На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Правосознание и правовая культура

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 18. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ 

Введение 

1. Понятие и  структура правосознания
2. Виды, уровни  и роль правосознания в жизни  общества
3. Правовая культура  общества и личности 

Заключение 

Список литературы 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ
Правосознание это важнейший элемент механизма правового регулирования. Именно от уровня, качества, характера, содержания
      правосознания в значительной степени зависит  то, каким будет поведение человека в обществе – правомерным, социально полезным или неправомерным, социально вредным и опасным.
     Вклад российских юристов – ученых и практиков в формирование права и правосознания в России в конце XIX- начале XX века был очень большим. Однако процесс становления российского правосознания был прерван в 1917 году. Существенный урон нанесла российскому правосознанию марксистско-ленинская мысль об отмирании права. Не способствовала развитию правосознания и правовая жизнь советского общества. Российское общество в его сегодняшнем состоянии завершило XX век и вступило в XXI век в условиях глубокого дефицита правопонимания и правосознания. С учетом вышесказанного, можно сказать, что тема «Правосознание и правовая культура» является особенно актуальной в наше время в России.
     Темы, касающиеся правосознания и правовой культуры неоднократно разрабатывались российской правовой науке. В частности, об этом писали: Семитко А.П., Гранат Н.Л., Алексеев С.С., Сальников В.П. и др.
Целью данной работы является полное и всестороннее раскрытие темы «Правосознание и  правовая культура». Конкретными задачами работы являются: анализ понятия и структуры правосознания, рассмотрение видов, уровней, роли правосознания в жизни общества, раскрытие понятия правовой культуры общества и личности.
1. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА  ПРАВОСОЗНАНИЯ 

     Мир правовой действительности, представленный в виде правовых норм, отношений, ответственности, законности, правопорядка, правосудия и т.д. воспринимается  людьми через специфическую форму или вид, общественного сознания, называемого правосознанием. Сам термин «правосознание» образован соединением двух слов: право и сознание. В традициях нормативной трактовки права можно ограничиться  его пониманием в качестве системы  формально-определенных  государственно-обязательных норм, опирающихся  на силу государственного принуждения.
     Сознание  – это специфически человеческая форма  идеального отражения и духовного освоения действительности.1
     Основные  формы человеческого сознания определяются спецификой  отражаемых объектов или  сферами общественной жизни. Например, сознание, направленное на  освоение экономики или политики  образует  соответствующие формы  общественного сознания в виде экономического или политического осознания действительности. Таким образом, правосознание – одна из форм общественного сознания, являющего особым способом  идеального отражения и духовного освоения правовой действительности.
     Специфика правосознания — в его соотношении  с другими формами сознания (моральным, нравственным, религиозным сознанием  и т.д.) — обусловлена спецификой самого права, для выражения которой правовое сознание оперирует соответствующими чувствами, образами, представлениями, символами, понятиями и категориями.
     Так, уже на эмоциональном уровне у  субъекта правосознания складываются различные правовые чувства — чувство справедливости, вины, чувство страха наказания и т.д. 

