На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Правовое регулирование института усыновления в РФ

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 25.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Глава 1. Правовое регулирование  института усыновления  в РФ

1.1. История развития усыновления в России

     Одним из самых старейших правовых институтов является институт усыновления. В разные периоды развития истории отношение  к данному институту было неоднозначным и его содержание с течением времени изменялось. Но начинается история развития института усыновления с римского периода. Изучение римского законодательства позволяет сделать вывод о том, что наряду с усыновлением предусматривались и иные формы устройства ребенка в семью.
     Так, римскому праву, наряду с усыновлением, было известно и так называемое узаконение, которое относилось к одному из искусственных  способов возникновения отцовской  власти. Узаконение допускалось лишь касательно детей, рожденных в конкубинате. Узаконивать можно было только своих собственных детей.1sub_996
     Кроме того, отцовская власть могла быть установлена не только над детьми, рожденными в браке, но и над чужими детьми путем усыновления. Существовало два вида усыновления:
     1. Аrrogatio. Оно осуществлялось публично  в народном собрании, с участием  как усыновителя, так и усыновляемого.  При этом усыновителем и усыновленным  могли быть только лица, которые  имели право участвовать в  народном собрании. К числу таких  лиц не принадлежали женщины и несовершеннолетние, следовательно, они не могли быть усыновителями и усыновленными. Кроме того, поскольку правовая природа усыновления была определена и выражалась в том, что усыновление подражает природе, то предъявлялись определенные требования к кандидатам в усыновители.2sub_999 Эти требования сводились к следующему: между усыновителем и усыновленным обязательно должна быть разница в возрасте, составляющая 18 лет, усыновителем мог быть лишь тот, кто сам является лицом своего права, так как из лиц чужого права самостоятельным был лишь глава семьи, так как отцовская власть принадлежала только ему.
     После того как все обстоятельства были исследованы и было установлено, что кандидаты отвечают всем требованиям, народному собранию, как единственному законодательному органу в Риме, предлагалось рассмотреть и решить вопрос об усыновлении. Если вопрос решался положительно, то это означало, что процедура усыновления считалась законом.
     В дальнейшем необходимость в санкционировании усыновления народным собранием была отмененаsub_9910, усыновление производилось частным образом с публичным объявлением о нем. 3
     Процедура усыновления состояла в публичном  оформлении соглашения усыновителя  с усыновленным. С момента прекращения созыва народных собраний arrogatio производится путем оформления рескриптом императора.
     2. Аdoptio. Он означал смену главы  семьи, которому подчинялся подвластный.  Такое усыновление влекло разрыв  кровных связей с прежней семьей и создавало кровные узы с семьей усыновителя.
     Adoptio совершалось путем использования  Законов 12 таблиц о троекратной  emancipatio. Согласно этим правилам, процедура  усыновления слагалась из двух  этапов: на первом происходило  освобождение подвластного из-под отцовской власти, под которой он находился до сих пор, а на втором подвластный вступал под власть усыновителя. Для освобождения от власти подвластного сына необходима была его троекратная фиктивная продажа, с последующим освобождением мнимым покупателем. В данном случае подвластный лишь выходил из-под власти, не становясь при этом усыновленным. Поэтому, после того как "продажа сына" совершалась в третий раз, "покупатель" не отпускал его на "свободу", а выступал в качестве ответчика по иску vindicatio in patriam potestam. Такой иск предъявлял усыновитель по заранее достигнутой с ним договоренности. Он являлся вместе с подвластным к претору, где позитивно или путем молчания признавал иск, после чего претор объявлял подвластного состоящим под patria усыновителя.
