На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Реыолюция 19051907гг. в России. «Гомельский погром»

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования Российской Федерации.
  Уральская Государственная Архитектурно-Художественная Академия.
Кафедра социальных наук. 
 
 
 
 
 
 
 

Реферат
По  Отечественной истории 

РЕВОЛЮЦИЯ 1905–1907гг. В РОССИИ.
«Гомельский погром».
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

         
        Исполнитель: Ст.гр. В-443   Казакова. А. И. 
        Руководитель:  Профессор    Толмачёв. И. П. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Екатеринбург 2008
Содержание : 
 
 

         Введение……………………………………………………………………………….……3 

      Глава. Революция 1905-1907гг.
       Предпосылки, главные события………………………………………………….………..4 

        2.1. Гомельский погром……………………………………………………….........……....9 

        2.2. Еврейское участие в Российской революции……………………………………….14 

       Заключение……………………………………………………………..………….…...….21 

        Список литературы…………………………………………………………..................…22 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
 
         Вопрос о неравенстве рас и национальных перипетиях,  актуален не только в годы революции  и в множестве других исторических событий, он также остро актуален в современное время. На сегодняшний день существует масса националистических группировок истребляющих не только друг друга, но и распространяющих агрессию на собственную нацию. Действия таких группировок, чаще всего не мотивированны реальными событиями и источниками, а лишь служат отголосками ярких исторических событий. Добавочным событием и катализаторам к образованию и действию таких группировок, являются политические отношения, конфликты между странами, образующие массовые гонения, войны, новые революции, которые начинают свои действия после затухания конфликта, возобновляя его вновь. Большую роль в этом вопросе играет непосредственно менталитет народа, внутреннее состояние и атмосфера событийностей отдельно взятой страны.
        Как это ни печально, но на сегодняшний день нет единого, точного решения этого вопроса. Однако время от времени происходят просветление ситуации, выраженное в содружестве и сотрудничестве некоторых стран, чаще всего это расчетливый политический ход и не более того, а пока это так - мирное существовании всех наций невозможно. 

          Первые исторификации на данную тему стали появляться в виде личных дневников непосредственных участников событий, со временем преобразованных в книжные издания, одним из примеров является труд:  Слиозберг.Г.Б. «Дела минувших дней: Записки русского еврея». В 3-х т. Париж, 1933-1934.; а также позже появившееся научные работы и учебные пособия, например: Фрумкин.Я.Г. «Книга о русском еврействе: От 1860-х годов до Революции 1917 г.». 1960.; Кроль. М. «Кишиневский погром 1903 года и Кишиневский погромный процесс»,   «Еврейский мир» 1944., (некоторая информация приведённых трудов использована в данной работе). 

         Цель данной работы - коротко   рассмотреть основные события, предпосылки, развитие, цели, задачи, их решения в процессе Русской революции1905 года. А также более подробно рассмотреть события, начало и завершение Гомельского погрома, оказавшего не малое влияние на ход революции, её итоги; а также на судьбу отдельной нации. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Революция 1905-1907гг.
Предпосылки, главные события. 

           Революция 1905 -1907гг – первая демократическая революция в России. Ее предпосылками были нараставшие противоречия между модернизирующейся экономикой страны и устаревшей государственной системой (самодержавная монархия, сословный строй, политическое бесправие миллионов людей), нерешенными аграрным, рабочим, национальным и другими социальными вопросами. Русификаторская политика царизма и Русско-японская война, в которую страна вступила в феврале 1904, приблизили революционные события.  

