На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


контрольная работа Контрольная работа по «Расследование преступлений коррупционной направленности»

Информация:

Тип работы: контрольная работа. Добавлен: 24.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ  УЧРЕЖДЕНИЕ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
ЮЖНЫЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ 
 
 

Контрольная работа
 по  предмету «Расследование преступлений коррупционной направленности» 
 
 
 

      Выполнил:
                Студент 5 курса ОЗО
                юридического  факультета
                специализация уголовно – правовая  
                 

                Проверил:  
                 
                 
                 
                 
                 

    Ростов–на–Дону
2011 

Правила недопущения провокации взятки и коммерческого  подкупа
     Законодатель, учитывая социально-экономические  и политические преобразования, которые  происходят в нашей стране, существенно  изменил и дополнил уголовно-правовые нормы, устанавливающие ответственность  за получение незаконного вознаграждения, связанного с выполнением лицом  должностных или управленческих функций в сфере государственной  службы, службы в органах местного самоуправления, коммерческих и иных организациях. В Уголовном кодексе  появилась глава 23, которая устанавливает  ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Преступления, входящие в эту главу, а также  преступления, ответственность за которые  предусмотрена ст. 290 и 291 УК РФ1, справедливо считаются крайне трудными для раскрытия и расследования. В связи с этим сотрудники правоприменительных органов в целях скорейшего достижения желаемого результата в своей деятельности иногда используют различные методы выявления преступлений, не всегда соответствующие закону. Криминализация незаконных приемов борьбы с получением взятки и коммерческого подкупа сегодня выступает как реально существующее явление, обладающее, кроме того, крайне негативными тенденциями, среди которых следует отметить высокий уровень латентности и тенденцию к росту количественного показателя.
     Проведённый опрос и интервьюирование следователей органов внутренних дел, работников прокуратуры и судей показал, что, по их мнению, латентность провокации взятки либо коммерческого подкупа  составляет не менее 90 %. Характерно, что  большинство опрошенных (82 %) указали  на очевидную для них тенденцию  прироста количественного показателя фактов провокации взятки или коммерческого  подкупа.2
     Для недопущения коррупционной составляющей, для обеспечения принципов правосудия с помощью уголовно-правового инструментария в УК РФ 1996 г. законодателем установлена ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК). Закон под провокацией взятки либо коммерческого подкупа понимает “попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа”.
     В УК 1960 г.3 нормы, предусматривающей ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа, не содержалось, что объясняется, с одной стороны, отсутствием объективных оснований для криминализации данного деяния, отсутствием массовидного критерия его проявления, а с другой стороны — недооценкой российским законодателем повышенной общественной опасности данного деяния, того вреда, который реально или потенциально причиняется столь уродливым приемом борьбы с коррупционными преступлениями. Вместе с тем распространенность того или иного деяния сама по себе не могла стать основанием для криминализации, требовалось наличие такого совокупного фактора, как общественная опасность подлежащего уголовно-правовой оценке деяния. На фоне изменения приоритетов в охране уголовным законом общественных отношений, смещения акцентов в пользу правовых гарантий законных интересов личности, в том числе ее интересов и прав в сфере осуществления государством правосудия, уровень общественной опасности провокации взятки либо коммерческого подкупа значительно повысился. Таким образом, с социальной точки зрения, криминализация провокации в новейшем уголовном законодательстве России выглядит вполне обоснованной.
     Отсутствие  законодательной регламентации  провокации, разумеется, сопровождалось и пробелом в теории уголовного права  по осмыслению данной проблемы. В результате практика применения новации УК РФ 1996 г. сопряжена с целым рядом проблем квалификационного характера юридической оценки в отношении виновных лиц при совершении ими провокационных действий. Для недопущения ошибок в квалификации по ст. 304 УК РФ необходимо, во-первых, выяснить причины, которые обусловили принятие данной правовой нормы, цели, обстановку, в которой она создавалась, во-вторых, предложить вариант разъяснения основных вопросов квалификации вновь принятой нормы; в-третьих, необходимо, чтобы законодатель либо Верховный суд Российской Федерации дал расширительное толкование основных понятий, содержащихся в данной статье. Очевидно, что правильное применение соответствующей уголовно-правовой нормы невозможно без решения этих вопросов. Полезно было бы обратиться к проектам уголовного закона, материалам их обсуждения. На сегодняшний день отсутствие законодательного толкования понятий, содержащихся в ст. 304 УК РФ, вызывает много вопросов, как среди ученых, так и среди практических работников правоприменительных органов.
