На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Вопросы подсудности судам общей юрисдикции дел по заявлениям об оспаривании правового акта, который не был опубликован в установленном по

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Национальный  Исследовательский Университет - Высшая школа экономики
Санкт-Петербургский  филиал
Юридический факультет 

Кафедра гражданского права и процесса 

Курсовая  работа 
 

Дисциплина: «Гражданское право».
Тема: «Вопросы подсудности судам общей юрисдикции дел по заявлениям об оспаривании правового акта, который не был опубликован в установленном порядке». 

                     

                  Выполнил:
                  студентка 332 группы
                  Е.А. Федерова
                                                                       Научный руководитель:
                  преподаватель кафедры 
                  гражданского  права и процесса, доцент, к.ю.н.
                  М.Ю. Новик-Качан 
                   
                   
                   

Санкт-Петербург
2011
СОДЕРЖАНИЕ: 

               
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

ВВЕДЕНИЕ

 
 
                  «В соответствии с конституцией  именно права и свободы человека  и гражданина определяют смысл  и содержание государственной деятельности»
              Дмитрий Анатольевич Медведев, выступление на научно-практической конференции, посвящённой 15-летию принятия Конституции Российской Федерации
              12 декабря 2008 года. 

      На  мой взгляд, вопрос, который будет рассмотрен мной в данной курсовой работе, имеет большое значение как для всего государства в целом, так и для отдельного его гражданина. Нормативные правовые акты влияет на все стороны жизни гражданского общества. Благодаря ним регулируются многие социальные, трудовые, экономические, политические, семейные и иные правоотношения. Тем самым нарушение нормативных правовых актов могут иметь крайне негативные последствия. Но что делать ели сам акт противоречит принципам права? Например, он не опубликован в установленном порядке? Если говорить в широком смысле, то издание и применение неопубликованных правовых актов нарушает режим гласности, доступности официальной информации, а также в целом покушается на режим конституционной законности в нашей стране.
      Судебная  практика в наше время сталкивается с прецедентами, в которых основным является не содержательный вопрос материального или процессуального права, а само понятие нормативного правового акта. Все чаще в суды поступают иски, при рассмотрении которых установление типа правового акта не является главным вопросом, но от него зависит решение «по существу».
      Важно тут же упомянуть статью Конституции Российской Федерации:
      «Закон подлежит официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения»1. То есть, таких актов в принципе не должно существовать. Но они имеют место быть. А их незаконное, по сути своей, применение порождает  множество спорных вопросов, как например, в части их оспаривания.
      Актуальность  темы обусловлена тем, что в нашей стране на разных уровнях власти как издавались так и издаются нормативные правовые акты, которые вопреки Конституции и законодательству не регистрируются и не опубликовываются, но не смотря на это с успехом применяются различными органами власти, включая суды.
      Предметом исследования данной курсовой работы будут являться вопрос о квалификации неопубликованных нормативных правовых актов и споры об их подсудности.
      Цель исследования: проанализировать сущность нормативных правовых актов и установить их признаки, рассмотреть и обобщить мнения и действия законодателя по данному вопросу, а также, учитывая научные публикации, сделать вывод по теме исследования.
      Для достижения указанной цели определены следующие задачи:
    изучить имеющийся научный материал о нормативных правовых актов, их особенностях;
    установить признаки нормативных правовых актов;
    исследовать практику судов затрагивающих неопубликованные нормативно правовые акты;
    исследовать действующие и соответствующие законодательству Российской Федерации нормативные правовые акты как источника права;
    проанализировать научные публикации затрагивающие эту тему;
    и на основе этого анализа рассмотреть различные подходы к пониманию сущности и правовой природы нормативных правовых актов;
      Структура курсовой обусловлена логикой исследования, а также его целью и задачами.
 

