На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Суверенитет государственной власти и процессы глобализации

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Введение 

    Одним из главных вопросов современной  политики мирового сообщества является вопрос о суверенитете. Это обусловлено  необычайно тесными связями во всех областях общественной жизни государств различного типа. События в одной  части мира тотчас могут получить реакцию в другой. Это связано с распространением средств коммуникации, в частности, Интернет, способствует распространению информации за считанные секунды.
    Развивая  положения теорий постиндустриального  и информационного общества, теория глобализации показала неоднозначность и противоречивость социально-политических и экономических процессов, протекающих в современном мире. С одной стороны, налицо качественная трансформация современной цивилизации, усиление взаимозависимости стран и народов, которое является следствием глубоких интеграционных процессов, с другой — обострение противоречий на национальной, религиозной и культурной почве, эскалация сепаратистских настроений, расшатывающие целостность суверенных государств. Глобализация быстро выходит за свои экономические рамки. Фундаментальные изменения захватывают всю сферу социально-политических отношений, которая вынуждена подстраиваться под новые реалии. Все большее значение и актуальность приобретает вопрос об эволюции роли государств и их взаимоотношений в стремительно меняющемся мире. В 1990-е годы появляется огромное количество исследований в области политической глобализации, где делаются самые различные прогнозы относительно будущего миропорядка. Причем мнения политологов в этом вопросе расходятся кардинально: от картины полной гомогенизации мира под знаменем распространившейся повсеместно западной либерально-демократической модели до глобальной дифференциации и столкновения цивилизаций. В любом случае, исследователями не ставится под сомнение происходящая на данном этапе радикальная трансформация структуры мира, и в свете этого особую значимость приобретает проблема основного института политической власти — государственного суверенитета.
                                                                                                                                                                                                               
 


    Понятие "суверенитет" и его эволюция во времени.
 
