На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Богдан Хмельницкий

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 22.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Содержание
1 Происхождение и  образование………………………………………………………………………2
2 Служба королю…………………………………………………………………………………..…….....3-4
3 Семейная трагедия. Против Польши……………………………………………………………5-6
3.1 Письмо из Черкас царю Алексею Михайловичу………….……………………..……7-9
4 Военные действия  в 1648 году………………….……………………………….…………….10-11
4.1 Жёлтые Воды  и Корсунь………………………………………………………………….…….10-11
4.2 Народное движение……………………………………………………………………………..12-14
4.3 Переговоры с  поляками…………………………………………………………………..……15-16
4.4 Наступление на  Львов………………………………………………………………………………..17
5 Гетманство……………………………………………………………………………………………………..18
6 Второй поход  на Волынь. Осада Збаража и  битва при Зборове…….……………19
7 Зборовский договор и неудачная попытка мира……………………………………20-21
8 Третья война.  Поражение под Берестечком……….…………………………….……22-23
9 Продолжение войны……………………….…………………………………………………………….24
10 Переговоры с  Россией. Переяславская рада…………………………………………25-26
11 Смерть гетмана…………………………………………………………………………..…………..27-28
12 Семья…………………………………………………………………………………………………..……….29
12.1 Жёны………………………………………………………………………………………………………….29
12.2 Дети…………………………………………………………………………………………………………..30
13 Память…………………….………………………………………………………………………………31-32
14 Ссылки…………………….……………………………………………………………………………………33
 


Происхождение и образование
  

Богдан Хмельницкий  родился 27 декабря 1595 года. Относительно места его рождения нет достоверных  сведений, историки выдвигают разные версии. Его отец Михаил Хмельницкий  служил сотником в чигиринском полку  и происходил из древнего молдавского  рода Люблинского воеводства. Своё обучение Хмельницкий начал в киевской братской школе (что видно из его скорописи), а после её окончания, поступил в Иезуитский коллегиум в Ярославе, а потом, следственно, и во Львове. Характерно, что овладев искусством риторики и сочинения, а также в совершенстве польским языком и латынью, Хмельницкий не перешёл в католичество, но остался верен отцовской вере (то есть православию). Позже он напишет, что иезуиты не смогли добраться до самых недр его души. По его словам ему не стоило труда вытеснить из себя их проповеди и остаться верным родной вере. Однако, что также характерно, во время войны он не стал разрушать Львов, так как очень любил этот город. Позже Хмельницкий побывал во многих европейских странах.
 


Служба  королю 

Вернувшись  на родину, Хмельницкий  участвует в польско-турецкой войне 1620—1621 годов, во время которой, в битве под  Цецорой, гибнет его отец, а сам он попадает в плен. Два года тяжёлого рабства (по одной версии — на турецкой галере, по другой — у самого адмирала) для Хмельницкого не прошли понапрасну: выучив в совершенстве турецкий и татарский языки, он решается на побег (по другим данным, был выкуплен родственниками). Вернувшись в Суботов он записался в реестровое казачество. 

С конца 1620-х годов  начинает активно  участвовать в  морских походах  запорожцев на турецкие города (кульминацией этого периода  стал 1629 год, когда  казакам удалось  захватить передместия Константинополя). После долгого пребывания на Запорожье Хмельницкий вернулся в Чигирин, женился на Анне Сомковне (Ганна Сомко) и получил уряд сотника чигиринского. В истории последовавших затем восстаний казаков против Польши между 1630 и 1638 годами имя Хмельницкий не встречается. Единственное его упоминание в связи с восстанием 1638 года — договор про капитуляцию восставших был писан его рукой (он был генеральным писарем у восставших казаков) и подписан им и казацким старшиной. После поражения вновь низведён в ранг сотника. 

Когда на польский престол  вступил Владислав IV и началась война  Речи Посполитой с Россией, Хмельницкий воевал против русских войск[источник не указан 654 дня] и в 1635 году получил от короля золотую саблю за храбрость. В войне Франции с Испанией (1644—1646) он с больше чем двухтысячным отрядом казаков принимал участие в осаде крепости Дюнкерк. Уже тогда посол де Брежи писал кардиналу Мазарини, что казаки имеют очень способного полководца — Хмельницкого. 

