Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Передача имен собственных на основе произведения Н.В. Гоголя "Мёртвые Души"

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 15. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Министерство  образования и науки Российской Федерации
     Министерство  образования Московской области
     ГОУ   ВПО   МО
     Московский  Государственный Социально-гуманитарный Институт 

     Курсовая  работа:
     Передача  русских имён в  английских переводах (на материале анализа перевода и оригинала произведения Н.В. Гоголя «Мёртвые души») 

                                               Выполнила: студентка  4 курса
                                                                               ф-та иностранных языков
     Чилина  М.Г.
                  Работа сдана:__________
                                                                 (подпись, дата) 

     Научный руководитель: К.П.Н., доцент Борисов В.С.
     Проверено:
     ___________
     (подпись,  дата) 
 
 
 
 

     Коломна 2010 
 СОДЕРЖАНИЕ

    Введение………………………………………………………………………3
    Глава 1. Характеристика имён собственных.
      1.1. Общая характеристика имён собственных…………………6
      1.2. Характеристика антропонимов………………………………9
    Глава 2. Способы передачи имён собственных.
              2.1. Принцип графического  подобия. Транслитерация……….21
              2.2. Принцип фонетического  подобия. Транскрипция……….24
              2.3. Учет национально-языковой принадлежности имени…..26
              2.4. Принцип благозвучия……………………………………….28
    Глава 3. Основные приёмы передачи имён собственных в произведении Гоголя «Мёртвые души» на английский язык……………………………34
    Заключение…………………………………………………………………..39
    Список  литературы……….…………………………………………………42
   
 
 
 
 
 

