На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Артур Шопенгауэр - «Афоризмы житейской мудрости»

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 23.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Федеральное агентство по образованию 

     Государственное образовательное учреждение высшего  профессионального образования  «Санкт-Петербургский государственный  инженерно-экономический университет» 

     Филиал  Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического института (г.Чебоксары) 

     Факультет производственного менеджмента
     Кафедра гуманитарных и социально-экономических  дисциплин 

     Реферат
     По  морфологии современного мировоззрения 
 

     На  тему: Артур Шопенгауэр - «Афоризмы житейской мудрости» 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Выполнила:
     Студентка гр.11-06
     Радченко  Евгения
     Проверил  преподаватель:
     Пигасев Ю.Г. 
 
 
 
 
 
 

     Чебоксары – 2009
     Содержание:
I. Артур Шопенгауэр. Жизнь и творчество……………………………….3-8
II. «Афоризмы житейской мудрости»
Глава 1. Основное деление.………………………………………………… 9-10
Глава 2. О том, что такое человек…………………………………………10-11
Глава 3. О том, что человек имеет…………………………………………11-12
Глава 4. О том, что представляет собой человек………………………...13-15
Глава 5. Поучения и правила……………………………………………….15-24
Глава 6. О различии возрастов……………………………………………..24-27 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     I. Артур Шопенгауэр. Жизнь и творчество.
     Артур Шопенгауэр родился 22 февраля 1786 г. в Данциге (Гданьске). В юношеские годы он много путешествовал по странам Западной Европы, и уже в это время складывались его пессимистическое мировоззрение и отрицательное отношение к революционным движениям. Когда он посетил Лион, на него произвели потрясающее впечатление рассказы о тех зверствах, которые в этом городе в годы Великой французской революции учинил посланец Конвента Жозеф Фуше. Но не прошли мимо его внимательного взора и унылые настроения народа в годы Реставрации во Франции и темные стороны фритредерского капитализма в Англии (4).
     Несмотря  на то, что Шопенгауэр родился в  обеспеченной семье, материальные блага не защитили его от страданий. Семейные ссоры родителей, а затем смерть горячо любимого им отца, непонимание и холодность со стороны матери, неудачи на службе и в личной жизни породили в нем недоверие к миру людей, в котором доминировало зло. В отрешении от злой воли, формирующей реальный мир, видит Шопенгауэр счастье.
     Родители  Артура находились в состоянии глубокого  внутреннего разлада между собой, что тяжело сказывалось на духовном самочувствии ребенка. Затем отец Артура разошелся с женой, а спустя два  года, в 1805 г., покончил жизнь самоубийством. Его вдова и мать Артура, Иоганна Шопенгауэр, была жизнерадостной и веселой особой, привыкшей к жизни в обществе и занятой преимущественно собой. Неудивительно, что и у Артура началось с ней расхождение, а в 1814 г. произошел полный разрыв. Но она была талантливой писательницей; вращалась в литературно-художественных кругах. Благодаря ей Артур смог освободиться от занятий коммерцией и обратиться к основательному изучению древних языков в гимназиях Готы и Веймара. Артур был обязан матери и тем, что в Веймаре она познакомила его с Гёте, Виландом, Фридрихом Шлегелем, Рейнгольдом и другими тогдашними знаменитостями. Общению с Гёте Шопенгауэр был в свою очередь обязан тем, что углубился в естественнонаучные изыскания и даже написал свой собственный трактат «О зрении и цветах (Farben)» (опубликован в 1816 г.), не совпадающий по своей направленности с соответствующим сочинением самого Гёте.
     В 1809 г. Шопенгауэр поступает в Гёттингенский, а спустя два года переходит в столичный Берлинский университет. Предметом его занятий были сперва медицина, а затем философия, которую в Гёттингене преподавал Готлиб Эрнст Шулце (Энесидем), а в Берлине—Фихте и Шлейермахер. Лекции, в общем, его внимания не привлекли. Его интерес вызвали только принцип фихтевского волюнтаризма и идеи работы Шеллинга о свободе воли, незадолго до этого вышедшей в свет. Зато он самостоятельно с большим прилежанием изучает теорию вторичных качеств Локка, учение Платона об идеях и все построения Канта. И в эти годы и потом всю жизнь Шопенгауэр следит за успехами естественных наук. Написанную в Берлине Докторскую диссертацию о законе достаточного