На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


статья Группа лиц по предварительному сговору

Информация:

Тип работы: статья. Добавлен: 25.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Г.М. Андреева под  группой понимает реально существующее образование, в котором люди собраны  вместе, объединены каким-то общим признаком, разновидностью совместной деятельности или помещены в какие-то идентичные условия, обстоятельства (также в  реальном процессе их жизнедеятельности), определенным образом осознают свою принадлежность к этому образованию (См.: Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1980. С. 176.).
 По мнению Н.Г. Иванова, «соединяя количественную характеристику группы с приведенной выше, получаем лапидарное определение: группа — это такое образование, где двое или более лиц действуют совместно, осознавая свою принадлежность к этому образованию» (Иванов Н.Г. Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии // Советское государство и право. 1990. №7. С. 71.).
 Р.Р. Галиакбаров считает, что указание на группу лиц в тексте уголовно-правовой нормы может свидетельствовать не только о соучастии, но и характеризовать групповой способ совершения пре­ступления (См.: Галиакбаров P.P. Квалификация групповых преступлений. М., 1980. С. 35-36.). По его же мнению, групповой способ совершения преступления представляет собой специфическую форму осуществления преступной деятельности, которая требует самостоятельной юридической оценки (См.: Галиакборов P.P. Групповые преступления. Свердловск, 1973. С. 118.).
 С ним солидарен  И.П. Малахов, который указывает:  «Соучастие в преступлении вовсе  не тождественно групповому преступному  посягательству, в какой бы форме  оно ни проявлялось. Это разные  явления, имеющие различное содержание  и самостоятельное уголовно-правовое  значение. Теоретические разработки вопросов групповых проявлений преступности с позиций соучастия, равно как и вопросов соучастия в преступлении с позиций групповых проявлений преступности, являются ошибочными» (Малахов И.П. Соучастие и групповая организованная преступность // Правоведение. 1994. №5-6. С. 125.).
 Нам представляется, что новое уголовное законодательство  разрешило все эти вопросы.  Группа лиц, группа лиц по  предварительному сговору, организованная  группа и преступное сообщество (преступная организация) признаны  формами соучастия, а их уголовно-правовое  значение рассматривается исключительно  в рамках соучастия.В литературе была предпринята попытка на основе анализа такой разновидности соучастия, как группа лиц без предварительного сговора, обозна­чить и сформулировать новый вид соучастника — инициатора преступления. При этом инициатором предлагается признавать лицо, которое при совершении преступления группой лиц без предварительного сговора помимо непосредственного исполнения преступного деяния высказывает идею совершить данный противозаконный акт либо навязывает ее остальным соучастникам (См.: Калуцких Р.Г. Уголовно-правовые вопросы квалификации преступлений, совершенных в соучастии. М., 2000. С. 6,14.).
 Это предложение  из действующего закона не  вытекает, поскольку группа лиц  без предварительного сговора  предполагает участие в совершении  преступления двух или более  исполнителей без предварительного  сговора (п. 1 ст. 35 УК РФ). Если кто-либо  из исполнителей высказывает  идею совер­шить преступление  либо навязывает ее остальным  соучастникам, которые с ней соглашаются,  то скорее всего это будет  группа лиц по предварительному  сговору.Кроме того, есть ли смысл выделять особо (как вид соучастника) такое лицо вообще, если особо активная роль в совершении преступления является, в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ, обстоятельством, отягчающим наказание? Думается, что смысла в этом нет. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, если это не предусмотрено в качестве квалифицирующего признака в статье Особенной части УК РФ, должно отразиться при назначении наказания, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ, как отягчающее обстоятельство.
 Челябинским областным судом осуждены Денисюк и Полизов по пп. «а», «г», «и», «н» ст. 102 УК РСФСР, пп. «б», «в», «г» ч. 3 ст.162 УК РФ. Как установлено судом, Денисюк, Полизов и другие осужденные с целью кражи из квартиры Хохряковых приехали к их дому. Но неожиданно для них в квартире оказалась Полякова. Втолкнув в квартиру, Полизов и Денисюк убили потерпевшую, а затем похитили вещи и деньги. Присутствие Поляковой в квартире было для осужденных неожиданным, данных о том, что Полизов и Денисюк заранее договорились о совместном совершении ее убийства, не имеется, поэтому осуждение их по п. «н» ст. 102 УК РСФСР исключено из приговора (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №11. С. 19.).