    Введение
     Перевод -- одно из древнейших занятий человека. Различие языков побудило людей к этому нелегкому труду, который служил и служит целям общения и обмена духовными ценностями между народами. Слово "перевод" многозначно. Первое значение определяет процесс передачи содержания, выраженного на одном языке средствами другого языка. Второе называет результат этого процесса -- текст устный или письменный. Хотя эти понятия разные, но они представляют собой диалектическое единство, одно не мыслится без другого [1, стр.5].
     Передача  русских имён в английских переводах – очень трудоёмкий процесс, при котором необходимы не только знания лингвистики, но и понятия о той или иной культуре, о том или ином явлении. С выяснения имени начинается знакомство людей друг с другом. Собственные имена чрезвычайно важны для общения и взаимопонимания людей. От нарицательных слов их, кроме прочего, отличает тенденция к универсальности использования. Например, переходя к разговору на другом языке, нам приходится использовать иные нарицательные слова в отношении знакомых предметов и понятий, однако знакомого нам человека мы будем называть одним и тем же именем, независимо от того, на каком языке мы станем к нему обращаться.
    Таким образом, имена собственные (ИС) становятся опорными точками в межъязыковой коммуникации и тем самым в изучении иностранного языка и переводе с него. Они исполняют функцию межъязыкового, межкультурного мостика. Это ценное свойство ИС, однако, породило распространенную иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и при переводе с него. Из-за этого их, как правило, не включают в отечественные двуязычные словари, о них почти ничего не говорится в учебниках по языку и переводу [4, стр.3].
    Но  такой подход основан на глубоком заблуждении. ИС действительно помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изначальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, способностями к видоизменению и словообразованию, многочисленными связями с другими единицами и категориями языка. При передаче имени на другом языке большая часть этих свойств теряется. Если не знать эти особенности, то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только не облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени.
    Результатом неправильного подхода к переводу ИС являются многочисленные ошибки, неточности в переводе текстов и использовании иноязычных имён и названий. А иной раз наоборот — возводимая в абсолют «точность» передачи приводит к возникновению неудобопроизносимых, неблагозвучных или обессмысленных имён и названий [4,стр.3]. В литературе было немало таких примеров, когда перевод ИС с языка оригинала на другой язык основывался на неправильном подходе, в результате чего происходило искажение смысла, возникала неточность и терялась яркость и логика повествования. Проблема перевода ИС с русского на английский является одной из важнейших в переводоведении и лингвистике, т.к. неправильный подход к переводу может разрушить весь литературный баланс, который был создан писателем.
    Цель  исследования: изучить приёмы передачи русских имён и названиях в английских переводах на основе произведения русской литературы.
    Объект  исследования: русские имена в произведениях литературы в переводе на ИЯ.
    Предмет исследования: способы передачи русских реалий в иностранной литературе.
    Гипотеза: нам представляется, что передача русских ИС в переводах на английский язык не отражает их содержания.
    Методы  исследования: теоретический анализ литературы, сопоставительный анализ оригинала и перевода.
    Задачи  исследования:
-Изучить литературу по приемам передачи имён собственных на другие языки.
-Проанализировать существующие подходы к передаче имен собственных с русского языка на английский и наоборот.
-Выявить положительные и отрицательные стороны транслитерации.
    Теоретико-методологические основы работы:
 - монография  Виноградова В.С. «Введение в  переводоведение: общие и лексические вопросы»,
- работа Ермоловича Д.И. «Имена собственные на стыке языков и культур».
    Материал  работы:
    -произведение  Н.В. Гоголя «Мёртвые души»,
    -перевод Д.Дж. Хогарта ‘Dead Souls’.
      Структура работы:   Работа состоит из введения, двух теоретических глав, одной практической главы, заключения, списка используемой литературы. Общий объём страниц 42.
    Глава 1. Характеристика имён собственных
    1.1 Общая характеристика имён собственных
      В зависимости от характера номинации имена предметов подразделяются на два вида: нарицательные и собственные. Имена нарицательные обозначают некоторое множество похожих предметов. В речи они могут относиться или к какому-то одному предмету из этого множества, или ко всем этим предметам сразу как к определённой категории (например, корабль, мальчик, учреждение, газета). Об именах нарицательных в лингвистике говорят, что они обладают классифицирующей номинацией. Однако часто возникает необходимость выделять какой-то предмет из множества похожих предметов вне зависимости от ситуации общения и не называя уточняющих признаков. В таком случае удобно присвоить этому предмету отдельное имя, которым нельзя будет назвать любой другой похожий предмет. Такое имя называется собственным. Имена собственные (в дальнейшем — ИС) служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений. ИС выполняют функцию индивидуализирующей номинации. У ИС следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. В прямой номинативной функции ИС служит для указания на тот предмет, которому оно присвоено в индивидуальном порядке. Переносная номинативная функция ИС характеризуется переносом наименования на другой предмет, в связи с чем оно получает способность приписывать какие-то свойства ряду объектов. Предмет, обозначаемый именем собственным, называется носителем имени, или референтом. Референтами ИС могут быть люди, животные, учреждения, компании, географические и астрономические объекты, корабли и другие самые разнообразные предметы.
    К именам собственным можно причислить также названия книг, фильмов, других произведений литературы и искусства. Важно отметить, что именам собственным в определённой степени присуща и классифицирующая номинация. Ведь они выделяют предмет из класса аналогичных предметов, значит, неявно заключают в себе указание на этот класс. Так, каждая из кличек Бобик, Барбос, Шарик относится к какой-то отдельной собаке, но благодаря тому, что это именно собачьи клички, возможен переход этих ИС в нарицательные имена: слова бобик, барбос, шарик утрачивают индивидуализирующую функцию и могут указывать в принципе на любую собаку.
    Предметов, достойных присвоения индивидуального  имени, так много, что ИС находятся как бы за рамками основного лексического состава языков. Как отмечал лингвист Э. Пулграм, «я не могу позволить себе интереса к знанию имени любого человека только ради самого знания, потому что слишком много имён отяготили бы тогда мою память»[8, стр.26].
    Возникает вопрос: какие же свойства и значения имеют имена собственные?
    Во-первых, все ИС обладают значением предметности, то есть частью их содержания (значения) является как бы сообщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет). Во-вторых, большинство ИС обозначают какой-то класс предметов, среди которых один предмет выделяется особо. В системе языка с логической точки зрения индивидуализирующая номинация возможна только среди предметов, уже как-то классифицированных на основе обобщения. Странно было бы вообще говорить об «антропонимах», «топонимах» и других категориях ИС, если бы они не были связаны соответственно с понятиями «человек» - «территориальный объект» и т.п. или если бы эта связь была чем-то полностью зависящим от контекста и личного желания говорящих.
    В-третьих, ИС, обозначая индивидуальный предмет, закрепляют в своём значении некое соглашение, уговор именовать данный предмет определённым образом.
    В-четвертых, ИС несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распространение в масштабах всего языкового коллектива, то это значит, что сведения о данном предмете являются частью языкового значения имени собственного.
    Таким образом, в значении ИС можно выделить по меньшей мере четыре компонента:
    а) бытийный, или интродуктивный — существование и предметность обозначаемою. Данный компонент значения представляет собой как бы свёрнутое сообщение: «-Существует такой предмет».
    б) классифицирующий — принадлежность предмета к определённому классу. Такой класс будем называть денотатом имени. Денотатами антропонимов, например, являются люди); денотатами зоонимов — животные; денотатами топонимов могут быть континенты, океаны, моря, страны, реки, острова, населённые пункты, улицы и т.д.
    в) индивидуализирующий — специальная  предназначенность данного имени  для наречения одного из предметов  в рамках денотата.
    г) характеризующий — набор признаков  референта, достаточных, чтобы собеседники понимали, о чём или о ком идёт речь. Данный компонент значения, например, ИС Ниагара представляет собой как бы свёрнутое сообщение: «эта река протекает в Северной Америке и образует один из самых больших водопадов в мире».
    На  первый взгляд может показаться, что  перевод ИС не представляет особых трудностей. Даже переводом это называется весьма условно: ведь, как правило, имена собственные транскрибируются или транслитерируются. Это обусловлено своеобразием имен собственных, которые "по сути дела порождены не потребностями познания, а соображениями удобства коммуникации, особенностями языка". В современной лингвистике собственные имена часто определяются как называющие лексические единицы в отличие от нарицательных слов, которые считаются обозначающими единицами. Иначе говоря, у имен собственных "на первый план выступает функция номинативная -- называть, чтобы отличать однотипные объекты друг от друга, в противоположность именам нарицательным, основная функция которых -- называть, чтобы сообщать значение, коннотировать" [1, стр.149].  

