На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Столыпинская агрореформа

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 24.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Оглавление 
 

 


Введение.

     Современная эпоха характеризуется бурным ростом интереса к историческому прошлому нашей страны, особенно в XX в., в новейший период ее истории. Широкий интерес к познанию прошлого, стремление как можно больше и быстрее узнать о его «белых пятнах» и «всю правду» истории оказывают воздействие на историко-познавательный процесс. Этот процесс характеризуется в настоящее время, во-первых, особым смыслом в тех событиях, в которых заключены истоки современных недостатков и искажений в развитии советского общества. Во-вторых, все большее внимание уделяется выявлению в прошлом альтернативных возможностей развития, реализация которых привела бы к иному ходу и результату этого развития. Наконец, в-третьих, в условиях, когда выдвигаются новые цели, современники, как писал В. О. Ключевский, «ищут и исторического оправдания этим интересам и практических указаний на средства к достижению этой цели».
     В указанной связи одним из явлений  в истории нашей страны, которое  вызвало в последнее время  много споров, оказалась столыпинская аграрная реформа. Имя Столыпина всегда вызывало споры. Это имя  сразу втягивает нас в круговорот страстных взаимоисключающих оценок. Ни один из политических деятелей царизма начала XX в. не может идти с ним в сравнение по преданной и восторженной памяти его почитателей и сосредоточенной ненависти революционеров. «Период столыпинской реакции», виселицы — «столыпинские галстуки», с одной стороны, и «борец за благо России», человек, «достойный сесть на царский трон» — с другой.
     Карьера Столыпина длилась всего лишь пять лет. Это был взлет после  многолетней обычной службы в  провинции, стремительное превращение из саратовского губернатора в министра внутренних дел и председателя Совета министров — в государственную фигуру с огромной властью, грандиозными планами, российского Бисмарка... Вся его деятельность — это органичное сочетание трагедии и элементов фарса, придворных интриг и   высокой политики. Взрываются бомбы, стреляют из браунинга.
     Но  причина особого интереса к фигуре Столыпина заключается не только в личной его судьбе и драматизме сопровождавших ее событий. Деятельность его тесно связана с вопросом о том, каково значение столыпинского курса и почему не состоялся путь реформ. Этот вопрос не получил удовлетворительного ответа в литературе о Столыпине. Многие исследователи считают, что помешали осуществиться столыпинским реформам не объективные факторы, а ограниченность и слепота царизма, верхов, распутинщина и т. п., сами же реформы были столь значительны, что, увенчайся они успехом, никакого не только Октября, но и Февраля не было бы. Поднимают Столыпина на щит ультраправые элементы, выдвигающие на первый план его национализм и все провалы его курса объясняющие фактом убийства Столыпина. 
 


    Россия  на рубеже XIX и XX веков.

1.1.Политическая и экономическая ситуация.