 Рассматривая  дела, по которым имеется квалифицирующий  признак — совершение преступления  группой лиц по предварительному  сговору — суды в нарушение  ст. 20, 68, 314 УПК РСФСР не указывают,  где и когда состоялся предварительный  сговор на совершение преступления, а также была ли вообще такая  договоренность. Это обстоятельство  ведет к тому, что суды не  различают квалифицирующие признаки  — совершение преступления группой  лиц по предварительному сговору  и просто группой лиц. Ссылка  в при­говоре о действии осужденных  согласованно и одновременно  свидетельствует не о наличии  предва­рительного сговора, а о совершении преступления группой лиц. Приговор Челябинского областного суда в отношении А., осужденного за убийство М. по п. «д», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в частности, за убийство группой лиц по предварительному сговору, был изменен, поскольку не установлен предварительный сговор на это преступление ( Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №7. С. 27.).
 По приговору Октябрьского районного суда г. Саранска Республики Мордовия осуждены К. по п. «а» ч. 2 ст. 213, п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ и 3. по п. «а» ч. 2 ст. 213, п. «б» ч. 2 ст. 131, п. «а», «б» ч. 2 ст.132 УК РФ.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор изменила, исключила указание о предварительном сговоре, так как в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что осужденные заранее договорились о совместном совершении хулиганских действий и изнасилования, а в соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ именно в таком случае преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору. Доказательства совместного совершения преступлений К. и 3. дают основания для признания преступления совершенным группой лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №9. С. 17.).По мнению Ю.А. Дидатова, которое нами поддерживается, законодательная ремарка «без пред­варительного сговора» отнюдь не свидетельствует об отсутствии соглашения вообще. Соучастие немыслимо без взаимно согласованной деятельности соучастников. Это бесспорное положение предопределяет необходимость установления самого факта соглашения, которое, в свою очередь, объекти­вируется на более поздней стадии развития преступления — стадии покушения. Именно поэтому такой сговор нельзя назвать предварительным (См.: Дидатов ЮЛ. Соисполнительство в преступлении по российскому уголовному праву. М., 1998. С. 20.).
 В соответствии  с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление  признается совершенным группой  лиц по пред­варительному сговору,  если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном  совершении преступления.Некоторые авторы в этой связи обращают внимание на неточность формулировок: «то же деяние, совершенное группой лиц», «группой лиц по предварительному сговору» или «организованной группой» (См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Н.М. Тяжковой. М., 1999. С. 258.). 

 Солидаризуясь  с ними, Н.Г. Кадников полагает, что неверно вести речь о групповых преступлениях. Согласно ст. 34 УК РФ ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. Поэтому правильнее говорить не о групповом преступлении, а о совершении преступления в составе группы лиц (как это закреплено в п. «в» ч. 1 ст. 63 УК) (См.: Кадников Н.Г. Квалификация преступлений по уголовному праву России. М., 2000. С. 63-64.).
 Мы полагаем, что  преступление совершается все-таки  группой лиц по предварительному  сговору, организованной группой,  преступным сообществом, поскольку  именно об этом говорится в  законе (ст. 35 УК РФ). Другое дело, что каждый соучастник несет  индивидуальную ответственность,  именно поэтому в п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ (обстоятельства, отягчающие наказание) говорится уже об ответственности за совершение преступления, например, в составе группы лиц по предварительному сговору.
 Совершение преступления  соучастниками отнюдь не исключает  персональную ответственность каждого  из них соразмерно содеянному  в соответствии со ст. 34 УК РФ.Н.Г. Иванов справедливо отмечает, что термин «предварительный» означает предварение действия, то есть перед действием. В уголовном праве началом совершения деяния считается покушение. Поэтому все действия, направленные на образование группы, совершенные до покушения, будут рассматриваться с точки зрения предварительного согла­шения. Действия аналогичные, но совершенные после покушения (а соучастие, как известно, возможно до фактического, но не юридического окончания преступления) не могут рассматриваться в качестве предварительного соглашения (См.: Иванов Н.Г. Организованная преступность и совершенствование уголовного законодательства о соучастии // Советское государство и право. 1990. №7. С. 72.).