    1.2 Характеристика антропонимов 

    Антропоним  — это имя собственное (или набор имён, включая все возможные варианты), официально присвоенное отдельному человеку как его опознавательный знак. Антропоним называет, но не приписывает никаких свойств. «Неоценимое прагматическое удобство собственных имён как раз в том и состоит, что они дают возможность публично говорить о ком-либо, не договариваясь предварительно, какие именно свойства должны обеспечить идентичность референта» (писал Д.Р.Сёрль) [9, стр.196]. Строго говоря, антропонимы всё же не являются лишь ярлыками, не приписывающими референту абсолютно никаких свойств и не сообщающими о нём никакой информации.
    Антропонимы обладают понятийным значением, в основе которого лежит представление о категории, классе объектов. Этому значению присущи, как правило, следующие признаки:
    а) указание на то, что носитель антропонима — человек: Peter, Lewis в отличие от London, Thames;
    б) указание на принадлежность к национально-языковой общности: Robin, Henry, William в отличие от Rene, Henri, Wilhelm;
    в) указание на пол человека: John, Henry в  отличие от Mary, Elizabeth.
    Единичные и множественные  антропонимы
    Ясно, что каждый человек не может иметь  уникальное, только ему одному присущее имя. Как личные имена, так и фамилии, взятые сами по себе, имеют множество носителей. Вне конкретной ситуации или сферы общения имена John, Elizabeth,Thomas и т.п. не указывают на какого-либо конкретного человека. Такие имена, которые в языковом сознании коллектива не связываются предпочтительно с каким-то одним человеком, будем называть множественными антропонимами.
    Другие  антропонимы также принадлежат  множеству людей, но с кем-то одним связаны прежде всего. Это имена людей, получивших широкую известность (Plato, Shakespeare, Darwin, Einstein и т.п.). Такие ИС будем называть единичными антропонимами.
    Например, имя собственное Churchill, употреблённое  в тексте без пояснений, будет скорее всего понято как фамилия британского премьера 40—50-х годов (Churchill was a heavy smoker). Лишь когда контекст или речевая ситуация противоречит такому пониманию, имя будет воспринято как множественное: Churchill, my next-door neighbor, has just come from Africa.Таким образом, множественные антропонимы характеризуются тем, что коммуникативная сфера, в которой они однозначно определяют одного референта, ограничена. Поэтому при введении их в более широкую сферу общения им обязательно должен сопутствовать уточняющий контекст, например:
    I heard somebody coming through the shower curtains. Even without looking up, I knew right away who it was. It was Robert Ackley, this guy that roomed next to me... Not even Herb Gale, his own roommate, ever called him "Bob" or even "Ack".
    (J. Salinger)
    Единичные же антропонимы, напротив, не требуют  такого уточняющего контекста, поскольку их коммуникативная сфера —весь языковой коллектив. Это демонстрируют, в частности, те случаи, когда антропоним вводится в текст без каких бы то ни было пояснений и когда на основании самого текста невозможно установить, кому принадлежит данное имя. Конечно, далеко не каждый член языкового коллектива обладает всей полнотой сведений о конкретном лице, поэтому значение единичного антропонима в языке есть известная абстракция, соответствующая среднему уровню знаний о носителе имени. Басни Эзопа, труды Альберта Эйнштейна или биографию Линкольна читали, разумеется, не все, однако все (или почти все) владеют известной суммой сведений об этих людях, почерпнув эти сведения от других лиц, из книг, периодики, радио- и телепередач. Такая усреднённая сумма информации устойчиво соотносится с единичным именем. Эту сумму сведений, этот общеизвестный минимум информации о носителе антропонима и можно, по-видимому, считать значением единичных антропонимов в первичной номинации.
    Статус  первичного номинативного значения в межкультурной коммуникации бывает разным для разных антропонимов. Известность многих людей вышла за рамки их страны и языковой общности, соответственно их имена являются единичными антропонимами и в других языках. С другой стороны, слава других деятелей, широко известных в своих странах, не выходит на международный уровень. Если антропонимы Эйнштейн, Эзоп, Ньютон, Линкольн являются единичными как в английском, так и в русском языке, то имена Уильяма Хэзлитта или Уиллы Кэсер не имеют такого статуса в русском языке [4, стр.42]. 
    Личные  имена и их уменьшительные варианты
    Английские антропонимы гораздо более стабильны относительно различных ситуаций, чем русские. Поэтому разница в форме личного имени может свидетельствовать не столько о разнице в ситуации или индивидуальных намерениях говорящего, сколько о разнице социальных стереотипов восприятия, в которые вписываются люди с разными вариантами одного и того же имени.
    Форма имени нередко рассматривается  как мерило серьёзности человека, о чём свидетельствует, например, запись из дневника Дж. Босуэлла, биографа С. Джонсона: 