     На  стыке XIX и XX века общество вступило в  новую фазу своего развития, капитализм стал мировой системой. Россия вступила на путь капиталистического развития позже стран Запада и поэтому попала во второй эшелон стран, такие страны называли "молодыми хищниками". В эту группу входили такие страны, как Япония, Турция, Германия, США.
     Скорость, с которой развивалась Россия, была очень высока, этому способствовала уже развитая Европа; она оказывала  помощь, делилась опытом, а также  направляла экономику в нужное русло. После экономического подъема 90х  годов, Россия пережила тяжелый экономический кризис 1900-1903 годов, затем период длительной депрессии 1904-1908 годов. С 1909 по 1913 года экономика России сделала еще один резкий скачок. Объем промышленного производства вырос в 1,6 раза, процесс монополизации экономики получил новый импульс, в результате кризиса слабые, маленькие предприятия разорились, что и ускорило процесс концентрации промышленного производства. В результате этого в 80-90 годы временные предпринимательские объединения были замещены крупными монополиями; картелями, синдикатами (Продуголь, Проднефть и т.д.). Одновременно шло укрепление банковой системы (Русско-Азиатский, Петербургский международный банки).
     Вывоз капитала из России не получил особого  размаха, что объяснялось как  недостатком финансовых средств, так и потребностями освоения огромных пространств страны, но в конце концов Россия включилась в борьбу за сферы влияния, что и повлекло за собой войну с Японией, одной из стран второго эшелона.
     В начале ХX века Россия являлась cреднеразвитой  страной. Наряду с высокоразвитой индустрией в экономике страны большой удельный вес принадлежал ранне-капиталистическим и полуфеодальным формам хозяйства - от мануфактурного до патриархально-натурального. Русская деревня стала сосредоточением пережитков феодальной эпохи. Важнейшими из них были крупные помещичьи землевладения, широко практиковались отработки, являющие собой прямой пережиток барщины. Крестьянское малоземелье, община с ее переделами тормозили модернизацию крестьянского хозяйства.
     Социально-классовая  структура страны отражала характер и уровень ее экономического развития. Наряду с формированием классов буржуазного общества (буржуазия, мелкая буржуазия, пролетариат), в нем продолжали существовать и сословные деления - наследие феодальной эпохи. Буржуазия занимала ведущую роль в экономике страны вХХ зеке, до этого она не играла сколько-нибудь самостоятельной роли в общественно политической жизни страны, так как она была полностью зависима от самодержавия, в следствие чего и оставались аполитичной и консервативной силой.
     Дворянство, которое сосредоточило более  60 % всех земель, стало главной опорой самодержавия, хотя в социальном плане оно теряло свою однородность, сближаясь с буржуазией.
     Крестьянство, составлявшее 3/4 населения страны, было также затронуто социальным расслоением общества (20% - кулаки, 30 % - середняки, 50% - бедняки). Между полярными его слоями возникали противоречия.
     В начале ХХ века класс наемных рабочих  насчитывал 16.8 млн. человек. Он был неоднороден, большая часть рабочих состояла из недавно пришедших в город крестьян, но еще не потерявших связь с землей. Ядром этого класса стал фабрично-заводской пролетариат, который насчитывал более 3 млн. человек.
     Политическим  строем в России оставалась абсолютная монархия. Хотя в 70ых годах XIX века был сделан шаг по пути превращения государственного строя в буржуазную монархию, царизм сохранил все атрибуты абсолютизма. Закон гласил: "Император российский есть монарх самодержавный и неограниченный".
     До 1905 года высшим государственным органом  в России был государственный совет, постановления которого имели рекомендательный характер для царя.
     Сенат - высшая судебная инстанция и толкователь  законов. Исполнительная власть осуществлялась двумя министерствами, деятельность которых контролировалась комитетом министров.
     Николай II, всемерно ограждая свою власть, очень  ревниво относился к любой  крупной политической личности. Так, С.Ю.Витте, приобретший в результате успешных реформ влияние в правящих кругах, был в 1903 году смещен со своего поста и назначен на должность председателя комитета министров.
     Особой проблемой для правительства в эти годы был национальный вопрос. 57% населения России были нерусского происхождения, и они подвергались всякого рода дискриминации со стороны русских чиновников. В этих отношениях Россия не только притесняла те или иные народы, но и сталкивала их между собой. Многие под давлением русскоязычного населения эмигрировали в ближайшие страны запада, там нанимались на работу. Заметную часть эмигрантов составили люди, которые целью своей жизни ставили борьбу с царизмом.
     Россия  медленно, но верно начала вмешиваться  в борьбу за рынки сбыта. Борьба между  Россией и Японией за господство на рынке сбыта в Китае, стала  одним из примеров раздела сфер влияния  в мире. Надо отметить, что предсказания Плеве, который предрекал для России маленькую победоносную войну, не оправдались. Война четко показала неподготовленность русской армии, а также неподготовленность экономики к войне. С.Ю.Витте писал: "Вместо того, чтоб устранить угрозу внутренних потрясений, несчастная война приблизила нас на десятки лет к революции. Военные расходы, которые понесла Россия в этой войне превышали 3 млрд. рублей.
     С поражением в войне начала нарастать  революционная ситуация в стране (1905-1907). Из всего этого можно сделать вывод, что России требовались как политические, так и экономические реформы, которые смогли бы укрепить и оздоровить экономику России.