ГЛАВА 1. НОРМАТИВНЫЙ ПРАВОВОЙ АКТ, ЕГО ПРИЗНАКИ И ОСОБЕННОСТИ

 
      Основной  формой российского права является нормативный правовой акт. От него зависят все другие формы права. Он предопределяет их роль и взаимосвязи в иерархической системе. Очевидно, что такое важное понятие требует закрепления в законодательных актах. По мнению Бошко,
«отсутствие законодательной дефиниции нормативного правового акта существенно затрудняет функционирование всех ветвей власти, фактически препятствует осуществлению правосудия и нарушает права граждан»2.
      Существуют различные определения нормативному правовому акту:
      «Выраженное в письменной форме решение компетентных государственных органов, в которых содержатся нормы права» 3;
      «Результат  правомерных действий субъектов, направленных на достижение определенных правовых последствий путем текстуального  закрепления правовой информации в  письменной форме»4;
      «Вид  правового акта, официальный письменный документ, имеющий обязательную силу и рассчитанный на неоднократное применение, принятый управомоченным субъектом нормотворчества, выражающий властные веления, порождающий определенные правовые последствия, создающий юридическое состояние и направленный на регулирование общественных отношений путем установления, изменения или отмены норм права»5;
      «Изданный в установленном порядке государственными органами юридический документ, устанавливающий, изменяющий или отменяющий правовые нормы, имеющий общеобязательный характер и подкрепленный принудительной силой государства»6.
      Как видно из выше приведенного определений много и суть у них одна, но нет правового закрепления. Многие Кодексы Российской Федерации в своей общей части имеют определения связанные с областью их применения, но нигде нет точного и обязательного для всех определения нормативного правового акта.
      Однако  законодатель делал попытки урегулировать  этот вопрос. Так существует проект закона «О нормативных правовых актах в Российской Федерации». Он был принят в ноябре 1996 г. в первом чтении, в 2004 г. был вынесен на второе чтение и снят с рассмотрения. С 2006 года Совет Федерации ведет работу по этому законопроекту, но результата пока нет. По состоянию сегодняшний день законопроект содержит определение:
      «Нормативный  правовой акт – принятый органами государственной власти, местного самоуправления или должностным лицом, а также  в порядке референдума акт, устанавливающий  типовые правила поведения общего характера, обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение на территории, подпадающей под юрисдикцию субъекта правотворчества». 7Бошко также отмечает, что никто из политиков и законодателей не высказывается против законопроекта, но он несмотря на все одобрительные высказывания, все равно не принимается8.
      Во  многом  из-за такой медлительности и неуверенности законодателя отмечается большой вклад в решение данного  вопроса судебной практики. Судебная власть от неизбежности была вынуждена  решать задачу по формированию понятия нормативного правового акта, так как она обязана выносить решения по делам с использованием данного понятия.
      Теоретическая и функциональная проработка понятия  нормативного правового акта осуществлена в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2007 года № 48 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании нормативных правовых актов полностью или в части», более подробно которое я буду рассматривать в одной из следующих глав. Пока же хочу выделить существенные признаки нормативного правового акта, которые там указываются:
      издание в установленном порядке;
      издание управомоченным органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом;
      должен содержать правовые нормы (правила поведения);
      обязателен для неопределенного круга лиц;
      рассчитан на неоднократное применение;
      направленность на  урегулирование общественных отношений либо на изменение или прекращение существующих правоотношений9.
      В сети интернет можно найти много  точек зрения по этому вопросу порой совсем противоположных. С некоторыми я согласна с другими – нет. Так например, существует мнение, что «чтобы закон об нормативных правовых актах распространял свое действие и на федеральные законы, сам закон об нормативных правовых актах должен иметь статус конституционного»10. Может это и не столь обязательно. Так как, например, Гражданский Кодекс Российской Федерации, по сути, являющийся ФЗ, определяет же, что другие ФЗ не могут противоречить ему. Это во многом зависит от законодателя. Но как же тогда быть с другими ФКЗ, например «О судебной системе Российской Федерации».
      Идейно  и технически текст выше упомянутого  законопроекта слабый. Одна из главных  запинок в том, что закон о  нормативных правовых актах, априори меньший по юридической силе, будет гласить о роли и месте Конституции. Причем несмотря на постоянные возражения против этого (начиная с первого чтения и заканчивая предложениями Президента) упорно пытаются оставить это в тексте закона. Но и помимо этого есть достаточное количество проблемных, а иногда и нелепых положений. И хотя высказывается мнение, что этот законопроект признан неперспективным, точку ставить еще рано. Да, он оказался невостребованным действующим большинством Государственной Думы. Однако даже в этом случае, по-моему, он выполнил свое предназначение – его стали активно обсуждать на разных уровнях.
Подводя промежуточные итоги, можно сказать, что вопрос о законодательном  регулировании нормативного правового  акта находится еще в начале своего обсуждения и шансы на то, что в ближайшее время эта ситуация изменится крайне малы.  
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА 2. ПОЗИЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСАМПОДСУДНОСТИ СУДАМ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ ПРАВОВЫХ АКТОВ, КОТОРЫЕ НЕ БЫЛИ ОПУБЛИКОВАНЫ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ

 
 
«…Любые нормативные правовые акты,
 затрагивающие  права, свободы обязанности человека
 и  гражданина, не могут применяться,  если они не 
опубликованы  официально для всеобщего сведения»11. 
 

      Расхождение между судебной практикой и сущностью  производства по делам о признании недействующими НПА повлекло за собой необходимость рассмотрения данного вопроса в свете положений Конституции Российской Федерации. Первоначально Конституционный Суд Российской Федерации высказался относительно некоторых аспектов арбитражного процесса: арбитражные суды не вправе ограничиваться формальным установлением того, что порядок и форма принятия обжалуемого акта соблюдены (либо не соблюдены). Они обязаны выяснить, затрагивает ли он права налогоплательщиков, соответствует ли актам законодательства о налогах и сборах, и в каждом конкретном случае реально обеспечивать эффективное восстановление нарушенных прав12.
      Позднее Конституционный Суд рассматривал жалобу Смердова С.Д., по которой было представлено Определение от 2 марта 2006 г. № 58-О «По жалобе гражданина Смердова Сергея Дмитриевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 251 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации». В этом определении Конституционный Суд РФ по поводу неопубликованных правовых актов высказывается так: «в силу прямых указаний Конституции Российской Федерации, иных актов…нормативный правовой акт…не зарегистрированный и не опубликованный в установленном порядке, не должен влечь правовые последствия, как не вступивший в силу, и не подлежит применению»13. То есть признание правового акта незаконным и недействующим может быть признано исходя всего из одного факта – что он не был опубликован.
    Основные  положения сформулированной Конституционным  Судом позиции отражаются в резолютивной части: «Часть первая статьи 251 ГПК Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает отказ суда, в том числе Верховного Суда Российской Федерации, в принятии заявления или возвращение заявления о признании незарегистрированного и неопубликованного в установленном порядке акта органа государственной власти, органа местного самоуправления или должностного лица противоречащим закону полностью или в части в случае, если заявитель считает, что этот акт, как содержащий обязательные правила поведения, адресованные персонально не определенному кругу лиц и рассчитанные на многократное применение, нарушает его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами»14. Таким образом суд не вправе отказать в принятии заявления и не может ограничиваться формальным установлением того, прошел ли обжалуемый акт государственную регистрацию и опубликован ли в установленном порядке. Также в обязанность суда входит выяснение, содержит ли этот акт нормативные положения, затрагивающие права и законные интересы граждан. При этом, выявив, что нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти, содержащий такие положения, не зарегистрирован и не опубликован в установленном порядке, суды должны признавать его недействующим. Возникает вопрос, зачем тогда вообще рассматривать содержание нормативного акта, если его форма противоречит закону, и он в обязательном порядке подлежит отмене.
      Определение КС РФ от 2 марта 2006 г. N 58-О, хотя и является общеобязательным и исключает любое иное истолкование ч. 1 ст. 251 ГПК РФ, подвергнуто жестокой критике как в
особом  мнении к нему15, так и в ряде публикаций. Особенно стоит заметить выступления в юридических газетах председателя Кассационной коллегии Верховного Суда  РФ А.И. Федина, прямо высказавшего сомнения в необходимости исполнять данное Определение Конституционного Суда РФ16.