    Важнейшим признаком государства, отличающим его от иных форм общественной организации, служит суверенитет. Государственный суверенитет означает самостоятельность, независимость государства в осуществлении им своей политики как в пределах собственной территории, так и в международных отношениях, при условии ненарушения суверенитета других государств.
    Верховенство  государственной власти внутри страны проявляется в способности государственной  власти самостоятельно устанавливать  общеобязательные для всех членов общества правила поведения, и обеспечивать единый правопорядок, определять права и обязанности граждан, должностных лиц, государственных и партийных, общественных органов и организаций.
    В суверенитете государства находит  своё политическое и юридическое  выражение полновластие господствующих кругов. В нём же выражается способность государства, независимо от других государств, формировать и проводить в жизнь свою внутреннюю и внешнюю политику. Международное право лишь исходит из этого свойства и утверждает его, возводя уважение суверенитета государства в норму межгосударственных взаимоотношений.
    Проблема  государственного суверенитета постоянно  привлекает внимание политических и  общественных деятелей, юристов-практиков  и ученых-правоведов. Изучение государственного суверенитета имеет не только теоретическое  значение, но и приобретает непосредственное государственно-политическое звучание в эпоху глобализации. В современных условиях становится необходимым определенное переосмысление понятия «суверенитет», который является качественной характеристикой государства, как в связи с изменениями во внутренней жизни нашей страны, так и с процессами, происходящими в мире, прежде всего, глобализацией.
    Термин  «суверенитет» происходит от латинского слова suveranus, перешедшего в старофранцузское sovereigns, то есть верховный. Возникновение этой политико-правовой категории изначально было обусловлено необходимостью усиления государственных начал, формирования централизованной государственности. Теория суверенитета как таковая получила впервые свое развернутое толкование в рамках естественного права, в учениях Т. Гоббса, Ж. Руссо, но, прежде всего, Ж. Бодена (1530-1596). Теория абсолютного суверенитета была выдвинута в эпоху революционных войн во Франции. Юрист по образованию, он состоял при дворе Генриха III и был в центре политических событий, своими глазами видел те бедствия, которые несли стране междоусобица и слабость центральной власти. Свои взгляды он изложил в труде «Шесть книг о республике» (1576 г.). Под республикой Боден имел в виду то же, что обозначали этим словом в Древнем Риме, т.е. государство вообще. Он разработал концепцию суверенитета. «Суверенитет есть неограниченная верховная власть над подданными»[1]. Абсолютность суверенитета имеет место тогда, когда суверенная власть существует неизменно в течение неопределенного долгого срока; временная власть, устанавливаемая на какой-то определенный период, не может сохраняться, в качестве верховной силы.
    Сущность  идеи суверенитета, по его мнению, заключена  в законотворчестве, в котором  он находит свою главную и характерную  функцию. Теория суверенитета Бодена неотделима от равной ей по значению концепции форм государственного устройства и управления. Он первый приводит различия между формами государственного устройства и формами правления. Нет разделенного суверенитета, по мнению Бодена, а есть распределение функций, которые являются вторичными для осуществления единой суверенной воли. Суверенитет обладает по Бодену следующими свойствами:
      суверенитет – единственен и неделим. Он не может быть разделен между королем и народом и может поочередно ими осуществляться;
      суверенная власть постоянна, ее нельзя передавать на время или на каких-либо условиях другому лицу;
      суверенная власть неограниченна и надзаконна, человеческий закон не может ограничивать суверенитет;
      судебная власть починяется только божественному и естественному закону, но не религиозным догмам.
    Концепция суверенитета, выдвинутая Боденом, воспринимается как «иное имя государственной  власти, в котором воплотилась  ее личность»[2]. Из нее вытекает всякая другая власть. Государство олицетворяет и воплощает в себя государь или орган, наделенный его полномочиями.
    В теории естественного права суверенитет  относится не к форме или какому-то одному качеству политической власти, а непосредственно к самой  власти. Несмотря на различие взглядов представителей концепции естественного права, все сходились на том, что происхождение суверенитета имеет непосредственное отношение к первоначальному акту создания государства в полном соответствии с договорной теорией и с законом природы, который по естественному праву предшествовал позитивному праву, возникшему при создании государства. По вопросу о субъекте суверенитета в теории естественного права можно выделить два направления: отстаивающее «народный суверенитет» и «суверенитет правительства».
    Т. Гоббс вместо двух признаваемых теорией естественного права договоров – «договора общества» о создании государства и «договора управления» между обществом и правителем поставил один договор, по которому каждый член общества связывал себя с другим обещанием подчиняться общему правителю, но он не принимал участия в договоре. Это отрицало идею суверенной верховности народа. Согласно Гоббсу никогда не существовало общества, которое опиралось бы просто на само себя, следовательно, не было и никакого изначального права народа. Поэтому все публичное право концентрируется в суверенитете Правителя, какова бы ни была форма государственного устройства. Сам же суверенитет ничем не ограничен, без него общество лишь скопище индивидов.