1.2.Уровень  жизни населения.

     Уровень жизни, как известно, определяется соотношением двух составляющих: количеством благ, производящихся в стране, и численностью ее населения. Одним из недостатков нашей историографии, касающейся проблемы социально-экономического развития страны, является то, что если она и рассматривает это соотношение, то лишь в статике, а не в динамике и не в сравнении с динамикой этого показателя в других странах.
     Надо  отметить, что в источниках существуют определенные расхождения относительно численности населения на тот  или иной период, да и периоды  не всегда указываются одни и те же. Но эти расхождения не такие значительные и существенно не влияют на выявление важных показателей — динамики и темпов роста населения.
     По  Н.А. Рубакину, население России с 1800 по 1908 г. выросло почти в 4 раза (с 39 до 153,5 млн), Англии — менее чем  в 3 раза (с 15,5 до 44,5), Германии — чуть более чем в 3 раза (с 20 до 62, 8), Франции — в 1,5 раза (с 27 до 39, 4 млн). Россия отставала лишь от США, где население увеличилось в 16 раз — с 5 до 85, 4 млн человек. Европа же, как справедливо заключает Рубакин, «далеко не поспевала за таким быстрым размножением населения в России».
     Согласно  данным Б.Н. Миронова, за период с 1880 по 1913 г. население России увеличилось  в 1,9 раза (с 84 до 159 млн) и по темпу  роста этого показателя Россия сравнялась с США. Там население увеличилось  с 50,2 до 97 млн человек. В развитых европейских странах и в этот период население прирастало медленнее, чем в России. В Англии оно увеличилось в 1,2 раза (с 35 до 41,5 млн), в Германии — в 1,5 раза (с 45,7 до 67), во Франции — в 1,07 раза (с 37,4 до 39,8 млн человек). Исходя из того что в это время на мировую арену выходила Япония и отношения с этой страной стали существенным фактором российской внешней политики, отмечу, что Россия опережала по темпу роста населения и ее. В Японии за это время население выросло в 1,4 раза (с 36,6 до 51,3 млн человек). Анализ демографической ситуации в России в рассматриваемое время показывает, что выиграть соревнование с развитыми странами или хотя бы не увеличивать отставание от них по уровню жизни Россия могла, развиваясь лишь темпами, намного превосходящими темпы развития этих стран.
     При характеристике уровня жизни населения  внимание обращается прежде всего на такой показатель, как национальный доход на душу населения.
     По  подсчетам Н.А. Рубакина, в Европейской  России, бывшей, как известно, самой развитой частью Российской империи, годовой доход на душу населения в 1900 г. составлял 63 рубля, в то время как в США — 346, в Англии — 273, во Франции — 233, в Германии — 184, в Австрии — 127, в Италии — 104, Балканских государствах — 101 рубль. Европейская Россия, делает заключение Рубакин, «сравнительно с другими странами — страна полунищая. Если 63 р. представляют сумму, приходящуюся круглым счетом на одного жителя, это значит, что у многих миллионов русских людей не выходит в год и этой суммы»