 В отличие от  соучастия без предварительного  сговора, когда соглашение на  совместную преступную деятельность  и собственно преступная деятельность (выполнение объективной стороны  состава преступления) совпадают,  при предварительном сговоре  они отделяются.В обзоре надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1999 год отмечается: «Судами допускаются ошибки при квалификации действий осужденных по признакам совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой.Некоторые суды испытывают трудности при разграничении этих признаков, а также не учитывают, что в соответствии со ст. 68 УК РСФСР наличие в преступных действиях обвиняемого каждого из квалифицирующих признаков подлежит дока­зыванию, согласованность действий обвиняемых не может служить достаточным основанием для признания преступления совершенным по предварительному сговору».
 Группа лиц  по предварительному сговору  заранее договаривается о совместной  преступной деятельности. В пункте 13 постановления Пленума Верховного  Суда РФ „О судебной практике  по делам о взяточничестве  и коммерческом подкупе“ от 10 февраля 2000 г. указано: „Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более должностных лица, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления с использованием своего служебного положения“ (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №4. С. 7.).  

 В этой связи  вопросы о том, когда, где  и при каких обстоятельствах  состоялся сговор, представляются  обязательными.Это отмечается в обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 1999 год: „Архангельским областным судом Жидков и Трофимов осуждены за убийство по предварительному сговору группой лиц с целью сокрытия преступления. Тем не менее в приговоре не указано, когда, где и при каких обстоятельствах осужденные вступили в сговор на убийство.
 Приговор Брянского  областного суда в отношении  Башанова и Самофалова, осужденных за похищение Н. по предварительному сговору группой лиц, покушение на изнасилование и ряд других преступлений, отменен, поскольку действия осужденных не конкретизированы.Показания осужденных, изложенные в приговоре, не соответствуют их показаниям в протоколе судебного заседания. Наличие предварительного сговора в приговоре не мотивировано. Не указано, в какой момент состоялся предварительный сговор“ (Там же. С. 16).Отсутствие между лицами предварительного сговора, например, на убийство исключает квалификацию по п. „ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. „н“ ст. 102 УК РСФСР).Так, приговором областного суда С. и К. были признаны виновными в умышленном убийстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц и из корыстных побуждений, и осуждены по п. „а“, „н“ ст. 102 УК РСФСР. Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах. В октябре 1993 г. К. взял в долг у своего знакомого 1600 долл. ($), 400 из которых отдал в декабре 1993 г., а остальные 1200 не вернул, несмотря на неоднократные требования. 13 декабря 1993 г., когда потерпевший вновь потребовал возвратить долг, К, взяв малокалиберный револьвер и бельевую веревку, вместе с С. на автомашине, управляемой У., обманным путем вывезли потерпевшего на проселочную дорогу, где К. в салоне автомашины с целью убийства из корыстных побуждений (невозвращение 1200 долл.) набросил ему на шею веревку и стал душить. Когда веревка оборвалась, К. из малокалиберного револьвера выстрелил потерпевшему в голову.После этого С. вместе с К., по просьбе последнего вытащили раненого потерпевшего из салона автомашины и бросили в придорожную канаву с водой, при этом К. пытался его добить, нанося удары ногами по голове. После того как К., С. и У. покинули место происшествия, потерпевший выполз на дорогу, где скончался от огнестрельного ранения.
 Президиум Верховного  Суда РФ удовлетворил протест  заместителя Председателя Верховного  Суда РФ, приговор и определение  Судебной коллегии по уголовным  делам Верховного Суда РФ изменил:  исключил осуждение К. по п.  „н“ ст. 102 УК РСФСР; переквалифицировал действия С. с п. „а“, „н“ ст. 102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 189 (укрывательство) УК РСФСР по следующим основаниям.Суд не указал в приговоре, на чем основаны его выводы о том, что С. и К. совершили убийство по предварительному сговору. Из описательной части приговора видно, что все телесные повреждения потерпевшему, в том числе повлекшие его смерть, причинил К. Вина С. заключалась лишь в том, что он, видя общественно опасный характер действий К., по его просьбе вместе с ним вытащил раненого потерпевшего из салона автомашины. К., в основном не оспаривавший своей вины в убийстве, показал, что С. и У. в свои планы не посвящал. С. вину в предъявленном обвинении не признал и последовательно утверждал, что никаких оснований к убийству не имел, о намерениях К. не знал и даже не догадывался.