    Ж.Ж. Руссо исходил из того, что существовал единый общественный договор, который породил государство. Созданная при этом общественная власть олицетворяет совершенный суверенитет, неподвластный какому-либо отчуждению, ограничению, делегированию. Для суверенного общества невозможна, даже если оно того пожелает, передача публичной власти любому другому субъекту или же наложение на себя каких-либо ограничений путем договора. Руссо заложил основу представления о том, что источником суверенной власти является организованный народ. При этом Руссо не видел необходимости ограничивать народный суверенитет даже естественным правом.
    Продолжателем традиций Бодена, Гоббса и Руссо  был Гегель. В основе его концепции  суверенитета лежало понимание им государства  как целостности или как он называл ее сам – тотальности. Отсюда главная идея концепции суверенитета Гегеля – идея нерасторжимой целостности государства, в рамках которой ни одна часть не может иметь самостоятельного существования.
    Если  государство существует, оно, чтобы  самоутвердиться должно стремиться к установлению на всей своей территории полного суверенитета, если его нет, то никакой политический союз назвать государством. Суверенитет и государство неразделимы. О народном суверенитете, считает Гегель, можно говорить лишь в том смысле, что народ вообще является по отношению к внешнему миру самостоятельным и составляет собственное государство, как народ Великобритании. Всякие действия, ведущие к ослаблению государственного суверенитета по Гегелю являются высшим преступлением против государства.
    Таким образом, в эпоху Нового времени происходит оформление представлений о сущности и содержании суверенитета. Государственный суверенитет был провозглашен в качестве высшего политического приоритета. Последующее развитие теории суверенитета показало, что выражение «суверенитет монарха», «народный, национальный суверенитет» лишь прикрывают различные политические взгляды и устремления исследователей того времени. В XX веке представления о суверенитете государства претерпевали заметные изменения. С быстрым развитием транспорта и коммуникаций как бы размываются традиционные различия между внутренним и внешним миром, границы государства – основа и символ жесткой концепции суверенитета – становятся все более прозрачными. Вследствие чего важнейшие внутренние проблемы государства – экономика, энергия, экология, продовольствие, демография – приобрели внешние аспекты. Все это отразилось и на теориях суверенитета. Так, Еллинек сводит концепцию суверенитета к конституционному и самоограничению государства. Согласно его теории, государство берет на себя обязательства соблюдать нормы международного права, с одной стороны, и субъективные права своих подданных или граждан – с другой. Такое самоограничение, однако, возможно лишь в условиях социальной стабильности внутри государства и в международных отношениях. В условиях любого кризиса признается приоритет государственного суверенитета. Он обосновал положение о том, что суверенитет есть правовое понятие. «Суверенитет есть способность юридически не связанной внешними силами государственной власти к исключительному самоопределению путем установления правопорядка, на основе которого деятельность государства приобретает подлежащий правовой квалификации характер»[3].
    Ганс  Кельзен (1881-1973) проблему суверенитета рассматривал как юрист. Концепция суверенитета строится на его теории государства, которое рассматривается как правовой порядок. Правовые отношения общества определяют государство. «Суверенным можно назвать такой порядок, который охватывает все другие порядки как частичные. Таковым является государство, притом тогда только, когда оно совпадает с всеобъемлющим правовым порядком»[4]. По мнению Кельзена суверенитет государства идентичен суверенитету права. Это положение составляет основу политического порядка, применимо и для абсолютной монархии, для аристократической республики, и демократии, т.к. указывает на неизменное верховенство права. Тем самым Кельзен отрицает цель как существенный критерий государства, ведущий свое начало еще с Аристотеля. Для Кельзена подчинение государства какой-либо цели означает подчинение его неюридической системе и таким образом уничтожение его независимости и превращение в часть какой-то другой системы: религиозной, идеологической. Государство само есть цель в себе, и как таковое, оно вообще не имеет цели. «Государство – само есть верховенство, конечный порядок, верховная конечная цель, верховная ценность и потому оно есть суверен». По мнению Позднякова, этим суждением Кельзен превзошел в понимании государства не только своих предшественников, но и многих современников. Государство как организованное общество не имеет каких-то особых целей, кроме тех, которые определяют его природой и первоначальными мотивами организаций выживания, самосохранение, безопасность[5]. Марксистская концепция суверенитета прямо соотносит суверенитет к государственной власти. Государственную власть отличает суверенность, обычно определяемая как ее свойство (атрибут) и она кроется в верховной власти государства внутри страны и независимости ее вовне. 
 