Не turned to me and said,
"I look upon myself as a goodhumoured
fellow." The epithet
fellow applied to the great
lexicographer, the stately
moralist, the masterly critic, as
if he had been Sam Johnson, a
mere pleasant companion, was
highly diverting.
(J. Boswell) 
 

Он повернулся в мою сторо-
ну и  сказал: «Я себя считаю
добродушным парнем». Это
слово «парень» применительно
к великому лексикографу,
строгому  моралисту, талантли-
вому  критику, как если бы он
был просто Сэм (а не Сэмю-
эль) Джонсон — не более чем
приятный  собеседник, — зву-
чало  крайне легкомысленно.
(Пер.  Д.Е.) 

    И всё-таки переводчику следует иметь  в виду, что парадигматика иноязычных имён не всегда хорошо осознаётся читателем на языке перевода. В частности, может не ощущаться связь дериватов с полными формами личных имён. Поскольку в русском языке действуют иные правила образования дериватов, единство имён Маргарет и Пегги, Мэри и Мэй, Джозеф и Джоун, Оливер и Нол, Эдвард и Тед для русского читателя, не знакомого в достаточной степени с английской ономастикой, распадается. 

    When are you going to tell
    the boys back home it's no go,
    that they are wasting dough?
    That Willie couldn't steal a vote
    from Abe Lincoln in the Cradle
    of Confederacy?
    (R.P. Warren) 
     

Так когда  же вы скажете
своим мальчикам в городе, что
они бросают  деньги на ветер?
Что даже у Эйба Линкольна В
колыбели  Конфедерации Вилли не отнял бы ни единого
голоса?
{Пер.  В. Голышева) 

