Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Государственное регулирование уровня жизни населения

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 23.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 14. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
Федеральное агентство по образованию
Московский  государственный  текстильный университет  им. А. Н. Косыгина 
 

Кафедра экономической теории 
 
 
 
 
 
 

Реферат на тему: "Государственное регулирование уровня жизни населения". 
 
 
 
 
 
 
 
 

                  Подготовил:  
                   
                   
                   
                   
                   
                   

                    Преподаватель:  
                     
                     
                     
                     
                     
                     
                     
                     
                     

Оценка: ___________ 
 
 
 

Москва
2008 год 

Содержание:
Тенденции деградации научно – производственного капитала (введение)………………………3
Неиспользуемые  возможности………………………………………………………………………7
Парадоксы денежной политики……………………………………………………………………...7
Бюджет полицейского государства…………………………………………………………………15
Стратегия экономического роста……………………………………………………………………19
Ключевые задачи политики экономического роста………………………………………………..19
Макроэкономические  условия устойчивого экономического роста……………………………...21
 Формирование  российской инвестиционной системы…………………………………………….24
Обеспечение добросовестной конкуренции………………………………………………………..26
Следование национальным интересам в регулировании внешнеэкономической  деятельности..28
Вывод………………………………………………………………………………………………….31
Список используемой литературы…………………………………………………………………..32 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Тенденции деградации научно –  производственного  капитала (введение).
   Несмотря  на происходящее в последние годы оживление экономики, ее общее состояние  определяется последствиями предшествующего продолжительного и резкого падения объемов производства и инвестиций. В отличие от других успешно развивающихся стран, наращивающих производство с высокой добавленной стоимостью, в России увеличение ВВП обеспечивалось главным образом экспортом энергоносителей и ростом торговли.
     Падение объемов производства  пока не сопровождалось столь  же масштабным выбытием основных  фондов. Вместе с тем вследствие  четырехкратного сокращения производственных  инвестиций степень их износа превышает 50%, при этом коэффициент обновления составляет менее 2%, что влечет за собой нарастающее технологическое отставание российской экономики. Средний возраст оборудования составляет более 20 лет и вдвое превышает соответствующий показатель в развитых странах.
   В отсутствие сколько – нибудь выраженной инвестиционной и структурной политики государства технологические сдвиги в российской экономике приобрели  явно регрессивный характер и выразились в быстрой деградации ее технологической  структуры, и прежде всего самых современных производств. В результате отставание России от передового технического уровня возросло еще на 15 лет – в дополнение к 10 – 25-летнему отставанию советской экономики. Большинство производств готовой продукции, замыкающих воспроизводственный контур современного технологического уклада, практически свернуто. На мировых рынках высокотехнологичной продукции доля России составляет менее 0,3% - более чем на два порядка меньше, чем США, на порядок меньше, чем Мексика, втрое меньше, чем Филиппины. По оценкам экспертов, производство высокотехнологичной бытовой электроники, приборостроение и станкостроение оказались в зоне “некомпенсируемого технологического отставания”.
   Структурный кризис в здоровой экономике преодолевается путем внедрения новых технологий, создающих новые производственные возможности, освоение которых обеспечивает прорыв в повышении ее эффективности и переход к новому этапу роста. Ситуация в России кардинально отличается от классического механизма обновления экономики. Спад производства в высокотехнологичных отраслях оказался намного глубже среднего по промышленности. Резко снизилась инновационная активность предприятий.
   Если  в конце 1980-ых годов для промышленных предприятий, ведущих разработку и  внедрение нововведений в СССР, составляла около двух третей, то после радикальных реформ к 2002 г. она снизилась до 9, 8% (в развитых странах эта доля превышает 70%). Интенсивность инновационной деятельности в обрабатывающей промышленности упала до 1%, а уровень инновационности продукции составляет около 10%.
   Самые серьезные разрушения произошли  в научно – техническом потенциале страны, который является главным  источником современного экономического роста. объем научно – исследовательских и опытно – конструкторских разработок сократился на порядок, что повлекло за собой резкое снижение конкурентоспособности национальной экономики и утрату значительной части потенциала экономического роста. С учетом того, что на долю научно – технического прогресса в современных условиях приходится подавляющая часть прироста национального дохода, деградация научно – технического потенциала страны ведет к необратимой утрате возможностей будущего социально – экономического развития. Дальнейшее снижение конкурентоспособности российской экономики предопределяется профилем ее инновационной системы: по всем показателям инновационной активности она существенно отстает от развитых стран. При этом деградация научного потенциала страны продолжается, о чем свидетельствуют снижение стоимости основных средств исследований и разработок и ухудшение их результативности.