     Более осмысленный и обобщенный характер носят правовые образы и представления, выражающие итоги субъективного виденья, восприятия и осознания тех или иных реальных или воображаемых правовых ситуаций, сцен, отношений (образные представления о правовых конфликтах, совершении преступлений и ответственности за него, задержании преступника, суде и т.д.).
     Так, правовой принцип равенства нашел  свое выражение в чувственно-материальных (телесно-физических) представлениях о  равенстве между наказанием и преступлением по правилу талиона: око — за око, зуб — за зуб, смерть — за смерть. Показательно, что хотя подобные правовые представления о равенстве, возникшие в далеком прошлом, в дальнейшем претерпели большие изменения (замена телесно-физического эквивалента иными, более цивилизованными, формами его выражения), однако сохранился (в рационализированной и цивилизованной форме) до наших дней не только сам правовой принцип равенства, но и его исходное понимание в вопросе о смертной казни как надлежащем равном наказании за убийство. Также и в правосознании большинства современных людей доминирует представление о необходимости и справедливости смертной казни как равной меры (эквивалента) ответственности за умышленное убийство.2
     Итак, отражение и освоение мира  правовых явлений в правосознании происходит в форме идей, взглядов, теорий, чувств, эмоций, настроений и переживаний, возникающих у людей сугубо в качестве  элементов правосознания. Именно данные компоненты  формулируют знание о праве  и отношение к нему личностей и общества.
     В качестве явления общественной жизни правосознание имеет свои характерные черты.
     1. Знания о праве, оценка его  состояния, роли в жизни   общества в значительной мере  определяются  состоянием экономики и материальными условиями социального бытия. Это означает, что экономические интересы классов, социальных слоев и отдельных личностей приобретают форму  юридических мотивов и выражаются в виде детерминированных экономикой политико-правовых воззрений и оценок. Правовые идеи и чувства являются продуктами материального бытия общества.
     2. Правосознание всегда имеет классово-политический  характер, ибо своим содержанием  оно выражает и защищает обособившиеся  интересы классов, социальных  групп в коренных, наиболее значимых  публичных сферах жизнедеятельности. Даже когда отдельные идеологи, продуцируя правовые идеи, выражают  свои субъективные воззрения или демонстрируют научную добросовестность, имеются все социальные возможности использовать их в качестве обоснования потребностей  и интересов социальных групп. Поэтому  правовые идеи и теории отдельных мыслителей довольно часто становятся  программными лозунгами и установками  политических партий или движений. Такое значение, например, имели теории естественного права, правового государства, разделения властей и пр.
     Однако  ценность правосознания заключается и в его общечеловеческом содержании. Принципы законности, справедливости, гуманизма  относятся к числу вечных человеческих ценностей и составляют нравственный фундамент межгосударственного правосознания.
     3. Правосознание теснейшим образом связано с сознанием политическим и нравственным. В реальной жизни оно выступает как  своеобразный  нравственно-политический  и правовой сплав  идей и эмоций. Это объясняется единством государства и права  в обществе и  глубоким нравственным смыслом их существования. По Гегелю, идея свободы, реализуясь в мире, выражается в нравственности, государстве и праве.3  И.А. Ильин относит массовое правосознание к числу основных признаков государства. По его определению, государство  есть «множество людей, связанных общностью духовной судьбы  и сжившихся в единство  на почве духовной культуры и правосознания».4 Правосознание выступает как выражение сознания  политического  в категориях прав и обязанностей юридического, а также в большинстве случаев, и нравственного характера, раскрываемых в оценочных понятиях: законного и незаконного, справедливого и несправедливого, нравственно и юридически оправданного и наоборот.5 Все это свидетельствует о том, что политическое сознание выражается в правосознании как в одной из своих форм и играет по отношению к нему ведущую роль. В свою очередь правосознание и мораль оказывают весьма существенное воздействие на политическое сознание, ориентируя его развитие на правовые и нравственные ценности. Политическое сознание, таким образом, приобретает черты легитимности и нравственной оправданности. правосознание же всегда  политически значимо и нравственно ориентировано. В нем юридически и  нравственно  осознаются и оцениваются цели и средства политики.
     4. Правосознание имеет оценочный и в то же время нормативный характер. Оно  оценивает правовое бытие  через призму  категорий законного и незаконного, справедливого и несправедливого, морального и аморального и т.д. Содержащиеся в нем мнения о ценности  правовых явлений ориентируют людей в их жизнедеятельности. Оценочное отношение людей к праву, содержащееся в правосознании, выступает одной из форм его нормативности. Разумеется нормативность правосознания не тождественна нормативности  правовых норм. Последняя выступает как  безусловная, опирающаяся на  возможность государственного принуждения, обязательность  содержащихся в нормах велений. Правосознание и его содержание такой обязательностью не обладает. Оно может лишь «призывать», ориентировать личность в ее познавательной  и практической деятельности, оставляя ей простор и субъективные возможности самовыражения свободной воли.
     Следует различать нормативность социальных явлений двух видов: познавательно-оценочную и регулятивную. Регулятивная присуща социальным нормам, опирающимся на возможность применения мер государственного или общественного воздействия, следовательно,  гарантируемых государством и обществом. Такова нормативность норм морали, права, корпоративных  и политических правил поведения.
     Нормативность же правосознания имеет познавательно-оценочный характер и не влечет за собой формально-определенных, юридически закрепленных последствий. Правосознание нормативно, поскольку  его идеи, принципы и установки могут служить непосредственной основой практического поведения личности, а с другой стороны,  воплощаясь в нормах права, они опосредованно  влияют на жизнь общества.6
     Основными аспектами изучения структуры правосознания, как и структуры всего общественного  сознания в целом, являются гносеологический и социологический, которые, хотя и различаются между собой, все же не отрицают, а дополняют и друг друга. При гносеологическом подходе общественное правосознание рассматривается как отражение, как одна из форм общественного познания, при социологическом — исследуется с точки зрения его места в системе общественных явлений и роли в развитии всего общества в целом.
     Структура правосознания, рассмотренная в  гносеологическом аспекте, состоит  из двух уровней отражения правовой действительности: правовой идеологии  и правовой психологии.7
     Правовая  идеология предстает в виде системы  идей,  взглядов, теорий о сущности, социальном назначении права, о возможностях его использования для решения социальных проблем. Это концептуальное, теоретическое отражение потребностей и интересов людей, получившее выражение в юридических понятиях и категориях. Ее признаками являются:
     1. Концептуальное осмысление и  выражение коренных интересов  и целей классов и социальных групп.
     2. Выработка ее идеологами (политиками, юристами, философами)
     3. Целеустремленная направленность правовой идеологии к реализации своих возможностей через различные формы сознания, чтобы стать мотивом практической деятельности класса, народа.8  
Правовая идеология характеризуется системностью и в значительной степени научностью, ибо она претендует на  теоретическое  воспроизведение  и выражение представлений о праве и  закономерностях правовой жизни общества. Правовую идеологию всегда можно обнаружить в конкретных письменных документах (послания президента, программы реформ, призывы и установки политических партий) или устных заявлениях профессиональных политиков. Ее назначение – обосновать, защитить в убедительной форме  научных взглядов, теорий наиболее  значимые, классовые правовые интересы, возвести их в ранг  официальной правовой политики.