Богдан  Хмельницкий пользовался  уважением при  дворе польского  короля Владислава IV. Когда в 1645 году король задумал без согласия сейма начать войну  с Османской империей, он доверил свой план, между прочим, и  Богдану Хмельницкому. Не один раз он входил в состав депутаций  для представления  сейму и королю жалоб на насилия, которым подвергались казаки. 

В 1646 году Владислав IV начал  тайные переговоры с  казацкими старшинами Ильяшем Караимовичем, Барабашем и Хмельницким (в то время он был войсковым писарем) о возможном участии казаков в турецкой войне. Казацкое войско должно было согласиться развязать войну с Османской империей и за это получить от короля грамоту на восстановление своих прав. Но до войны дело не дошло: вербовка войск вызвала страшное волнение в сейме, и король принуждён был отказаться от своих планов. Грамота короля осталась у казаков и, по одним сведениям, хранилась в тайне у Ильяша, по другим — у Барабаша. Когда король потерпел неудачу на сейме, Хмельницкий, путём хитрости, выманил королевскую привилегию у Барабаша или у Ильяша и задумал воспользоваться ею для отстаивания казацких привилегий. В это же время случай из личной жизни Хмельницкого резко изменил его образ действий относительно польского правительства, заставив его поднять черкасов и стать во главе этого восстания, подготовленного всей политикой польского государства относительно казачества и вообще черкасского православного населения в пределах Речи Посполитой.
 


Семейная  трагедия. Против Польши 

Хмельницкий имел небольшой хутор  Суботов (по названию реки Суба), близ Чигирина. Воспользовавшись его отсутствием, польский подстароста Чаплинский, ненавидевший Хмельницкого, напал на его хутор, разграбил его, увёз женщину (Гелену), с которой Хмельницкий жил после смерти его первой жены Анны Сомковны, обвенчался с ней по католическому обряду и высек одного из сыновей Хмельницкого так сильно, что тот чуть не умер. Задокументированных подтверждений смерти сына Хмельницкого нет, но его имя больше нигде не упоминается, в отличие от Тимоша и Юрия. 

Хмельницкий начал было искать возмездия на суде, но там ему ответили только насмешкой, возместив  ему лишь 100 золотых (по оценкам историков  сумма ущерба составляла больше 2-х тысяч  золотых). Тогда он обратился к королю, который, чувствуя себя бессильным перед  Сеймом (Польским парламентом), высказал, как говорили, удивление, что казаки, имея сабли за поясом, не защищают сами своих  привилегий. Возвратившись  ни с чем из Варшавы, Хмельницкий решил  прибегнуть к оружию. Он тайно собрал казаков  и сумел так  возмутить их, что  они провозгласили  его гетманом и  просили Хмельницкого лично, а не через  послов вести переговоры с крымскими татарами, чтобы склонить их к союзу с казаками. Хмельницкий просьбу  казаков решил  исполнить. Один из участников тайного собрания, Роман Пешта, донес о замыслах Хмельницкого коронному гетману Потоцкому, который отдал приказ арестовать Хмельницкого. Однако Барабаш выпустил своего зятя из тюрьмы. 11 декабря 1647 он вместе со своим сыном Тимошем прибыл в Запорожскую Сечь, а оттуда направился в Крым, где царствовал в то время Ислам III Гирей. Хан принял Хмельницкого ласково, но относительно войны с Польшей дал ответ нерешительный, хотя перекопскому мурзе Тугай-бею и приказано было идти с Хмельницким, не объявляя формально войны Польше. 18 апреля 1648 Хмельницкий прибыл в Сечь и изложил результаты своей поездки в Крым. Полковники и старшина на Сечи приняли его с энтузиазмом и казачество избрало его гетманом войска запорожского. 
 
 

После избрания в своём  Белоцерковском универсале Хмельницкий писал:
Вам всем обще Малоросияном о том доносим, так и до компанеи военной, на предлежащее с ними же поляками дело военное вас вызываем и заохочуем. Кому мила вера благочестивая, от поляков на унею претворяемая; кому з вас любима целость отчизны нашей, украины Малороссийской .. — о уволненю от бед лядских всего народа Малороссийского.
 


