На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Роль идеологических факторов в политических конфликтах

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     РОССИЙСКАЯ  ФЕДЕРАЦИЯ
     МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ 

     ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ 

     Государственное образовательное учреждение
     высшего профессионального образования
     ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ 

     ИНСТИТУТ  ИСТОРИИ И ПОЛИТИЧЕСКИХ НАУК 

     КАФЕДРА ПОЛИТОЛОГИИ 
 

     КУРСОВАЯ  РАБОТА 

     РОЛЬ  ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ В ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТАХ 
 
 
 

                                                     Работа выполнена
                     студенткой III курса, 973 гр.
                       Брильянтовой Ю.А.
                     Научный руководитель:
                     К.ф.н,доцент кафедры    политологии
                       Трофимов С.Н. 

         Тюмень 2010 

СОДЕРЖАНИЕ 

ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………3 

ГЛАВА 1. КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И ТРАНСФОРМАЦИЯ  ЦЕННОСТЕЙ……………………………………………………………………5 

      Природа цивилизаций……………………………………………………5
 
      С. Хантингтон и теория столкновения цивилизаций…………………..9
 
      Международный порядок в свете «теории цивилизаций»…………….14
 
ГЛАВА 2. СПЛОЧЕНИЕ  ЦИВИЛИЗАЦИЙ: СИНДРОМ «БРАТСКИХ  СТРАН»………………………………………………………………………….18

2.1.  Запад  против остального мира……………………………………………18

2.2.   Расколотые  страны………………………………………………………..21

 
 
2.3.  Конфуцианско-исламский блок…………………………………………..23 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………26 
 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ………29 
 
 

     ВВЕДЕНИЕ

 
     Центральной осью мировой политики в будущем  станет конфликт между "Западом и  остальным миром", и реакция  незападных цивилизаций на западную мощь и ценности Модель грядущего  конфликта 
     Мировая политика вступает в новую фазу, и интеллектуалы незамедлительно  обрушили на нас поток версий относительно ее будущего обличия: конец истории, возврат к традиционному соперничеству  между нациями-государствами, упадок наций-государств под напором разнонаправленных тенденций - к трайбализму и глобализму. Каждая из этих версий ухватывает отдельные аспекты нарождающейся реальности. Но при этом утрачивается самый существенный, осевой аспект проблемы.
     Я полагаю, что в нарождающемся  мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика. Важнейшие границы, разделяющие  человечество, и преобладающие источники  конфликтов будут определяться культурой. Нация-государство останется главным  действующим лицом в международных  делах, но наиболее значимые конфликты  глобальной политики будут разворачиваться  между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Столкновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линии разлома между цивилизациями это и есть линии будущих фронтов.  

         Целью моей работы служит попытка проанализировать, чем вызвана разработка концепций столкновения цивилизаций и способна ли она отвечать реалиям складывающихся международных отношений.
         Достаточно  большая часть от всего объема работы уделена анализу идей Хантингтона  в проекции на американское общество, его позиционирование в рамках складывающейся системы международных отношений. 

         Актуальность  данной работы в постоянном развитии межцивилизационных конфликтов и столкновении идеологий.
         Поставлены  следующие задачи:
         1.Выявить  роль идеологических факторов  в политических конфликтах
         2.изучить  работу С.Хантингтона «Столкновение  цивилизаций»
         З.рассмотреть  различные межцивилизационные конфликты
         4.указать  причины разлома между цивилизациями 
     
     
     
     
     
     
     
     
     

     ГЛАВА 1. КОНФЛИКТ ЦИВИЛИЗАЦИЙ И ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТЕЙ

 
     