     Следует отметить, что научность любой  идеологии  определяется степенью ее  истинности, глубиной познания истины объекта, представленного в виде закономерностей  отражаемых явлений. Правовая идеология научна тогда, когда ее идеи, гипотезы и теории, выраженные в понятиях  и категориях юриспруденции, соответствуют  социальному прогрессу,  оказывают практическую пользу  эффективному правовому регулированию. Однако каждый класс, каждый социальный слой  или группа объединенных  общностью коренных интересов людей стремится выразить в форме юридических понятий и категорий свои претензии на власть, привилегии. Следовательно, правовая идеология несет в себе груз классовых, групповых предрассудков, становясь в этом смысле иллюзорной.
     Правовая  идеология, в итоге, есть всегда заинтересованное  отражение и закрепление в теоретической форме социальных потребностей и интересов. Она является основой и ведущим пластом правосознания. В советский период практически до 60-х годов  правовая идеология рассматривалась  в качестве единственного компонента  в содержании правосознания.
     Правовая  психология – второй структурный  элемент  правосознания. Она представляет собой систему чувств, эмоций, настроений и переживаний, возникающих у  людей под действием права, по поводу правовой действительности. Отличительные черты правовой психологии состоят в ее неустойчивости, спонтанном характере развития и в эмоциональной насыщенности. Явления правовой психики общества, макро- и микрогрупп, а также отдельных личностей, проявляются в эмоционально-чувственном  реагировании на правовую среду, в возникновении более или менее  устойчивых настроений, чувств, привычек, традиций вытекающих из правового осознания действительности.9
     Это могут быть чувства удовлетворения или неудовлетворения правосудием, состоянием законности, реализацией прав и обязанностей, а также более сложные психологические явления  в виде привычек, настроений и установок, определяющих готовность реагировать  на соответствующую правовую ситуацию.
     Явления правовой психологии несут на себе печать  эмоциональной окрашенности,  выражая тем самым обыденные оценки людей правовых идей  и юридической практики. Это мир первичных, крайне неустойчивых и подвижных реакций людей, окрашенных их переживаниями и отношением к правовой действительности. Они проявляются  на митингах и собраниях граждан, а также в их повседневном общении в виде разговорных оценок, поведенческих актов, суждений по различным юридическим вопросам. вместе с тем в структуре  социально-правовой психики  имеются компоненты, обладающие известной стабильностью и консерватизмом; таковы привычки , традиции, предрассудки и убеждения. Они создают атмосферу живучести, национально-исторических представлений о самобытности правовой психологии у отдельных народов. Например, в поговорку превратились  представления о немецком педантизме.
     Это свидетельствует о сложности  и неоднозначности структурных  элементов правовой психологии  и ее эмпирическом характере  происхождения. Эмпирика ее состоит в том, что это повседневные обычные чувства, настроения, переживания людей, реальных участников правовой жизни. В этом смысле явления правовой психики первичны по отношению к правовой идеологии. На уровне правовой психологии происходит первичное впечатление и оценка юридической практики и принципов законодательства, которые впоследствии рационально истолковываются и приобретают идеологическое обоснование. В реальной жизни возможен и обратный процесс, когда идеологические ценности и стандарты определяют отношение личности к правовой действительности, накладывая на явления права своеобразные идеологические клише, относя их к тем  или иным уже известным идеологическим стандартам.
     В идеале, конечно же, желательно такое  положение, когда правовая идеология своей системой идей, теорий была бы первичной, исходной для формирования  правовой психики. Будучи теоретически осмысленной и концептуально сформированной, правовая идеология ведет за собой развитие психологии, способствуя возникновению чувств и эмоций вполне конкретной направленности.
     Итак, правосознание есть форма идейно-психологического отражения и освоения правовой действительности  через систему нормативно-оценочных  представлений и суждений людей о природе и закономерностях  правовых явлений. 
 
 
 
 
 

2. ВИДЫ, УРОВНИ И  РОЛЬ ПРАВОСОЗНАНИЯ  В ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА 