Письмо  из Черкас царю Алексею Михайловичу
 
Письмо  Богдана Хмельницкого, посланное из Черкас царю Алексею Михайловичу, с сообщением о победах над польским войском и желании запорожского казачества перейти под власть русского царя:
Наяснийший, велможний и преславний цару московский, а нам велце милостивий пане и добродию.
Подобно с презреня божого тое ся стало, чого ми сами соби зичили и старалися о тое, абихмо часу теперишного могли чрез посланцов своих доброго здоровья вашей царской велможности навидити и найнижший поклун свой отдати. Ажно Бог всемогущий здарив нам от твоего царского величества посланцув, хоч не до нас, до пана Киселя посланих в потребах его, которих товариши наши козаки в дорози натрафивши, до нас, до войска завернули.
Чрез  которих радостно пришло нам твою царскую велможност видомим учинити оповоженю вири нашое старожитной греческой, за которую з давних часов и за волности свои криваве заслужоние, от королей давних надание помир[ем] и до тих час от безбожних ариян покою не маем.
[Тв]орець избавитель наш Исус Христос, ужаловавшис кривдубогих людей и кривавих слез сирот бидних, ласкою и милосердем своим святим оглянувшися на нас, подобно, пославши слово свое святое, ратовати нас рачил. Которую яму под нами били викопали, сами в ню ся обвалили, же дви войска з великими таборами их помог нам Господь Бог опановати и трох гетманов живцем взяти з иншими их санаторами: перший на Жолтой Води, в полю посеред дороги запорозкои, комисар Шемберк и син пана краковского ни з одною душею не втекли. Потом сам гетман великий пан краковский из невинним добрим чоловиком паном Мартином Калиновским, гетманом полним коронним, под Корсуном городом попали обадва в неволю, и войско все их квартянное до щадку ест розбито; ми их не брали, але тие люди брали их, которие нам служили [в той м]ире от царя кримского. Здалося тем нам и о том вашому [царскому] величеству ознаймити, же певная нас видомост зайш[ла от] князя Доминика Заславского, которий до нас присилал о мир просячи, и от пана Киселя, воеводи браславского, же певне короля, пана нашего, смерть взяла, так розумием, же с причини тих же незбожних неприятелей это и наших, которих ест много королями в земли нашой, за чим земля тепер власне пуста. Зичили бихмо соби самодержца господаря такого в своей земли, яко ваша царская велможност православний хрестиянский цар, азали би предвичное пророчество от Христа Бога нашего исполнилося, што все в руках его святое милости. В чом упевняем ваше царское величество, если би била на то воля Божая, а поспех твуй царский зараз, не бавячися, на панство тое наступати, а ми зо всим Войском Запорозким услужить вашой царской велможности готовисмо, до которогосмо з найнижшими услугами своими яко найпилне ся отдаемо.
А меновите будет то вашому царскому величеству слишно, если ляхи знову на нас схотят наступати, в тот же час чим боржей поспешайся и з своей сторони на их наступати, а ми их за Божею помощу отсул возмем. И да исправит Бог з давних виков ознаймленное пророчество, которому ми сами себе полецевши, до милостивих нуг вашему царскому величеству, яко найуниженей, покорне отдаемо. 

Дат с Черкас, июня 8, 1648. Вашему царскому величеству найнизши слуги.
Богдан  Хмельницкий, гетман з Войском его  королевской милости  Запорозким.
— Под стягом России: Сборник архивных документов. М., Русская  книга, 1992. 

В то же время Богдан писал королю польскому:
Найяснейший милостивый король, п(ан) наш милостивый. Согрешили мы, что взяли в плен гетманов (Н. Потоцкого и М. Калиновского — примечание переводчика) и войско в(ашей) к(оролевской) м(илости), которое на нас наступало, согласно воле в(ашей) к(оролевской) м(илости), разгромили. Однако просим милосердия и, чтобы строгость гнева в(ашей) к(оролевской) м(илости) не привела нас к десперации, ожидаем теперь ответа и милосердия; верно возвратимся (назад), а сами на услуги в(ашей) к(оролевской) м(илости) съедемся.
Богдан  Хмельницкий, войска в(ашей) к(оролевской) м(илости) Запорожского старший. 
 