     Известный русский статистик Покровский и английский ученый Мелгалл размер годового дохода россиянина определяют соответственно в 73 и 74 рубля. Недостаток этих подсчетов заключается в том, что в них не приводится динамика роста данного показателя, что в свою очередь не позволяет выявить тенденцию общего развития России, которая показывала бы, догоняла царская Россия западные страны по доходу на душу населения или наоборот отставала от них.
     Национальный доход на одного человека в России в 1894 г. был равен 67 р., а в 1913 г. — 101 р. Таким образом, в абсолютном выражении рост составил 34 рубля. По другому источнику, этот показатель равнялся в 1890 г. $ 32, а в 1913 г. - $ 61[17], т.е. вырос на $29. Сравнение с развитыми странами свидетельствует, что по этому важнейшему показателю уровня жизни населения Россия не только не догоняла эти страны, а наоборот существенно отставала от них. За рассматриваемый период доход на душу населения вырос в Англии на 190 руб. (с 273 до 463), или $ 53 (с 180 до 237); в Германии - на 108 (с 184 до 292), или на $ 52 (с 111 до 162); во Франции — на 122 р. (с 233 до 355), или на $54 (с 134 до 178); в Италии — на 126 р. (с 104 до 230); в Австро-Венгрии — на 100 рублей (с 127 до 227); в США - на $138 (с 173 до 321).
     Сравнение темпов роста национального дохода на душу населения в России и в  других странах в относительном, процентном выражении выявляет противоречивые тенденции. В рублевом исчислении и  в этом случае наблюдается отставание. В России данный показатель вырос на 51%, во Франции — на 52, в Германии — на 59, в Англии — на 69, в Австро-Венгрии — на 79, в Италии — на 121%. В долларовом же исчислении тенденция вырисовывается иная. Показатель России выше показателей западных стран и уступает лишь показателю Японии. В последней он увеличился на 150%, в США — на 80, в Германии — на 40, в Англии — на 30, во Франции — на 30, в России — на 90%. Выявленное расхождение говорит прежде всего о том, что необходимо дополнительное изучение вопроса. Но даже если считать, что вторая тенденция более правильная, то это отнюдь не означает, что по доходу на душу населения Россия сближалась с развитыми странами. Надо иметь в виду, что каждый процент роста в реальном выражении в западных странах был гораздо весомее.
     В рассматриваемый период Россия не стояла на месте, тем более не деградировала. Она развивалась, и жизнь в ней, если судить по основному ее показателю — доходу на душу населения, — улучшалась. В то же время темпы происходивших изменений были недостаточными. Разница в доходах на душу населения в России и в развитых странах не сокращалась, а увеличивалась. Жизнь улучшалась, но медленнее, чем в этих странах, и для России все реальнее становилась перспектива оказаться на обочине цивилизованного мира.
 