     Виды  правосознания определяются его  субъектами, носителями и творцами различных форм осознания правовой действительности. В этой связи выделяются  три основных вида правосознания: общественное, групповое и индивидуальное. Данное деление основывается на признаке различной степени социальной общности.
     Общественное  или массовое правосознание  представляет собой наиболее абстрактное  выражение правосознания вообще. Это исторически сложившаяся на основе общности культурно-национальных особенностей развития система правовых идей, взглядов, теорий, чувств, эмоций, настроений и переживаний, характерных для данного общества в целом. Очевидно, что показателями общественного правосознания являются: исторически сложившийся настрой данного общества по отношению к праву; национально-культурные оценки, в том числе «максимы, мифы и предрассудки» в воззрениях на право; культивируемая в обществе система правовых ценностей; характерные для данного общества правовые принципы и идеи, воплотившиеся в основных его учреждениях и институтах. Несмотря на абстрактный характер, общественное правосознание всегда «заземлено» и генетически привязано к национально-историческим особенностям культуры, религии и социальной структуры конкретного государства и общества. Это позволяет нам говорить о российском правосознании, американском, немецком и т.д. Следовательно, каждый государственно-организованный народ имеет свое социально неповторимое общественное правосознание. Применительно к российскому общественному правосознанию можно, например, говорить о таких его основных чертах как  многонациональный характер, исторически сложившаяся  идея ориентации на благо социальных общностей и отсутствие личностной суверенизации, критически недоверчивое отношение к праву и его роли в жизни общества, ассимиляция в правовой системе западных и восточных идей при преобладающем тяготении к ценностям континентальной  системы права и т.д. Здесь следует возразить против одного из культивируемых  в отечественной литературе «мифов» о несформированности российского правосознания и якобы более яркой характерной его черте, выражающейся  в господстве  идеи правового нигилизма. Думается, что мысль о несформированности российского правосознания и правовом нигилизме в качестве его ведущей черты воспринята и воспроизводится  без достаточной критической оценки. Подобные представления отчасти являются  продуктом художественной сатирической литературы (А.И. Герцен, М.Е. Салтыков-Щедрин, А.П. Чехов,  и др.), а с другой стороны отражают либеральную и революционно-демократическую тенденцию российской интеллигенции, которая всегда была в оппозиции царскому правительству, административно-командной системе советской России, да и в значительной степени  сегодняшнему политическому режиму. Идеологическое противостояние между «западниками» и «славянофилами» также стимулировало популярность  концепции об ущербности  отечественного правосознания.
     Вместе  с тем известно, что российская  общественно-политическая и правовая мысль  породила  так называемую «государственную» (или юридическую) школу в историографии (Б.Н. Чичерин, А.Д. Градовский, К.Д. Кавелин), подчеркивающую особую роль государства в формировании  источников русского права. Широта научных воззрений, оригинальность в трактовке  проблем  теории права в дореволюционной научной литературе России и сегодняшнее состояние отечественной научной мысли  не дают оснований говорить об ущербности российского правосознания.
     Групповое правосознание представлено в макро- и микрогруппах, составляющих национальную, классовую, социокультурную, производственную структуру общества. Эта система  правовых идей, теорий, взглядов, чувств и настроений, являющихся характерными  для данных социальных общностей, выражающих их преимущественный настрой по отношению к праву, его коллективные оценки. Такое значение имеют правовые воззрения классов, наций, народностей, трудовых и даже временных коллективов, в которых сложилась некая психологическая общность оценок правовой действительности. Здесь следует подчеркнуть особую роль классового правосознания, представленного в виде правосознания рабочего класса, крестьянства, буржуазии и т.д. В истории общественного развития эти виды коллективного  правосознания часто служили идеологическими источниками революционной ломки и реформ национальных правовых систем.
     Не  менее важную роль играет  в жизни общества правосознание  малых групп: трудовых коллективов, общественных организаций, учебных групп, пенсионеров и т.д. оно представляет собой своеобразный идейно-психологический срез индивидуального и общественного правосознания  в коллективной жизнедеятельности людей. Это сложившиеся  на основе групповой сплоченности и общности интересов правовые взгляды и оценки правопорядка, законности, правосудия, правовых институтов и учреждений общества, культивируемые в данной группе. Из этого объективно сложившегося или  сознательно сформированного комплекса правовых воззрений и оценок члены группы черпают свои представления о праве, к этому усредненному правосознанию они прибегают для аргументации мотивов  своего отношения  к праву и своего поведения. Важными показателями группового правосознания  являются микроклимат законности, установки правомерного поведения, образы и стандарты типичного поведения членов группы. Следовательно, групповое правосознание  выглядит как своеобразное  звено, опосредующее  индивидуальное и  общественное правосознание. При помощи его  осуществляется социализация индивидуальных правосознаний, формируется определенное отношение индивидов  к законодательству и правовой действительности.
     Индивидуальное  правосознание, с одной стороны, есть конкретизированное выражение общественного и группового правосознания в мировоззрении отдельной личности, а с другой стороны, является индивидуально неповторимой, усвоенной индивидом суммой правовых знаний, идей и концепций, а также соответствующих правовых чувств, настроений и ориентаций, определяющих отношение конкретного человека к  праву и правовой действительности. Существование индивидуального правосознания  в советский период отрицалось практически до середины 60-х годов. Очевидно, что это результат господствовавшей в то время установки на примат общества над личностью, общественного над индивидуальным.
     Индивидуальное  правосознание, безусловно, несет в  себе общественное содержание, поскольку оно формировалось на основе общественного  бытия и в определенной  правовой атмосфере, создаваемой общественным сознанием и правовой жизнью эпохи. Вместе с тем в нем проявляются  особенности  воспитания и образования личности, индивидуальной и коллективной, опыт ее поведения в правовой сфере, субъективно сформировавшиеся взгляды, оценки и ориентации. Оно может быть масштабным и ограниченным, компетентным и обыденным, пробельным и деформированным, демонстрируя тем самым индивидуально неповторимый мир правовых ценностей отдельно взятой личности. Вот почему особо остро и актуально звучит проблема профессионального образования и воспитания студентов – будущих юристов. Субъективно усвоенный ими «багаж» правовых знаний должен быть сориентирован  на вечные и общечеловеческие идеалы, ценности и представления о гражданском и профессиональном долге.
     Если  общественное, групповое и индивидуальное правосознание характеризует его виды, то обыденное, профессиональное и теоретическое  раскрывают уровни формирования и функционирования. Виды правосознания, таким образом, определяются субъектами, составляющими социальную структуру общества, в то время как уровни показывают степень и качество его сформированности. Точнее говоря, уровень правосознания определяется глубиной, полнотой и способом  отражения правовой жизни в общественном сознании.
     Обыденное правосознание представляет собой  такую совокупность правовых взглядов и соответствующих им психологических  форм, которые непосредственно на базе  повседневного опыта людей  отражают общественное бытие и правовые явления.