      Природа цивилизаций
 
       Поражение социализма в Советском  Союзе и странах Восточной  Европы актуализировало идею  поиска третьего пути между  капитализмом и государственным  социализмом. Эта идея была  изложена в 1980 г. лидером ливийской  революции М. Каддафи, который  прямо называет свою модель  совершенного общества «Третьей  Всемирной теорией»  и швейцарским  исследователем украинского происхождения  Богданом Гаврилишиным, который  свою футурологическую конструкцию  создавал на противопоставлении  неперспективным экономикам США  и Советского Союза.
     Распад  Советского Союза, который был не только военным противовесом, но и  социальной альтернативой западной цивилизации, породил концепции  «конца истории» и «столкновения  цивилизаций». В концепции Ф. Фукуямы  конец истории понимался как  окончательная победа западной цивилизации, а в концепции С. Хантингтона  под столкновением цивилизаций  понимались помехи для западной цивилизации  со стороны тех народов (православных и мусульманских), мировоззрение  которых несовместимо с западными  ценностями. Так из трёх состязающихся  миров, представляющих три варианта развития цивилизации, в представлениях западных политологов остаётся только один путь развития, которому лишь мешают рудименты несостоявшихся цивилизаций.
     Отечественные футурологи тоже зачастую с удовольствием  констатируют подтверждение тезиса Т. Парсонса об универсальности западных ценностей, к которым эволюционирует человечество. Из десяти универсалий, обозначенных Т. Парсонсом, безусловно подтвердившимися в процессе модернизации считаются две, а именно: отказ от надиндивидуальных целей в пользу личностных и принятие социального неравенства как нормального явления. Эволюция человечества рассматривается в три этапа: примитивные, переходные и модернизированные общества. Соответственно, родное отечество попадает в разряд промежуточного общества и к тому же с постоянным конфликтом Ценностей, а западные ученые якобы с таким явлением никогда не сталкивались. Непонятно только, какие же конфликты разрешала святая инквизиция, сжигая людей на протяжении 600 лет.
     Кроме безоговорочных западников встречаются  на постсоветских пространствах  и славянофилы, которые считают, что атлантическая Цивилизация  уже промотала свое протестантское наследие и потому не может быть ориентиром для человечества.
     Поэтому «следует поискать в Сибири признаки традиционного трудолюбия, аскезы, патриархальные предпосылки дисциплины и соединить это в «сибирский миф». Это позволит сблизиться с  тихоокеанской цивилизацией и ее моделью цивилизации».
     Общим недостатком апологетов и противников  западной цивилизации, на мой взгляд, есть отказ от формационной концепции  развития в пользу цивилизационной  и произвольное толкование самого понятия  «цивилизация».
     Если  воспользоваться тем представлением о цивилизации, которое возникает  на основе археологических и этнографических  исследований, то цивилизацию можно  отличить от первобытной культуры на основе новой технологии - земледелия. Цивилизация сохраняет связь  с предыдущим уровнем культуры, подчиняя биологические процессы в организме  человека социальным потребностям сотрудничества. Но в отличие от первобытного уровня культуры цивилизация подчиняет  социальному контролю и часть  процессов окружающей природы (растительный и животный миры). Второй этап цивилизации - индустриальная цивилизация. На этом этапе под социальный контроль дополнительно  ставятся механические процессы и часть  физико-химических процессов. В производстве человек освобождается от части  функций (энергетической, исполнительской), а производство освобождается от биологической ограниченности человека, но у человека появляются новые функции (управление механизмами). На третьем уровне цивилизации - постиндустриальном - человек передает функции управления автоматам, высшим звеном которых есть компьютеры.