 

 


    Процесс глобализации и его влияние на суверенитет государственной власти
 
    Глобализация  – это переход от экономик отдельных стран к экономике международного масштаба. Сегодня в мире, превратившемся в одну большую державу, промышленное производство носит международный характер, и деньги быстро и беспрепятственно текут из одной страны в другую. Также идет культурное обезличивание государств. В сущности, торговле границы не помеха. При этом многонациональные корпорации сосредотачивают в своих руках огромную власть, а деятельность анонимных инвесторов может либо способствовать материальному процветанию, либо приводить к экономическому упадку в любой точке земного шара. Глобализация — это и причина и следствие современной информационной революции. Потрясающие достижения в области телекоммуникаций, колоссальное расширение компьютерных возможностей и создание информационный сетей типа Интернет стимулируют процесс глобализации. 

    Основные  характеристики глобализации 

    Основная  характеристика процесса глобализации, протекающего в современном мире — экстраполяция либерально-демократических ценностей на все регионы без исключения. Это значит, что политические, экономические, правовые и т.д. системы всех стран мира становятся идентичными, и взаимозависимость стран достигает небывалых масштабов. До сих пор народы и культуры никогда не были так зависимы друг от друга. Проблемы, возникающие в любой точке мира, моментально отражаются на остальном мире. Процесс глобализации проводит к созданию единого мирового сообщества, в котором формируются единые нормы, институты и культурные ценности. Появляется ощущение мира как единого места.
    Процесс глобализации характеризуется следующими основными аспектами:
    Интернационализацией, что, в первую очередь, выражается во взаимозависимости;
    Либерализацией, то есть устранением торговых барьеров, мобильностью инвестиций и развитием интеграционных процессов;
    Вестернизацией — экстраполяцией западных ценностей и технологий во все точки мира;
    Детерриторизацией, что выражается в активности, имеющей транснациональные масштабы, и уменьшении значимости государственных границ.
    Глобализацию  можно назвать процессом тотальной  интеграции. Тем не менее, она принципиально  отличается от всех форм интеграции, существовавших в мировой истории ранее.
    Человечество  до сих пор было знакомо с двумя формами интеграции:
    Какая-либо сильная держава насильственно пытается «присоединить» другие страны, и такую форму интеграции мы можем назвать интеграцией с помощью принуждения (силы). Таким образом создавались империи.
    Добровольное объединение стран для достижения общей цели. Это добровольна форма интеграции.
    В обоих случаях те территории, на которых осуществлялась интеграция, были сравнительно невелики и не достигали  масштабов, характерных для современного процесса глобализации.  

 