     Adoptio отличалось от arrogatio частноправовым  характером, с самого начала не  содержало ограничений для усыновления  совершеннолетних и женщин, тем  более что освобождение женщины  от власти наступало уже после  ее однократной "продажи". Объяснялось  это тем, что adoptio совершалось вне народного собрания, которое являлось законодательным органом и осуществляло усыновление только в форме arrogatio. Очевидно, что процедура "троекратного выкупа" была достаточно сложной, поэтому при Юстиниане она была заменена простым заявлением перед судом. Существовавшие до него два вида усыновления вводили усыновленного в агнатическую семью усыновителя. Юстиниан попытался ослабить ее значение, так как она не уничтожала власть кровного отца, а лишь устанавливала право наследования усыновленного после усыновителя.
     Таким образом, из всего вышеизложенного  можно сделать следующие выводы, свидетельствующие о роли и значении института усыновления в Древнем  Риме. Усыновление имело целью  ввести в агнатическую семью когнатов или узаконить внебрачных детей. Для римлянина усыновление было средством приобрести в усыновляемом лицо, которое после смерти усыновителя было бы преемником его культа от его имени, словом, его политического и религиозного "я". Сообразно такой высокой цели и роли этого института, назначенной ему после смерти усыновителя, усыновление необходимо было "обставить" строгими условиями еще при жизни усыновителя. Это был суррогат тех отношений, которые существовали между естественными родителями и детьми. Римский закон подражал природе (imitatio naturam) и копировал те отношения, которые практиковались между естественным отцом и сыном. Для достижения первой цели в Риме кастратам было воспрещено не только жениться, но и усыновлять детей, для достижения второй цели римское законодательство наделяло усыновителя отцовской властью. На основании того, что усыновление по своей сути было средством приобретения отцовской власти, оно не допускалось там, где эта власть уже существовала или могла существовать.
     В силу подчинения отцовской власти усыновленный становился агнатом всех агнатов усыновителя, поэтому и приобретал права наследования не только после него, но и после агнатов.
     Отцовская власть была учреждением чисто семейственного, непрерывного характера, следовательно, с ее существованием несовместимы были ни условия, ни сроки, а поэтому усыновление не подлежало этим ограничениям. Отцовская власть могла прекратиться лишь по воле ее обладателя, когда он эмансипировал своего сына. Поэтому таким же способом прекращалось и усыновление.
     Дальнейшая история развития института усыновления прослеживается в документах, относящихся к XIV-XV вв. Причем документы этого периода содержали информацию лишь о конкретных, единичных случаях усыновления.4
     Для рассмотрения истории становления  института усыновления в России в первую очередь обратимся к труду Нечаевой А.М.. Она рассматривает ряд процедур, которые предусматривало усыновление, сохранявшихся на территории нашей страны долгое время. В их числе:
    Обряд фактического рождения;
    Женитьба на вдове брата;
    Фактический прием усыновляемого в дом;
    Особый договорной акт между усыновителем и усыновленным.5
     Следовательно, усыновление было известно тогда, когда  существовала древняя семья с  патриархальным отцом семейства  во главе, в которую одинаково  входили и дети, и рабы, и принятые в семью из чужой семьи (примаки). Но если ранее потребность в усыновлении вызывало сохранение численности и прочности общины, то со временем всё отчётливей становится другая цель – иметь наследника.
     В период реформ Петра I усыновлению должного внимания не уделялось. А расцвет законодательства об усыновлении приходится на конец периода царствования Екатерины II и дальнейшее развитие в период царствования Александра I.
     В зависимости от сословной принадлежности усыновителя различали три главных вида усыновления:
    усыновление дворянами,
    усыновление лицами податных состояний,
    усыновление иностранцами.
     Для каждого вида усыновления были предписаны особые правила, закреплялись общие  условия усыновления, как материального, так и формального характера. Более того, усыновление лицами, принадлежащими к дворянскому сословию, получало значение генеалогического.6
     Для заключения сделки об усыновлении необходимо было соблюдение ряда условий: усыновитель  должен был быть возраста не менее 30 лет и по крайней мере на 18 лет старше своего усыновляемого.7 ( ст. 146 Законов гражданских).