    Можно сомневаться, что читатели перевода разберутся в том, что Эйб Линкольн — это то же лицо, что и известный им Авраам Линкольн. Если для американца связь между Abe и Abraham не только очевидна графически, но и заложена в языковом сознании, то русский не ощущает этой связи не только семантически, но даже фонетически или графически: у Эйба с Авраамом нет ни одной общей буквы. Из-за такого сильного отличия деривата от полного имени тождество антропонима нарушается [4, стр.47].
    Англичан  и американцев ставит в тупик  обилие разнообразных имён одного и того же лица, с чем они сталкиваются, читая переводную русскую литературу. В английском языке у каждого личного имени есть один-два деривата. Исключением, пожалуй, является имя Elizabeth, знаменитое тем, что у него дериватов намного больше среднего: Eliza, Lisa, Liz, Lizzie, Bess, Bet(t), Betsy, Bessie, Betty, Elsa, Elsie. Но эти варианты не применяются к одному и тому же человеку, а кроме того, они не выражают такой широкой гаммы оттенков эмоциональной оценки (от предельной нежности до пренебрежительности), какая характерна для личных имён в русском языке. Но даже если иностранец и поймёт, что Борис, Боря, Борька, Боренька, Борюшка, Бориска и т.п. (в практической транскрипции на соответствующий язык) — это всё варианты одного и того же имени, выражаемые ими значения эмоциональной оценки останутся для него недоступны.
    Как же поступать в таком случае переводчикам?
    Ю.М. Катцер и A.B. Кунин считали, что формальное воспроизведение по-английски уменьшительных форм русских имён собственных (типа Anechka, Vanka, Varka, Verochka, Zinochka) едва ли можно считать удачным, так как такие слова не воспринимаются в английском языке как уменьшительные. Кроме того, для читателя на английском языке не всегда ясна связь между Vanechka и Ivan, Shurik и Aleksandr.
    Чтобы решить этот вопрос, полезно обратиться к оригинальной англоязычной литературе, где речь идёт о русских. Можно убедиться, что русские уменьшительные имена транскрибируются на английский обычно в тех случаях, когда они уже получили какое-то распространение в западных странах. Таковы, например, имена Sonia, Tanya, Nadya [4, стр.50].
    В остальных же случаях русские персонажи большинства оригинальных сочинений английских и американских авторов ведут себя так же, как и носители английского языка: они называют друг друга в любой ситуации одинаково — причём, как правило, стандартным полным личным именем.
              В романе М.К. Смита «Парк Горького» есть персонажи, которых зовут Pasha, Kostia, Misha, Natasha, с одной стороны, и Arkady, Irina, Feodor, Sergei, Yevgeny, с другой. Для английского читателя та и другая группы имён имеют практически один и тот же статус, поскольку все они используются как постоянные имена персонажей, почти без вариаций. Впрочем, в этой книге есть и примеры, где уменьшительное имя сосуществует с полным в одном контексте: "Arkasha, I've often thought about that church," Misha said.Arkady ran. Zoya stopped fanning herself and stared dully past Arkady.."Is it another woman?" She all too obviously remembered to ask."Zoyushka, you were right to leave me, and now you should stay as far as you can. I don't wish you ill.».. Очевидно, употребление вариантов Arkasha, Zoyushka в прямом обращении, а также описываемая ситуация, из которой ясен эмоциональный настрой персонажей, позволяют читателю догадаться, что перед ним уменьшительные имена.
    Можно также вспомнить популярную в  своё время голливудскую кинокомедию "Ninotchka" (1939) режиссера Э. Любича (Ernst Lubitsch), где главная героиня — русская (её играет Грета Гарбо); её зовут и уменьшительным, и полным именем. Однако уменьшительное имя является в этом фильме преимущественным именованием героини и, вероятно, воспринимается многими зрителями как основное.
    Рассмотрев  некоторые примеры из оригинальной английской литературы, обратимся и к опыту переводчиков с русского языка. Болгарский переводчик С. Флорин пишет о проблемах, связанных с несоответствием употребления и окраски уменьшительных форм даже в таких родственных языках, как русский и болгарский. «Например, в русском обращении Верка кроется дружеское, интимное, а в других случаях — слегка пренебрежительное и грубое отношение. По-болгарски же это не уменьшительная, а одна из нормальных форм имени, ничем не отличающаяся по внутреннему содержанию от официального Вера. Но русское ласковое Веронька по-болгарски следует писать без мягкого знака
    Веронка, и каждый читатель произнесёт его Веронка, что не будет производным ни от Веры, ни от Вероники и никаким ласковым оттенком отличаться не будет» [4,стр.51].
    «Настоящим же бедствием, — продолжает С. Флорин, — всегда были... для меня бесконечные русские "вариации на тему" личных имён. Вот, для примера, два списка — один из «Битвы в Пути» Галины Николаевой на тему "Сергей", другой из "Петра Первого" Алексея Толстого на тему "Петр":
Сергей                        Пётр
Сергунька              Петер
Сергуня                  Петрунька
Cepera                    Петрус
Серьга                    Петруша
Серёженька           Петрушка, Петенька[4, стр.52]
    Принимая  решение о том, каким образом  передавать все эти имена на болгарском языке в переводимых им книгах, переводчик оставил все уменьшительные формы в том же виде, как и по-русски. 
    Аналогичную позицию (точной передачи всех уменьшительных форм имён) заняли и переводчики романа Б. Пастернака «Доктор Живаго» — Макс Хейуард (Мах Heyward) и Маня Харари (Manya Harari). Однако они понимали, какие трудности могут вызвать формы русских имён у англоязычных читателей, и снабдили свой перевод списком основных персонажей романа с указанием вариантов их именования. Вот как выглядят некоторые строки из этого списка: 
 