            Революционные события начались в Петербурге. 3 января 1905 на Путиловском заводе, крупнейшем военном производстве с числом рабочих около 10 тыс. чел. На предприятии вспыхнула забастовка в связи с увольнением 4 рабочих, входивших в одно из «Собраний фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» (созданные по инициативе Зубатова.С.В., они возглавлялась священником Гапоном.Г.А). Отказ администрации удовлетворить требования путиловцев заставил их вместе с рабочими других предприятий столицы решиться на подачу петиции к царю. В ней говорилось о тяжелых условиях жизни рабочих, бездействии властей. После обсуждения петиции на собраниях рабочих в гапоновских организациях, в ее текст были включены экономические и политические требования (предоставление 8-часового рабочего дня, демократических свобод). Наивный монархизм в сознании рабочих переплетался с ростками политического сознания, элементами программ либералов и социал-демократов.
           В воскресенье 9 января 1905 140-тысячное шествие рабочих С.-Петербурга с портретами царя и царицы, иконами и хоругвями, возглавляемое Гапоном, подошло от Нарвской заставы к Зимнему дворцу. Встреча рабочих с царем не состоялась, Николая II не было в столице, а войска разогнали манифестантов выстрелами. Приказ о применении силы был отдан, вероятно, главнокомандующим войсками петербургского военного округа в.кн. Владимиром Александровичем, но письменных свидетельств об этом нет. По официальным сведениям, после «кровавого воскресения» было 429 убитых и раненых; по данным независимого расследования адвокатской комиссии, погибло 4600 чел., 1200 чел. умерло позже от ран. Вечером того же дня столичная интеллигенция собралась в здании Вольного экономического общества. Осудив деятельность царских властей, собравшиеся начали сбор средств в помощь раненым и семьям убитых рабочих, по рядам ходила также кружка с надписью «На оружие». Представители творческой и научной интеллигенции В.А.Серов, В.Г.Короленко, В.Д.Поленов, Н.А.Римский-Корсаков, К.А.Тимирязев, А.М.Горький выступили в печати с резким осуждением расправы над безоружными.
             Расстрел манифестантов взорвал мирную жизнь не только столицы, но и всей России. Рабочие Петербурга, Москвы, Риги, Киева, Лодзи, Варшавы, Тифлиса, других городов вышли на улицы под лозунгами «Долой самодержавие!», «Да здравствуют демократические свободы!» (число стачечников в январе 1905 достигло 440 тыс., в апреле – 810 тыс.) Требование народного представительства поддерживалось либеральной земской общественностью, рядом крупных московских предпринимателей. В стране не прекращались вооруженные столкновения бастующих с войсками, полицией, что заставило боевую организацию Партии социалистов-революционеров (эсеров) наметить ряд террористических акций против государственных деятелей, членов царской семьи, самого царя. 4 февраля ими был убит бывший московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович. [5. С 81-96с.] 
 

         Санкционируя введение чрезвычайного положения, царь подписал 18 февраля 1905 рескрипт на имя министра  внутренних дел А.Г.Булыгина о намерении привлекать выборных представителей к принятию законов. В марте 1905 состоялись съезды партий и политических групп. Съезд либерального «Союза освобождения» подтвердил необходимость сохранения монархии, допустимость использования войск против вооруженных выступлений, но высказался за создание народного представительства на началах всеобщей, равной, прямой и тайной подачи голосов, за введение буржуазно-демократических свобод, принципиальное отчуждение части помещичьих земель, за введение 8-часового рабочего дня.
           Социал-демократы расценивали события в стране как развивающуюся буржуазно-демократическую революцию, ведущей силой которой был признан пролетариат. Большевики поставили задачу сплочения левых сил (принцип «Врозь идти, вместе бить»), чтобы подготовить массы к вооруженному восстанию. Умеренные социалисты (меньшевики) считали, что либеральная буржуазия должна взять власть, а массы будут «давить снизу» на Временное правительство. Они исходили из недостаточного уровня сознательности пролетариата, не считали крестьянство его союзником, предлагали координацию его действий с либеральной буржуазией.  

            17 апреля царь подписал указ «Об укреплении начал веротерпимости», уравняв в правах представителей всех российских конфессий, кроме иудаистской. Но революция уже соединила несколько асинхронных потоков людей разных конфессий с политически бесправными низами города и деревни, земской интеллигенцией.  

            В мае 1905 в Иваново-Вознесенске, затем в других городах возникли выборные народные органы власти – Советы рабочих депутатов. Весна-лето были отмечены и ростом числа участников забастовок (740 тыс. человек), в каждом пятом уезде вспыхивали крестьянские бунты. Начались восстания в армии и на флоте (мятежи на броненосце « Князь Потемкин Таврический», флотских экипажах в Либаве и др.).  