     Так как усыновление имеет целью  заменить то, в чем отказала природа, то лицам, состоящим в браке, усыновлять не дозволяется, если у них есть свои дети. Поэтому лицам, имеющим собственных детей, усыновлять детей запрещалось (ст. 145 Зак. гражд). Если усыновитель состоял в браке, требовалось согласие другого супруга на усыновление (ст. 145, 150, 152 Зак. Гражд.).
     Воспрещалось  усыновление лицами, которые по сану своему обречены на безбрачие (ст. 145 Зак. гражд). Это положение дублировало природу усыновления, представляющего собой средство замены семьи лишенным ее. Поэтому тот, кто обрекал себя на жизнь одинокую, не должен был прибегать к этому средству, например монахи. При этом лица духовенства, имеющие семьи, могли быть усыновителями, так как принимающий священнослужительский сан не обрекает себя на безбрачие. Усыновление священнослужителями и церковными причетниками допускалось не иначе как с разрешения епархиального архиерея (ст. 151 Зак. гражд).8 Что касается других сословий, то усыновление крестьянами и мещанами разрешалось при наличии уведомления об этом их обществ. Для усыновления нижними воинскими чинами требовалось разрешение их начальства (ст. 160 Зак. гражд.).
     Закон специально подчеркивал, что усыновитель должен иметь общую гражданскую правоспособность (ст. 146 Зак. гражд.). В силу этого можно сделать вывод, что усыновление не допускалось не только лицами, лишенными всех прав состояния, но также (учитывая, что усыновление - действие сугубо личное) и безумными, сумасшедшими, глухими и вообще состоящими под опекой и неспособными к самостоятельной юридической деятельности, проявляющими свою юридическую жизнь посредством законного представительства.9
     Что касается процедуры усыновления, то она заключалась в оформлении воли его участников: усыновить и стать усыновленным. При этом воля в материальном смысле должна была иметь решительный характер: ни под условием, ни на срок усыновление устанавливать было нельзя, так как это было бы противно природе усыновления - восполнить отсутствие потомства.
     Необходимо  заметить, что российский закон никогда  не говорил о необходимости предварительного договора между участниками усыновления, но несомненно, что окружному суду (по месту жительства усыновителя или усыновленного), ведущему дело об усыновлении, должны быть представлены данные, удостоверяющие наличие согласия всех участников усыновления, тем более что личная явка их в суд была необязательна. Кроме того, суду также должны были быть представлены сведения и удостоверения, что соблюдены и прочие условия, требования закона относительно возраста, семейного, сословного состояния усыновителя и усыновляемого, а равно религии и согласия указанных выше лиц (ст. 145-151 Зак. гражд.). Суд, приняв во внимание все эти данные и выслушав заключение прокурора, выносил определение об удовлетворении ходатайства или об отказе в этом.10 Усыновление считалось состоявшимся со дня вступления определения суда в законную силу. Данное определение можно было обжаловать в Судебную палату в порядке частного производства.11 Заинтересованные лица имели право оспаривать законность усыновления в течение двух лет со дня вступления определения суда в законную силу.
     Акт усыновления порождал определенные правовые последствия: публичного и частноправового характера. Первые состояли в том, что усыновление влияло на изменение объема прав усыновленного в зависимости от того, к какому сословию принадлежал усыновитель. Например, если усыновителем был дворянин, то в результате акта усыновления усыновленный приобретал почетное личное гражданство; если усыновителем было лицо, относящееся к городскому состоянию, то усыновленный приписывался к семейству усыновителя. Если в качестве усыновителя выступал купец, то усыновленный мог быть занесен в купеческое свидетельство наравне с его родными детьми (ст. 156 Зак. гражд.). Если усыновителем был иностранец, усыновленный зачислялся в русское подданство (ст. 163 Зак. гражд.).12
     Частноправовые  последствия усыновления различны относительно усыновляемого, усыновителя и родственников того и другого. Усыновленный по отношению к своему усыновителю приобретает юридическое положение "законного дитяти", причем действие усыновления распространялось и на потомство усыновленного (ст. 156 Зак. гражд.). Относительно передачи фамилии усыновленному российское законодательство предусматривало некоторые особенности. Согласно ст. 152 Законов гражданских, усыновление не влекло автоматической передачи фамилии усыновителя усыновленному ребенку. Такая передача ограничивалась рядом факторов. В частности, передача фамилии не допускалась, если усыновленный пользовался большими правами состояния, нежели усыновитель, а передача этих прав усыновленному потомственным дворянином возможна была только с Высочайшего разрешения. Кроме того, усыновленный приобретал право на получение содержания и воспитания от усыновителя (ст. 156, 172 Зак. гражд.). Вместе с тем закон предусматривал, что усыновленный ребенок не порывает юридической связи со своими родителями (ст. 156-157 Зак. гражд.). Вступая во все права и обязанности законных детей, усыновленный может осуществлять их по отношению к родителям, если усыновитель сам не в состоянии выполнять эти обязанности по отношению к усыновленному ребенку. В противном случае усыновление не улучшало бы, а ухудшало положение усыновленного, что противоречило бы цели усыновления - служить на пользу усыновленных.