 

Примерно  с таким же содержанием, заверениями в  верности, покорности и васалитете писались письма и крымскому хану и турецкому султану. Приведенные выше цитаты иллюстрируют не желание Хмельницкого пойти к кому либо на службу, а дипломатическую игру. В это же время поляки довольно успешно вели переговоры с русским царём о помощи в подавлении восстания, царь должен был послать донских казаков на Крым, чтобы татары не смогли прийти на помощь Хмельницкому. Как результат — третья по счету — Пилявецкая битва началась без татар, они защищали Крым от донских казаков.
 


Военные действия в 1648 году
Восстание Хмельницкого.Жёлтые Воды и Корсунь 

22 апреля четырёхтысячное  войско Хмельницкого  выступило из Запорожья;  за ним на некотором  расстоянии шёл  Тугай-бей с тремя тысячами татар. Обойдя крепость Кодак, где сидел польский гарнизон, Хмельницкий направился к устью реки Тясмина и остановился лагерем на притоке Жёлтые Воды, впадающем в Тясмин (в нынешней Днепропетровской области). Несколько времени спустя подошли туда и поляки, под начальством молодого Стефана Потоцкого — всего пять тысяч человек и восемь пушек. Поскольку поляки ждали подкрепления от пикинёрских хоругвей и реестровых казаков (регулярных солдат-наёмников), которые в это время перебили своих командиров и перешли на сторону Хмельницкого, было подписано перемирие, и поляки выдали Хмельницкому артиллерию в обмен на заложников — полковников Михаила Крысу и Максима Кривоноса. Затем казаки провели обманную атаку на лагерь поляков, и находящиеся в заложниках казацкие полковники потребовали себе коней, чтоб остановить «наступление». Как только им дали коней, они поскакали к восставшим, чтобы их якобы «остановить», а на самом деле сбежали. После того, как Хмельницкий завладел артиллерией, положение польской армии стало безнадежным. Поляки пробовали передать сведения о своем тяжелом положении в основную армию, которая стояла около Корсуня, многими способами: известна даже попытка передать записку со специально обученной собакой, но все усилия оказались бесплодными. После перехода реестровых казаков на сторону Хмельницкого польская армия имела «некомплект» в пехоте и не могла обороняться. 5 мая после ряда казацких атак на лагерь было принято решение отходить, обгородившись рядами возов с флангов. Но возле урочища Княжие Байраки казаками и татарами была сделана засада (путь отступления перекопан окопами), и оступавшие поляки были полностью разгромлены. Потоцкий был смертельно ранен, другие начальники взяты в плен и отправлены пленниками в Чигирин. 

Хмельницкий двинулся в Корсуню, где стояло польское войско, под начальством польного и великого коронных гетманов Калиновского и Николая Потоцкого. 15 мая Хмельницкий подошёл к Корсуню почти в то самое время, когда польские полководцы получили известие о поражении поляков при Желтых Водах и не знали ещё, что предпринять. Хмельницкий подослал к полякам казака Микиту Галагана, который, отдавшись в плен, предложил себя полякам в проводники, завел их в лесную чащу и дал Хмельницкому возможность без труда истребить польский отряд. Погибла вся коронная (кварцяная) армия Польши мирного времени — более 20 тыс. человек. Потоцкий и Калиновский были взяты в плен и отданы, в виде вознаграждения, Тугай-бею. По легенде, пленные польские гетманы спросили у Хмельницкого, чем же он расплатится с «шляхетными рыцарями», имея ввиду татар и намекая на то, что им придется отдать часть Украины на разграбление, на что Хмельницкий ответил: «Вами расплачусь». Сразу после этих побед на Украину прибыли основные силы крымских татар во главе с ханом Ислямом III Гиреем. Поскольку сражаться уже было не с кем (хан должен был помочь Хмельницкому под Корсунем), был проведен совместный парад в Белой Церкви, и орда вернулась в Крым.
 


Народное  движение 

Победы  Хмельницкого при  Жёлтых Водах и  под Корсунем вызвали всеобщее восстание черкасов[источник не указан 187 дней] и населения Малороссии против поляков. Крестьяне и горожане бросали свои жилища, организовывали отряды и устраивали погромы полякам и евреям. 

Во  время, когда все  войско Хмельницкого стояло у Белой  Церкви, на периферии  не смолкала борьба. После активных действий против восставших со стороны Иеремии  Вишневецкого им был выслан 10-тысячный отряд под командованием Максима Кривоноса, который помогал восставшим и действовал якобы не от имени Хмельницкого. Этот отряд должен был после очищения Украины от поляков занять переправу через Случ у Староконстантинова, что и было выполнено. 