     Определение правовой природы нормы о провокации взятки, на наш взгляд, прямо зависит  от решения вопроса о соотношении  данного деяния с подстрекательством к совершению преступления.
     В юридической литературе сложилось  мнение, согласно которому провокация взятки представляет собой фактически подстрекательство к даче взятки.4 На проблематичность данного утверждения указывал еще Н. С. Таганцев: “Будет ли подстрекателем тот, кто возбуждал к преступлению с целью предать совершителя правосудию и подвергнуть его ответственности?”5
     Случаи  такого рода  встречались во все  времена и во всех странах. Н. С. Таганцев указывал на то, что такого рода подстрекателями  выступали как частные лица, так  и низшие агенты полицейской власти, сыщики.
     Для того чтобы выяснить — являются ли данные лица подстрекателями и  можно ли применить к этим лицам  понятие “подстрекатель”, необходимо выявить все условия подстрекательства  и сравнить их с признаками провокации. Проблема оценки провокации преступлений осложняется тем, что в теории уголовного права почти не поднимался вопрос о сущности провокации преступления вообще и возможности соответствующей ее квалификационной оценки, в теории же современного уголовного права отсутствует общее понятие провокации.
     В словаре русского языка мы находим  формулировку понятия провокации: “Предательское поведение, подстрекательство кого-нибудь к таким действиям, которые могут  повлечь за собой тяжелые для него последствия”.6
     Понятие “провокация” происходит от латинского provocatio и означает подстрекательство, побуждение к вредным для кого-либо действиям или решениям.7
     В этом определении можно выделить два смысловых момента: во-первых, провокация - это не открытое воздействие, а, скорее, неявное побуждение к чему-либо, т. е. цель провокации остается для провоцируемого “за кадром”, она как бы навязывается провокатором; во-вторых, последствия  провокации желательны для последнего и соответственно вредны для провоцируемого.
     Обратимся теперь к подстрекательству. Подстрекательство  предполагает сознательное вовлечение, склонение чьей-либо воли к совершению преступления. И при этом не имеет  значение, участвовал ли сам подстрекатель  в совершении преступления или нет. Подстрекательство также предполагает сознательное вовлечение подстрекаемого в совершение преступления, и при этом он непосредственно участвует в совершении данного преступления.
     Самый краткий сопоставительный анализ позволят установить, что с объективных  позиций подстрекательство и  провокация вполне различимы. Анализ же субъективных характеристик рассматриваемых правовых явлений сопровождается не столь категоричным суждением,
     С субъективной стороны подстрекательство  характеризуется прямым умыслом, то же самое можно сказать и о  провокации к совершению преступления. Умысел у подстрекаемого так же, как и у провоцируемого, возникает  не самостоятельно, а под воздействием третьего лица. При этом для нас  не имеет значения, какими мотивами руководствовался подстрекаемый, соглашаясь на совершение преступления, они могут существенно разниться с мотивами подстрекателя.
     Отнесение Н. С. Таганцевым провокации к подстрекательству  произведено именно по субъективному  критерию. По его мнению, лицо, подговорившее другого совершить преступление для того, чтобы захватить его во время совершения и передать правосудию, совершает деяние не только, не, совместимое с представлением о нормальных функциях органов правительственной власти, но и подводящее уединившего провокацию под понятие подстрекателя, потому что в его деятельности совмещаются все существенные условия подстрекательства: он сознавал, что подговаривает другое лицо, он сознавал, что он подговаривает его к преступному деянию, он сознавал, что последствием его подговора будет, или, по крайней мере, может быть преступная деятельность вовлеченного. Мало того, он не только сознавал последнее условие, но и желал его наступления, а с тем вместе ждал, или, по крайней мере, безразлично относился к таковому. “Если такой увлекатель неопытных умов и пылких сердец подстрекает к вступлению в тайное сообщество или к учинению какого-либо анархического действия, то он не может не желать, чтобы такое действие или, по крайней мере, наказуемая попытка такового не произошла, ибо без этого последствия вся его работа пропала и никакого поощрения и отличия ему не полу?ить”.8
     Г. А. Кригер, развивая подход Н. С. Таганцсва, указывает на то, что подстрекатель может с самого начала руководствоваться даже не желанием причинить преступный результат тому либо иному объекту, а стремлением изобличить подстрекаемого в момент совершения последним преступления (и тогда подобное воздействие на интеллектуально-волевую деятельность другого лица образует провокацию). Такая деятельность, независимо от того, по личным мотивам она предпринималась или виновный исходил из ложно понятых служебных интересов, является наказуемой. Автор на основе вышеизложенного, а также в соответствии с определением Верховного суда СССР от 8 июня 1946 г. относил такие действия к подстрекательству к совершению преступления.9
