argentina,  Brazil,  Mexico,  Chile,  China,  Costa  Rica,  Cuba,  India,  the  Philippines,  and  Thailand,developing countries lack operational field testing regulations (James, 1998). Some developing countries are pursuing efforts to align their regulations to that of developed countries. In South Africa for example,the government is working to harmonize its regulations with the U.S. so that applicants in the country will no longer need to seek a permit for using a product from a transgenic crop. This would be possible as long as the crop has already been approved for use in the U.S and as long as applications for field trials have been submitted (James, 1998) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Harm of GMOs: the negative impact of genetically modified foods on human body

The consequences of the use of genetically modified foods health

Scientists identify the following key risks human consumption of genetically modified foods:
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.