   Таким образом, кризис российской экономики  не привел к обновлению производства на передовой технологической основе. Начавшийся после банкротства государственной  финансовой системы в1998 г. подъем экономической активности обеспечивается главным образом конъюнктурными факторами и проходит на старой технологической основе, которая продолжает деградировать. Экономика распалась на два сектора: относительно благополучный экспортно – ориентированный сырьевой и сужающийся под давлением импорта внутренний, все сильнее отстающий в технологическом и институциональном отношении от зарубежных конкурентов. При этом первый все больше замыкается на мировой рынок, изолируясь от внутреннего.
   Вклад повышения внутренней конкурентоспособности в прирост ВВП снизился с 5,9% в 1999 г. до 2,1% в 2004 г., в то время как роста экспорта – повысился соответственно с 0,5% до 5,1%. Согласно данным правительства РФ, значения внутренних факторов экономического роста снижалось и в прошлом году, тогда как вклад увеличения цен на нефть продолжал нарастать. Российская экономика становится все более примитивной, принимая на себя функции сырьевого придатка Евросоюза и лишаясь механизмов самостоятельного воспроизводства.
   По  имеющимся оценкам, через “ножницы цен” и заниженный курс национальной валюты внутренне ориентированный сектор передает экспортно – ориентированному сектору и торговле бoльшую часть создаваемой им добавленной стоимости. В свою очередь денежные власти изымают из экспортно – ориентированного сектора около 6% ВВП в Стабилизационный фонд, размещая их в зарубежные активы. Более чем пятикратное превышение нормы прибыли в экспортно – ориентированном секторе по сравнению с внутренне ориентированным постоянно воспроизводит и углубляет разрыв между ними, приводя к более чем двукратной разнице в интенсивности обновления основных фондов, возможностях привлечения трудовых ресурсов и инвестиций.
   При сложившихся ценовых пропорциях и масштабах вывоза капитала за рубеж внутренне ориентированный сектор будет продолжать деградировать, субсидируя экспорт и – опосредованно – вывоз капитала, пока его возможности не окажутся исчерпанными. Неизбежное в этом случае сужение возможностей воспроизводства экономического потенциала повлечет за собой его резкое сжатие вследствие массового выбытия устаревших основных фондов во внутренне ориентированном секторе и социальной сфере. В результате российская экономика, попав в сырьевую ловушку, окончательно опустится на периферию мирового хозяйства. Это будет означать стагнацию уровня жизни большинства населения, две трети которого будут лишены перспективы самореализации и получения высоких доходов.
   Для преодоления указанных негативных тенденций требуется резкое наращивание  инвестиционной и инновационной  активности. По оценкам академика Л. И. Абалкина, “для реальной модернизации экономики отечественные инвестиции в течение ближайших 15 лет должны расти примерно на 18% к предыдущему году”. Только для выхода в режим простого воспроизводства основного капитала объем производственных инвестиций должен быть увеличен втрое, а НИОКР – впятеро. Причем сделать это надо в ближайшие годы, поскольку вследствие запредельного износа устаревших производственных фондов до половины их может выбыть уже к концу текущего десятилетия.
   Имеющиеся механизмы инвестиционной деятельности не способны решить эту задачу. Ни фондовый рынок, ни банковская система не выполняют своих функций по аккумулированию сбережений и их трансформации в инвестиции. Главными инвесторами являются сами производственные предприятия, на долю которых приходится более 60% всего объема негосударственных инвестиций. Удельный вес долгосрочных финансовых вложений в общем объеме финансовых вложений предприятий составляет около 20%. Государство фактически прекратило поддерживать инвестиционные процессы и сняло с себя ответственность за развитие производства, а новые рыночные институты обеспечения расширенного воспроизводства так и не сложились.
   Совокупный  капитал российских коммерческих банков оценивается в 65 млрд. долл., а суммарные активы всей банковской системы России составляют 540 млрд. долл., что сравнимо с капиталом и активами одного крупного зарубежного коммерческого банка. При этом предложение кредитных ресурсов искусственно сдерживается денежными властями. В отсутствие реальных механизмов рефинансирования ЦБ РФ трудно рассчитывать на то, что банковская система может обеспечить необходимый уровень инвестиционной активности. Совокупный вклад банков в финансирование инвестиций в основной капитал не превышает 10%. Еще меньше инвестиционный вклад фондового рынка, который в России обслуживает главным образом финансовых спекулянтов.
   Вместе  с тем финансовые возможности  предприятий, на которых лежит основное бремя поддержания инвестиционной активности в экономике, весьма ограничены. Объем амортизационных отчислений, являющихся главным источником финансирования инвестиций, составляет 2,2% от стоимости основных фондов. Невелики и возможности финансирования инвестиций за счет прибыли. За исключением экспортно – ориентированных отраслей топливно – энергетического и химико – металлургического комплексов, рентабельность в промышленности в среднем составляет лишь около 6%. В 2005 г. одна треть предприятий обрабатывающей промышленности, более одной четверти строительных организаций и 40% сельхозпредприятий были убыточными. В результате доля высокотехнологичных отраслей в структуре инвестиций в 2,5 – 3 раза ниже их доли в структуре выпуска промышленной продукции.