    Surname
    Zhivago
    Gromek
    Antipov
    Galiulin 

    Name and Patronymic
    Yury Andreyevich
    Antonina Alexandrovna
    Pavel Pavlovich,
    Osip Gimazetdinovich 

    Diminutive
    Yura, Yurochka
    Tonya
    Pashenka,       
    Pasha 

    Подытоживая, можно дать следующую рекомендацию. При передаче уменьшительных имён с английского на русский можно почти всегда прибегать к практической транскрипции всех тех форм, какие имеются в оригинальном тексте, поскольку способность английских личных имён к варьированию не ведёт к порождению большого количества вариантов.
    Исключение  составляют те личные имена при  единичных антропонимах, которые представляют собой резкое отступление от обычного способа именования данного человека, особенно если он известен и аудитории, читающей по-русски. В этих случаях может оказаться более правильным решением замена уменьшительного имени на полное. При переводе с русского языка на английский конкретные решения могут быть разными, но если и транскрибировать русские уменьшительные имена на английском языке, то рекомендуется:
    а) использовать их только в обращении  и б) стараться не вводить
    в текст перевода более одного уменьшительного  имени.
    Русские отчества
    Отчества  также являются видом множественных  антропонимов, так как одно и то же отчество может принадлежать большому числу самых разных людей. Это весьма специфическая форма именования по отцу, свойственная в Европе лишь русскому и ещё нескольким славянским языкам.
    В дофамильный период именование по имени  и отчеству служило целям более  точной идентификации человека, то есть выполняло ту же социальную функцию, что и современные фамилии. Даже и по форме отчества в прошлом не отличались от современных фамилий, то есть имели окончания -ов, -ев, -ин, а не только -ич, -евич, -ович, как в современную эпоху. Например, формула Иван Петров могла также иметь вид Иван Петров сын и в принципе соответствовала формуле Иван Петрович, хотя полными отчествами на -ич, -евич, -ович именовались только представители высшего сословия, а отчества на -ов, -ев, -ин (так называемые полуотчества) использовались для лиц с более низким социальным статусом. 
    В XVII—XVIII веках на основе прозвищ и  отчеств в русском языке сформировалась система фамилий, то есть имён, общих для одной семьи и потомственной линии, и постепенно официальная система полного именования человека в России приобрела трёхэлементный вид (имя, отчество, фамилия). Однако употребление отчеств в обращении к человеку во многом зависело от его социального статуса. В современную эпоху сочетание личного имени и отчества утратило функцию юридической идентификации человека и обращение к собеседнику по имени-отчеству служит прежде всего показателем уважительного отношения к нему[4, стр.55]. Как бы то ни было, отчества представляют собой известную проблему для переводчиков с русского на иностранные языки. Эта проблема прежде всего культурно-психологическая. Она существует как в устном, так и письменном переводе. Дело в том, что носителям английского языка, во-первых, трудно произносить и запоминать русские отчества, а во-вторых, сам факт их употребления представляется им чем-то экзотическим и малообоснованным. Не знакомые с культурой России иностранцы просто мало что знают об отчествах, несмотря на наличие в английском языке научного термина patronymic, и в лучшем случае воспринимают его как аналог среднего имени, а то и вовсе считают фамилией. Например, если в пределах одного и того же текста персонажа зовут то Владимиром Кузнецовым, то Владимиром Антоновичем, значительна вероятность того, что, скажем, американский читатель воспримет эти именования как относящиеся к разным персонажам — двум тёзкам с разными фамилиями.
    Поэтому переводчики с русского языка  на английский всегда старались по возможности устранять тот барьер для восприятия, каким является русское отчество в глазах англичан и американцев.
    В устном переводе, как правило, не имеет смысла отражать отчества в силу уже упомянутых причин:
    1) отчества трудны для восприятия и воспроизведения иностранцами;
    2) иностранцы легко могут спутать  их с фамилиями (тем более что формы фамилий и отчеств похожи — есть и немало фамилий на -ович, -евич);
    3) отчества не играют особой роли в идентификации человека (они служат прежде всего для выражения уважительного отношения к нему, но подобные коннотации русских отчеств иноязычным слушателям в большинстве случаев неизвестны и при передаче их по-английски всё равно пропадают).
    Так, если переводчик на конференции слышит объявление ведущего: «Следующий доклад сделает Чернышова Валентина Сергеевна», достаточно перевести: "The next speaker is Ms Valentina Chernyshova", опустив отчество, но, возможно, добавив приложение Ms (а по отношению к мужчине Mr) для передачи уважительного оттенка именования.
                  Выводы. Глава 1.
      В зависимости от характера номинации имена предметов подразделяются на два вида: нарицательные и собственные. Имена нарицательные обозначают некоторое множество похожих предметов. Имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений. У ИС следует разграничивать прямую (первичную) и переносную (вторичную) номинативные функции. Все ИС обладают значением предметности, большинство ИС обозначают какой-то класс предметов, имена собственные обозначают какой-то индивидуальный предмет и несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете и о его свойствах.
      Антропонимы— это имя собственное (или набор имён, включая все возможные варианты), официально присвоенное отдельному человеку как его опознавательный знак. Антропоним называет, но не приписывает никаких свойств. Существуют единичные антропонимы (имена известных людей) и множественные антропонимы (имена, не связанные с каким-то одним человеком). Разница в форме личного имени может рассказать о статусе, разнице социальных стереотипов восприятия; иногда может не ощущаться связь дериватов с полными формами личных имён. При передачи иноязычных имён на русский язык переводчикам следует подчиняться практической транскрипции.
 