           Левые либералы, собравшиеся в мае на съезд и образовавшие «Союз союзов», настаивали, как и умеренные социалисты, на развитии самоуправления – выборах в Земскую палату с привлечением рабочих, крестьян, интеллигенции. Они вели работу по созданию профессионально-политических объединений (адвокатов, инженеров, профессоров, писателей, медперсонала), ставших формой вовлечения демократической интеллигенции и служащих в политику и т.д. Либералы-«освобожденцы» вошли в руководящие органы Всероссийского крестьянского союза, их влияние преобладало в союзах железнодорожных служащих и рабочих, конторщиков, бухгалтеров, агрономов, статистиков, учителей.  

            После заключения мира с Японией, в августе 1905, царь подписал манифест о выборах в законосовещательную (так называемую «Булыгинскую», по имени разработчика законопроекта Булыгина) думу с узким слоем избирателей, не включавшим женщин, военнослужащих, рабочих, учащихся, поэтому значительная часть сторонников либерального и революционного лагеря высказалась за бойкот этой Думы. 

             Массовое движение достигло кульминации  в дни Всероссийской октябрьской политической стачки. Начатая железнодорожниками Москвы 7 октября, она охватила 66 губ. страны, 120 городов, в ней участвовало 2 млн. чел. Народ требовал демократических свобод, Думы с законодательными полномочиями, избранной в ходе равных свободных демократических выборов, 8-часового рабочего дня. В ряде городов нарастала угроза захвата власти Советами (их было уже около 50): 77% общего числа бастующих вели борьбу под политическими лозунгами, в том числе «Долой самодержавие!». Приказ «главного жандарма» России Д.Ф.Трепова «Холостых залпов не давать, патронов не жалеть!» не испугал забастовщиков. Волнения сопровождались также в деревнях: «Студенческие сходки и рабочие стачки ничтожны сравнительно с надвигающеюся на нас крестьянскою пугачевщиною» – резюмировал премьер-министр России В.Ю.Витте. 

      31 октября 1905 года в селе Марково Волоколамского у. Московской губ. крестьяне потребовали учреждения народной думы, уничтожения сословного неравенства, отказались платить выкупные платежи и образовали «Марковскую республику» (просуществовала почти год).  

         12 октября 1905 открылся учредительный съезд левых либералов, сформировавших первую легальную политическую партию России, – конституционно-демократическую (кадеты). Костяк ее составил «Союз освобождения», чьим политическим идеалом было конституционное устройство на основе всеобщего избирательного права.
 
        Революция поставила царя перед выбором: либо диктатура, либо конституционная монархия. Настаивая на необходимости «сильного правительства» во главе с ним самим, Витте добился подписания Николаем II 17 октября манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка», который и спас самодержавие от краха. Даровались: свобода слова, печати, собраний, союзов, законодательная Дума. .(2.Пясковский А. В., Революция 1905 -1907 гг. в России) 

        3 ноября отменялись (с 1907) выкупные платежи крестьян, Крестьянскому банку разрешалось выдавать ссуды для покупки земли. 

        Манифест 17 октября по-разному был встречен общественно-политическими лагерями России. Полностью поддерживали его правые либералы, оформившиеся в партию «Союз 17 октября» (октябристы), в которую вошли А.И.Гучков, Д.Н.Шипов и другие крупные промышленники, торговцы, помещики. С опаской, как символ «расшатывания устоев», оценили манифест правые реакционные силы, создавшие в те же дни «Союз русского народа», во главе которого оказались А.И.Дубровин, В.М.Пуришкевич. Социальный состав союза был неоднороден – от рабочих до аристократов, в основном – представители мелкой буржуазии. Они выступали за наведение порядка в стране и избавление от «величайшего хлама в образе Государственной Думы и левой печати». Выступавшие за «единую и неделимую» Россию, они были обеспокоены стремлением к независимости или автономии Финляндии, Польши, Литвы. Что касается левых сил, то уже 18 октября вышло воззвание РСДРП к русскому народу со словами: «Победа одержана, но этого мало...», звавшее продолжать борьбу. 21 ноября в Москве был создан Совет рабочих депутатов, призвавший 9 декабря (в ответ на арест руководителей Петербургского Совета рабочих депутатов) к новой всеобщей стачке, переросшей в Декабрьское вооруженное восстание. Охватив более 100 тыс. чел., она вылилась в вооруженное восстание 6 тыс. дружинников. Посланные в Москву 15 декабря войска локализовали «бунт» на Пресне и 18 декабря подавили его (500 погибших, св. 1000 раненных). В стачках и выступлениях солидарности с москвичами в Ростове-на-Дону, Харькове, Сормове и др. городах участвовало в декабре 1905 более 400 тыс. чел. С 12 по 15 декабря 1905 года власть в Новороссийске принадлежала Совету рабочих депутатов, который в блоке с эсерами и социал-демократами создан народный суд, ввел 8-часовой рабочий день, разоружил полицию и создал рабочие дружины. Подобные республики возникли в Красноярске и Чите.
          Последовавшие после подавления Декабрьского восстания в Москве репрессии привели к спаду стачечной борьбы: число стачечников уменьшилось в 40 раз, количество крестьянских выступлений в 5 раз (с 1590 в октябре-декабре 1905 до 286 в январе-апреле 1906). Под «усиленный надзор», а по сути, в тюрьмы, было брошено около 70 тыс. политзаключенных. Но в ход был пущен и «пряник»: 4 марта 1906 года правительство опубликовало «Временные правила о профессиональных обществах». Они запрещали стачечную деятельность, но разрешали создание профсоюзов, которых за год (к началу 1907) возникло около 600.  