      Также Конституционный Суд РФ имеет  свое особое мнение по поводу рассмотрения дел об оспаривании нормативных  правовых актов Правительства Российской Федерации Верховным Судом РФ. А именно: «Федеральному Собранию надлежит принять федеральный конституционный закон, в котором закреплялись бы полномочия Верховного Суда Российской Федерации по рассмотрению дел об оспаривании таких нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, проверка которых не относится к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации. Таким образом, взаимосвязанные положения статей 27, 251 и 253 ГПК Российской Федерации в системе действующего правового регулирования - в его конституционно-правовом истолковании - означают, что Верховный Суд Российской Федерации рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, лишь если при этом не затрагивается вопрос об их конституционности или о конституционности федерального закона, на котором они основаны, и, кроме того, если соответствующие дела неподведомственны арбитражным судам17.
    По  этому Определению так же имеется  особое мнение судьи Конституционного Суда РФ. А.Л. Кононов усматривает ряд существенных недостатков присутствующих, по его мнению, в данном документе. Так забывается, что гражданин или организация в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" вообще не являются надлежащими заявителями при оспаривании конституционности подзаконных актов, включая постановления Правительства Российской Федерации, и им поэтому в целях устранения имеющегося пробела законодатель и предоставил соответствующие полномочия по нормоконтролю Верховному Суду Российской Федерации и другим судам общей юрисдикции18.
    Позиция Конституционного Суда Российской Федерации  основана на различении понятий "законность" и "конституционность". При этом неоднократно подчеркивается недопустимость вторжения судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля в оценку конституционности нормативных актов, невозможность самостоятельного применения ими конституционных норм и принципов, особенно принципа разделения властей и разграничения компетенции между федеральными органами законодательной и исполнительной власти, что считается прерогативой конституционного судопроизводства. Так, по мнению Конституционного Суда Российской Федерации, если соответствующее регулирование делегировано Правительству Российской Федерации федеральным законом, то проверка законности такого акта невозможна, так как он автоматически выводится на конституционный уровень как спор о компетенции. Доказательства данного вывода, однако, не приводятся. Кроме того, такой вывод предоставляет Правительству Российской Федерации возможность увести любое постановление из-под контроля Верховного Суда Российской Федерации по формальным основаниям, придав ему внешний вид делегированного правотворчества. 

      В конце своей оценки этому Определению Конституционного Суда РФ судья говорит, что все эти рассуждения приведены для того чтобы показать, что аргументация основана на основаниях, которые уже утратили свою убедительность в свете современного понимания. Таким образом, обоснование ограничения установленной законом компетенции судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля путем различения понятий законности и конституционности акта, по его мнению, противоречит правовой природе нормоконтроля.
      Такие мнения судей самого Конституционного Суда РФ по поводу принимаемых им решений заставляет о многом задуматься и проверять самим все что издается в официальных документах.
      Так же можно отметить сложные отношения  между Конституционным и Верховным  Судами РФ. Далее приведена позиция Верховного Суда РФ которая также иллюстрирует их расхождение во мнении.  
 