2. Сущность, реализация и итоги столыпинской аграрной реформы.

2.1. Обсуждение и принятие реформы.

     Столыпин пришел к власти в переломный момент, когда в правящих кругах происходил пересмотр политического курса, определяемого термином «цезаризм». Курс этот представлял собой попытку царизма укрепить свою социальную опору, расшатанную революцией, сделав ставку на крестьянство, конкретно — создав Думу с преобладанием крестьянских представителей. Проводивший этот курс С.Ю. Витте позже (2 сентября 1911 г.) писал в своих заметках:
     «Вчера  в Киеве тяжко ранен Столыпин. Таким образом, открывается 3-е действие после 17 октября. Первое действие — мое министерство, второе — Столыпинское».
     К этому следовало бы добавить, что  второе действие было начато Столыпиным в декорациях первого, созданных  самим Витте. «Декорациями» явились две первые Государственные думы, созванные по так называемому виттевскому избирательному закону 11 декабря 1905 г., определившему их главную — «крестьянскую» — суть.
     В отличии от своих предшественников, Столыпин стремился не только подавить революцию при помощи репрессий, но и снять ее с повестки дня путем реформ. «Реформы во время революции необходимы, так как революцию породили в большей мере недостатки внутреннего уклада, - писал Столыпин в одной из своих записок. – Если заняться исключительно борьбой с революцией, то в лучшем случае устраним последствия, а не причину: залечим язву, но пораженная кровь породит новые изъязвления… Это было бы роковой ошибкой – там, где правительство побеждало революцию (Пруссия, Австрия), оно успевало не только исключительно физической силою, а тем, что, опираясь на силу, само становилось во главе реформ».
     Поскольку главный вопрос революции был  земельный, усилия правительства должны были сосредоточиться первым делом  на аграрной реформе. Целью ее, по мысли Столыпина, должно было стать создание создание крепких хуторских (как бы мы сейчас сказали, фермерских) хозяйств. Их хозяева должны были сделаться опорой правящего режима в деревне. В общем это было верное направление, но Столыпин не мог себе отдавать отчет в том, насколько далека российская действительность от намеченного им идеала. Сильно усложняло проблему и то, что в своих преобразованиях Столыпин не собирался касаться помещичьего землевладения. Хотя он и находил некоторое ограничение его полезным, вопос об этом в ео время даже не ставился.
     Просто  сказать, что указ 9 ноября 1906 г. был  главным делом жизни Столыпина, будет явно мало. Это был символ веры, великая и последняя надежда, одержимость, его настоящее и  будущее — великое, если реформа удастся; катастрофическое, если ее ждет провал. Столыпин прекрасно это сознавал.
     «Крепкое, проникнутое идеей собственности, богатое крестьянство, — говорилось в особом секретном журнале Совета министров от 13 июня 1907 г., — служит везде лучшим оплотом порядка и спокойствия; и если бы правительству удалось проведением в жизнь своих землеустроительных мероприятий достигнуть этой цели, то мечтам о государственном и социалистическом перевороте в России раз навсегда был положен конец... Но столь же неисчислимы были бы по огромной важности своей последствия неудачи этой попытки правительства осуществить на сотнях тысяч десятин принятые им начала землеустройства. Такая неудача на многие годы дискредитировала бы, а может быть, и окончательно похоронила бы все землеустроительные начинания правительства, являющиеся ныне, можно сказать, центром и как бы осью всей нашей внутренней политики. Неуспех вызвал бы всеобщее ликование в лагере социалистов и революционеров и страшно поднял бы престиж их в глазах крестьян».
     Итак, это была игра ва-банк, и уже из этого следует, что Столыпин не мог являться и действительно не являлся единоличным творцом нового аграрного курса Его курс становится правительственным курсом только тогда, когда отражает самые глубокие интересы господствующих социальных сил, в данном случае самих правительственных «верхов» и поместного дворянства, а также консервативной и даже реакционной буржуазии октябристского типа. Так в данном случае и было: столыпинская аграрная программа настолько совпадала с аграрной программой Совета объединенного дворянства, что все тогдашние политические наблюдатели, от кадетов до большевиков, прежде всего подчеркивали это родство. Цитированный выше кадет А.С. Изгоев отмечал, что программа Столыпина — это программа «объединенных дворян». В.И. Ленин называл Столыпина приказчиком того же Постоянного совета объединенного дворянства. Более того, сам Совет с удовлетворением констатировал этот капитальный факт, правда в секретном циркуляре:
     «За двухлетнее почти существование  съезда уполномоченных и Постоянного совета объединенных дворянских обществ труды их оказали несомненную услугу делу восстановления хоть какого-либо правопорядка в Россия и не остались без влияния на всю правительственную политику, что и не раз признавалось в печати даже представителями левых партий. В самом деле, мы видим, что аграрная политика данного времени близко подходит к той, которая проектировалась на I съезде уполномоченных и является прямым следствием правительственного сообщения от июня 1906 г., непосредственно последовавшего за высказанными в адресе государю взглядами дворянства».
     Именно  в июне 1906 г. будущий лидер умеренно-правых Балашов в записке царю писал:
     «Дайте, государь, крестьянам их земли в  полную собственность, наделите их новой  землей из государственных имуществ и из частных владений на основании полюбовной частной сделки. Усильте переселение, удешевите кредит, а главное — повелите приступить немедленно к разверстанию земли между новыми полными ее собственниками, и тогда дело настолько займет крестьян и удовлетворит главную их потребность и желание, что они сами откажутся от общения с революционной партией».
     Нетрудно  видеть, что здесь перечислены  все пункты столыпинской аграрной программы, а именно:
      Укрепление социальной базы.
      Отменив оставшиеся выкупные платежи, дать возможность всем крестьянам свободно выходить из общины и закреплять за собой надельную землю в наследуемую частную собственность. В результате должен был быть решен извечный для России аграрный вопрос, причем мирно и эволюционно. Так многие помещики уже продавали земли, а Крестьянский банк их покупал и продавал на условиях льготного кредитования желающим крестьянам.
      «Разбавление» национальных границ империи.
      Освоение и постепенное «обжитие» новых земель.
      Отвлечение крестьян от вопроса о помещичьей земле.
     Из  этого следует, что ленинское  определение «приказчик» нельзя понимать слишком буквально. Столыпин безусловно, был равноправным соавтором  программы «объединенных» дворян. Еще в бытность свою дворянским предводителем он стал горячим и убежденным сторонником хуторского крестьянского землевладения, противником общины. Более того, идея мелкого крестьянского землевладения как антитеза общинному возникла и стала распространяться как в правительственных, так и в дворянских кругах еще до революции. Это была ведущая идея Витте и возглавляемого им «Совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности». Именно это послужило причиной закрытия «Совещания», хотя уже после убийства всесильного министра внутренних дел В.К. Плеве, настаивавшего на сохранении традиционного курса царизма — ставки на общину как на свою исконную опору. Понадобился опыт революции и первых двух Дум, чтобы режим понял, что ставка на крестьянский консерватизм и общину бита. А поняв, он с такой же яростью бросился ее разрушать, с какой раньше отстаивал ее от малейших покушений.
     В конечном итоге в основе этой радикальной  смены курса лежал объективный  ход вещей, именуемый развитием  капитализма в стране, в том  числе и в сельском хозяйстве. Аграрный бонапартизм, писал Ленин, «не мог бы даже родиться, а не то что продержаться вот уже два года, если бы сама община в России не развивалась капиталистически, если бы внутри общины не складывалось постоянно элементов, с которыми самодержавие могло начать заигрывать, которым оно могло сказать: “обогащайтесь!”, “грабь общину, но поддержи меня!”»
     Обсуждение  указа 9 ноября 1906 г. началось в Думе 23 октября 1908 г., т.е. спустя два года после того, как он вошел в жизнь. Правительство и правооктябристское большинство Думы намеренно не спешили с этим, казалось, самым спешным и главным для них вопросом: они хотели, чтобы указ успел пустить глубокие корни, стать необратимым. В общей сложности обсуждение его шло более полугода. Выступило полтысячи ораторов, не считая прений в аграрной комиссии, предшествовавших пленарным заседаниям. Уже сам этот факт, а также ожесточенность, с которой шли думские дебаты, свидетельствуют о том, что все классы и партии русского общества отчетливо понимали: новый правительственный аграрный курс имеет жизненно важное значение для исторических судеб страны и, следовательно, для них самих. Успех его означал бы окончательную победу прусского пути развития капитализма и привел бы к глубокому изменению в соотношении классовых сил в стране, прежде всего к изменению позиции крестьянства. Даже если бы оно не стало «партией порядка», на что рассчитывали, как мы видели, Столыпин и Совет объединенного дворянства, его прежняя роль, как в революции 1906 — 1907 гг., революции аграрной, была бы утрачена навсегда,
     Это, конечно, не означало, что буржуазно-демократическая  революция или революции вообще стали бы невозможными в России после  победы столыпинского аграрного  курса. Но это были бы уже иные революции. Успех аграрной политики Столыпина  исторически был вполне возможен, и В.И. Ленин высмеивал тех революционеров и демократов, которые заранее предрекали ей провал.