основания он осенью 1813 г. защитил в Иенском университете. Затем в течение четырех лет пишет в Дрездене свой главный философский труд «Мир как воля и представление». В 1813 году Шопенгауэр издал за свой счет первый философский труд «О четверояком корне закона достаточного основания». Его восторженно оценили некоторые профессора, но продать не удалось — в той военно-политической ситуации, которая сложилась тогда в Германии, тема книги показалась публике не самой актуальной. Шопенгауэр понес значительные убытки, но тем трепетнее относился к своему первому детищу. Когда он преподнес один экземпляр книги своей матери, та, прочитав заглавие, имела неосторожность пошутить: «О, да тут что-то про корешки! Видать, фармацевтическая книга! » Выведенный из себя насмешкой Артур заявил, что его сочинения будут изучать и тогда, когда о беллетристических опытах Анны Шопенгауэр мир давно позабудет.
     Эта оценка соответствовала общему представлению  Шопенгауэра о женщинах. С тех  пор, как он неудачно ухаживал за известной  актрисой Ягеман, на которой был  готов жениться, отношения со слабым полом у него принципиально не складывались. Как всякий философ, он легко нашел этому теоретическое обоснование. Женщина, по его мнению, обладает умственной близорукостью. Она способна различать только близкие предметы и цели, но заглянуть в будущее и в прошлое неспособна. Видимость вещей она принимает за суть дела. Зато близорукость позволяет ей больше мужчины наслаждаться радостями сегодняшнего дня, быть жизнерадостной и расточительной.
     О женщине Шопенгауэр пишет так: «Она инстинктивно лукава, но вместе с тем, по неразумению и малой сообразительности, вздорна, капризна, тщеславна, падка на блеск, пышность и мишуру; в отношениях друг к другу она проявляет большую принужденность, скрытность и враждебность, чем мужчины в отношениях между собою. Женщинам чуждо истинное призвание к музыке, поэзии и вообще к искусству; даже наиболее блестящие представительницы женского пола никогда не создавали чего-либо действительно великого и самобытного в художественной области; еще менее способны они удивить мир ученым творением с непреходящими достоинствами. Объясняется это тем, что женщина всегда и во всем обречена только на опосредственное господство через того мужчину, которым одним она владеет непосредственно… Женщины во всех отношениях — второй, ниже мужчин стоящий слабый пол… По самой природе своей женщины несомненно обречены на повиновение; видно это уже из того,, что любая из них — стоит ей попасть в независимое положение — добровольно отдается под опеку любовника или духовника, лишь бы только какой-нибудь мужчина властвовал над нею».
     Окончательным «мизогином», как называли в те времена женоненавистников, Шопенгауэра сделала некая швея Каролина Маркет, знакомая его берлинской квартирной хозяйки во время его кратковременного профессорства. В августе 1821 года она привлекла автора «Мира как воли и представления» к суду за оскорбление словом и действием. Письменный ответ Шопенгауэра на жалобу обвинительницы выглядит так:«Возводимое на меня обвинение представляет чудовищное сплетение лжи с истиною… Я месяцев шестнадцать занимаю у вдовы Беккер меблированную квартиру, состоящую из кабинета и спальни; к спальне примыкает маленькая каморка, которою я сначала пользовался, но потом , за ненадобностью, уступил хозяйке. Последние пять месяцев каморку эту занимала теперешняя моя обвинительница. Передняя же при квартире всегда состояла исключительно в пользовании моем и другого жильца, и кроме нас двоих и наших случайных гостей в переднюю никому не следовало показываться… Но недели за две до двенадцатого августа я, вернувшись домой, застал в передней трех незнакомок; по многим причинам это мне не понравилось и я, позвав хозяйку, спросил ее, позволила ли она госпоже Маркет сидеть в моей передней? Она ответила мне, что нет, что Маркет вообще из своей каморки в другие комнаты не заходит и что вообще Маркет в моей передней нечего делать… Двенадцатого августа, придя домой, я опять застал в передней трех женщин. Узнав, что хозяйки нет дома, я сам приказал им выйти вон. Две из них повиновались беспрекословно, обвинительница же этого не сделала, заявив, что она — приличная особа. Подтвердив госпоже Маркет приказание удалиться, я вошел в свои комнаты. Пробыв там некоторое время, я, собираясь снова выходить из дому, опять вышел в