     Что касается оснований прекращения  отношений, вытекающих из усыновления, то они совпадали с основаниями, по которым прекращалась родительская власть: смерть усыновителя или лишение его всех прав состояния.13
     Вне зависимости от того, кто был усыновителем, процедура усыновления различалась  в зависимости от того, усыновляли законнорожденного ребенка или  ребенка, рожденного вне закона.14
     Законодатель  долгое время не менял своих позиций  относительно незаконнорожденных детей  и в целом относился к этому  отрицательно. Запрещение усыновления  незаконнорожденных распространялось главным образом на привилегированные  сословия, низшим же сословиям, для которых брак есть такое же таинство, как и для других, усыновление незаконнорожденных не запрещалось. Очевидно, что не святость брака служила причиной запрещения в первом случае, ибо эта святость имела одинаковую силу для всех сословий. Следовательно, запрещение усыновления было вызвано иными соображениями. Законодатель мог опасаться, что при дозволении усыновления незаконнорожденных детей в привилегированные сословия под видом таковых могли быть записаны и лица, по происхождению принадлежащие к другим сословиям. Таким образом, посредством усыновления незаконнорожденных могло быть увеличено число лиц, пользующихся привилегиями сословия, к которому принадлежал усыновитель. Такой мотив запрещения был обусловлен тем, что дворянам дозволялось усыновлять только своих законнорожденных родственников, и не иначе как с Высочайшего разрешения. Напротив, мещанам, крестьянам и солдатам дозволялось усыновлять всех, кого они захотят, и законнорожденных и незаконнорожденных. Очевидно, что чем большими правами наделено сословие, тем труднее было в него попасть незаконнорожденным детям, и, следовательно, не религиозные соображения затрудняли усыновление высшими сословиями.
     Начало  улучшению легальной судьбы внебрачных детей было положено Законом от 12 марта 1891 г.15, которым было дозволено узаконение их через последующий брак. Дальнейший шаг был сделан Законом от 3 июня 1902 г., который представлял собой первый цельный законодательный акт об этих детях. В нем впервые заменяется легальный термин "незаконнорожденные" более мягким - "внебрачные". Наследственные права внебрачных детей были тесно связаны с общим взглядом законодателя на этих детей и положением их в семье родителей. Наследственные права внебрачных детей определялись при издании Свода законов: незаконнорожденные дети, хотя бы они и были воспитаны теми, кто именуется их родителями, не имеют права на имя и фамилию отца и законное после него или после матери своей наследство в имуществе (т. 10, ч. 1 ст. 136). Новый закон основывался на разграничении собственности на родовую и благоприобретенную. Такое положение предопределило уменьшение наследственных прав внебрачных детей по отношению к детям родным. Новеллой Закона от 3 июня 1902 г.16 было то, что он не только дозволял, но и облегчал использование этого закона для усыновления. Так, хотя им не отменялось запрещение усыновления лицами, имеющими собственных или узаконенных детей, это ограничение не касалось усыновления собственных внебрачных детей. Наличие своих законных или узаконенных детей этому не препятствовало. В этом случае необходимо было получить согласие другого супруга на усыновление. Согласию супруга закон придавал настолько большое значение, что если его не было в живых, то до достижения его законными детьми совершеннолетия усыновление вообще не допускалось. Данный закон не предусматривал условие относительно обязательной разницы в возрасте в 18 лет между усыновителем и усыновленным, а также о том, что усыновителю должно быть не менее 30 лет. Такие ограничения не распространялись на усыновление внебрачных детей.17
     Следующее новшество сводилось к тому, что  хотя по общему правилу и требовалось  согласие родителей усыновляемого, но при усыновлении внебрачного  ребенка необходимо было согласие матери лишь в том случае, если она значится в метрической записи о его рождении или если происхождение от нее ребенка удостоверено судом (ст. 132-15, п. 3 ст. 150-1). Непременное требование согласия матери, материнство которой не установлено, затрудняло бы усыновление.