           23 апреля 1906 были утверждены Основные законы, завершившие перестройку государственного строя. Они определяли прерогативы власти самодержца, правительства, законодательных палат и поданных, обещанные манифестом 17 октября.  

          27 апреля открылась избранная не прямым, но расширенным голосованием
I Государственная  дума. По результатам выборов в ней доминировали кадеты, большую роль играла Трудовая группа (трудовики) – депутаты от крестьян и интеллигенции народнического толка. Поток жалоб крестьян в адрес Думы открыл в ней дискуссию по аграрному вопросу. 57 % членов аграрной комиссии были кадетами. Они внесли в Думу законопроект о принудительном отчуждении «за справедливое вознаграждение» той части помещичьих земель, которые обрабатывались на основе отработок. Посягнувшая на дворянскую собственность Дума была распущена царем 8 июля 1906 за «уклонение в не принадлежащую ей область работы». Новым премьер, П.А.Столыпин, расценил эту административную меру как необходимую: вскоре после разгона Думы вышло правительственное сообщение, в котором говорилось о недопущении чьего-либо посягательства на помещичьи земли. Уехавшие в Выборг 200 депутатов Думы приняли там воззвание, призывавшее к неуплате налогов, но остались не услышанными ни крестьянами, ни властями. Разгон I-й Думы был воспринят революционными партиями как сигнал к выступлению. Большевики усилили подготовку к всенародному восстанию, которое, по их мнению, могло начаться в конце лета 1906.  

          14 июля в Гельсингфорсе состоялось совещание революционных партий (социал-демократическая фракция и трудовая группа Думы, ЦК РСДРП, ЦК партии эсеров, Всероссийский учительский союз и т.д.). На нем обсуждалась не столько возможность созыва Учредительного собрания, сколько перспективы общенародной вооруженной борьбы. В июле 1906 произошло около 40 восстаний в армии (в крепости Свеаборг – 3 тыс. моряков, в Кронштадте – 1,5 тыс. солдат). В августе-декабре 1906 бастовало около 200 тыс. фабрично-заводских рабочих, половина забастовок была начала по политическим мотивам.
          В начале 1907 в политических стачках все еще участвовало около 270 тыс. рабочих, случались вооруженные протесты крестьян против репрессий, но конец революции был очевиден. 