переднюю со шляпой на голове и с палкой в руке. Увидев, что госпожа Маркет все еще находится в передней, я повторил ей приглашение удалиться; но она упорно желала оставаться в передней; тогда я пригрозил вышвырнуть ее вон, а так как она стояла на своем, то я и на самом деле вышвырнул ее за дверь. Она подняла крик, грозила мне судом и требовала свои вещи, которые я ей выбросил; но тут, под тем предлогом, что в передней осталась какая-то незамеченная мною тряпка ее, она снова вторглась в мои комнаты; я опять ее вытолкал, хотя она этому противилась изо всех сил и громко кричала, желая привлечь жильцов. Когда я ее вторично выпроваживал, она упала, по всей вероятности, умышленно; но уверения ее, будто я сорвал с нее чепец и топтал его ногами — чистейшая ложь: подобная дикая расправа не вяжется ни с моим характером, ни с моим общественным положением и воспитанием; удалив Маркет за дверь, я ее больше не трогал, а только послал ей вдогонку крепкое слово. В этом, я, конечно, провинился и подлежу за то наказанию; во всем же остальном я пользовался лишь неоспоримым правом охраны моего жилища от нахальных посягательств. Если у нее очутились ссадины и синяки, то я позволяю себе усомниться в том, чтобы они были получены при данном столкновении; но даже и в последнем случае она должна винить сама себя: таким незначительным повреждениям рискует подвергнуться всякий, кто держит в осаде чужие двери… ».
     В первой инстанции дело выиграл Шопенгауэр. Но оно тянулось еще пять лет, кончившись тем, что Шопенгауэр должен был выплачивать Маркет пожизненную пенсию по 60 талеров в год. Это продолжалось двадцать лет. В 1846 году философ получил свидетельство о смерти, на котором начертал по латыни «Obit anus, abit onus» («Отошла старуха, свалилось бремя»).
     Раздражительный и злопамятный характер Шопенгауэра  таил в себе всегдашний разлад между  обуревавшими его страстями, житейской  расчетливостью и увлеченностью  философией, и этот разлад сказался на всей его карьере. Честолюбие и тщеславное стремление к известности долгие годы оставались у Шопенгауэра не удовлетворенными, и многие страницы его сочинений несут на себе следы этого психологического комплекса, прежде всего в виде резко отрицательных характеристик, которые он дает своим соперникам или тем, кого он своими соперниками считал. Наиболее яростно стал нападать он на Гегеля, оптимистический пафос философии которого противоречил всему строю шопенгауэровского мышления.
     В 1813 г. Шопенгауэр публикует диссертацию «О четверояком корне Достаточного основания» (второе издание относится к 1847 г.). В этой докторской диссертации не только выражена его методология, но и намечаются основные его мировоззренческие установки. По сути дела, его философская система в его голове в общих чертах уже сложилась, а в 1818 г. он завершает ее полное изложение в книге «Мир как воля и представление». Последние тридцать лет он провел в полном уединении во Франкфурте-на-Майне, отчасти копируя образ жизни своего духовного учителя И.Канта. Одиночество для Шопенгауэра было благом. Это беспредельная свобода, независимость и спокойствие. Шопенгауэр добился поставленной цели, отказавшись от мысли чего-либо добиваться. Поняв бессмысленность желаний, и, не отыскав смысла существования человеческой цивилизации, он заключил, что мир, в котором мы живем, "наихудший из возможных". Однако, надежда улучшить мир, по-видимому, никогда не покидала его, иначе как можно объяснить его творческую деятельность. Первая часть его фундаментального труда "Мир как воля и представление" посвящена онтологическим и гносеологическим проблемам, решаемым в рамках традиционной субъективно-идеалистической философии. Главный труд Шопенгауэра вышел в свет безгонорарно в 1819 г. Это был первый, основной, том всего сочинения. Впрочем, второй том, вероятно, в это время еще и не был задуман. Как и в случае с докторской диссертацией, публикация труда прошла совершенно незамеченной и специалистами и публикой, издатель потерпел убытки и большая часть тиража попала в макулатуру. Неуспех книги стал чувствительным ударом по честолюбивым замыслам молодого философа.