     Итак, по своей природе, в частности  по субъективным признакам, провокация внешне схожа с подстрекательством к совершению преступления, поэтому  вполне понятно, почему российские и  советские юристы относили провокационные действия к подстрекательству. Но, тем  не менее, не следует забывать о том, что подстрекательство - это один из видов соучастия. Раз это так, тогда признаки соучастия должны были бы присутствовать и в отношении  провокации. Рассмотрим данный вопрос подробнее.
     В теории уголовного права традиционно  выделяют объективные и субъективные критерии соучастия.
     Раскрывая объективные признаки соучастия, следует  остановиться, прежде всего, на количественном признаке — участие в преступлении двух или более лиц.
     Это означает, что наименьшее число виновных при соучастии - два лица. 10 При провокации мы можем наблюдать участие в преступлении как раз двух лиц (при условии, если они вменяемы и достигли установленного законом возраста). Вместе с тем, на наш взгляд, это только внешне кажущаяся совместной деятельность двух и более лиц. Иллюзорность совместного деяния двух лиц очевидна, так как цели каждого из участников данных общественно опасных действий разли?ны. Действия каждого из соучастников должны быть направлены на достижение единого преступного результата.11 В нашем случае  (при провокации) каждый из участников этих действий пытается достичь самостоятельного, несовпадающего результата, более того, результата диаметрально противоположного.
     Несмотря  на всю схожесть внешних признаков  провокации с подстрекательством внутреннее их содержание существенно различается. Так, согласно субъективному критерию для соучастия необходимо взаимное соглашение сторон. Соучастие в преступлении должно быть только умышленным как  с одной стороны, так и с  другой, т. е. лица, участвующие в  преступной деятельности, должны быть взаимно осведомлены о совершении данного преступления, и их действия должны быть согласованы. В нашем случае интеллектуальный признак соучастия (двусторонняя интеллектуальная связь) в принципе невозможен. Это связано с тем, что провокация взятки либо коммерческого подкупа по своей природе предполагает совершение действий одного лица в тайне от другого. По нашему мнению, при провокации взятки имеет место совпадение деятельности провоцирующего лица с той или иной деятельностью провоцируемого, но эта деятельность не имеет той органичной интеллектуальной связанности, которая характерна для соучастия.
     Таким образом, можно сделать вывод  о том, что провокация ни в коем случае не является разновидностью подстрекательства  к совершению преступления. По нашему мнению, обратный тезис изначально содержит в себе логическую ошибку, следующую из неверного толкования субъективных (интеллектуальных) критериев  соучастия. Совершенно справедливо суждение П.Ф. Тельнова о том, что отсутствие хотя бы одного признака соучастия уже исключает его как таковое. Будучи одним из видов соучастия, подстрекательство обладает всеми объективными и субъективными критериями данной специфичной формы преступной деятельности. Именно поэтому провокацию взятки либо коммерческого подкупа следует считать самостоятельным видом преступления.
     До  тех пор, пока отсутствовала отдельная  норма за провокацию, действия виновных в этом лиц квалифицировали как  подстрекательство. Даже в рамках этико-правовой дискуссии, когда одни авторы провокационные действия пытались оправдать определенной их полезностью и тем, что их осуществляли государственные органы, многие юристы относили провокацию к уголовно наказуемым деяниям. Последняя позиция представляется нам предпочтительной.
     Еще в конце XIX - начале XX в. в юридической литературе по поводу этической и правовой оценки провокации преступлений отмечалось: “Ссылка на служебные обязанности сама по себе несостоятельна уже потому, что никакой закон не уполномочивает и не может уполномочить кого-либо на подобную деятельность. Обязанность полиции состоит в раскрытии совершенных преступлений или в предупреждении готовящихся; но в том и другом случае эта деятельность не имеет ничего общего с созданием новых преступлений и преступных попыток. Такая ссылка не извинительна не только тогда, когда данный агент по своему почину прибег к подобному способу открытия преступника, но и тогда, когда он действовал по приказу начальника, так как подобный приказ беззаконен. Несколько иными представляются те случаи, когда подговариваемое лицо уже разыскивается властью за учиненное им какое-либо иное преступное деяние, когда в совершении нового деяния или даже покушения на него нет никакого интереса, а засада устраивается не для привлечений к ответственности за вновь учиненное, а только для захвата преступника. Если такую поли­цейскую деятельность по разным причинам нельзя назвать вполне рациональной, в особенности ввиду той опасности, которая грозит жертве вновь придуманного преступного деяния, и ввиду возможности достичь задуманного иными средствами, то, с другой стороны, здесь можно возражать против наличности подстрекательства, так как действительное учинение этого деяния или даже наказуемая попытка на него подстрекавшим и не предполагалась”.12