   Вырваться из сырьевой ловушки с каждым годом  будет се сложнее из-за возрастающей глобальной конкуренции. Имеющиеся возможности сужаются по мере формирования нового технологического уклада мировой экономики и соответствующей ему страновой специализации. В этих условиях необходимо кардинально изменить экономическую политику государства. Она должна основываться на наращивании национальных конкурентных преимуществ на магистральных направлениях формирования нового технологического уклада с учетом глобальных закономерностей современного экономического роста.
   Неиспользуемые  возможности.
   Формально неплохие макроэкономические показатели развития российской экономики за последние годы скрывают грубые просчеты в политике денежных властей, не позволившие использовать благоприятную внешнеэкономическую конъюнктуру для вывода России на траекторию быстрого и устойчивого социально - экономического развития. Благодаря природной ренте, формирующейся за счет экспорта энергоносителей и сырьевых товаров в объеме более 65 млрд. долл. в год, был в значительной мере погашен внешний долг страны, а также создан Стабилизационный фонд. При этом российская экономика осталась недомонетизированной, социальные обязательства государства недофинансируются вдвое, а расходы на науку и стимулирование НТП остаются на порядок ниже дореформенных показателей.
   Парадоксы денежной политики.
   Проводимой  в настоящее время в России денежной политике присущ ряд парадоксов. Трудно объяснить ситуацию, при которой: чем больше валютные поступления  от экспорта нефти, тем меньше кредитных  ресурсов остается в распоряжении российских предприятий; чем больше приток иностранных инвестиций, тем меньше возможности внутренних накоплений; чем больше профицит бюджета, тем выше государственный внутренний долг.
   Чтобы оценить неиспользуемые возможности  в сфере денежной политики, представим, что Россия отказалась от Центрального банка и своей национальной валюты, перейдя во внутреннем обороте на доллары и евро. В этом случае денег у наших хозяйствующих субъектов оказалось бы вдвое больше, инфляция была бы в три раза меньше, а кредиты стали бы дешевле и доступнее. Об этом говорит структура денежной программы на 2006 г.
   Действительно, на 1 января прошлого года на 2299 трлн. находящихся  в обращении рублей денежной базы Центральный банк аккумулировал 5245 трлн. руб. чистых международных резервов. При этом чистые внутренние активы ЦБ составили - 2946 млрд. руб. То есть  денежные власти изъяли из экономического оборота в Стабилизационный фонд и долговые обязательства государства более половины эмигрированных денег. К концу года соотношение оставленных и изъятых из экономики денег должно было составить 3095 млрд. – 4899 млрд. руб. при увеличении международных резервов до 7964млрд. руб. Иными словами, на один рубль, работающий в российской экономике, более двух резервируется в иностранных активах.
   Заметим, что в развитых странах соотношение обратное: величина денежной базы многократно превышает объем золотовалютных резервов. Это означает, что наши денежные власти искусственно сужают объем денежного предложения даже по сравнению с самой консервативной моделью денежной политики, известной как “валютное правление” (когда страна жестко привязывает объем денежной базы к величине валютных резервов). Двукратное занижение объема денежной базы по отношению к объему резервов означает соответствующее ограничение денежного предложения и возможностей кредитования экономического роста, повышения инвестиций, роста занятости и доходов населения.
   Все последние годы Центробанк использует единственный канал денежной эмиссии  – “прирост чистых международных резервов органов денежно – кредитного регулирования”, величина которых уже втрое превышает целесообразный уровень, эквивалентный полугодовому объему импорта. Привязка денежной эмиссии к приросту валютных резервов при количественном ограничении денежной массы влечет за собой изъятие денег с внутреннего рынка, следствием чего становится недомонетизация экономики.
   Например, на 2006 г. верхняя граница прироста денежной массы (агрегат М2) оценивалась  ЦБ в 28%. Денежная эмиссия под прирост  валютных резервов в объеме 120 млрд. долл. составила 3, 2 трлн. руб., что эквивалентно удвоению денежной базы. Реально произошел ее прирост на 952 млрд. руб. – остальная часть денежной эмиссии была стерилизована путем вывода в Стабилизационный фонд 1995 млрд. руб. налоговых поступлений, привлечения на депозиты и в облигации 160 млрд. руб. и увеличения государственных заимствований на внутреннем рынке на 132 млрд. руб.
   Таким образом, денежные власти изъяли за год 2282 млрд. руб., которые в противном  случае были бы направлены на финансирование производства и инвестиций. При такой политике получается, что чем больше валютной выручки приходит в Россию от экспорта нефти и газа, тем меньше денег остается для внутреннего производства.