     Первые  земледельческие цивилизации возникают  на Востоке на рубеже IV - III тысячелетия  до н.э. в бассейне теплых рек Нил, Тигр, Евфрат. Поливное земледелие организуется и поддерживается силой государства  и общины. Отсюда приоритет общего.
     Частнособственническое  земледелие Западной Европы и соответствующая  шкала ценностей с приоритетом  частного перед общим формируется  значительно позже, и долгие столетия остается менее эффективным производством. Крестовые походы и колониальные завоевания подняли уровень Запада.
     Скоростная  индустриализация, которая прошла в  Советском Союзе, была противоречивым явлением. С одной стороны, она  обеспечила всему человечеству победу над фашизмом, и продемонстрировала преимущества планового развития, а  с другой стороны она породила жестокий конфликт с ценностями предыдущего, земледельческого уровня цивилизации. Принудительная коллективизация была предпосылкой индустриализации и наиболее болезненной стороной этого конфликта  цивилизаций. Это был классовый  и цивилизационный конфликт одновременно. Он был преодолен. Урбанизация и  индустриализация в первом приближении  состоялись. Советский Союз получил  атомную энергию и вышел в  космос.
     Но  выход на постиндустриальную стадию цивилизации не состоялся. Незавершенная  индустриализация, в которой почти  отсутствовал сервисный компонент, не создала достаточные предпосылки  для автоматизации, компьютеризации  и сферы услуг. Была создана лишь образовательная предпосылка, миллионы людей со средним специальным  и высшим техническим образованием. Это была высококачественная производительная сила общества с новыми материальными  и духовными потребностями, которые  вышли за пределы существующих экономических, политических и идеологических структур общества. Инженеры, которые должны были конструировать новую технику, производили одни и те же изделия, уступавшие зарубежным аналогам. Заработная плата инженеров была ниже заработной платы рядовых рабочих-станочников. Возможности административного роста были также ограничены тем, что в правящую партию принимали в первую очередь рабочих, а не инженеров. Так возник ценностный конфликт. Люди с высшим образованием перестали считать это образование ценностью, перестали уважать достижения своей страны и существующий строй.
     Произошла трансформация ценностей, произошел  отказ от надиндивидуальных целей  в пользу семейных и индивидуальных. Но, вопреки Парсонсу, здесь не было никакой модернизационной эволюции. Скорее, наоборот, имела место некая  деградация, социальная апатия, получившая название «застой». И к концу 80-х  годов оказалось, что советская  власть и идея коммунизма лишились своих защитников. Перестройка завершилась  распадом Советского Союза и разрушением  экономики социализма. Миллионы людей  лишились своих сбережений и рабочих  мест. Но никаких социальных потрясений эти разрушительные процессы не вызвали. Рабочие и инженеры совершенно равнодушно наблюдали за разрушением своих  предприятий, весь потенциал которых  был превращен в частную собственность  отдельных дельцов. Мгновенное обогащение одних и обнищание других тоже было принято обществом как «нормальное  явление», но не несет в себе, вопреки  Парсонсу, никакого модернизационного  начала. Формируется обыкновенное компрадорское  сообщество с теневой экономикой доиндустриального уровня.
     На  фоне разрушенных заводов и лишенного  техники сельского хозяйства  довольно парадоксально выглядят телекоммуникационные и компьютерные достижения, поступающие  из развитых стран.
     Вот такой конфликт доиндустриальной и  постиндустриальной цивилизации возникает  вследствие разрушения социализма. Общество даже не подозревает о своем разрушении, так как пребывает под влиянием ценностей, мифологизирующих его сознание с помощью игровых технологий, навязанных ему «золотым миллиардом», владеющим средствами постиндустриальной цивилизации. 