     В этом же, 1819 г. Шопенгауэр объявил свой курс в стенах Берлинского университета и в марте следующего года прочитал первую, пробную, лекцию. Успеха она также не принесла. Спустя пять лет автор новой философской системы снова попробовал в Берлине свои силы как лектор. Университетский курс читался им в 1826—1832 гг., но его посещало менее десятка слушателей. Никто больше на этот курс не записался, студенты предпочитали слушать Гегеля, который читал свои лекции в те же самые часы, которые Шопенгауэр назначил вполне преднамеренно и для своего курса. Не помогло молодому приват-доценту и то обстоятельство, что осенью 1831 г. эпидемия холеры унесла жизнь Гегеля. Шопенгауэр покинул университет и вообще Берлин и никогда больше к преподавательской деятельности не возвращался. Вывод, который он сделал для себя, был им выражен в следующих написанных им в 1844 г. и широко известных словах: «А чтобы моя философия стала сама способна занять кафедру, нужно чтобы наступили совершенно иные времена». Слова эти оказались пророческими. А пока события жизни Шопенгауэра шли своим чередом: с лета 1833 г. отставной приват-доцент окончательно поселился во Франкфурте-на-Майне и повел жизнь одинокого холостяка, жизнь необщительную и почти затворническую, достаточно обеспеченную рентой после ликвидации дела его отца.
     В 1836 г. Норвежское королевское научное общество в Дронтгейме объявило конкурс на философскую работу. Шопенгауэр послал свое сочинение о свободе воли и получил премию. Это был первый проблеск грядущей известности, но участие в 1839 г. в аналогичном конкурсе Датского научного общества в Копенгагене оказалось безуспешным. В следующем году Шопенгауэр напечатал обе конкурсные работы (они не вошли в настоящее издание) вместе, под общим названием «Две основные проблемы этики». Общественность этой публикацией, так же как и опубликованной (тоже безгонорарно) в 1836 г. брошюрой «О воле в природе» (второе издание—1854 г.), не заинтересовалась. В 1844 г. удалось организовать второе издание «Мира как воли и представления», на этот раз в составе двух томов. Второй том был дополнительным, он содержал пояснения и пространные комментарии к различным местам первого тома, проливавшие свет на многие детали ранее изложенной в первом томе философской, эстетической и этической системы. Некоторые главы второго тома впоследствии приобрели большую известность, но общий результат публикации второго тома в то время оказался негативным: как и ранее вышедший первый том, он не привлек к себе тогда внимания. Публика середины 40-х годов XIX в. проявляла интерес к младогегельянству и к сочинениям Фейербаха, но никак не к шопенгауэровской философии пессимизма. Все это только усиливало как мизантропию, так и негодующее отношение непризнанного мыслителя к университетским философам вообще и специально к учениям Гегеля и его последователей — младогегельянцев. С большой враждебностью отнесся он к революции 1848— 1849 гг., о чем свидетельств сохранилось немало, в том числе письмо его почитателю Ю Фрауэнштедту от 2 марта 1849 г.
     И только после того как в 1851 г. Шопенгауэр опубликовал двухтомное собрание очерков под названием «Parerga paralipomena», что на русский язык может быть переведено примерно как «Дополнительные и ранее не изданные сочинения», с включенными в первый том «Афоризмами житейской мудрости», отношение читателей к автору стало меняться все более заметно. Сыграло свою роль то, что в «Афоризмах» мировоззрение Шопенгауэра получило преломление через тематику повседневных жизненных проблем современников (это привело и к тому, что далеко не все советы философа, как в этом может убедиться и современный читатель, соответствовали его этическому кредо). Но главное заключалось в ином: основные идеи Шопенгауэра упали теперь, в обстановке послереволюционной политической реакции в Германии, на вполне благоприятную почву. «Иные времена», о которых ранее мечтал философ, настали. Последнее десятилетие жизни Шопенгауэра было отмечено возрастающей известностью, появилось несколько восторженных учеников, в 1854 г. Рихард Вагнер прислал ему с посвящением экземпляр своей тетралогии «Кольцо Нибелунгов», в немецких университетах стали читать лекции о его философской системе, его дом стал объектом паломничества. Шопенгауэр с полным правом смог сказать: «Закат моей жизни стал зарей моей славы». В 1859 г. появилось третье издание «Мира как воли и представления». а в следующем году—третье издание «Двух основных проблем этики». Но 21 сентября 1861 г. автора этих сочинений не стало, Шопенгауэр сел на диван пить кофе. Доктор, вошедший несколько минут спустя, нашел его бездыханным. Паралич легких. 
 