 
 
 
    Глава 2. Способы передачи имен собственных
    2.1 Принцип графического подобия (транслитерация)
    Одна  из важнейших особенностей ИС заключается в том, что, поскольку они закрепляются за предметом в индивидуальном порядке, то должны в принципе служить для обозначения этого предмета не только в какой-то одной языковой среде, но и в других языковых и культурных средах. Другими словами, имя собственное не должно (в принципе) заменяться на какое-то другое обозначение, когда о его носителе говорят или пишут на другом языке. ИС — это объект межъязыкового и межкультурного заимствования.
    Передача  иноязычных ИС — сложная и многогранная проблема. Она связана с многочисленными недоразумениями, курьёзами, ошибками. Однако важно понимать, что их причиной являются не только пробелы в знаниях переводчиков, журналистов, комментаторов и других языковых посредников, но и некоторые глубинные причины, свойственные вообще заимствованию как явлению межъязыковой коммуникации [4, стр.14].
    Итак, существует несколько подходов к  проблеме передачи ИС из одного языка  в другой.
    Принцип графического подобия (транслитерация)
    Обычно  лингвисты рекомендуют ориентироваться на фонетику имени при межъязыковой передаче ИС. При этом они исходят из того, что устная речь первична, а письменная вторична. Это справедливо лишь в плане истории языка, но далеко не всегда — в реальной межъязыковой коммуникации.
    При заимствовании ИС их передача может  ориентироваться и на письменную (графическую) форму. Возможен простой перенос графической формы имени без изменений из текста на одном языке в текст на другом языке. Такое чаще всего практикуется, когда языки пользуются общей графической основой письменности. Такой практики придерживаются в большинстве стран, пользующихся латинской графикой.
    При использовании в англоязычном тексте имени из языка, письменность которого основана на латинице, ИС не претерпевает изменений. При этом в принципе желательно, чтобы воспроизводились и те буквы и диакритические знаки, которые отсутствуют в английском алфавите. Так, при передаче польского имени Walcsa в серьёзных публикациях и изданиях научного характера (энциклопедиях и т. п.) сохраняется буква с подстрочным знаком [6]. Однако в реальной практике (особенно в газетах, журналах, популярных справочниках) эта рекомендация часто игнорируется, и необычные для английского языка дополнительные элементы при передаче иноязычных ИС просто опускаются.
    Перенося  имя в неизменной форме, носители принимающего языка нередко навязывают имени произношение, соответствующее правилам чтения на их родном языке. Например, французы произносят имя Моцарта (Mozart) так, как если бы это было французское именование, — [mozar].
    О транслитерации говорят тогда, когда языки пользуются различными графическими системами (например, английский, русский, греческий, армянский, грузинский), но буквы (или графические единицы) этих языков можно поставить в какое-то соответствие друг другу, и согласно этим соответствиям происходит межъязыковая передача ИС. Поскольку, например, латиница, греческий алфавит и кириллица имеют общую основу, то большинство букв этих двух алфавитов могут быть поставлены в соответствие друг другу с учётом тех звуков, которые они регулярно обозначают.
    Транслитерация  имеет как преимущества, так и недостатки. Преимущества очевидны — письменный вариант имени не искажается, его носитель имеет универсальную, независимую от языка идентификацию. (Это немаловажное соображение — например, фамилия Ельцин передаётся по-английски как Yeltsin, a по-французски как Eltsine. Чтобы отыскать о нём, например, сведения на английском и французском языках в Интернете, придётся два раза заказывать поиск материалов по ключевому слову — один раз в английском написании, другой раз во французском.) При транслитерации в ещё большей степени, чем при прямом переносе, заимствующий язык навязывает имени произношение по собственным правилам. Особенно ярко эта тенденция проявляется в отношении античных и других историко-мифологических имён, чтение которых в западноевропейских языках почти стопроцентно следует правилам принимающего языка: например, по-английски Афродита (Aphrodite) — , Ясон (Jason). Принцип транслитерации нередко применялся в переводческой практике XVIII—XIX веков, когда межъязыковые и межкультурные контакты носили во многих отношениях бессистемный, фрагментарный характер. Если образованная часть российского общества в XIX веке хорошо владела французским и немецким языками, то, например, английский язык был в России мало кому известен, контакты с англоязычной культурой сводились в основном к знакомству с письменными источниками, да и то часто через французское или немецкое посредничество. Не зная, как читаются в оригинале те или иные имена, переводчики прибегали либо к транслитерации, либо к транскрипции по правилам чтения французского или немецкого языка. (Отсюда передача имени Newton как Невтон в известном стихотворении М.В. Ломоносова, строчка из которого “и быстрых разумом Невтонов” стала крылатой.) Сегодня транслитерация в чистом виде в русской языковой практике не применяется. Дело в том, что в английском, французском, немецком, венгерском и других языках многие буквы латинского алфавита либо изменили своё звуковое значение, либо читаются нестандартно в определённых буквосочетаниях и словах. Поэтому транслитерация их русскими буквами, если её проводить последовательно, будет порождать варианты этих имён, мало похожие при чтении на оригиналы. 