      Влияние процесса глобализации на экономическую и политическую сферы
 
    Эволюция  роли и значения государства как  социально-политического института  вообще и государственного суверенитета в частности является в настоящее  время одной из наиболее актуальных и дискуссионных тем. Происходящие в мире фундаментальные процессы в сфере политики и экономики во многом меняют привычные взгляды на роль государства и значение его формального атрибута — государственного суверенитета. Связано это с тем, что в современном мире государства все в большей степени вынуждены поступаться частью своих прерогатив, будучи ограниченными в принятии политических решений. Изучение процессов «деградации» и «девальвации» статуса суверенного государства и ослабления централизованных институтов государственной власти практически выделилось сегодня в самостоятельное направление политологии.
    Говоря  о причинах пересмотра принципа суверенитета, следует прежде всего обратить внимание на комплекс процессов, который традиционно  обозначается как «глобализация». В  основе феномена глобализации лежат процессы в сфере экономики и финансов, в настоящее время служащие фундаментом для глобальной политической и культурной «надстройки». Это дает основание полагать, что практически ни одна сфера человеческой деятельности не избежит определенной трансформации. При этом «наступление» на принцип суверенитета государства происходит сразу по нескольким направлениям, а существующая концепция государственного суверенитета ставится под сомнение в отношении практически всех ее основных составляющих.
    Современная мировая экономика все более  демонстрирует качества единой целостной  системы и функционирует по единым законам. Ни одна страна уже не способна существовать в условиях экономической  автаркии. Ведущим типом экономической  практики становится финансово-правовое регулирование, последовательно подчиняющее себе прочие виды хозяйственной деятельности. При этом показательно введение в оборот понятия «геоэкономика», призванное отразить новый уровень экономического развития и экономической интеграции.
    Потребности экономического развития вступают в  противоречие с принципом незыблемости государственного суверенитета в той  мере, в какой государственные  границы препятствуют экономической  эффективности и в целом социальному  прогрессу. Подчиняясь диктату экономической целесообразности, государства открывают свои границы и подвергаются нашествию иностранных валют, международных террористов, наркотиков, потоков информации, исходящих из других стран, сект, обществ и т.д. Все это неизбежно снижает эффективность функционирования государственного аппарата и заставляет искать новые способы и формы решения насущных проблем.
    Олицетворением  глобального рынка выступают  транснациональные корпорации (ТНК), подчинившие свою деятельность одному — эффективности в погоне за прибылью. По некоторым оценкам, они контролируют до половины мирового промышленного производства и еще больше — в сфере внешней торговли. Общее число ТНК достигает 40 тысяч. Их действия могут определять ситуацию на мировых рынках, динамику курсов национальных валют; создавая и сокращая рабочие места, они могут оказывать воздействие на социально-политическую ситуацию. Таким образом, они становятся зачастую более влиятельными, чем вся мощь традиционных государств, чьи ослабевающие возможности отражают растущую диффузию государственных институтов.
    Сужая сферу деятельности национальных правительств, глобальный рынок подтачивает основы государственного суверенитета. При  этом государство также утрачивает и значение гаранта сохранения демократических  устоев общества. В действие вступают законы свободного рынка, а не национальных парламентов. Жизненно важные для всей страны, всех ее граждан решения принимаются людьми, которых никто не знает и которые не прошли через публичные процедуры демократических выборов и зачастую руководствуются не интересами большинства, а собственными узкокорпоративными интересами.
    Однако  главным с точки зрения проблемы государственного суверенитета следствием процессов глобализации является противоречие между нарастающей экономической и политической взаимозависимостью стран и народов с одной стороны и сохранением за государством права самостоятельно и по своему усмотрению решать собственные проблемы с другой. Благодаря прогрессирующему размыванию границ между национальными экономиками проблемы, ранее считавшиеся исключительно внешнеполитическими, все больше приобретают международно-политический характер. Действия правительства одного государства способны повлечь за собой самые серьезные последствия на другом конце земного шара. В этих условиях становится очевидной необходимость согласования ответственных решений, а следовательно, и создания соответствующих политических механизмов. И процесс создания подобных механизмов идет весьма интенсивно. Если в 1909 году было 37 межгосударственных международных организаций, то в конце века их стало уже 260. Такие организации, как G-7(8), ЕС, МВФ, ОПЕК, ВТО, МЕРКОСУР и ряд других, принимая на себя некоторые функции, делегируемые им отдельными государствами, фактически ограничивают их суверенитет.
    Так, например, государства — члены Европейского Союза передают часть своих суверенных прав наднациональным органам управления. Раньше это касалось экономических вопросов, теперь — валютно-финансовых (как пример можно привести ввод евро в странах «еврозоны»), в перспективе — вопросов внешней политики и обороны. Хотя считается, что наднациональные органы управления действуют строго в соответствии с мандатом (его рамки определены суверенными государствами, которые реализуют общие интересы), очевидно, что расширение подобной практики означает размывание грани между внутренней и внешней политикой, когда становится все труднее однозначно определить, что относится к области первой, а что — ко второй. Выступая на ежегодном международном форуме в Давосе на тему «Внешняя политика в XXI столетии», президент ФРГ Р.Герцог предложил покончить с «анархией» политики национальных интересов и перейти к «глобализированной внешней политике как внутренней политике мира». Иными словами, государствам было предложено отказаться от своих национальных интересов в пользу глобальной внешней политики.