   В рамках принятых денежными властями ограничений на прирост денежной массы не только увеличение доходов, но и наращивание экспорта оказывается для экономического роста бесполезным. Все четыре сценария “Основных направлений единой государственной денежно – кредитной политики на 2007 год” сводятся к изъятию денег из экономики пропорционально величине поступающих в страну нефтедолларов. В этом заключается второй парадокс проводимой макроэкономической политики: чем больше валютных поступлений получает экономика, тем больше капитала государство выталкивает за рубеж. При этом к вывозу капитала подталкиваются и частные корпорации. После либерализации валютного регулирования по суммарному вывозу прямых иностранных инвестиций Россия вышла в 2005 г. на третье место среди развивающихся стран и стран с переходной экономикой (по оценкам экспертов ЮНКТАД, 120 млрд. долл.). Всего же, по экспертным оценкам, вывоз капитала из России достиг 6оо млрд. долл. и продолжает возрастать.
   При такой политике бесполезными оказываются  и иностранные инвестиции. Ведь согласно ее логике, чем больше капитала вложат в приобретение акций российских предприятий иностранные инвесторы, тем значительнее станут прирост валютных резервов и денежная эмиссия под их увеличение и тем больше денег будет стерилизовано денежными властями. При этом они прибегают к ненужным государственным займам, изымая из экономического оборота свободные денежные ресурсы. В результате объем государственного внутреннего долга на конец 2006 г. достиг 1092 млрд. руб., а за 2007 г. возрос до 1363 млрд. руб. Кроме того, деньги на рынке занимает и ЦБ. Только за 9 месяцев 2006 г. сумма таких заимствований составила 229 млрд. руб., причем ЦБ заплатил за замораживание средств кредиторам 4%. Выходит, что приток иностранного капитала на финансовый рынок оборачивается оттоком денег из его инвестиционного сегмента. Как следствие, чем больше приток иностранных инвестиций, тем меньше возможности внутреннего финансирования инвестиций и тем больше государственный внутренний долг.
   Попробуем разобраться в этих парадоксах. Они  заключены в самой технологии организации денежного предложения, навязанной нам МВФ и остающейся неизменной с 1992 г. Суть этой технологии сводится к ежегодному планированию прироста денежной массы, исходя из целевых установок по ограничению инфляции, экзогенно задаваемого прироста ВВП и предположения о неизменной скорости обращения денег. Формально она опирается на хорошо известное тождество монетарной теории, согласно которому произведение количества денег на скорость их обращения эквивалентно произведению объема обращающихся на рынке товаров на их цены.
   Хотя  никаких обоснованных моделей, позволяющих рассчитать зависимость между приростом денежной массы и уровнем инфляции, ни Центральный банк, ни правительство не представляют, фактически они признают существование линейной зависимости между темпом прироста цен (инфляцией) и темпом прироста денежной массы, считая скорость обращения денег и объем товарной массы неизменным. Отсюда вытекает и логика проводимой ими политики количественного ограничения денежной массы в целях сдерживания инфляции, которая предполагает фиксацию нынешнего уровня монетизации экономики страны. По словам российского министра финансов, “состояние нашей экономической системы таково, что мы себе можем позволить в 2006 году 27% показателя денежной массы к ВВП”. Согласно этой логике, превышение денежной массы по отношению к этой величине нужно изымать из обращения.
   Эти рассуждения не выдерживают критики. Во-первых, многочисленные эмпирические исследования по данным разных стран  доказали отсутствие статической значимой зависимости между инфляцией  и уровнем монетизации экономики, так же как и приростом денежной массы. Более того, в последние годы отчетливо наблюдается отрицательная корреляция между приростом денежной массы и инфляцией. С ремонетизацией российской экономики происходит нормализация денежного обращения (вытеснение суррогатов, дедолларизация, повышение доверия к рублю), снижается его скорость и соответственно уменьшается инфляция.
   Во-вторых, хотя прирост количества денег в  обращении превышает в последние  годы 40%, уровень монетизации российской экономики остается явно недостаточным. Об этом свидетельствуют как межстрановые сопоставления, так и хроническая нехватка кредитных ресурсов для предприятий, которые во все больших масштабах прибегают к займам за рубежом.
   Согласно  правительственному прогнозу, “уровень монетизации экономики возрастет с 28% ВВП в 2005г. до 34-39% в 2009г., что значительно ниже, чем у таких быстроразвивающихся стран, как Индия и Китай ”. Добавим, что в последнем отношение М2 к ВВП достигало в период наиболее быстрого экономического роста 236%, не сопровождаясь при этом высокой инфляцией. Более того, в период быстрого роста экономики в 1996-2006 гг., когда ВВП Китая вырос на 49%, а прирост денежной массы составил 222%, цены снижались на 2-4% в год благодаря опережающему росту производства потребительских товаров и регулированию доходов.
   Сведение  всех факторов, генерирующих инфляцию, к приросту денежной массы – грубейшее  упрощение, приводящее к хронической  недомонетизации российской экономики, следствием которой становятся искусственное ограничение инвестиционных возможностей и сдерживание экономического роста. Норма накопления (отношение объема инвестиций к ВВП), упав более чем вдвое в начале реформ, остается на крайне низком уровне – 18-20%. Как свидетельствует международный опыт, страны, которым пришлось осуществлять модернизацию и структурную перестройку своей экономики, чтобы сделать ее конкурентоспособной, в течение длительного времени демонстрировали высокую инвестиционную активность.
   В послевоенной Европе норма накопления вплоть до 1970-х годов составляла 25%, в Японии в тот же период она достигала 30%, а в Южной Корее была еще выше. В ходе индустриализации в СССР, а также в проводящем модернизацию экономики современном Китае норма накоплений превышала одну четверть, достигая 40% ВВП.