     Дозволение  усыновления внебрачных детей открывает путь для существенных улучшений в их судьбе. Путем усыновления внебрачный ребенок мог приобрести личное почетное гражданство (ст. 153) или быть причисленным к купечеству (ст. 156), он мог наследовать в благоприобретенном имуществе не только после матери, но и после отца, если последний был усыновителем, и, таким образом, получал значительно больше прав, чем внебрачное неусыновленное дитя.18
     Закон проявил больше решительности, предоставив, матери родительскую власть над ее внебрачными детьми. Что касается отца, то связь его с внебрачным ребенком, напротив, слабее, он привлекался к выплате алиментов только тогда, когда у матери не было средств или их было недостаточно. Алиментарная обязанность не подлежала переходу к наследникам родителей, что, конечно, недостаточно обеспечивало права внебрачных детей.
     Внебрачные  дети наследовали только после матери. Поскольку существовали различия в  законодательстве между родовой  и благоприобретенной собственностью, внебрачные дети наследовали только в благоприобретенном имуществе матери.19
     В дореволюционном законодательстве выделялся еще один прием в  крестьянском быту, соединенный с  усыновлением, - так называемое примачество. Так, по сути, называли усыновление  в крестьянском быту, но оно существенно  отличалось от других видов усыновления. Такое усыновление допускалось, когда у усыновителя не было родных детей или когда сыновья отделились от отца и обзавелись своим хозяйством. Усыновлять дозволялось как законнорожденных, так и незаконнорожденных, лиц как мужского, так и женского пола.
     Обращаясь к вопросу о формах, в которых  совершалось усыновление в крестьянском быту, следует отметить, что в  некоторых местностях оно совершалось  простым принятием усыновляемого  в долю усыновителя, т.е. в домашнем порядке, а в других - с соблюдением ряда формальностей.20
     Институт  усыновления в законодательстве советского периода прошел определенную реформацию. Кодекс законов об актах  гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве 1918г. содержал в  ст. 183 следующее положение: «С момента вступления в силу настоящего Закона не допускается усыновление ни своих родных, ни чужих детей. Всякое такое усыновление, произведенное после указанного в настоящей статье момента, не порождает никаких обязанностей и прав для усыновителей и усыновляемых».21 Так же в статье 182 данного кодекса говорилось, что усыновленные ранее дети приравнивались в правах к родным.
     Существует  множество мнений, касающихся столь  кардинального отрицания института  усыновления. Например, П.И. Люблинский писал «…Государство должно быть высшим опекуном ребёнка… Оно рассматривает родительскую власть как некоторую подчиненную его надзору форму попечения о ребенке… Государство определяет минимум необходимого для ребёнка образования, ухода и благополучия… Семейные отношения перестают быть одним из институтов частного права и становятся одним из отделов права публичного, проникнутого властным вмешательством государства…»22
     Полагаем, можно говорить о том, что в 1917-1926 гг. в России был осуществлен социальный эксперимент, попытка претворения в жизнь теоретических посылок о преимуществе воспитания общественного перед семейным, попытка кардинального изменения правовых, идеологических, моральных основ отношения общества к детям, лишенным родительского попечения. Но увеличение числа беспризорных детей, многочисленные случаи фактического принятия детей в семьи без надлежащего юридического оформления, попытки использовать хотя бы отдаленно схожие правовые институты для закрепления фактически возникших отношений усыновления, ярко показали искусственность такого подхода, и власть вынуждена была это признать.