Мстя  полякам и нанимавшимся ими для сбора  налогов евреям, казаки порой расправлялись  с ними крайне жестоко  и беспощадно. Зная о погромах еврейского населения и чудовищных масштабах кровопролития, Хмельницкий пытался  противостоять разрушению, одновременно осознавая, что он не в силах  остановить трагедию, что разыгрывалась. Значительное количество пленных евреев и  поляков было продано  на рынках рабов в  Стамбуле вскоре после  восстания. Точное число  жертв неизвестно и, скорее всего, так  и не будет достоверно установлено. Тем не менее, практически все источники соглашаются с фактом тотального исчезновения еврейских общин на территории, охваченной восстанием. 

Убыль еврейского и польского  населения не обязательно  была связана с  гибелью людей, а  более значительно  с бегством с территорий, охваченных восстанием. Например, поляками и евреями в  насилии часто  обвиняется армия Кривоноса. Весьма показательным в плане насилия казаков является письмо Кривоноса к шляхтичу, который попросил не разорять его имение:
Е. м. п. Димитр … просил меня, чтобы я, идя за войском, имения е. м. кн. не разорял. Я же не хочу только, чтобы вы по милости своей не запрещали [брать] хлеб у панских подданных … Если ты хочешь так, как кн. е. м. п. Вишневецкий дать бой, то мы в этом не препятствуем. Но если только второй раз попадешься, то не обижайся, ибо мы другим путем не идем, только за е. м. п. Вишневецким … И ему будет [оказана] та честь, что и п. Потоцкому, и п. Калиновскому, ибо всюду по дорогам виселицы и колы, а на колах люди невинные заживо муки терпят от его рук. … Но кто смирный и будет оставаться в мире, пусть высылает мне навстречу достойных людей раньше, нежели пойду туда, куда нужно.
Вверяю  себя милости в. м. как благожелательный друг и слуга, Максим Кривонос, полковник  Войска к. е. м. Запорожского.
— 1648 г. июня. — Письмо М. Кривоноса из под Константинова польскому полковнику К. Корицкому 

Как видим, даже польский пан мог при  условии поддержки  восставших снабжением избежать разорения  имения. 

Еврейский летописец Натан  Ганновер свидетельствовал: «С одних казаки сдирали  кожу заживо, а тело кидали собакам; другим наносили тяжелые  раны, но не добивали, а бросали их на улицу, чтобы медленно умирали; многих же закапывали живьем. Грудных младенцев  резали на руках матерей, а многих рубили на куски, как рыбу. Беременным женщинам распарывали  животы, вынимали плод и хлестали им по лицу матери, а иным в распоротый живот  зашивали живую кошку  и обрубали несчастным руки, чтобы они  не могли вытащить кошку. Иных детей  прокалывали пикой, жарили на огне и  подносили матерям, чтобы они отведали их мяса. Иногда сваливали  кучи еврейских детей  и делали из них  переправы через  речки…» Современные  историки ставят под  сомнение некоторые  аспекты хроники  Ганновера, как и  любой хроники  той эпохи; однако реальность указанных  событий возражений не вызывает.
Евреи говорили о Богдане  Хмельницком «Хмель-злодей, да сотрется имя его!»  — свидетельствовал летописец Натан  Ганновер. 

Современные методы демографической  статистики основаны на данных казначейства польского королевства. Общее число еврейского населения в польском королевстве в 1618—1717 годах составляло от 200 000 до 500 000 человек. Значительная часть евреев жила в местах, не затронутых восстанием, и тогдашнее еврейское население собственно Украины оценивается некоторыми исследователями приблизительно в 50-60 тысяч человек. 

Еврейские и польские хроники  эпохи восстания  склонны подчеркивать многочисленность жертв. В исторической литературе конца XX века распространены как оценки в 100 000 погибших евреев и более, так и цифры в диапазоне от 40 до 100 тысяч. Кроме того:
Согласно  канадско-украинскому  историку Оресту Субтельному, оценки жертв восстания среди еврейского населения были значительно преувеличены в историографии этого периода: «фрагментарная информация об этом и следующем за ним периоде включает сообщения о быстром возрождении, и ясно указывает на то что катастрофа была не так велика, как считалось прежде».
Согласно  Бернарду Вайнрыбу, еврейские потери не достигли ужасающих цифр, присущих преданиям о погромах времен Хмельницкого. Однако и этот автор полагает, что процент жертв среди евреев был значительно выше, чем среди других категорий населения.
 