 
 
 

     II. «Афоризмы житейской мудрости».
     "Афоризмы  житейской мудрости" Шопенгауэра  состоят из 6 глав, и представляет собой систематизированный "учебник жизни".
     Рассмотрим  книгу по главам, чтобы иметь хотя бы малейшее представление о содержании «Афоризмов…».
     Глава 1. Основное деление
     Шопенгауэр  начинает книгу с деления Аристотелем человеческих благ: на внешние, духовные и телесные. Шопенгауэр же основываясь на этом делении, выделяет три основные категории различий в судьбе людей:
     1. Что такое человек: здоровье, сила, красота, темперамент, нравственность, ум и степень его развития.
     2. Что человек имеет – имущество  в собственности или владении.
     3. Что представляет собой человек,  то есть мнение о нем других, выражающееся в почете, положении  и славе.
     Шопенгауэр  считает, что эти элементы заложены в человеке природой. Их влияние на человека гораздо сильнее, нежели какие-то действия самого человека. Автор приводит пример: «Рождение, положение и царствование по сравнению с обширным умом или великим сердцем – театральный король в сравнении с настоящим. Для блага индивидуума самое важное – что в нем самом заключается и происходит».
     В данной главе большое внимание уделяется вопросу - влияния явлений внешнего мира на внутренний. Мир, в котором живет человек, зависит от свойств его мозга и сообразно с последним будет бедным, скучным и пошлым или наоборот, полным интереса и величия, что зависит от его темперамента.
     Действительность  состоит из объективной и субъективной половин. Объективная половина в  руках судьбы и изменчива, субъективное данное – это мы сами; в главных  чертах оно неизменно. Индивидуальность определяет меру возможного счастья. Особенно прочно духовные силы определяют способность к возвышенным наслаждениям.
     Судьба  может улучшиться, но глупец всегда останется глупцом.
     Субъективная  сторона важнее для счастья. Умный  в одиночестве найдет отличное развлечение, глупец же будет несчастлив, меняя собеседников. Человек с хорошим, сдержанным характером в тяжелых условиях быть удовлетворенным, а алчный и завистливый не достигнет этого и будучи богатым.
     Наша  личность – первое условие для  счастья. Ее ценность абсолютна, ценность других благ относительна.
     Человек менее подвержен влияниям, чем  думают. Что мы можем сделать –  это использовать индивидуальные свойства с наибольшей для себя выгодой, заботиться о развитии, какое с ним согласуется. Например, умному человеку если интеллектуальные силы не использовать, а заниматься не требующим ума делом или грубым физическим трудом, он будет несчастным, и наоборот, нельзя человека, не имеющим склонности, заставлять заниматься кропотливым научным трудом.
     Глава 2. О том, что такое человек
     Здесь речь пойдет о том, что же такое человек как источник всех наслаждений.
     Из  личных качеств человека, счастью способствует веселость. Автор говорит, что лишь, будучи здоровым, человек будет склонен к веселью. Нельзя сохранить здоровья без ежедневного движения, это – сущность жизни. 9\10 нашего счастья основано на здоровье. При нем все становится источником наслаждения, а без него ничто не доставит удовольствия. Величайшей глупостью является жертвовать здоровьем ради богатства, карьеры, образования, славы и пр., не говоря уж о чувственных и мимолетных увлечениях.
     Здоровью  родственна красота – открытое рекомендательное письмо, заранее завоевывающее сердце.
     Враги счастья – горе и скука. Отдаляясь  от одного, приближаешься к другому, и вся жизнь проходит между  ними. Нужда рождает горе, изобилие – скуку.
     От  этих бед спасает богатство духа. Нескончаемый поток мысли делает одаренного умом человека не поддающимся  скуке.
     Так же Шопенгауэр в этой главе упоминает  о досуге: досуг – венец человеческого существования, ибо делает человека полным обладателем своего «я». Но способ досуга показывает, как порой досуг обесценивается. Средний человек озабочен тем, как ему убить время; человек же талантливый стремится его использовать. Ограниченный человек берется за всякую чепуху. Суррогатом мысли может послужить хорошая сигара. Карточная игра – главное занятие любого общества – мерило его ценности, явное обнаружение умственного банкротства. Не в состоянии обмениваться мыслями, люди перебрасываются картами.
     Кстати, привычка, какой угодно хитростью, получить деньги в карточной игре постепенно переходит в жизнь, развращая человека.
     Самый счастливый тот, в ком много внутренних сокровищ и кто для развлечений  требует извне лишь немного или  ничего. Глупо лишаться чего-либо внутри себя с тем, чтобы выиграть во вне, то есть жертвовать покоем, досугом и независимостью ради блеска, чина, роскоши, почта или чести.