 Находясь в  автомашине на переднем сиденье,  видел, как К. накинул на  шею потерпевшего веревку, стал  душить, а затем выстрелил в  голову.Когда К. попросил его помочь вытащить потерпевшего из салона, он повиновался ему, поскольку испугался и растерялся. При таких обстоятельствах убедительных данных о том, что С. принимал участие в убийстве по предварительному сговору с К., в деле не имеется (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №4. С. 11-12.). Представляется, что в приведенном примере не было соучастия, поэтому К. был признан виновным в умышленном убийстве из корыстных побуждений (п. „а“ ст. 102 УК РСФСР), а С. — в заранее не обещанном укрывательстве преступления (ч. 1 ст. 189 УК РСФСР). Предварительный сговор между соучастниками должен состояться обязательно по поводу конкретного преступления. Выход исполнителя за пределы договоренности должен рассматриваться как эксцесс исполнителя.Так, Люблинским районным судом г. Москвы 6 июля 1995 г. Ильюк осужден по п. „а“, „б“ ч. 2 ст. 146 УК РСФСР. Он признан виновным в разбойном нападении по предварительному сговору группой лиц с применением оружия. По делу также осуждены Сергеев и Савельев.
 В кассационном  порядке приговор не обжалован  и не опротестован. Президиум  Московского городского суда  протест заместителя Председателя  Верховного Суда РФ об изменении  приговора в отношении Ильюка — переквалификации его действий с п. „а“, „б“ ч. 2 ст. 146 УК РСФСР на ч. 2 ст. 145 УК РСФСР оставил без удовлетворения.Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 7 сентября 1999 г. аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ удовлетворила, указав следующее. Обстоятельства преступления судом установлены правильно, вместе с тем приговор в отношении Ильюка подлежит изменению.Потерпевшая Топольская и свидетель Юдин об обстоятельствах совершения разбойного нападения на них показали, что видели только двоих нападавших в масках, у одного из них был пистолет, из которого тот произвел два выстрела в их сторону. Завладев сумкой с деньгами, нападавшие скрылись.
 Из показаний  Сергеева и Савельева в начальной  стадии расследования дела, а  также из показаний Топольской  и Юдина не усматривается, что  между осужденными была договоренность  на совершение разбойного нападения  с применением оружия и что  Ильюк достоверно знал о наличии у Сергеева газового пистолета.Как видно из материалов дела, в момент нападения Ильюк не был очевидцем применения ору­жия при нападении на кассира. Следовательно, доказательств, подтверждающих предварительный сговор с Ильюком на совершение разбойного нападения с применением оружия, ни органами следствия, ни судом не установлено. Поскольку имеющимися доказательствами не подтверждено, что действия Савельева и Сергеева, применивших при нападении газовый пистолет, охватывались умыслом Ильюка, следует признать, что в данном конкретном случае Савельев и Сергеев действовали самостоятельно и имел место эксцесс исполнителей (выразившийся в совершении разбоя с применением оружия).Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ квалифицировала действия Ильюка по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР (в ред. от 3 декабря 1982 г.), предусматривающей ответственность за грабеж, совершенный по предварительному сговору группой лиц (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. №6. С. 10-11.).
 Точка зрения  о том, что в состав преступной  группы могут входить только  соисполнители, является общепризнанной. А.Ф. Ананьин пишет: „Преступная группа — это объединение двух и более лиц, умышленно, совместно и согласованно друг с другом непосредственно воздействующих на объект уголовно-правовой охраны, полностью или частично выполняющих объективную сторону состава единого умышленного преступления“ (Ананьин А.Ф. Организация, подстрекательство и пособничество в групповом преступлении. Свердловск, 1980. С. 10.).В.А. Алексеев отмечает, что специфическим признаком, отличающим групповое преступление от других проявлений соучастия, является непосредственность участия по крайней мере двух лиц в выполнении объективной стороны состава преступления. Участники группового преступления должны быть соисполнителями (См.: Алексеев В.А. Уголовная ответственность за хищения, совершенные с использованием служебного положения организованной группой лиц. М., 1990. С. 8.).
 Положение не  изменилось даже с появлением  нового УК РФ.Несмотря на то, что в законе прямо не указы­вается, что участниками группы лиц по предварительному сговору являются несколько исполнителей, судебная практика прочно исходит из того, что в данном случае речь идет именно о соучастии в виде соисполнительства по предварительному сговору (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. А.С. Михлин. М., 2000. С. 68-69.). И действительно, например, в обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за третий и четвертый кварталы 1996 г. указывается: „Умышленное убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовало два и более исполнителей, заранее договорившихся о совместном его совершении, и каждый из них выполнял действия, составляющие часть объективной стороны преступления.