   Использование профицита бюджета в инвестиционных целях повысило бы норму накопления до 25-28%, что соответствует нормальному  уровню динамично развивающихся  стран. Согласно расчетам В. Деменьтева по модели догоняющего развития, достаточно увеличения нормы накопления с 22,3% до 26%, чтобы с консервирующей отставание траектории развития прейти на траекторию его преодоления. Увеличение рассматриваемой нормы до 28% позволяет сделать это относительно быстро. По другим оценкам, чтобы исправить положение с обновлением основных фондов и серьезно заняться реструктуризацией промышленности с учетом допущенного отставания в 1992-2004гг., необходим уровень накоплений не менее 40% ВВП.
   Инфляция, как известно имеет многофакторную природу, и ее сведение лишь к одному приросту денежного предложения не выдерживает критики. Если принять последнее неизменным, то легко показать, что инфляция может генерироваться: увеличением скорости обращения денег из-за повышения инфляционных ожиданий населения или снижения его склонности к сбережениям; снижением обменного курса национальной валюты; социальным давлением на рост доходов населения в целях увеличения потребления при неизменном объеме потребительских благ; наконец, завышением цен монополистами.
   Лишь  последний фактор генерирования инфляции находится в прямом ведении правительства. При этом оно каждый год задает планы роста регулируемых им тарифов на услуги естественных монополий, запуская тем самым спираль инфляции издержек по всем технологическим цепочкам.
   В прошлом году, при декларируемом правительством индексе потребительских цен в 9%, жилищные услуги подорожали на 17,7%, коммунальные – на  18%, транспортные – на 14,2%. Даже очевидные крупномасштабные злоупотребления монополистов в топливно – энергетическом и химико – металлургическом комплексах, ежегодно вздувающих цены существенно выше темпа инфляции, не пресекаются правительством. И в 2007 г. прирост регулируемых тарифов превысит прогнозируемый темп инфляции (6,5 - 8%). Тариф на электроэнергию для населения вырастет на 13%, цена на газ – на 15%, тарифы на услуги ЖКХ – на 14 – 15%.
   Хотя  Центральный банк сегодня уже  признает определяющее значение немонетарных факторов инфляции, борьба с ней  по-прежнему ведется путем количественного  ограничения прироста денежной массы. В условиях, когда главным источником инфляции является завышение цен монополистами, такая денежная политика означает сужение возможностей экономического роста и роста доходов населения, поскольку оно сводится к обслуживанию перетока доходов к монополизированным и экспортно – ориентированным отраслям. При этом ее антиинфляционная эффективность остается весьма низкой, так как ограничения роста доходов населения и расходов государства почти не влияют на возможности монополистов завышать цены. Наоборот, сокращая конечный спрос и ухудшая условия кредитования производства, угнетая инвестиционную и инновационную активность, эта политика способствует сокращению предложения товаров и ускорению денежного обращения, что, согласно тому же основополагающему тождеству монетарной теории, влечет за собой понижение инфляции. Так возникает еще один парадокс проводимой денежной политики: чем больше денег стерилизуют денежные власти, тем труднее подавить инфляцию.
   Ошибочность постулата о некотором предельном с точки зрения инфляционной безопасности уровне монетизации российской экономики опровергается не только многочисленными исследованиями, но и курьезными последствиями необоснованной политики количественного ограничения прироста денежной массы. В той мере, в которой правительство изымает деньги налогоплательщиков из российской экономики и выводит их за рубеж, они там же занимают недостающие им денежные средства.
   В последние годы наблюдается устойчивый и быстрый рост частных заимствований  за рубежом. В 2004г. их прирост составил 38,8 млрд. долл., в 2005 г. – 73,9 млрд. долл., а за 9 месяцев 2006 г. – 65,4 млрд. долл. Если на начало 2003 г. внешний долг предприятий нефинансового сектора равнялся 33 млрд. долл., то к началу 2006 г. он достиг 130 млрд., а к июлю 2006 г. превысил 140 млрд. долл. Отмечается рост и внешнего долга российских банков. Если к январю 2003 г. он составлял менее 20 млрд. долл., то к январю 2006 г. – 50 млрд. долл., а к июлю 2006 г. – свыше 65 млрд. долл.
   При этом правительство ссужает иностранным  заемщикам деньги российских налогоплательщиков под 2 – 5%, а они вынуждены занимать изъятые у них денежные ресурсы за рубежом под 8 -15% годовых. Чистый ущерб от такой политики составляет около 5 млрд. долл. в год. Получается, что чем больше приток иностранной валюты в страну, тем меньше спрос на кредиты национальной банковской системы и тем больше российские предприятия занимают за рубежом.
   При подобной политике в России никогда  не будет своей полноценной банковско  – кредитной системы. Поскольку  Центральный банк жестко контролирует денежное предложение и не занимается созданием должной системы рефинансирования коммерческих банков, рост последних ограничен общим пределом увеличения денежной массы, устанавливаемым денежными властями. В результате коммерческие банки не могут удовлетворить растущий спрос на кредиты. Их наиболее благополучные клиенты, достигая уровня международной конкурентоспособности, переходят на кредитование за рубежом. И без того большой объем операций отечественного банковского сектора сокращается. Аналогичный процесс наблюдается и на финансовом рынке: объем еврооблигаций российских эмитентов (1617 млрд. руб. на конец 2006 г.) вдвое превышает объем внутреннего рынка корпоративных облигаций (823 млрд. руб.). Таким образом, возникает очередной парадокс проводимой политики: чем больше валютные доходы российской экономики, тем меньше возможности развития отечественной банковской системы и финансового рынка.