     Основными его чертами являются: массовость, эмпирический характер и не всегда достаточная компетентность. Обыденное правосознание означает повседневное познание правовой действительности самыми широкими народными массами, коллективами и конкретными людьми. Это наиболее распространенные  и первичные  правовые воззрения людей на состояние законодательства, правосудия, законности и выражающие их оценочное отношение к правовой сфере общества. В этих представлениях о праве содержится  как непосредственный правовой опыт народа, так и его иллюзии (мифы, легенды, предрассудки), и, следовательно, наблюдается переплетение рациональных и психологических компонентов правосознания при преобладании роли последних. Именно здесь складываются и приобретают свою живучесть народные пословицы, выражающие повседневное отношение людей к праву. Художественное и  народное творчество в обыденном правосознании может демонстрировать как меткость и глубину народного прозрения, так и ограниченность и некомпетентность суждений  по вопросам правовой жизни. Являясь  выражением первичного  эмпирического уровня отражения правовой действительности, обыденное правосознание выступает  своеобразной идейно-психологической почвой, предпосылкой для формирования правосознания теоретического и профессионального. Исторически оно предшествует юридически грамотному, компетентному анализу правовой действительности и является для него питательной средой и одним из важнейших источников.
     Теоретическое правосознание есть систематизированное  концептуальное отражение закономерностей правовой жизни общества в форме научных понятий и категорий. Это гносеологически более высокий уровень отражения в сознании людей правовой сферы, состоящий в стремлении не ограничиваться анализом и оценкой правовых явлений, а вскрыть их сущность. Отсюда теоретическое правосознание представлено  правовой наукой и идеологией. Теоретическое осмысление права и его явлений выражается  в системном характере научных знаний, в глубоком проникновении познания в сущность закономерных связей правовой жизни и стремлении вскрыть истину объекта исследования.
     С теоретическим правосознанием тесно  связано, взаимодействует и пересекается, но не совпадает правосознание профессиональное. Его можно определить  как одну из коллективных форм правового сознания общества, выступающую в виде системы правовых взглядов, чувств, ценностных ориентаций и других структурных образований правового сознания общности людей, профессионально занимающихся юридической деятельностью, которая требует специальной образовательной или практической подготовки.
     В научной литературе отмечаются такие  черты профессионального правосознания, как компетентность, ориентированность  на реализацию правовых норм, связь с идеями справедливости и законности, политическая зрелость, чувство профессионального долга. Знания о праве, навыки и умения юридической деятельности составляют основу правосознания юристов. Это профессиональная компетентность в сфере действующего  законодательства и практики его реализации, выраженная в  достаточно глубоких и, главное, профессионально необходимых знаниях о праве и закономерностях его бытия, позволяющих заниматься юридической деятельностью. Знания юристов в области права значительно полнее и детальнее, чем у других граждан. Профессиональное правосознание формируется в процессах обучения и воспитания студентов юридических учебных заведений. Сам учебный процесс в вузе, по сути, означает целенаправленное формирование профессионального правосознания будущих юристов-профессионалов. Профессиональное правосознание также можно дифференцировать, в свою очередь на правосознание судей, следователей, адвокатов и т.д. такое видовое разделение определяется особенностями ролевого поведения работников различных юридических служб, то есть спецификой выполняемых служебных функций и сложившимися в этой связи стереотипами в оценках правовой действительности и методах и способах деятельности.
     Профессиональное  правосознание, таким образом, можно  определить как обусловленную спецификой социальной роли и юридической деятельности профессионально формируемую систему правовых идей, взглядов, чувств, ценностных ориентаций, определяющих  образ жизни и мотивы поведения в служебной сфере представителей юридической профессии.
     Видовые различия профессионального правосознания  характеризуются особенностями  сложившихся правовых установок у представителей типичных юридических профессий.
     Правовая  установка – есть деонтический стереотип  психологической структуры личности, определяющий ее готовность к деятельности и выступающий как  своеобразная «настройка»  всех структурных элементов правосознания  действовать в соответствии с требованиями правовой нормы.
     Очевидно  также, что  специфика  ролевых  правовых установок определяется не только настроем  правомерного поведения, своеобразной  профессиональной законопослушностью, но и, главным образом, типичностью сформированных в процессе жизнедеятельности оценок правовой действительности, однородным характером способов юридической деятельности, специализацией работников  в области отраслевого законодательства, ориентацией на особые  цели деятельности (охрана правопорядка, защита прав и интересов граждан, обеспечение  экономических интересов фирм и пр.). Все это позволяет видеть и выделить в структуре профессионального правосознания не только позитивные, но и негативные элементы.10
     К позитивным элементам правосознания  юриста относятся те идейно-психологические  явления его  мировоззрения, которые  способствуют грамотному, высокопрофессиональному осуществлению его служебных функций. Это субъективно усвоенные  правовые ценности личности, определяющие  его мотивационную сферу. К ним можно отнести идею законности, справедливости, гуманизма, чувство профессионального долга, ориентация на поиски истины и другие положительные качества профессиограммы юриста. Будучи системно взаимосвязанными, они в совокупности составляют блок  профессионально необходимых качеств личности должностного лица,  характеризующих особое состояние его правосознания, которое условно можно назвать «нормальным».
     Понятие нормы правосознания не получило в юридической литературе достаточно глубокого исследования. Способность и пригодность человека к какой-либо деятельности познается через конкретные результаты его работы, не противоречащие нормативно выраженным социальным ожиданиям. О соответствии некой профессиональной  норме правосознания  юриста свидетельствует не только диплом о высшем юридическом образовании, но и реальное состояние его  сознания, воли,  ценностно-правовых ориентаций и, главное, объективированные в конкретных результатах работы умения и навыки выполнения служебных обязанностей. И все-таки понятие нормального правосознания условно, с одной стороны, оно выражает лишь потенциальные возможности лица  выполнять определенную юридическую работу, с другой стороны – не позволяет количественно и качественно измерить, дать безупречные параметры состояния идеологии и психологии профессионального работника. Профессиональное правосознание в «норме» характеризуется, по крайней мере, ориентацией на законность, то есть законопослушностью и социально-правовой активностью.
     В самом обобщенном виде, «нормальное» правосознание юриста предполагает  наличие профессиональных знаний, законопослушность,  и психологический настрой активного поведения в сфере права.
     Однако  выделять более конкретные показатели нормального правосознания юриста или называть их большее количество рискованно. Сам характер служебных задач, решаемых адвокатом, судьей или юрисконсультом существенно различается. Таким образом, «нормальное правосознание» юриста определяется его соответствием выполняемой служебной роли. С точки зрения социологии  исполнение роли в необходимости лица соответствовать и удовлетворять требования, содержащиеся в социальных ожиданиях. Делать эти социальные ожидания официальными, то есть возводить их в ранг юридических велений  надо чрезвычайно осторожно. Одно дело, когда от  кандидата на должность правоприменителя  требуется наличие юридического образования,  и совсем другое, если на официальном уровне потребовать организаторских способностей, аккуратности, целеустремленности, наблюдательности и прочих идейно-психологических качеств, в принципе, необходимых для юридической профессии. Не являются непогрешимыми и  результаты  многочисленных тестовых испытаний по определению профессиональной пригодности студентов юридических вузов при их поступлении на учебу. К тому же «нормальное правосознание» юриста формируется в процессе достаточно длительного периода учебно-воспитательной работы в вузе, стажировки, практики, повышения квалификации и т.д., и заранее предрекать его нормальность или ненормальность было бы излишне категоричным и недемократичным.