 Действия одного  исполнителя и пособника (организатора, подстрекателя) не образуют группу, сле­довательно, действия пособника  не могут быть квалифицированы  по ст. 17, п. “н» ст. 102 УК РСФСР.Приговором городского суда Т. и X. признаны виновными и осуждены по п. «е», «н» ст. 102 УК РСФСР, кроме того, Т. осужден по ч. 2 ст. 125 УК РСФСР, а X. — по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР.Кассационная инстанция, придя к выводу, что Т. и X. оказали лишь пособничество П. в убийстве потерпевшего (дело в отношении П. прекращено в связи с его смертью), переквалифицировала их действия на ст. 17, п. «е», «н» ст. 102 УК РСФСР. Приговор в части осуждения Т. по ч. 2 ст. 125 и в части осуждения X. по ч. 2 ст. 126 УК РСФСР постановлен правильно, поскольку Т., реализуя умысел на похищение человека, насильно привез (по предварительному сговору с другими лицами) в пустую квартиру двух потерпевших, а X. и другие лица удерживали их в этой квартире, избивали, держали связанными.Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об исключении из приговора и определения кассационной инстанции осуждение Т. и X. по ст. 17, п. «н» ст. 102 УК РСФСР.
 Президиум Верховного  Суда РФ удовлетворил протест,  указав следующее. Т. и X. по  просьбе П. привезли связанного  потерпевшего в багажнике машины  к песчаному карьеру, так как  П. хотел «разобраться» с потерпевшим.  П. дал X. лопату и предложил  копать ему. Удары ножом потерпевшему  наносил один П., затем Т. и  X. столкнули труп в яму и  закопали. Материалы дела свидетельствуют  о том, что Т. и X. непосредственного  участия в лишении жизни потерпевшего  не принимали.Таким образом, совместного совершения убийства не было. Доказательств того, что потерпевший убит по предварительному сговору, в деле не имеется. Т. и X. не могут нести ответственность по ст. 17, п. «н» ст. 102 УК РСФСР. Помещение связанного потерпевшего в багажник машины, перевозка его к месту совершения преступления, выкапывание ямы и сокрытие следов убийства охватываются в данном случае диспозицией ст. 17, п. «е» ст. 102 УК РСФСР.
 Осуждение Т.  и X. по ст. 17, п. «н» ст. 102 УК РСФСР исключено из приговора и определения кас­сационной инстанции, в остальном приговор оставлен без изменения" (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №4. С. 11.). Наконец, пример из практики применения уже нового УК РФ. Военным судом Приволжского военного округа Ерофеев осужден за совершение (помимо иных преступлений) убийства по предварительному сговору группой лиц с целью облегчить совершение другого преступления, а Аношкин — за пособничество в этом убийстве. Согласно приговору Ерофеев и Аношкин договорились совместно похитить имущество из квартиры Домниных, а деньги от его последующей реализации поделить между собой. При этом для беспрепятственного проникновения в квартиру они решили завладеть ключами от нее, убив с этой целью несовершеннолетнего Домнина Д. в заранее оговоренном месте.
 Исполняя задуманное, Аношкин пригласил Домнина Д. за трансформаторную будку, расположенную недалеко от места жительства потерпевшего, а Ерофеев заранее приготовленной веревкой задушил потерпевшего и изъял у него ключи от квартиры.Эти действия Ерофеева судом квалифицированы по п. «ж,» «к» ч. 2 ст.105 УК РФ, а Аношкина — по ч. 5 ст. 33 и п.«ж,» «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Военная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев 12 августа 1999 г. дело в кассационном порядке, расценила квалификацию действий осужденных как ошибочную и приговор в этой части изменила, указав следующее. Убийство признается совершенным группой лиц по предварительному сговору тогда, когда два или более лица, имея договоренность, направленную на убийство, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.В суде же установлено, что убийство потерпевшего Домнина Д. совершил один Ерофеев, набросив ему на шею веревку и удушив таким образом. Аношкин в лишении жизни Домнина Д. участия не принимал. Он лишь содействовал Ерофееву тем, что завлек потерпевшего в уединенное место. Поскольку соучастие в виде пособничества в убийстве потерпевшего не образует группы, то квалифицирующий признак убийства, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — «совершенное группой лиц по предварительному сговору» вменен обоим осужденным необоснованно.