   Хотя  в 2006 г. рост активов, капитала и ресурсной  базы банковского сектора превысил 40%, в отсутствие механизмов рефинансирования кредитов на расширение производства банковская система в ближайшие годы подойдет к пределам своего роста, ограниченным 10 – процентным уровнем достаточности капитала.
   Узость  ресурсной базы банковской системы  и практически полное отсутствие механизмов долгосрочного кредитования производственной сферы – прямое следствие ограничительной политики денежных властей, не выполняющих функцию организации кредита. Достаточно сказать, что отношение объема кредитов частному сектору, совокупного капитала и активов банковского сектора к ВВП в России в пять раз меньше, чем в остальных странах “большой восьмерки” и вдвое меньше, чем в других странах с переходной экономикой. Темпы роста банковского сектора могли быть гораздо выше, если бы Центральный банк и правительство создавали для этого необходимые условия. Но, искусственно сдерживая денежное предложение и фиксируя ставку рефинансирования на уровне, существенно превышающем рентабельность внутренне ориентированных секторов экономики. Центробанк блокирует развитие всей банковской системы, ограничивая спрос на деньги краткосрочными спекулятивными операциями и сверхприбыльными отраслями.
   Банк  России выполняет свою главную функцию  организации денежного предложения  с точностью да наоборот: вместо создания денег он занимается их изъятием из экономики. Его чистые внутренние активы составляют минус 5 трлн. руб., в то время как чистые международные резервы – 8 трлн. руб. Это означает, как констатируется в “Основных направлениях”, что в этом году “Россия остается донором – чистым кредитором остального мира”. По сути, российские денежные власти свели свою миссию к поддержанию курса доллара, скупая его на внутреннем рынке и перекачивая затем приобретенную валюту на кредитование дефицита бюджета США.
   Между тем смысл самого существования Центробанка заключается в осуществлении монополии государства на организацию денежного обращения и денежной эмиссии в целях обеспечения благоприятных условий для экономического развития. В их число, помимо стабильной валюты, входят наличие доступного кредита, механизмов аккумулирования сбережений и их трансформации в долгосрочные инвестиции, технологий устойчивого рефинансирования расширенного воспроизводства, а также стимулирование своевременного создания и освоения новых знаний и технологий. Например, основными целями ФРС США являются поддержание долгосрочного роста денежных агрегатов с учетом потенциала денежного производства; обеспечение умеренных долгосрочных процентных ставок; рост занятости.
   В противоположность политике российских денежных властей денежные власти развитых стран управляют денежной эмиссией в интересах социально – экономического развития своих стран, направляя ее через государственный бюджет и формируя долгосрочные кредитные ресурсы под прирост государственных обязательств.
   К сожалению, зарубежный опыт успешного  кредитования экономического роста  остается невостребованным денежными  властями России. Главным результатом  их политики становится дефицит денежного  предложения, приводящий к завышению  процентных ставок и в результате – росту трансакционных издержек, падению конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей, деградации и сокращению производства. Выгоду от этого получают экспортеры, использующие заниженный курс рубля для извлечения сверхприбылей, иностранные инвесторы, по дешевле скупающие права собственности на российские объекты, а также финансовые системы США и ЕС, почти бесплатно привлекающие российские валютные резервы для кредитования своего дефицита. Все же не ориентированные на экспорт отрасли российской экономики находятся на “голодном финансовом пайке”.
   Бюджет  полицейского государства.
   Налогово  – бюджетная политика включает наиболее мощные инструменты государственного воздействия на развитие государств с рыночной экономикой. Через их посредство перераспределяется от одной трети до половины ВВП современных стран.
   Более чем четырехкратное увеличение уровня государственных расходов в течение  последнего столетия (с 10% ВВП в концеXIX в. до 40 – 50% ВВП в конце XX в. и в настоящее время) объясняется резко возросшей ролью НТП в генерировании экономического роста. В силу специфической открытости науки и образования для общего пользования и невозможности приватизации знаний государство вынуждено финансировать около половины совокупных расходов на НИОКР и подавляющую часть расходов на образование. Именно за счет этих составляющих произошло многократное увеличение расходов государства, которое вынуждено стать государством развития, приняв на себя обязательства по финансированию расходов на воспроизводство интеллектуально – человеческого потенциала и генерирование новых знаний.