     1.2. С.Хантингтон и теория «столкновения цивилизаций» 

     Самюэль Хантингтон известный американский политолог и геополитик. В настоящее время он является профессором Гарвардского университета и директором Института стратегических исследований им. Джона Олина при Гарвардском университете. С. Хантингтон автор многих заметных работ по теории демократии, демократизации международных отношений, внешней политике США, геополитике и глобалистике. В 1993 г. вышла в свет его статья «Столкновение цивилизаций», которая вызвала большой резонанс в геополитической науке.
     В своей работе Хантингтон заметил, что  мировая политика сегодня вступает в новую фазу, а посему, возникает  огромное количество версий относительно того, какой облик она приобретет: будет ли это конец истории, возврат  к традиционному соперничеству  между нациями-государствами, упадок наций-государств под напором разнонаправленных тенденций к трайбализму и глобализму.
     Основная  идея теории Хантингтона заключается  в том, что в зарождающемся  мире основным источником конфликтов будет уже не идеология и не экономика, а культура. Эту тенденцию  Хантингтон иллюстрирует ярким примером роста экономических связей между  Китайской Народной Республикой, с  одной стороны, и Гонконгом, Тайванем, Сингапуром и заморскими китайскими общинами в других странах Азии - с другой. Вот так, с окончанием холодной войны общность культуры постепенно вытесняет идеологические различия. При этом нация-государство остается главным действующим лицом в международных делах, но наиболее значимые конфликты глобальной политики будут разворачиваться между нациями и группами, принадлежащими к разным цивилизациям. Доминирующим фактором мировой политики, при этом, станет столкновение цивилизаций. А линии разлома между ними -это и есть линии будущих фронтов. Такие конфликты неизбежны, считает автор «столкновения цивилизаций», и тому есть несколько причин. Прежде всего, это географический фактор, а также идентичность цивилизаций, соседство которых приводит к их противостоянию и даже конфликтам между ними. Эти конфликты обычно происходят на стыке или аморфно очерченных рубежах цивилизаций. Иногда эти конфликты можно предвидеть исходя из логики развития и взаимодействия цивилизаций.
     Облик мира, по мнению Хантингтона, будет  в значительной мере формироваться  в ходе взаимодействия семи-восьми крупных цивилизаций.
       К ним относятся западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. Самые значительные конфликты будущего развернутся вдоль линий разлома между цивилизациями. И причин тому несколько.
     Прежде  всего, различия между цивилизациями, основу которых составляет религия, наиболее существенны; эти различия складывались столетиями, и они куда сильнее, чем различия между политическими  идеологиями. Во-вторых, усиливается  взаимодействие народов различной  цивилизационной принадлежности, что  ведет как к росту цивилизационного самосознания, так и к пониманию  различия между цивилизациями и  общностью в рамках своей цивилизации. В-третьих, возрастает роль религии, причем последняя нередко проявляется  в форме фундаменталистских движений. В-четвертых, ослабевает влияние Запада в незападных странах, что находит  выражение в девестернизационных  процессах и усиленном поиске собственных «корней». В-пятых, культурные различия менее подвержены изменениям, чем экономические или политические. «В бывшем Советском Союзе, - замечает Хантингтон, - коммунисты могут стать  демократами, богатые превратиться в бедных, а бедняки – в богачей, но русские не смогут стать эстонцами, а азербайджанцы – армянами». Ну и наконец, в-шестых, как отмечает политолог, усиливается экономический регионализм, неразрывно связанный с цивилизационным фактором: в основе многих экономических организаций и интеграционных группировок лежит культурно-религиозная схожесть1
     Несмотря  на осознание уникальности каждой цивилизации  и признание их прав на самоопределение, Хантингтон не сомневается в верховенстве западных ценностей и морали. Однако, он понимает, что западным державам в современном мире придется считаться  с их интересами, а посему Западу необходимо сделать ряд важных выводов:
    противоречия между цивилизациями важны и реальны;
    цивилизационное самосознание возрастает;
    конфликт между цивилизациями придет на смену идеологическим и другим формам конфликтов в качестве преобладающей формы глобального конфликта;
    международные отношения, исторически являвшиеся игрой в рамках западной цивилизации, будут все больше девестернизироваться и превращаться в игру, где незападные цивилизации станут выступать не как пассивные объекты, а как активные действующие лица;
    эффективные международные институты в области политики, экономики и безопасности будут складываться скорее внутри цивилизаций, чем между ними;
    конфликты между группами, относящимися к разным цивилизациям, будут более частыми, затяжными и кровопролитными, чем конфликты внутри одной цивилизации;
    вооруженные конфликты между группами, принадлежащими к разным цивилизациям, станут наиболее вероятным и опасным источником напряженности, потенциальным источником мировых войн;
    главными осями международной политики станут отношения между Западом и остальным миром;
    политические элиты некоторых расколотых незападных стран постараются включить их в число западных, но в большинстве случаев им придется столкнуться с серьезными препятствиями;
    в ближайшем будущем основным очагом конфликтов будут взаимоотношения между Западом и рядом исламско-конфуцианских стран2.
     Западу, по мнению Хантингтона, необходимо, принимая во внимание все вышеуказанные обстоятельства, следовать следующим направлениям:
    укрепление сотрудничества и единства в рамках собственной цивилизации, прежде всего между Европой и Северной Америкой;
    интеграция в состав Запада стран Восточной Европы и Латинской Америки, чья культура близка к западной;
    поддержание и расширение сотрудничества с Россией и Японией;
    предотвращение разрастания локальных межцивилизационных конфликтов в полномасштабные войны между цивилизациями;
    ограничение роста военной мощи конфуцианских и исламских стран; поддержка представителей других цивилизаций, симпатизирующих западным ценностями и интересам;
    укрепление международных институтов, отражающих и легитимизирующих западные интересы и ценности, и привлечения к участию в этих институтах незападных стран3.
     Таким образом, становится очевидно, что Хантингтон отдает Западу приоритет в процессе придания новых очертаний послевоенному  миру. Однако он не отрицает, что западный мир столкнется с новыми вызовами, суть которых будет состоять в различиях между западной и незападными цивилизациями. Западная цивилизация, по мнению ученого, является одновременно и западной, и современной. Незападные цивилизации попытались стать современными, не становясь западными. Но до сих пор лишь Японии удалось добиться успеха в этом нелегком деле. Незападные цивилизации и впредь не оставят своих попыток обрести богатство, технологию, квалификацию, оборудование, вооружение — все то, что входит в понятие "быть современным". Но, при этом, они постараются сочетать модернизацию со своими традиционными ценностями и культурой. От Запада, считает Хантингтон, потребуется более глубокое понимание фундаментальных религиозных и философских основ других цивилизаций. Он должен будет понять, как люди этих цивилизаций представляют себе собственные интересы, и найти элементы сходства между западной и другими цивилизациями. Только так можно будет свести к минимуму конфликты между цивилизациями. Ибо в обозримом будущем не сложится единой универсальной цивилизации. Напротив, мир будет состоять из непохожих друг на друга цивилизаций, и каждой из них придется учиться сосуществовать со всеми остальными. В противном случае, неизбежны межцивилизационные конфликты, свидетелями которых мы являемся в настоящий момент. Именно по этой причине идеи Хантингтона сегодня имеют особенную ценность, и, хочется верить, что они найдут применение во внешнеполитических курсах западных стран. 