 Поэтому Военная коллегия исключила из приговора указание об осуждении Ерофеева по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Аношкина по ч. 5 ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, признав Ерофеева осужденным по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Аношкина по ч. 5 ст. 33 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ (Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. №5. С. 8-9.). Из приведенных примеров четко прослеживается позиция Верховного Суда РФ, которая заключается в том, что группа лиц по предварительному сговору (например, по делам об умышленном убийстве) — это обязательно два или более исполнителей, заранее договорившихся о совместном совер­шении преступления.
 По мнению авторов  Комментария к Уголовному кодексу  РФ, эта форма соучастия может  сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, то есть с разделением ролей, однако в последнем случае должно быть не менее двух соисполнителей (См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 1997. С. 123.). В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве» от 27 января 1999 г. указывается: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом наряду с соисполнителями другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. „ж“ ч. 2 ст. 105 УК РФ» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №3. С. 4.). С.В. Бородину представляется, что это соответствует точному смыслу закона, из которого вытекает, что преследуется лишение жизни человека, совершенное группой лиц, и не имеется в виду группа лиц, которая после сговора об убийстве «поручила» совершить преступление одному человеку.
 Если убийство непосредственно совершено двумя и более лицами, вопрос о правильности применения п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ сомнений не вызывает (См.: Бородин СВ. Преступления против жизни. М., 1999. С. 130.). 

 Таким образом,  если убийство совершено двумя  или более соисполнителями, то  их действия надлежит квалифицировать  по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если наряду с соисполнителями в совершении пре­ступления принимают участие организатор, подстрекатель или пособник, то действия указанных лиц также надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Поло­жение меняется, если наряду с организатором, подстрекателем или пособником преступление непос­редственно совершается одним исполнителем. В этом случае, как это следует из приведенных примеров и указанного постановления Пленума Верховного Суда РФ, квалификация по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна ни для исполнителя, ни для других соучастников.
 Возникает вопрос, почему квалификация действий  организатора, подстрекателя или  пособника ставится в зависимость  от того, сколько исполнителей  участвует в совершении преступления?
 Почему в группе  лиц по предварительному сговору  (ч. 2 ст. 35 УК РФ) обязательно наличие, как минимум, двух исполнителей. Ведь наличие двух или более исполнителей (и об этом прямо сказано в ч. 1 ст. 35 УК РФ) обязательно только для группы лиц без предварительного сговора.В деле Пилишвили и Челидзе Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ действия одного из соучастников, не принимавшего непосредственного участия в разбойном нападении, переквалифицировала с п. «а», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ как соучастие в форме пособничества в разбойном нападении с применением оружия и исключила из приговора в отношении исполнителя преступления (осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ) квалифицирующий признак разбоя — совершение его группой лиц по предварительному сговору (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. №7. С. 13.).
 В этой связи  возникает вопрос о том, какая  форма соучастия из предусмотренных ст. 35 УК РФ имеет место в данном случае?
 Ответ может  быть только один — группа  лиц по предварительному сговору.  Почему же тогда этот квалифицирующий  признак исключен?! Точка зрения авторов Комментария к Уголовному кодексу РФ, что оказание лицом исполнителю помощи в совершении преступления путем предоставления средств или орудий либо устранением препятствий, а также путем заранее обещанного совершения укрывательских действий, если это лицо непосредственно не участвовало в выполнении объективной стороны состава преступления, не рассматривается как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, нам представляется спорной (См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. А.С. Михлин. С. 69.).
 Возражения связаны  с тем, что в указанном случае  налицо соучастие. И в какой  же форме, если не в группе  лиц по предварительному сговору?  Ведь не само по себе соучастие  и его теоретические положения  имеют значение для квалификации  преступления, а предусмотренные  ст. 35 УК РФ формы преступной  деятельности. Необходимо также  учесть следующее. Например, в  п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ указаны,  через запятую, в качестве квалифицирующих  обстоятельств группа лиц, группа  лиц по предварительному сговору  и организованная группа.Если убийство будет совершено двумя исполнителями без предварительного сговора, то их действия будут квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку группы лиц. Если убийство будет совершено двумя исполнителями по предварительному сговору, то их действия также будут квалифицироваться по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но уже по признаку группы лиц по предварительному сговору. Действия других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) в этом случае надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
 А вот если  убийство совершено одним  и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.