    Немаловажное  с точки зрения государственного суверенитета значение приобретают  и процессы, затрагивающие институт собственности. В то время как  перераспределение сил во внутренней политике предполагает переход прав собственности, перемены в сфере международной политики прежде всего сопряжены с перераспределением территории между государствами или группами государств. Контроль и раздел территории составляют главный механизм регулирования распределения ресурсов между государствами в рамках системы международных отношений. При этом контроль над государственной территорией также предполагает некий правовой режим. Прогрессирующее расширение прав собственности на землю физических лиц и корпораций, наряду с возможностью пересечения финансовым капиталом национально-государственных границ, стало чрезвычайно важным элементом современных международных отношений. Идея, согласно которой гражданин вправе иметь в собственности землю за пределами границ своего государства, трансформирует механизмы перераспределения собственности на межгосударственном уровне. Контроль над территорией государства в полном соответствии с внутренним законодательством может перейти к гражданам другого государства или транснациональным корпорациям.
    Другим  важным фактором, предопределившим переоценку принципа государственного суверенитета, стало появление многочисленных негосударственных ассоциаций и  организаций, деятельность которых, направленная на реализацию собственных корпоративных интересов, расширила спектр актуальных политических проблем и интенсифицировала их динамику. Обращаясь к статистике, следует отметить, что если в том же 1909 году насчитывалось 176 негосударственных международных организаций, то к концу прошлого века их число достигло 5472. Возникновение новых форм социальной интеграции, вероятно, обусловлено тем, что гражданское общество перестает видеть в государстве главный и незаменимый инструмент реализации своих потребностей. Общественные организации все более претендуют на то, чтобы стать главными выразителями интересов социальных групп, оттесняя государство на второй план. В результате процедура принятия государством решений по различным вопросам внутренней и внешней политики все чаще опирается на согласование позиций с неправительственными общественными организациями и транснациональными корпорациями.
    Если  раньше нацию, страну в мировом политическом пространстве можно было рассматривать  как единый субъект, который очерчивался  только снаружи, а то, что происходило  внутри, не имело существенного значения, то сейчас все чаще говорят о том, что современное общество — это общество плюрализма интересов, не сводимых к общему знаменателю. Если раньше государство можно было рассматривать как цельное образование — своего рода фигуру на «великой шахматной доске», то сейчас уже необходимо делать массу оговорок. Снижение роли и значения государства проявляется также и в том, что ослабляется гражданская лояльность, «приверженность флагу» — всем государственным атрибутам. Так, например, опросы общественного мнения в Германии свидетельствуют: значительное число молодых людей ощущают себя в первую очередь европейцами и лишь затем немцами, а не наоборот.
    Расшатывание  основ государственного суверенитета связано также и с обострением  проблемы территориальной целостности. Вопреки расхожему мнению, глобализация — это не только объединение, кооперация и открытие границ. Рост интернационализации и взаимозависимости сопровождается возведением новых барьеров, одновременной политической и экономической фрагментацией внутри отдельно взятых стран. В современном мире проблема территориальной целостности суверенных государств все более отчетливо приобретает два аспекта: экономический и этнополитический.
    Экономический аспект обусловлен процессами образования единого экономического пространства, объективным следствием которых и, так сказать, их оборотной стороной является разрушение внутренних национальных рынков. Снижение эффективности государственного регулирования интенсифицировало тенденции к децентрализации, и суверенитет государств страдает не только от расширения прерогатив наднациональных, надгосударственных организаций, но и усиления отдельных регионов.
    В результате даже возникло мнение о  том, что к середине нашего столетия такие государства, как Германия, Италия, Соединенные Штаты, Япония, не будут более цельными социоэкономическими и политическими образованиями. Вместо них на экономической и политической сцене будут выступать отдельные регионы, такие, как графство Орандж в Калифорнии, Осака в Японии, район Лиона во Франции, Рур в Германии, целостность которых будет основываться на хозяйственных связях и экономической целесообразности.
    Действительно, распространение рыночных отношений, расширение зон свободной торговли, с одной стороны, ведут к сближению и усилению интеграции стран, а с другой — поощряют изоляционистские и сепаратистские силы, способствующие воскрешению национализма и эскалации локальных конфликтов. Острота данной проблемы и ее современное звучание во многом определяется и этнополитическими аспектами. Сфера межэтнических и межкультурных взаимодействий обладает огромным потенциалом подрыва основ государственного суверенитета.
    Этнический  аспект проблемы территориальной целостности  обусловлен развитием процессов  этнократизации и различных форм этнического сепаратизма. Огромное значение приобрела проблема национализма и его радикальных проявлений. Тенденциям этнокультурного регионализма и обострению межэтнических конфликтов способствуют глубокие различия в морали, истории и культуре, углубление и расширение взаимодействия между народами и в то же время осознание ими своей идентичности.
    Помимо  прочего это связано также  и с тем, что глобализация зачастую означает «вестернизацию», то ест
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.