Переговоры  с поляками 

Тем временем Хмельницкий  начал переговоры с поляками, чтобы  дистанцироваться от возникшего всеобщего  народного восстания, которое все больше выходило из-под контроля. Когда пришло письмо Адама Киселя, обещавшего свое посредничество для примирения казаков  с польским государством, Хмельницкий собрал раду, на которой, говорят, было около 70 тысяч  человек, и получил  её согласие на приглашение  Киселя для переговоров; но перемирие заключено  не было вследствие враждебного к  полякам настроения казацкой массы. На жестокости казацких предводителей, действовавших вполне независимо один от другого и от Хмельницкого, поляки отвечали такими же жестокостями; в  этом отношении особенно отличался польский князь Иеремия (Ярема) Корыбут-Вишневецкий (отец короля Михаила Вишневецкого). Послав послов в Варшаву, Хмельницкий медленно подвигался вперед, прошёл Белую Церковь и, хотя был убежден, что из переговоров с поляками ничего не выйдет, все-таки активного участия в народном восстании не принимал. В это время он сыграл свою свадьбу с 18-летней красавицей Чаплинской (жена гетмана, которая когда-то была у него выкрадена из Суботова, умерла сразу после свадьбы с подстаростой Чаплинским). Сейм между тем постановил готовиться к войне с казаками. К казакам были, правда, посланы уполномоченные для переговоров, но они должны были предъявить такие требования, на которые казаки никогда не согласились бы (выдача оружия, взятого у поляков, выдача предводителей казацких отрядов, удаление татар). Рада, на которой были прочитаны эти условия, была сильно раздражена против Богдана Хмельницкого за его медлительность и за переговоры. Уступая раде, Хмельницкий стал двигаться вперед на Волынь, дошёл до Случи, направляясь к Староконстантинову. 

Предводители  польского ополчения  — князья Заславский, Конецпольский и Остророг не были ни талантливы, ни энергичны. Хмельницкий прозвал Заславского за изнеженность и влюбленность в роскошь «периною», Конецпольского за молодость — «дитиною», а Остророга за учёность — «латиною». Они подошли к Пилявцам (близ Староконстантинова), где стоял Хмельницкий, но никаких решительных мер не предпринимали, хотя на этом настаивал энергичный Иеремия Вишневецкий. По оценкам даже таких прагматических учёных как В.Смолий и В.Степанков численность польского войска доходила до 80 000 человек при 100 пушках. При войске было также огромное количество (от 50 000 до 70 000) возов с провизией, фуражом и боеприпасами. Польские олигархи и аристократия выбрались в поход, как на пир. В их убранстве был золотой ремень стоимостью 100 тысяч злотых и алмазная ферязь стоимостью в 70 тысяч. В таборе было также 5 000 щедрых на сексуальные удовольствия женщин, готовых в любую минуту удовлетворить походные желания изнеженной аристократии. Это дало возможность Богдану Хмельницкому усилиться; к нему стали сходиться предводители отдельных отрядов. Польское войско не мешало им. До 20-го сентября Хмельницкий ничего не предпринимал, поджидая прихода татарского отряда. В это время донские казаки по приказу царя напали на Крым, и орда не смогла выступить на помощь казацкой армии. Хмельницкий, узнав об этом ещё до начала битвы, послал гонцов в Буджацкую орду (на территории современной Одесской области), которая не была задействована в обороне Крыма и пришла ему на помощь. Пришло 4 000 человек. Богдан Хмельницкий подослал к полякам православного священника, который, когда его взяли в плен, передал полякам, что пришло 40 тысяч крымчан, и этим навел на поляков панический страх. Поляки до этого были настолько уверены в победе, что даже не построили укреплений для обороны своего лагеря. В выборе места битвы проявился военный талант Хмельницкого: на стороне поляков укрепиться было практически невозможно в связи с сильно пересеченной местностью. 21 сентября началось сражение, поляки не устояли и побежали. Наутро казаки нашли пустой лагерь и овладели богатой добычей. Неприятеля не преследовали. Хмельницкий занял Староконстантинов, затем Збараж.
 