     Таким образом, юридическая природа провокации преступления, в том числе провокации взятки либо коммерческого подкупа, не детерминируется такой разновидностью соучастия, как подстрекательство, а обладает собственными характеристиками:
     — вызвана намерением субъекта обеспечить одностороннее проявление искомой (желательной) модели поведения со стороны провоцируемого лица, имеющей лишь внешние признаки преступного деяния;
     — осуществляется в порядке односторонней  умышленной деятельности со стороны  виновного лица, не охватываемой сознанием  провоцируемого;
     — предполагает использовать спровоцированное “криминальное” деяние лица не в целях  достижения преступного совместного  результата, а в целях дискредитации  либо создания искусственных доказательств  обвинения.
     Таким образом, провокация преступления: это умышленная односторонняя деятельность виновного, направленная на моделирование такого поведения другого лица, которое имело бы все внешние признаки преступления с целью дискредитации, шантажа либо создания искусственных доказательств обвинения, если при этом деяние провоцируемого фактически не обладает признаками виновности.
     Провокация  взятки либо коммерческого подкупа  является частным случаем провокации преступления и, соответственно, обладает всеми признаками последнего.
     И в заключении следует отметить, обязательным признаком получения взятки является предмет преступления.
     Предметом взятки могут быть любые материальные ценности: деньги, в том числе  иностранная валюта, иные валютные ценности (например, чеки, аккредитивы), ценные бумаги (акции, облигации, складские  свидетельства), драгоценные металлы (золото, серебро, платина) и драгоценные  камни (алмазы, изумруды, сапфиры, рубины и др.), продовольственные и промышленные товары, недвижимое имущество, а также  различного рода услуги имущественного характера, оказываемые взяткополучателю безвозмездно, хотя в принципе они  подлежат оплате, или по явно заниженной стоимости. Это может быть предоставление санаторных или туристических путевок, проездных билетов, оплата расходов и развлечений должностного лица, производство ремонтных, строительных и других работ и т.д.
     Взятка  может быть завуалирована в виде банковской ссуды либо получения  денег в долг или под видом  погашения несуществующего долга  лица посредством продажи-покупки  ценных вещей за бесценок, по явно заниженной цене или, напротив, путем покупки-продажи вещи по явно завышенной цене.
     Взятка  может осуществляться путем заключения фиктивных трудовых соглашений и  выплаты по ним взяткополучателю, его родственникам или иным доверенным лицам заработной платы или премии за якобы произведенную ими работу, оказанную техническую помощь, либо в виде завышенных гонораров за лекционную деятельность и литературные работы.13
     Уголовный Кодекс РФ четко регламентирует наказание  за получение и дачу взятки и достаточно жестко наказывает и взяткодателя, и взяткополучателя.
       Взяткополучателем может быть  признано только лицо – представитель  власти или чиновник, выполняющий  организационно-распорядительные или  административно-хозяйственные функции.
     Представитель власти – это муниципальный или  государственный чиновник любого ранга  – служащий областной, районной, городской  или сельской любого учреждения, предприятия, правоохранительного органа, воинской части или военкомата, судья, прокурор, следователь, депутат законодательного органа и т.д.
     Лицо, которое выполняет постоянно, временно или по специальному полномочию организационно-распорядительные или административно-хозяйственные  функции в органах местного самоуправления, а также муниципальных организациях и учреждениях является должностным  лицом. Работники муниципальных  органов и учреждений, которые  выполняют лишь профессиональные или  технические функции, к должностным  лицам не относятся, например секретари, консультанты, уборщицы. Предприниматель  не рассматривается законодателем  как возможный субъект получения  взятки, и данный момент спорен.14
     Субъектом преступления дачи взятки является любое  вменяемое лицо, достигшее 16 лет.
     ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО
Нарушение  Наказание Основание
Дача  взятки представителю власти - штраф до 500 000 руб.; - лишение свободы на срок до 8 лет ст.291 УК РФ
Получение взятки - штраф от 100 000 руб. до 500 000 руб.; - лишение  свободы на срок до 7 лет
ч.1 и 2 ст.290 УК РФ
Вымогательство  взятки  - лишение свободы  на срок от 7 до 12 лет со штрафом  в размере до 1 млн.руб. или без штрафа ч.4 ст.290 УК РФ
Провокация  взятки - штраф до 200 000 руб.; - лишение  свободы на срок до 5 лет
ст.304 УК РФ
 