 
 
 
 
 

ГЛАВА 3. ПОЗИЦИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВОПРОСАМ ПОДСУДНОСТИ СУДАМ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ ПРАВОВЫХ АКТОВ, КОТОРЫЕ НЕ БЫЛИ ОПУБЛИКОВАНЫ В УСТАНОВЛЕННОМ ПОРЯДКЕ 

 
      Разобравшись  с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, рассмотрим, какого же мнения придерживается Верховного Суда Российской Федерации по этому вопросу.  

      По  Обзору судебной практики Верховного Суда Российской Федерации19 видно, что заявления об оспаривании неопубликованных (незарегистрированных) нормативных правовых актов возвращаются лицам, их подавшим с рекомендациями использовать не главу 24 ГПК РФ, а главу 25 ГПК РФ. Мотивирует это Верховный Суд РФ это тем, что раз акт не был опубликован в установленном порядке – он не влечет за собой никаких правовых последствий. То же мнение содержится в Указ Президента РФ от 23.05.1996 N 763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти»: «Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти…не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу»20.
      Такая позиция также освещалась и на страницах юридических изданий некоторыми процессуалистами21. Такая точка зрения не однократно подвергалась критике со стороны к.ю.н. Медведева И.Р.22. По его мнению, оспаривание нормативных правовых актов в порядке главы 24 ГПК РФ и оспаривание решений и действий по главе 25 ГПК РФ являются абсолютно разными по своей сути способами судебной защиты. Это понятно, а иначе бы, зачем размещать их в разных главах ГПК РФ. В соответствии с частями 3 и 4 статьи 253 ГПК РФ, решение суда по делу влечет за собой утрату силы рассматриваемого нормативного правового акта или его части, и что, немало важно, других актов, основанных на нем или копирующих его содержание. Такое решение не может быть пересмотрено или отменено повторным принятием такого же акта. Другими словами, если производство идет по главе 24 ГПК РФ, то оно более эффективно защищает права как нарушенные, так и те, которые могут быть нарушены. Если же дело рассматривать с позиции главы 25 ГПК РФ, то решение, принятое в ходе судебного разбирательства, не влияет на аналогичные ситуации и «считается мерой не комплексного, а точечного характера»23. И тем самым возникает возможность применения незаконных по форме актов в будущем. 
      Таким образом, мы видим, что выводами, которые содержаться в Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. № 58-О Верховный Суд РФ просто пренебрегает. Лишь в редких решениях Верховных Суд РФ упоминает это Определение и то толкует его в свою пользу. Аргументирует он это необходимостью учитывать только некоторые Постановления Конституционного Суда РФ. Так в Определении Кассационной коллегии Верховного Суда РФ говорится: «Ссылка…на Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. № 58-О не может служить поводом к отмене Определения судьи, так как в силу пп. «а», п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» суду следует учитывать постановления Конституционного Суда РФ о толковании положений Конституции РФ, подлежащих применению в данном деле. и о признании соответствующими либо не соответствующими  Конституции РФ нормативных правовых актов, перечисленных в п. «а», «б», «в», ч. 2 и в ч. 4, ст. 125 Конституции РФ, на которых стороны основывают свои требования или возражения»24.
      Как мы видим, упомянутое Определение Конституционного Суда РФ, по неоднократно выраженному мнению Верховного Суда РФ, можно не учитывать при вынесении решений. Это трудно признать правильным, поскольку нет никаких законных оснований ставить постановления Пленума Верховного Суда РФ выше, чем акты Конституционного Суда РФ. Анализ практики в свою очередь показывает, что Верховный Суд РФ руководствуется предписаниями Конституционного Суда РФ только при совпадении их позиций по конкретному вопросу. такое игнорирование Верховным Судом РФ Определений Конституционного Суда РФ ставит под сомнение всю деятельность Конституционного Суда РФ. Все это, как отмечает Медведев И.Р., провоцирует конфликт между двумя противоположно направленными обязанностями суда25.
      Остается  добавить, что это неумение двух высших судебных инстанций нашей страны договориться, приводит к тому, что нарушаются права конкретного лица. И при сохранении такой ситуации и неспособности ее разрешить оставляет множество граждан и организаций попросту без судебной защиты. 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 