2.2. Реализация реформ.

     После принятия указа 9 ноября Думой он с  внесенными поправками поступил на обсуждение Государственного совета и также  был принят, после чего по дате его утверждения царем стал именоваться законом 14 июня 1910 г. По своему экономическому содержанию это был, безусловно, либеральный буржуазный закон, способствующий развитию капитализма в деревне и, следовательно, прогрессивный. Но он обеспечивал прогресс по худшему, прусскому образцу, тогда как революционный путь открывал «зеленую улицу» «американскому», фермерскому пути, максимально эффективному и быстрому, в рамках буржуазного общества.
     Суть  закона раскрывалась в его 1 статье, устанавливавшей, что каждый домохозяин, владевший надельной землей на общинном праве, мог потребовать «укрепления» причитавшейся ему земли в личную собственность. Более того, закон разрешал ему оставить за собой и излишки, превышавшие норму, если он за них заплатит общине, но не по существовавшим на данный день ценам, а по выкупной цене 1861 г., когда эти цены была значительно ниже. В общинах, где не было переделов земли более 24 лет, за излишки платить не надо было вообще. На выход из общины требовалось согласие сельского схода, но, если оно не давалось в течение 30 дней, выдел осуществлялся распоряжением земского начальника. По требованию выделявшихся община была обязана выделить им взамен чересполосных земель отдельный компактный участок — отруб. Предусматривалось также отселение на хутора. Общины, где не было переделов с момента наделения землей, объявлялись перешедшими к подворному владению.
     Существенным  дополнением к закону 14 июня 1910 г., усиливавшим его насильственный характер, был принятый обеими палатами закон о землеустройстве, называвшийся законом 29 мая 1911 г. В соответствии с ним для проведения землеустройства не требовалось предварительною укрепления земли за дворохозяевами. Селения, где были проведены землеустроительные работы, автоматически объявлялись перешедшими к наследственно-подворному владению. Землеустроительные комиссии были наделены широкими правами, которые они пускали в ход, чтобы насадить как можно больше хуторов и отрубов.
     Важными инструментами разрушения общины и  насаждения мелкой личной собственности были Крестьянский банк и переселение. Еще в августе 1906 г. банку для продажи крестьянам были переданы удельные земли и часть казенных земель. Но свой главный земельный фонд банк создавал за счет скупки помещичьих земель, которые он потом дробил и пускал в продажу как отдельным крестьянам, так и разным земельным объединениям. В короткое время Крестьянский банк стал крупнейшим земельным собственником. Помещики охотно продавали ему свои имения, поскольку в задачу банка входило также поддержание высоких цен на дворянские земли. Условия продажи были достаточно жесткими — за просрочку платежей земля у покупщика отбиралась и возвращалась банку для новой продажи.
     В задачу переселенческого управления входило  разрядить земельную тесноту  прежде всего в центральных губерниях России, где малоземелье и безземелье крестьян были особенно остры. Основными районами переселения являлись Сибирь, Северный Кавказ, Средняя Азия.
     Каковы  же были итоги столыпинского аграрного  курса  который был последней  ставкой царизма в борьбе за свое выживание?
     Закон 14 июня 1910 г. действовал в течение  восьми-девяти лет (1907 — 1915). На 1905 г. в  Европейской части России насчитывалось 12,3 млн крестьянских дворов. Из них 9,5 млн дворов, или 77,1%, владели на общинном праве 115,4 млн десятин земли, что составляло 83,2% всех надельных земель. На 1 сентября 1914 г. заявлений об укреплении земли в личную собственность подало 2,7 млн крестьянских хозяйств. Из них только 26,6% получили согласие сельских сходов, причем и оно зачастую давалось лишь под нажимом земского начальника. Наибольшее количество выделов падает на 1908 — 1909 гг. Последующие годы дают резкое снижение.
Годы
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.