     Шопенгауэр  выделяет три основные физиологические силы; оттого, какая преобладает, человек выбирает более подходящее развлечение. Наслаждения доставляются: производительной силой (еда, питье, сон и пр.), раздражаемостью (путешествия, борьба, танцы, охота, битвы и пр.), чувствительностью (созерцания, мышление, музыка, поэзия, философия и пр.). Преимущества чувственности неоспоримы, другие силы присущи и животным.
     Реальная  жизнь скучна и плоска, поэтому  счастливы только те, кто наделены некоторым излишком ума сверх  той меры, которая необходима для  служения своей воле.
     Духовная  жизнь ограждает не только от скуки, но и от ее пагубных последствий: дурного  общества, потерь, растрат и пр. У среднего человека центр тяжести – вне его. Человек с превышающими обычную скудную дозу духовными силами ищет радости в искусстве, науке, но они не могут поглотить его всецело, чтобы к другом он потерял всякий интерес. Это – удел высшего духа, гения. Про него можно сказать, что центр его тяжести – всецело в нем самом. Они имеют себя.
     Так что те, кого природа щедро наделила в умственном отношении, счастливей прочих. Но без досуга он будет Пегасом  в ярме – то есть несчастлив. Если же сочетаются материальный достаток и великий ум – счастье обеспечено, такой человек будет жить особой, высшей жизнью.
     Правда, большой ум образует повышенную восприимчивость  к боли в любом ее виде,  отдаляет от простых людей. Поэтом часто говорят, что самый счастливый – человек ограниченный, хотя никто и не позавидует такому счастью.
     Глава 3. О том, что человек имеет
     Третью  главу Шопенгауэр начинает с определения человеческих потребностей Эпикуром: естественных и необходимых, которые причиняют страдания, если их не удовлетворять (одежда, пища); естественные, но не необходимые (половое общение); неестественные и не необходимые (роскошь, богатство и пр.).
     Определить  границу разумности наших желаний  в отношении к собственности  трудно, если не невозможно. Это величина относительная. Один будет доволен без некоторых благ, другой несчастлив. У каждого свой горизонт благ.
     Боль  от потери состояния стихает, если мы сокращаем потребности. Наоборот, при счастливом событии потребности начинаю расти – возникает радость, но лишь пока этот процесс не закончится и мы не привыкнем к увеличенному масштабу своих потребностей, став равнодушными к соответствующему ему состоянию.
     Источник  неудовлетворенности – в попытках увеличить потребности, оставляя другой фактов без изменений. Неудивительно, что богатство ценится более всего другого, даже власть служит лишь средством к этой цели.
     Желания людей направлены прежде всего на деньги, потому что другое благо  может удовлетворить одно благо (еда, вино, шуба, женщины), и лишь деньги – абсолютное благо, так как они удовлетворяют всякую потребность.
     На  имеющееся состояние следует  смотреть как на ограду от бед и  напастей, а не на как разрешение купаться в удовольствиях. Если из большого заработка не откладывать с целью  составить неприкосновенный фонд, а все тратить – обычный результат – нищета.
     Люди, испытавшие истинную нужду, боятся ее несравненно меньше и более склонны  к расточительству, чем те, кто  знаком с нуждой понаслышке. Выбившись  из бедности, они не считают нужду  какой-то бездонной пропастью, а полагают, что стоит лишь толкнуться о дно, чтобы снова выбраться наверх. Поэтому женщины, выросшие в бедности, после замужества чаще расточительнее богатых. Если женитесь на бесприданнице, завещайте не капитал, а доходы с него, и следит, чтобы состояние детей не попало ей в руки.
     Обладать  с рождения состоянием – неоценимое преимущество. Состояние – это  иммунитет, гарантия против нужды и  горестей. Высшую ценность оно приобретает  тогда, когда достается человеку, одаренному духовными силами высшего  порядка и не преследующего цели обогащения.  Он создаст то, что кроме него никто не способен, или станет филантропом. А если ничего этого не сделает и даже не попытается изучением какой-либо науки подвинуть ее вперед – ни что иное, как тунеядец. Счастлив он не будет, так как, избавившись от нужды, попадет во власть скуки, которая может привести его к излишествам и лишить богатства, которого он оказался недостоин.
     А вот для преуспеяния на государственной  службе бедность – преимущество, так  как лишь бедняк, проникнутый сознанием своего полного ничтожества, будет кланяться до полных 90 градусов, льстить и выпрашивать.
     А человек с достатком будет  вести себя упрямо, не низкопоклонничая и даже притязая на талант, не понимая, как он ничтожен в глазах посредственности. Когда дело касается какой-либо низости, он становится мнительным и строптивым. На этом в жизни далеко не уедешь.
     Говоря  о том, что имеет человек, я  не считал его жены и детей, так  как скорее он сам находится в  их руках. Что до друзей, то субъект  здесь является в равной мере и объектом обладания. 