      Подводя итоги моей исследовательской работы, я могу сказать, что вопрос о подсудности  судам общей юрисдикции дел по заявлениям об оспаривании нормативного правового акта остается открытым. Это обусловлено многими факторами. Прежде всего, это отсутствие законодательного точного регулирования самого понятие нормативный правовой акт. А также существующие различия в судебных практиках высших судебных инстанция Российской Федерации.
      Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации, регламентируя в главе 24 производство по делам о признании недействующими нормативных правовых актов, говорит о том, что в порядке данной главы можно обратиться в суд, если права и свободы гражданина (организации) нарушены нормативным правовым актом, принятым и опубликованным в установленном порядке (ч. 1 ст. 251). Сложно однозначно судить о том, что в действительности подразумевал под этой нормой законодатель: хотел ли он на самом деле исключить неопубликованные нормативные акты из сферы судебной проверки, либо фраза «принятым и опубликованным в установленном порядке» не должна была иметь под собой никакой реальной смысловой нагрузки. Но если так, зачем все-таки надо было ее включать в содержание нормы? Главное то, что последствия оказались самыми «плачевными»: граждане, равно как и другие субъекты, перечисленное в части 1 статьи 251 ГПК РФ, не могут в полной мере защищать свои права, права других лиц и неопределенного круга лиц посредством судебной проверки и дисквалификации нормативных актов, в отношении которых было нарушено такое важное требование к процедуре их принятия как официальное опубликование.
      На практике далеко не все акты органов государственной власти «публикуется в установленном порядке». По анализу публикаций помно сказать, что распространены две ситуации: первая - такой порядок официально не установлен (либо не существовал какое-то время), вторая - акты считаются внутриведомственными и не публикуются намеренно, независимо от того, затрагиваются ли их положениями права и свободы граждан и организаций.
      Еще задолго до ГПК РФ 2002 г. В.В. Ярков  в докторской диссертации предлагал включить в Кодекс норму о том, что суд применяет только официально опубликованные в установленном порядке законы и нармативные правовые акты26. Но к сожалению, в ГПК РФ такого предписания как не было так и нет в современной публикации. Поэтому хотя и согласно Конституции Российской Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения, иногда суды их применяют. И реально наказать их за это крайне сложно.
      Еще хочется отметить, что в настоящее время идет сложный процесс «слома» судебной нормоконтрольной практики судов общей юрисдикции и, в особенности, Верховного Суда РФ. Это отмечает и Качанов Р.Е.27. Так, анализ судебной практики показывает, что в первые месяцы после издания Определения № 58-О Верховный Суд РФ и иные суды общей юрисдикции действовали по «наработанной» схеме, а именно, возвращали заявления об оспаривании неопубликованных нормативных актов.
      Из  всего вышесказанного можно сделать  вывод, что судебно- нормоконтрольная практика по вопросам об оспариваемых правовых актов  еще очень далека от совершенства. На мой взгляд, законодатель должен в обязательном порядке детального урегулировать общественных отношений в сфере обнародования нормативных актов, при этом быть крайне внимательным и беспристрастным. На важность такого действия указывает и сама Конституция РФ. В ней самой, статьей 15 регулируются указанные отношения, «тем самым возводя их в ранг основ конституционного строя»28.

СПИСОК  ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

      Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.
      Конституция Российской Федерации
      Гражданский процессуальный кодекс РФ (ГПК РФ) от 14.11.2002 N 138-ФЗ
      Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 октября 2005 г. № 442-О «По жалобе ЗОА «СЕБ Русский Лизинг» на нарушениу конституционных прав и свобод п. 1 ст. 29, п. 1 ч. 1 ст. 150, ч. 2 ст. 181, ст. 273 и 290 АПК РФ» // Вестник КС РФ. 2006. № 2. С. 26-27.
      и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.