Наступление на Львов 

В октябре 1648 года Богдан Хмельницкий осадил Львов. Как показывают его действия, он не собирался занимать город, ограничившись  взятием опорных  пунктов на его  подступах: укреплённых  монастырей Святого  Лазаря, Святой Магдалены, собора Святого Юра. Однако, Хмельницкий разрешил отрядам восставших крестьян и казацкой голоты, которыми руководил тяжелораненый Максим Кривонос, штурмовать Высокий Замок. Восставшие захватили ранее неприступный польский замок, а горожане согласились заплатить Хмельницкому откуп за его отступление от стен Львова.
 


Гетманство 

В первых числах января 1649 года Хмельницкий  выехал в Киев, где  его встретили  торжественно. Из Киева  Хмельницкий отправился в Переяслав. Слава  его разнеслась далеко за пределы Украины. К нему приходили  послы от крымского  хана, турецкого султана, молдавского господаря, семиградского князя. 

В декабре 1648 года в  Киеве проездом в  Москву находился  иерусалимский патриарх Паисий. Паисий согласился также передать письмо Хмельницкого царю с просьбой «о принятии Войска Запорожского под высокую государеву руку». Митрополит Коринфский Иоасаф препоясал гетмана мечом, освящённым на Гробе Господнем в Иерусалиме. 

Пришли  послы и от поляков, с Адамом Киселем  во главе, и принесли Хмельницкому королевскую  грамоту на гетманство. Хмельницкий созвал раду в Переяславле, принял гетманское «достоинство» и благодарил короля. Это вызвало большое неудовольствие в среде старши?ны, за которой следовали и простые казаки, громко выражавшие свою ненависть к Польше. В виду такого настроения Хмельницкий в своих переговорах с комиссарами вел себя довольно уклончиво и нерешительно. Комиссары удалились, не выработав никаких условий примирения. Война, впрочем, не прекращалась и после отступления Хмельницкого от Замостья, особенно на Волыни, где отдельные казацкие отряды (загоны) продолжали непрерывно партизанскую борьбу с поляками. Польский Сейм, собравшийся в Кракове в январе 1649 года, ещё до возвращения комиссаров из Переяслава, постановил собирать ополчение. 

В Переяславе Хмельницкий  повенчался с Геленой Чаплинской, получив специальное разрешение патриарха Паисия. Первый муж Чаплинской был жив, и формально Чаплинская состояла с ним в браке.
 


Второй  поход на Волынь. Осада Збаража  и битва при  Зборове 

Весной  польские войска стали  стягиваться на Волынь. Хмельницкий разослал по Украине универсалы, призывая всех на защиту родины. Летопись Самовидца, современника этих событий, довольно картинно изображает, как все, стар и  млад, горожане и  селяне, бросали свои жилища и занятия, вооружались чем попало, брили бороды и шли в казаки. Образовано было 24 полка. Войско было устроено по новой, полковой системе, выработанной казачеством при походах в Сечи Запорожской. Хмельницкий выступил из Чигирина, но двигался вперед чрезвычайно медленно, поджидая прибытия крымского хана Исляма III Гирея, с которым он и соединился на Чёрном Шляху, за Животовым. После этого Хмельницкий с татарами подступил к Збаражу, где осадил польское войско. Осада продолжалась больше месяца (в июле 1649 г.). В польском лагере начался голод и повальные болезни. На помощь осажденным выступил сам король Ян Казимир во главе двадцатитысячного отряда. Папа прислал королю освященное на престоле святого Петра в Риме знамя и меч для истребления схизматиков, то есть православных. Близ Зборова, 5 августа, произошла битва, в первый день оставшаяся нерешенной. Поляки отступили и окопались рвом. На другой день началась ужасная резня. Казаки врывались уже в лагерь. Плен короля, казалось, был неизбежен, но Хмельницкий остановил битву, и король, таким образом, был спасен. Самовидец объясняет этот поступок Хмельницкого тем, что он не хотел, чтобы басурманам достался в плен христианский король.
 


Зборовский договор и неудачная попытка мира
 
Богдан  Хмельницкий на Памятнике  «1000-летие России»  в Великом Новгороде 

Когда утихло сражение,
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.