   Сопоставление изменений в структуре государственных  расходов развитых стран, проведенное  С. Роговым, убедительно доказало, что  увеличение государственных расходов на цели социально – экономического развития является необходимым фактором современного экономического роста, основанного на НТП. Он ввел разделение функций государства на традиционные (оборона и правопорядок) и современные (развитие интеллектуально – человеческого потенциала), согласно которому сегодня в мире через государственные бюджеты тратится в среднем на современные функции 17,8% ВВП, а на традиционные – только 5,3%. Соотношение между этими статьями расходов – 3,4:1. В развитых странах эти показатели составляют 25 и 3,9% (соотношение 6,4:1), в странах с переходной экономикой – 22,1 и 3,8 % (соотношение 5,8:1).
   В противоположность этой закономерности, в России бoльшая часть государственных расходов направляется на выполнение традиционных функций. В 2007 г. на эти цели из федерального бюджета было потрачено 7,4% ВВП, что почти на 25% превышает среднемировой показатель. Если на выполнение полицейско – бюрократических функций развитые страны расходуют около11% бюджета центральных органов власти (среднемировой уровень этих расходов составляет около 20%), то в федеральном бюджете России в 2007г. на эти цели было предусмотрено более 42,2%. При этом на современные функции наше государство тратит в три раза меньше среднемирового показателя (4,7% ВВП). То есть у нас соотношение расходов на традиционные и современные функции составляет почти 2:1
   Структура расходов российского бюджета сформировалась в постсоветский период под влиянием псевдонаучной доктрины рыночного фундаментализма, отрицающей очевидную закономерность повышения роли государства в обеспечении социально – экономического развития в условиях современного НТП. Уже многие годы обслуживание внешнего долга остается единственным ярко выраженным приоритетом бюджетной политики правительства. Даже сейчас после погашения большей части долга и существенного снижения бремени расходов на его обслуживание, в целях успокоения иностранных кредиторов создан колоссальный Стабилизационный фонд (средства которого разрешается тратить только на погашение внешнего долга). Планируемая на конец 2007 г. величина Стабфонда в 4239 млрд. руб. намного превышает размер государственного внешнего долга, составляющего менее 50 млрд. долл.
   В 2006 г. профицит бюджета достиг почти 2 трлн. руб., или 7,5% ВВП. В 2007 г. он планировался в размере 1,5 трлн. руб., или 4, 5% ВВП. Вывод этих налоговых поступлений из экономического оборота означает соответствующее сокращение конечного спроса и снижение ВВП. При условии ограничения госзакупок только отечественными товарами это снижение можно оценить в 5% ВВП в 2006 г. и 3,5% - в 2007 г.
   Таким образом, темпы экономического роста  были бы почти вдвое выше, если бы правительство не замораживало одну пятую бюджетных доходов в  Стабилизационном фонде, средства которого размещаются за рубежом. Создание инвестиционного фонда даже с учетом ассигнований на финансирование целевых инвестиционных программ общим объемом в 2,7% ВВП не компенсирует депрессивное влияние огромного профицита бюджета. Последнее усиливается политикой правительства по наращиванию внутреннего государственного долга: планируется размещение на рынке под немалый процент дополнительных финансовых обязательств на сумму 300 млрд. руб. Тем самым на эту же сумму уменьшается инвестиционный потенциал частного сектора.
   Исходя  из мирового опыта, можно оценить  параметры финансирования важнейших  государственных функций, соответствующие  современным требованиям. Так, расходы  на здравоохранение должны составлять от 5% (минимально допустимый уровень, рекомендуемый Всемирной организацией здравоохранения) до 10% ВВП  (уровень наиболее благополучных стран); расходы на науку – от 1,5 до 3% ВВП; на 2007 г. расходы на образование составляют около 4% ВВП, на здравоохранение – около 2,8% ВВП. Если суммировать все отраженные в консолидированном бюджете ассигнования на социальные нужды (3 764 трлн. руб.), то их совокупный вес в ВВП составит 12%. Если к ним прибавить межбюджетные трансферты (1 трлн. руб.), направляемые главным образом на поддержку отраслей социальных сферы и социальные программы, то величина социальных расходов государства достигнет 15,5% ВВП.  Это существенно меньше уровня финансирования социальных функций государства центральными правительствами не только развитых стран (21,6%), но и находящихся  с нами в одной категории стран с переходной экономикой (18%).
   Чтобы достичь среднемирового уровня социальных расходов, российскому государству  надо увеличит их на 7,4% ВВП. Данная величина равна профициту федерального бюджета  в прошлом году. Эта оценка подтверждается расчетом величины недофинансирования социальной сферы по отношению к необходимому уровню ее воспроизводства. Иными словами, профицит федерального бюджета не потому, что российское государство получает доходов больше, чем ему требуется для выполнения своих функций, а вследствие недофинансирования социальной сферы.
   Не  лучше обстоит дело и с финансированием  другой фундаментальной функции  современного государства – развития. Объем затрат на ее реализацию складывается из расходов на научные исследования и национальную экономику. В совокупности они достигают 2,05% ВВП, в том числе расходы на научные исследования – 0,46% ВВП. это более чем вдвое ниже среднемирового уровня. С учетом степени износа основных фондов и деградации научно – производственного потенциала недофинансирование функции развития может быть оценено как трехкратное.
   Таким образом, проводимая федеральным правительством архаичная бюджетная политика ни требованиям современного государства, ни интересам социально – экономического развития страны.
           