    2.2 Принцип фонетического подобия. Транскрипция
    Поскольку звуковая система языка первична, а письменная вторична, логично при заимствовании имени руководствоваться принципом достижения фонетической близости к оригиналу. Другими словами, при передаче ИС прежде всего ставится задача как можно точнее передать средствами принимающего языка (то есть языка перевода) звучание исходного имени. Этот принцип получил название транскрипции, и он является главным современным принципом передачи ИС на русском языке. При этом цель, к которой должна стремиться система транскрипции, состоит в том, чтобы соблюсти принцип взаимно однозначного соответствия между фонемами оригинала и их графическими соответствиями в принимающем языке [4, стр.19]. Сразу надо отметить, что эта цель далеко не всегда достижима. Фонологические системы различных языков, как правило, настолько специфичны, что их звуки невозможно поставить во взаимно однозначное соответствие. Сравним, например, два варианта русской передачи немецкого имени Heinrich — Генрих и Хайнрих. Последний вроде бы «правильнее» передаёт оригинальное звучание, но в нём одной и той же буквой х обозначены две разные немецкие фонемы: придыхательная в начале слова и среднеязычная щелевая в конце. С точки зрения фонологии, близость к оригиналу не достигается и в этом варианте, так как принцип взаимно однозначного соответствия не выдержан. Часто заимствующий язык навязывает имени иное ударение. В русской передаче многих ИС из английского и некоторых других языков ударение часто сдвигается на последний или предпоследний слог . Такая постановка ударения не есть результат некой несознательности или необразованности говорящих. Она вызвана внутренними законами ритмики русской речи и носит непроизвольный характер. Чтобы поставить в этих именах ударение на первый слог (по аналогии с исходным языком), говорящий должен сделать сознательное усилие. При этом не исключено, что собеседники сочтут подобное произношение нарочитым или даже снобистским (Ф`орсайт, Ф`лорида)
    Напротив, в английском произношении русских  имён собственных ударение часто сдвигается ближе к началу: даже тренированные дикторы Би-би-си не произносят женскую фамилию Роднини — Rodnina с ударением на последнем слоге, как в русском языке, а ставят ударение чаще всего на предпоследний слог. Современная переводческая практика выработала принцип практической транскрипции, который нацелен на передачу звучания ИС, но в то же время включает в себя некоторые элементы транслитерации.
    Противоречие  между традицией и современным  написанием проявилось у английского  антропонима Huxley. Традиция оставила фамилию знаменитого естествоиспытателя XIX в. Thomas Huxley как Гаксли, a современный английский писатель Aldous Haxley известен у нас как Хаксли, что фонетически более соответствует английскому произнесению этого антропонима [1, стр.154].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.