     Теоретико-практическое значение понятия «нормальное правосознание» юриста определяется тем, что наряду  с позитивными элементами структуры профессионального сознания, в нем обнаруживаются и проявляются и элементы негативные. И это позволяет сформулировать понятие профессиональной деформации юриста. В сфере естественных наук данным понятием обозначают изменение размеров и формы тела под действием внешней силы.
     Деформация  правосознания  выступает в виде искажения идейно-психологической структуры личности, определяющей ее негативный настрой  в сфере права и конкретные акты неправомерного поведения. Один из специалистов этой проблемы, Баранов П.П. отмечает, что деформация правового сознания предполагает некоторый изначальный запас правовых по своей природе взглядов, знаний,  установок, которые в силу различных причин превратились в какие-то неправовые конструкции или остались правовыми лишь номинально или частично.
     Деформация  выглядит  в виде достаточно сложного  социального и идейно-психологического явления правовой жизни общества. Она затрагивает все уровни и виды правосознания, то есть может  проявляться в индивидуальном, групповом и общественном правосознании, присутствовать в обыденной, теоретической и профессиональной его разновидностях, поражать сферы идеологии и психологии. В науке принято выделять такие ее черты как негативность, массовость, способность оказывать воздействие на сопредельные  сферы жизни общества, способность к развитию и динамизм, а также социальная вредность.
     Деформация  правосознания  есть  негативное искажение идейно-психологической  сферы личности или общества, способное  причинить вред  правовому регулированию  общественных отношений и проявляющее  себя как в области сознания, так и юридической практики.
     Наиболее  ярко деформация прослеживается в сфере  профессионального правосознания юристов. Исследователи этой проблемы отмечают, что правосознание следователей, судей, прокуроров, адвокатов  и других представителей юридической профессии, будучи специализированным, довольно часто поражается своеобразными «метастазами» деформации.
     Это могут быть как общесоциальные негативные качества психики должностного лица в виде невоспитанности, недостатков личной культуры, равнодушия к людям, черствости, формализма, высокомерия, педантизма и т.д., так и черты нравственно-правового и политического характера. Например, Закатов отмечает, что профессиональная деформация следователя может выражаться в равнодушии, властолюбии, подозрительности, скептицизме и правовом нигилизме, схематизме и пр.11
     Профессиональная  деформация юриста это своеобразный негативно-правовой стиль его мышления, отношения и поведения в практической деятельности.
     Классификация основных видов  профессиональной деформации юриста в правовой науке в полной мере еще не сложилась. Поэтому на сегодняшний день представляется возможным выделить следующие его разновидности: правовой нигилизм, правовой инфантилизм, или пробельность правосознания, негативно-правовой  радикализм, спекулятивно- правовой популизм и нравственно-правовой конформизм.
     Правовой  нигилизм представляет собой явление, уже давно выявленное  в общественном сознании и сравнительно изученное  правовой наукой. Он выражается в неуважительном отношении к праву, в неверии  в его общеполезную роль  в социальной жизни и отрицании  ценности  правового регулирования.
     Правовой  инфантилизм представляет собой  достаточно  известную и традиционную разновидность профессиональной деформации. В его основе лежит пробельность и невоспитанность правового сознания, определяемые недостаточными для  успешной профессиональной деятельности юридическими знаниями и навыками  выполнения служебных функций. Правовой инфантилизм – это юридическое бескультурье, безграмотность,  и непрофессионализм, выражающийся в «зияющих» пробелах правового образования, в несформированности личности как профессионального работника. Он может объясняться как психологической и интеллектуальной неспособностью личности к восприятию правовых знаний (слабость памяти, рассеянность внимания, пассивность воображения, узость личных интересов и т.д.), так и быть результатом постепенной деградации личности.
     Одним из важнейших требований, предъявляемых  к профессии юриста, является необходимость  постоянной и систематической работы  над собой в виде  самостоятельного изучения нового законодательства и научной литературы по специальности. Между тем, как свидетельствует практика, для многих специалистов окончание учебы в вузе становится окончанием формирования профессионального интеллекта. Личность специалиста останавливается в своем развитии и даже может деградировать  в интеллектуальном отношении. Этому способствуют  чрезмерная служебная загруженность,  специализация по рассмотрению однообразных  юридических дел, накопление жизненной усталости, влияние социальной среды и пр.
     Результатом правового инфантилизма являются  ошибки,  неряшливость и брак в работе, а иногда даже должностной произвол, основанный на незнании действующего законодательства,  и представлениях о своей служебной несвязанности правом.
     Негативно-правовой радикализм  в качестве  особой разновидности профессиональной деформации правосознания не получил  еще серьезной  научной разработки.
     Данным  понятием охватывается особое состояние  профессионального правосознания, характеризующееся своеобразным «перерождением» идейно-психологической  структуры личности и ее настроем, готовности к решительным противоправным действиям. Правовые знания и навыки  деятельности здесь приносятся в жертву преступным целям. Искажение познавательной, мотивационной и поведенческой сфер личности достигает такого уровня, который сообщает правосознанию аномальный характер, ориентирует его на достижение преступных намерений.
     Спекулятивно-правовой популизм как особая разновидность  профессиональной деформации  выражается в субъективном настрое должностного лица на внешнюю аффектацию своей личности и результатов деятельности, на подчеркивание исключительной значимости своего отношения к делу и стремления на этой основе укрепить свой  социальный и служебный статус. Это идейно-психологическая готовность работать на публику, искусственно рассчитывая на популярность собственных воззрений и практических действий и выигрыш в мнениях и оценках людей.12
     Сам термин «популизм» понимается как ориентация  субъектов  политики в своей  деятельности на идеи  и интересы народных масс, испытывающих неудовлетворенность  условиями социальной жизни.
     Спекулятивный популизм  рассматривается в виде заигрывания с народом, спекулирования на его потребностях с целью приобретения авторитета,  и, в конечном счете, личных благ, выгоды от подобной политики.
     Аналогичные черты  спекулятивного популизма  наблюдаются иногда в правотворческой  деятельности. Это может быть как  искусственная игра на отстаивании ведомственных, корпоративных интересов и связанных с ними льгот, прав и привилегий. В этом случае спекулятивно-правовой популизм  выглядит как одно из проявлений стремления к бюрократической неуязвимости. Аналогичное значение имеет, так называемым «ведомственный патриотизм» в виде искусственного подчеркивания и раздувания значимости сугубо ведомственных интересов  и противопоставление их  интересам общегосударственным.
     Нравственно-правовой конформизм  характеризует правосознание  должностного лица, ориентирующегося  в своей деятельности на  образцы и стандарты  ролевого поведения, культивируемого в данной социальной среде.
     Термин  «конформный» понимается как  соглашательский, стремящийся к сглаживанию различий. Конформист в трудовом коллективе – это соглашатель  и подражатель  в осуществлении служебных функций. Он рассуждает и живет по формуле: «Я поступаю так потому, что и другие ведут себя так же».