     Глава 4. О том, что представляет собой человек
     Большое внимание в этой главе уделяется  мнению других о нас. Шопенгауэр говорит, что мнение других о слабости человеческой натуры ценится обычно очень высоко, хотя оно несущественно для нашего счастья, оскорбление честолюбия человека наносит ему сильную обиду. Надо усвоить истину, что каждый живет в собственной шкуре, а не во мнении других. Придавать чрезмерную ценность мнению других – всеобщий предрассудок. Преступая границы целесообразности, это превращается во всеобщую манию. Половина тревог и огорчений – от заботы о чужом мнении.
     Кто же не может найти счастья в  том, что он есть, обращается к тому, чем он является в чужом представлении  – крайне скудный источник счастья.
     Этот  недочет нашей культуры разветвляется  на честолюбие, тщеславие и гордость. Гордость – готовое убеждение  субъекта в своей высокой ценности, а тщеславие – желание вызвать  это убеждение в других. Гордость – уважение самого себя изнутри, тщеславие  – стремление приобрести его извне.
     Самая дешевая гордость – национальная. Каждая нация насмехается над  другими, и все они в одинаковой степени правы.
     Ценность  чина, как ни важен он в глазах толпы, условна. Ордена – это векселя, выданные на общественное мнение, сберегающие государству крупные суммы, заменяя денежное вознаграждение.
     Можно сказать, что честь – это внешняя  совесть, а совесть – внутренняя честь, но это определение было бы скорее блестящим, чем ясным и глубоким. Высокая ценность, признаваемая за четью, заключается в том, что человек слаб, и лишь в сообществе с другими может сделать многое. Чтобы считаться полноправным членом общества, важна честь.
     Есть  несколько видов чести. Гражданская  честь охватывает самую широкую  сферу и заключается в уважении прав каждого, запрещении пользоваться несправедливыми и запрещенными законом средствами.
     Слава имеет положительный характер, ее надо завоевывать. Честь – отрицательный, это мнение не об особенных свойствах, а о таких, которые предполагаются во всех людях, ее надо хранить, не терять. Извне чести можно повредить лишь клеветой, она полностью вытекает из субъекта.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.