 
 
 
 

   Основные  прогнозные показатели социально – экономического развития России в 2004 – 2008 гг.
  2004 г. 2005 г. 2008 г.
Прирост ВВП, в % к предыдущему году 3,8-5,2 4,8-5,9 5,0-6,5
Структура производства ВВП, %:
    производство  товаров
    производство  услуг
 
35,4 53,8
 
35,1 54,1
 
34,4 54,8
Расходы федерального бюджета, в % к ВВП 14,3 13,5 13
Расходы консолидированного бюджета, в % к ВВП 24,8 23,2  
Инфляция, % 8-10 6,5-8,5 5-7
Продукция промышленности, прирост в % к предыдущему  году 3,6-4,7 4,0 4,6-5,7
Структура промышленного производства ВВП, %:
    доля добывающих отраслей
    доля обрабатывающих отраслей
 
48,9 51,1
 
48,2 51,8
 
45,7 54,3
Продукция сельского хозяйства, прирост в % к предыдущему году 3,5-4,0 3,5-4,0 3,5-4,0
Экспорт товаров, млрд. долл. США 113,2-125 114,6-131,4 126-153
Структура экспорта, %:
    сырье и материалы
    машинотехническая продукция
 
90,7 9,3
 
90,3 9,7
 
89,0 11,0
 
Стратегия экономического роста.
Ключевые  задачи политики экономического роста.
  В сложившихся условиях выход на траекторию устойчивого роста экономики и благосостояния общества возможен только на основе концентрации имеющихся ресурсов, на прорывных направлениях формирования нового технологического уклада, декриминализации рыночной среды и обеспечения добросовестной конкуренции, многократного повышения инновационной и инвестиционной активности, кардинального улучшения качества государственного регулирования, стимулирования трудовой, творческой и предпринимательской энергии людей. Несмотря на колоссальные разрушения, российская экономика все еще обладает мощным научно-производственным потенциалом и достаточными ресурсами для преодоления ее деградации за счет активизации внутренних возможностей и конкурентных преимуществ.
  Объем образующихся и накопленных в  российской экономике сбережений вполне достаточен, чтобы обеспечить трехкратное увеличение капитальных вложений, необходимое для выхода на режим простого воспроизводства основного капитала в реальном секторе экономики.
  Так, в 2004 г. валовые национальные сбережения составили 32,5 % ВВП, в то время как фактический объем вал
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.