     Нравственно-правовой конформизм  в качестве деформации профессионального правосознания юриста характеризуется пассивным  восприятием правовой действительности, подлаживанием  под сложившиеся стандарты нравственно-правового поведения, стремлением угодить  коллегам по работе  и начальству, некритическим отношением к маргинальным требованиям и актам практической деятельности. Это пассивная жизненная позиция в расчете на понимание и покровительство в трудовом коллективе.
     Рассмотренные негативные черты профессионального  правосознания, тем не менее,  не дают оснований  делать вывод о  каком-то общем  отрицательном и дестабилизирующем  его характере. Наоборот, профессиональное правосознание юриста в целом и в большинстве конкретных проявлений  выступает «нормальным», объединяющим и корректирующим фактором для всех иных  видов осознания правовой действительности.
     Правосознание вообще  как явление общественной жизни  играет весьма важную роль  в жизни общества. Это можно  проследить через призму  выполняемых им функций.
     Функции правосознания  представляют собой  направления его воздействия  на социальную жизнь, в которых проявляется его сущность и социальное назначение. В науке этот вопрос не получил однозначного решения. В различных литературных источниках  называются следующие функции:  познавательная, воспитательная, идеологическая, гносеологическая, прогностическая, моделирующая, регулирующая, оценочная и т.д.  Такая многозначная оценка роли правосознания не случайна. И.А. Ильин, например, через правосознание  рассмотрел вообще все  основные сферы политико-правовой жизни  общества: положительное  и естественное право,  уголовную вину, сущность и форму государства, аксиомы правосознания  и ряд других вопросов, продемонстрировав, таким образом,  гносеологическую  и практическую значимость  правосознания для государства и права.13
     К числу таких функций можно  отнести: познавательную, оценочную, регулятивную и воспитательную.
     Познавательная функция  правосознания выражается  в том,  что оно служит  объективным средством, исключительным инструментом отражения  и осознания  явлений правовой действительности. Через правосознание осуществляется повседневный, профессиональный и научный анализ  закономерностей правовой жизни общества во всех ее проявлениях, познается истинность самого права  и способов правового регулирования,  формулируются  научно-практические знания о праве.
     Процесс познавательной деятельности  в  сфере права позволяет субъектам одновременно формулировать свое оценочное отношение к действующему законодательству и практике его правотворчества и реализации. Отсюда познавательная функция правосознания тесно связана с оценочной.
     Оценочная функция вызывает определенное эмоциональное отношение личности к разным сторонам и явлениям правовой жизни на основе опыта и правовой практики. Эмоциональное отношение выражается в определении значимости полученных знаний в конкретной ситуации или на будущее с точки зрения индивида, группы, общества. Ценным признается то, что служит объектом желания и целей деятельности, что подвергается выбору и предпочтению в ряду других явлений.14
     Оценочная функция правосознания  выражается в его способности служить  средством определения степени  полезности правовых явлений для практической жизнедеятельности людей. Оценочный процесс осуществляется параллельно  с познавательным, и выглядит как измерение права и юридической деятельности через призму категорий правомерного  и неправомерного, законного и незаконного, справедливого и несправедливого. Оценочная деятельность как бы придает законченный характер познанию права, нацеливает юридические знания на решение практических задач  в соответствии с осознанными человеческими интересами. Исключительно важное значение имеет правосознание, сориентированное на идеалы добра, справедливости, гуманизма, права и свободы граждан.
     Правосознание, как отмечается в литературе, способствует формированию следующих основных видов оценочных отношений:
     - к праву в целом (его принципам, нормам, институтам);
     - к правовому поведению окружающих  и к объектам деятельности (преступности, преступлениям, преступникам);
     - к правоохранительным органам  (прокуратуре, адвокатуре, суду, юстиции);
     - к своему собственному поведению  (самооценка).15
     Оценить право или нормативную ситуацию означает соотнести их со своими желаниями и настроениями, измерить собственным жизненным опытом и сформировать свое субъективное отношение. Результатом этого является формирование ценностно-ориентационного отношения в сфере права, что позволяет данную функцию правосознания иногда называть ценностно-ориентационной.
     В результате практической реализации ценностного  отношения с участием воли, выполняющей роль энергетического двигателя, возникает новое образование – интеллектуально-эмоционально-волевое, именуемое правовой установкой. Под установкой понимается тенденция или предрасположенность личности определенным образом воспринимать и оценивать информацию, процессы, явления и готовность действовать в отношении их в соответствии с этой оценкой. В своей совокупности установки организуются в систему ценностных ориентации, основанных на системе убеждений. Доминирующие установки определяют направленность личности, ее жизненную позицию и характеризуют содержательную сторону ценностных ориентации. Соответственно правовая ориентация – это совокупность правовых установок индивида или общности (группы, коллектива), непосредственно формирующих внутренний план, программу деятельности в юридически значимых ситуациях.16
     Регулятивная функция правосознания является логическим продолжением  и конкретизацией ценностно-ориентационного  отношения субъекта к явлениям правовой деятельности. Ее содержанием выступает осознанное поведение личности в виде саморегулирования собственных поступков и совершения актов юридически значимой деятельности. Правосознание как одно из социально-правовых явлений обладает безусловным нормативным характером. Это означает, что правовые взгляды, идеи, чувства и ориентации, составляющие его содержание, обладают типичностью, всеобщностью, повторяемостью, упорядоченностью воздействия в человеческом сознании и поведении, и, таким образом, управляют деятельностью людей.
     Разумеется, что регулятивный характер правосознания  не тождествен регулятивности правовых норм. Последние являются продуктом государственной воли, являются обеспеченными средствами государственного принуждения и формально-определенными регуляторами общественных отношений.
     Воспитательная  или идеологическая функция правосознания  проявляется в том, что оно выступает элементом духовной культуры общества и личности, служит идейно-психологическим средством воспитания сознательного и ответственного отношения людей к жизни. Правосознание в различных  его видах (индивидуальное, групповое, массовое) аккумулируют в себе идеи, взгляды, теории о политико-правовой действительности, пропагандирует правовые знания, а также может целенаправленно агитировать  за определенные юридические ценности  и стандарты поведения. Бесспорна  и значима его роль в качестве средства сдерживания человеческого эгоизма и пропаганды правомерного образа жизни.
     Регулятивная  функция правосознания осуществляется посредством правовых установок  и ценностно-правовых ориентации, синтезирующих  в себе все иные источники правовой активности. Результат этой регуляции – поведенческая реакция в виде правомерного или противоправного поведения.17
     Правовая  подготовка людей не исчерпывается  их формальными юридическими знаниями. Можно обладать знаниями, но не уметь ими пользоваться.
     Экспериментальные исследования правосознания различных групп и слоев населения показали, что центральным компонентом правосознания, определяющим соответствие поведения (деятельности) нормам права, являются ценностные отношения к закону.18
     Все функции правосознания проявляют  себя в нерасторжимом единстве: их нельзя ни отрывать друг от друга, ни противопоставлять. Они представляют собой взаимосвязанные основные способы его формирования и реализации.
     Действительная  же роль правосознания в жизни  общества выходит за рамки четырех  рассмотренных функций и проявляется также в правотворчестве, правовом прогнозировании, моделировании правовых ситуаций и т.д. И это еще убедительно подтверждает ту мысль, что правосознание является одной из важнейших сфер бытия права. 
 