     А также:
     1. Если преступление совершенно  группой лиц по предварительному  сговору с вымогательством   или в крупном размере (свыше  150 тыс.руб.) – лишение свободы на срок от 7 до 12 лет со штрафом в размере до 1 млн.руб.;
     2. Если преступление совершено  лицом, занимающим должность главы  органа местного самоуправления  и рядом других высших должностных  лиц (главой муниципального образования)  – лишение свободы на срок  от 5 до 10 лет;
     3. Если взятка получена за незаконные  действия (бездействия) должностного  лица – лишение свободы на  срок от 3 до 7 лет;
     4. Если взятка получена за действия, которые входят в служебные  полномочия должностного лица:
     - лишение свободы на срок до 5 лет;
     - штраф в размере от 100 тыс. до 500 тыс.руб. или штраф в размере дохода осужденного от 1 года до 3 лет.
     В условиях рыночной экономики сохранение коммерческой тайны имеет очень  большое значение для успешной конкурентной борьбы.
     В Конституции РФ15 гарантируется поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (ст.8). Реализацией этих гарантий является установление уголовной ответственности за коммерческий подкуп, так как государство заинтересовано в том, чтобы все работники честно выполняли свои обязанности.
     Провокация  взятки либо коммерческого  подкупа (ст. 304 УК РФ). Провокация взятки либо коммерческого подкупа, то есть попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, — наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
     Коммерческий  подкуп (ст.204 УК РФ)
     1. Незаконная передача лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание ему услуг имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением — наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.
     2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.
     3. Незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера за совершение действий (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.
     4. Деяния, предусмотренные частью  третьей настоящей статьи, если  они:
     а) совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
     б) сопряжены с вымогательством  предмета подкупа, — наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере  заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет  либо без такового с лишением права  занимать определенные должности или  заниматься определенной деятельностью  на срок до трех лет.
     Примечание. Лицо, совершившее деяния, предусмотренные  частями первой или второй настоящей  статьи, освобождается от уголовной  ответственности, если в отношении  его имело место вымогательство или если это лицо добровольно  сообщило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело.
     Поэтому общие признаки преступного деяния при взяточничестве и коммерческом подкупе совпадают. Как и взяточничество, коммерческий подкуп имеет двуединый  характер (дача-получение материальных ценностей или материальной выгоды). Как и при взяточничестве, разделяется  ответственность за передачу материальных ценностей и за их незаконное получение.
     К некоммерческой организации, которая  не является органом местного самоуправления, муниципальным учреждением, в соответствии с гражданским законодательством  относятся потребительский кооператив, общественное объединение или религиозная  организация, благотворительные и  иные фонды, а также учреждение, которое  создается собственником для  осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого  характера (ст. 50, 120 ГК РФ16).
     Субъектом преступления дачи незаконного вознаграждения в целях коммерческого подкупа  может быть любое лицо, достигшее 16-летнего возраста.
     Субъектом получения предмета подкупа является работник коммерческой или иной организации, выполняющий управленческие функции (например, генеральный директор, коммерческий директор, старший менеджер, главный  бухгалтер, заведующий отделом).
     Взятка  или подкуп через  посредника.
     Взятка  нередко дается и берется через  посредников – подчиненных  сотрудников, индивидуальных предпринимателей, работников посреднических фирм, которые рассматриваются  Уголовным кодексом Российской Федерации  как пособники преступления.
     Коммерческий  подкуп может осуществляться через  посредников – подчиненных сотрудников, партнеру по бизнесу, специально нанятых  лиц, которые также рассматриваются Уголовным кодексом Российской Федерации, как пособники преступления.
     Гражданин, давший взятку или совершивший коммерческий подкуп, может быть освобожден от ответственности, если:
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.