       Основы воссозданного правового  института усыновления были схожи  с правовыми основами усыновления  в дореволюционной России: допускалось  усыновление только несовершеннолетних  и в их интересах. Связь с родителями не прекращалась полностью. В частности, была сохранена обязанность родителей предоставлять усыновленному содержание, если усыновители не в состоянии были материально его обеспечить. Как и в дореволюционном праве, было закреплено условие о необходимости получения согласия усыновляемого на усыновление, а также на его отмену, если ребенок достиг определенного возраста (в дореволюционном праве - 14 лет, в советском - десяти лет).
       Несмотря на преемственность  в ряде вопросов, многое было решено по-новому. В первую очередь, изменились цели установления усыновления - отсутствие сословного деления в обществе повлекло за собой отказ от отношения к усыновлению как к способу сохранения фамилии, герба и титула, была провозглашена недопустимость использования усыновления для целей пополнения семьи рабочими руками. Отпала необходимость в запретах и особых требованиях в отношении установления усыновления, действовавших до 1917 г. для представителей ряда сословий. Изменился порядок установления усыновления - вместо судебной процедуры была предусмотрена административная. Полагаем, это было вызвано стремлением к упрощению и ускорению порядка усыновления, что соответствовало целям, которые ставил законодатель, возрождая институт усыновления, - максимально быстрое устройство в семью огромного количества безнадзорных и беспризорных детей. Не сохранилось условие о разнице в возрасте между усыновителем и усыновленным. Повысилась роль общества в контроле за отношениями усыновления - требовать отмены усыновления могли любое физическое лицо, любой государственный орган.
       Изменения в порядке усыновления,  отсутствие или наличие преемственности  между дореволюционным и послеоктябрьским  законодательством можно оценивать  по-разному. Однако сам факт  возрождения института усыновления в России в 1926 г., безусловно, явился важным событием, своего рода вехой на пути развития отечественного законодательства.

1.2. Понятие и условия усыновления.

     Общеизвестно, что при отсутствии родителей  заменяющие их лица осуществляют попечение над ребенком, а при их отсутствии независимо от причины ребенок попадает в категорию лиц, утративших родительское попечение. Утрата родительского попечения относится к широкому по содержанию понятию. К категории детей, утративших попечение родителей, относятся дети, у которых родителей нет (умерли, погибли), а также дети, лишившиеся родительского попечения в силу признания родителей безвестно отсутствующими либо недееспособными. В этих случаях отсутствие родительской заботы является следствием обстоятельств объективного характера, поэтому вопрос о семейно-правовой ответственности не возникает, поскольку отсутствует состав семейного правонарушения. Кроме причин объективного характера, утраты родительского попечения, существуют и субъективные причины (в частности, нежелание родителей осуществлять свои родительские права в отношении ребенка, их злоупотребление спиртными напитками и наркотическими веществами и др.); но независимо от причины утраты родительского попечения ребенок все равно нуждается в правовой защите.23
     Изучение  семейно-правовой литературы позволяет  сделать вывод о неоднозначном  понятии усыновления. КоБС РСФСР  не содержал легального определения  понятия усыновления. Более того, толкование его норм не позволяло  четко ответить на вопрос, что такое усыновление. В учебной литературе советского периода усыновление чаще всего именовали как акт усыновления. В науке семейного права не было глубоких исследований и, следовательно, четких аргументов и выводов о содержании понятия усыновления. Если оценивать выводы советских ученых с современных теоретических позиций, то можно сказать, что усыновление понималось, во-первых, как юридический факт ("акт усыновления"), во-вторых, как институт семейного права и, в-третьих, как правоотношение. Справедливости ради следует сказать, что современные авторы используют такие термины, как "акт усыновления", но допускают смешение терминов "акт усыновления" и "правовой институт". Так, Г.В. Арутюнян приходит к выводу, что "усыновление представляет собой правовой институт и таким образом усыновление есть акт, направленный на возникновение родительских прав и обязанностей на основании закона".24 Безусловно, усыновление можно рассматривать в таком смысле и в настоящее время, но дело в том, что советские ученые проводили различие между этими понятиями по правовой природе составляющих их явлений. Полагаем, что такой подход к определению усыновления отличался односторонностью, отсутствием комплексного исследования такого многогранного, многозначного явления, как усыновление. Более того, представляется, что не может быть единственного понятия усыновления в принципе, поскольку в нем невозможно отразить все аспекты и многообразную правовую природу.