 
 
 
 

3. ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА  ОБЩЕСТВА И ЛИЧНОСТИ 

     Современное состояние проблемы заставляет рассмотреть  исходные предпосылки и принципы формирования теории правовой культуры, проанализировать последнюю как объект изучения и типы знаний об этом объекте, определить круг изучаемых вопросов правового культурологического знания, остановиться на соответствующих концепциях и подходах.
     При этом речь пойдет не столько о конкретных явлениях правовой культуры, сколько  об обобщенной характеристике процесса формирования знаний о правовых культурных ценностях, анализе той системы средств, благодаря которой упомянутые ценности реализуются в условиях становления гражданского общества и формирования правового государства.
     Обратившись к общей характеристике современной  культуры, можно сразу же заметить, что сегодня в сфере гуманитарных наук, наверное, трудно найти другое явление, которое породило бы такое же обилие самых противоречивых толкований и концепций, как культура.
     Вместе  с тем, социологические и философские  исследования, имеющие отношение  к вопросу, позволяют определить основные направления правовой культурологии, сосредоточить внимание на показе развития всего социального организма правовой культуры.
     Имеющиеся в мировой науке подходы к  культуре оказывается возможным свести к трем группам: 1) антропологические, 2) социологические, 3) философские. При антропологическом подходе культура понимается в качестве совокупности всех благ, созданных человеком, в отличие от того, что создала природа. Социологический подход трактует ее в виде совокупности духовных ценностей: здесь культура выступает как компонент общественной жизни. И, наконец, при философском подходе культура рассматривается среди явлений, выделяемых чисто аналитически, не связанных с общественным развитием. 

     Положительной стороной первого подхода является его широта, поскольку культура рассматривается как проявление самых разнообразных сторон и сфер общественной жизни. Его достоинство становится еще более очевидным при сравнении с довольно распространенной и сегодня практикой узкого и в большинстве случаев ситуативного употребления понятий «культура» и «правовая культура». Однако широкому подходу присущи и серьезные недостатки. Он ориентирован лишь на суммативную, механическую фиксацию объективированных в соответствующих продуктах человеческой деятельности ее результатов. Кроме того, характеризуя эти результаты как ценности, предлагаемый подход не позволяет сформулировать достаточно четкие критерии для определения того, что следует считать ценностями. Ограничиваясь им, нельзя вычленить правовые ценности, без которых невозможно понять правовую культуру.
     Играя определенную позитивную роль в процессе развития ценностных представлений  о культуре, обозначенный подход должен быть дополнен двумя другими способами  анализа данного социального  явления. Один из них проявляется в осознании культуры как процесса творческой деятельности, другой — как специфического способа человеческой деятельности. Общим для них является деятельностная интерпретация культуры, хотя способы этой интерпретации далеко не тождественны. В первом случае культура анализируется через процессы духовного производства, функционирования и совершенствования человека. Представители второй концепции предлагают общую модель культуры как универсального свойства общественной жизни.
     Разные  цели, к достижению которых стремились представители каждой из этих концепций, обусловили как особенности научных поисков, так и своеобразие практической ориентации. Личностный план анализа культуры закономерно определил тяготение к аксиологическому подходу, первостепенное внимание к сфере идеологии и гуманистики. Это обстоятельство имело и имеет большое значение в связи с широко распространившимися в последние годы технократическими «перекосами». Жизнь жестоко наказывает за технократический снобизм и самоуверенность. Культурология призвана создавать действенное противоядие позитивистскому технократическому мышлению, пустившему глубокие корни в сознании научно-технической интеллигенции, юристов, хозяйственных работников, не исключая и парламентариев. Само время, наша практика все чаще выдвигают требование подвергнуть каждое экономическое, юридическое, хозяйственное, техническое решение, каждую концепцию, каждый проект законодательного акта своего рода гуманистической экспертизе, выявить их глубинный человеческий смысл и направленность. Если они не «работают» на человека, то не имеют и права на существование.
     Личностный  план рассмотрения культуры, закономерно  обусловил и основные направления российской правовой культурологии, стимулировал исследование проблем правовой культуры личности. По существу, почти все работы, посвященные правовой культуре, до сих пор затрагивали личностную проблематику.
     Сторонники  другой концепции культуры, рассматривая ее как универсальное свойство общественной жизни, сосредоточили внимание на анализе функционирования и развития всего социального организма. С этой целью они обратились к принципам системного анализа и к изучению исследовательской практики таких отраслей науки, как этнография, археология, антропология, социальное управление. Полученные ими результаты, в конечном счете, также позволили лучше осознать суть культурологического феномена в творческой деятельности человека.
     Рассмотрение  культуры через призму творческой деятельности характерно для авторов, специально занимающихся проблемами личности. Несмотря на имеющиеся расхождения во взглядах представителей данного направления, их объединяет анализ культуры с позиций исторически активной творческой деятельности человека и его развития как субъекта этой деятельности. Прогресс культуры при таком подходе совпадает с развитием личности в любой сфере социальной жизнедеятельности. 

     Приведенный вывод имеет методологическое значение для понимания правовой культуры личности. Он ориентирует на выделение двух параметров правовой культуры — творческого и личностного, благодаря которым устанавливаются критерии вычленения правовой культуры из всего комплекса социальной жизни. Что же касается самой этой концепции, то она вызывает симпатии своей гуманистической направленностью, подчеркиванием фундаментальной роли человека как созидательного начала в развитии цивилизации и прогресса. При возрастании роли личности в становлении гражданского общества и формировании правового государства актуальность и значимость этой концепции повысятся еще более.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.