     1.3.Международный порядок в свете «столкновения цивилизаций»
     «В  наступающую эру столкновения цивилизаций  представляют собой величайшую угрозу всеобщему миру, и международный  порядок, основанный на цивилизациях, является самой надежной защитой против мировой войны».4
     В одной из статей журнала «Pro et Contra»  приведен вариант трактовки понятия  «мировой порядок» как «такая организация международных (прежде всего межгосударственных) отношений, которая противоположна анархии и предполагает наличие общих институтов, норм и ценностей, создающих условия существования, безопасности и развития государств, их взаимодействия на международной арене».5 Что касается современного положения международной системы, то некоторые склонны считать его скорее «временным» или «переходным» периодом, поскольку он, как может показаться, представляет собой скорее «мировой беспорядок», противопоставляя сложившуюся сегодня ситуацию биполярной системе, когда две сверхдержавы контролировали ситуацию, пресекая самочинство друг друга. Замыкаться на однополярности мировой системы, по-видимому, становится дурным тоном, так как считается, что в подобном случае аналитик не учитывает возможные перспективы трансформации центров сил на мировой арене. При всей ангажированности рассуждений Хантингтона, его суждения нацелены на анализ возможных моделей международной системы, где США, возможно, уже не будут выступать в роли единоличного арбитра. Таким образом, главной задачей для США служит использование нынешнего могущества Соединенных Штатов с целью содействовать формированию той модели, которая наибольшим образом отвечала национальным интересам США и Запада в целом. Для этого, как считает Хантингтон, следует:
    Добиться большей политической, экономической и военной интеграции и координировать свою политику так, чтобы государства, относящиеся к другим цивилизациям, не смогли играть на расхождениях между западными странами;
    включить в Европейский союз и НАТО прозападные государства Центральной и Восточной Европы;
    поощрять вестернизацию Латинской Америки и, насколько возможно, более тесный союз Латиноамериканских стран с Западом;
    сдерживать развитие военной мощи и оружия массового уничтожения у исламских государств и Китая;
    замедлить отдаление Японии от Запада и ее примирение с Китаем;
    признать Россию сердцевинным государством православного мира и крупной региональной державой, у которой есть законные интересы, связанные с обеспечением безопасности ее южных границ;
    поддержать превосходство Запада в технологическом и военном отношениях на другими цивилизациями;
    признать, что вмешательство Запада в дела других цивилизаций – это, вероятно, единственный наиболее опасный источник нестабильности и потенциального глобального конфликта в мультицивилизационном мире.6
     Таким образом, Хантингтон предлагает консолидировать  западный цивилизационный лагерь, наращивая  его военный потенциал.
     Как видно, России Хантингтон посвятил отдельный  пункт совей программы, признав  ее центром православного мира, даровав  ей статус региональной державы в  обмен на участие России в прозападном  блоке против сил мусульманской  и китайской цивилизации. Однако, в рамках проекта Хантингтона, подобный статус видится условным, если не сказать  «виртуальным», в свете включения  Восточной Европы в орбиту США. К  тому же, если припомнить высказывания Хантингтона по поводу раскола российского  общества, приведенном мною в первой главе, принимая во внимания геополитические  реалии сегодняшнего дня на территории СНГ, единственной прерогативой России остается «сдерживание набегов деструктивных элементов незападных цивилизаций на восточные пределы западной Запада».
     В рамках формирования цивилизованного  диалога центров соперничающих  цивилизаций Хантингтон предлагает свою модель реформирования Совета Безопасности ООН. В рамках реформы СовБеза, Хантингтон предлагает предоставить место Африке, Латинской Америке и мусульманскому миру (государства-представители должны избираться в рамках региональных организаций: ОАЕ, ОИК, ОАГ) Мандаты Великобритании и Франции предлагается слить  воедино (представитель избирается в рамках ЕС). Таким образом, Запад  бы имел перевес.
     Наметив основные положения грядущего мирового цивилизационного порядка, Хантингтон пробует строить возможный ход  событий конфликта, в основе которого лежит вмешательство одной цивилизации  в сферу влияния другой цивилизации. В двух словах, наращивая свой военный  и экономический потенциал, Китай  усиливает свое положение в юго-восточной  Азии, в частности, оккупирует Вьетнам. США не заявляют о том, что не потерпят господство Китая в регионе. Началась американо-китайская война, давшая толчок развитию иных конфликтов по военному сценарию между представителями  разных цивилизаций. Пожобная цепь событий  приводит к краху Запада, России, Китая и Японии, предоставив уцелевшей  Индии формировать миропорядок  по своему усмотрению. Вывод – вмешательство  одной цивилизации в сферу  влияния другой цивилизации приведет к глобальному военному конфликту.
     Однако, очевидно, что деление на цивилизационные  сферы влияния может привести к не менее плачевным последствиям. К тому же, подход Хантингтона можно трактовать как необходимость «возвращения в лоно России Белоруссии и Украины». Идеи Хантингтона способствуют отчужденности, прежде всего, духовной, в условиях мировых интеграционных процессов. Теория Хантингтона провоцирует мир к тому, от чего предостерегает.
           Одним из характерных  положений теории Хантингтона служит установление связи между культурой  и политикой: рассвет цивилизации  жестко привязан к могуществу представляющего  ее государства. Хантингтон раз и  навсегда разделяет мир на независимые  цивилизации, опровеграя понятие мировой  цивилизации, взаимозависимости. Поэтому, концепция Хантингтона понижает возможности совместного решения  проблем глобальных проблем, ставя  под сомнения жизнеспособность мировой  системы. Интересна мысль Косухина Н. Д., который полагает, что идеи Хантингтона следует воспринимать в рамках все того же противостояния «богатого севера» и «бедного юга».7
 

     
     ГЛАВА 2. СПЛОЧЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ: СИНДРОМ  «БРАТСКИХ СТРАН»
     2.1.Запад против остального мира 

     Постулируемое Хантингтоном радикальное изменение  идеологической, политической и экономической "картины мира" неизбежно влечет за собой замену основных
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.