     Итак, о понятии усыновления можно  говорить в следующих смыслах:
     1) усыновление - форма воспитания детей в семье усыновителя, при которой обеспечиваются условия жизни, равные с условиями жизни родных детей. В этом понятии акцентируется внимание на конечной цели - обеспечение ребенку в чужой семье условий, отвечающих той бытовой, психологической, духовной близости, которая существует в родных семьях;
     2) усыновление как форма устройства  детей, оставшихся без попечения  родителей, - это способ определения  юридической судьбы ребенка посредством  деятельности государственных, муниципальных  органов власти, а также суда, направленный на его устройство в семью усыновителей для воспитания;
     3) усыновление - юридический факт, устанавливаемый в судебном порядке  и порождающий возникновение  комплекса правоотношений, аналогичных  по содержанию с родительскими;
     4) усыновление - сложная система  правоотношений, различных по правовой  природе, в которой усыновитель  и усыновленный состоят в правоотношениях  как между собой, так и с  третьими лицами;
     5) усыновление - комплексный институт  законодательства, содержащий нормы различной отраслевой принадлежности, направленные на регулирование отношений по усыновлению, а также отношений между усыновителем, усыновленным и третьими лицами.25
     6) Усыновление - правовой институт, призванный создать между усыновителем  и усыновленным отношения, наиболее близкие к тем, которые возникают между родителями и родными детьми, а также их родственниками по происхождению.26
     Представляется, что единого понятия усыновления  быть не может, поскольку невозможно отразить многоаспектную правовую природу этого явления. Вместе с тем действующее законодательство (СК РФ) придает правовое значение усыновлению прежде всего как форме воспитания ребенка, оставшегося без попечения родителей.
     Для того чтобы состоялось усыновление, требуется соблюдение нескольких одинаково важных условий. Большинство ученых, специалистов в области семейного права, рассматривали условия усыновления как определенные юридические факты. Вместе с тем определение понятия условия в литературе не раскрывалось; авторы ограничивались лишь перечислением условий, необходимых для усыновления, не разделяя при этом собственно понятие "условия усыновления" и его содержание. Не исследовалась и природа каждого из условий. Необходимость точного определения этих понятий обусловлена острой потребностью практики, что позволит решить многие сложные вопросы. В четком понятийном аппарате нуждается и доктрина на новом этапе развития семейного законодательства.
     Как известно, всякое понятие формируется  из определенных признаков. Понятие "условие  усыновления" - не исключение. К таким признакам указанного понятия относятся следующие:
     1) условия усыновления - это определенные  требования, установленные в законе;
     2) эти требования закреплены в  императивных нормах, устанавливающих  строгие правила поведения, не  допускающие отклонения в регулируемом поведении. Императивный характер обусловлен публичным интересом к усыновлению детей;
     3) эти требования предъявлены к  строго определенному кругу лиц  (к ним относятся не только  усыновители, но и органы опеки  и попечительства, детские учреждения), т.е. они строго персонифицированы.
     Исходя  из этих признаков, можно дать следующие  определения понятия "условия  усыновления".
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.