          20 февраля 1907 начала работу II Государственная дума. Социал-демократы получили в ней 43 % мест. Кадеты в Думе смягчили нападки на правительство, пересмотрели свою аграрную программу, убрали пункт о государственном земельном фонде и переложили половину выкупа за землю на крестьян. Увеличение числа октябристов, появление среди депутатов Думы членов националистического «Союза русского народа» говорило о резком политическом размежевании. Аграрный вопрос оставался основным обсуждаемым вопросом, но председатель Думы, кадет Ф.А.Головин, был ориентирован на то, чтобы «беречь Думу во что бы то ни стало», то есть не обострять отношений с правительством. Однако эта тактика успеха не принесла. Под предлогом обвинения депутатов социал-демократов как участников заговора по насильственному свержению правительства, эта Дума также была распущена царем 3 июня 1907 по представлению Столыпина. Третьеиюньский переворот завершил революцию 1905–1907.
Однако революция нанесла сильный удар по самодержавию, которому пришлось смириться с появлением элементов буржуазной демократии (двухпалатный парламент, многопартийность). Публичное признание гражданских свобод, хотя и без гарантий их соблюдения также было достижением революции. Часть трудящихся получила избирательные права.
            Благодаря революции стала меняться деревня: были отменены выкупные платежи, сократился помещичий произвол, понизилась арендная цена на землю; крестьяне получили право на передвижение по стране, выбор место жительства, поступления в вузы и на гражданскую службу, т.е. приблизились в правах к другим сословиям. Чиновники и полиция не вмешивались в работу крестьянских сходов. Однако в главном аграрный вопрос так и не был решен: крестьяне не получили земли. Рабочие могли теперь организовываться в профсоюзы, за участие в экономических стачках они не несли уголовной ответственности. Рабочий день в ряде производств мог быть сокращен до 9–10 часов. Миллионы стачечников своим упорством добились повышения зарплаты на 12–14%. Царизму пришлось умерить русификаторскую политику, национальные окраины получили представительство в Думе. Однако главная задача буржуазной революции – изменение государственного устройства – не была решена. В то же время сдвиг в сознании народа был очевиден. Народ получил первый опыт борьбы за свободу и демократию. [9. С 24-36с.] 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

2.1. Гомельский погром.
  Предпосылки Гомельского погрома - Кишиневский погром.
          Кишинёвский погром произвёл сотрясательное, неизгладимое впечатление на российское еврейство.
         Жаботинский: - Кишинёв - это «межа, разграничивающая две эпохи, две психологии». Российские евреи испытывали не просто чувство скорби, но в глубине «что-то такое, из-за чего почти забывалась самая скорбь, — это был позор». «Кишинёвская резня сыграла крупную роль в нашем общественном сознании, потому что мы тогда обратили внимание на еврейскую трусость». [4.С 42-43с.]
           При уже виденной нами слабости полиции и плохой поворотливости российских властей — вполне естественно, что евреям пришла в голову мысль: не надеяться на защиту от властей, а создавать свои вооружённые отряды и применять оружие самим. К тому призывала их и группа видных деятелей: и писателей — Дубнов, Ахад-Гаам, Ровницкий, Бен-Ами, Бялик: «Братья... перестаньте плакать и молить о пощаде. Не ждите помощи от своих врагов. Пусть вам поможет ваша собственная рука».
         Такие призывы «действовали на еврейскую молодёжь, как электрический ток». И в накалённой обстановке после кишинёвского погрома стали быстро создаваться еврейские «отряды самообороны» в разных местах черты оседлости. Средства на такие отряды «давало обычно еврейское общество», а контрабандный ввоз оружия из-за границы был для евреев вполне осуществим. Часто оружие получали и незрелые юнцы. Вооружённых группировок среди христианского населения правительство не обнаруживало. С бомбами террористов, боролось, как могло. Когда стали появляться боевые отряды,  также естественно, правительство усмотрело в том начало полного беззакония, начатки гражданской войны — и отряды такие запрещало, сколько у него было сил и досмотра. (И сегодня повсюду в мире осуждаются и запрещаются «незаконные военизированные формирования».)
           Такой боевой отряд создался в Гомеле под руководством местного комитета Бунда. Ещё 1 марта 1903 гомельский комитет Бунда провёл «празднование» «казни Александра II». При примерном равенстве в Гомеле христианского и еврейского населения и крайней решимости здешних еврейских социалистов, формирование вооружённых еврейских отрядов приняло особо энергичную форму. Созданная здесь еврейская самооборона проявила себя во время происшествий 29 августа и 1 сентября 1903 — гомельского погрома. [6. С 377-446с.]
           «Гомельский погром не застал организацию врасплох. К нему давно уже готовились, тотчас после кишинёвских событий приступили к организации самообороны».( 8. Н. А. Бухбиндер. Еврейское рабочее движение в Гомеле) Всего через несколько месяцев после Кишинёва евреи могли уже не презирать себя за покорность, как обвинял их поэт Бялик и другие. И, как вообще со всеми самовооружёнными группами, граница между защитой и нападением становилась неясной. Первое питалось кишинёвским погромом, второе революционностью организаторов. Активность еврейской молодёжи проявлялась и раньше. Например, в 1899 разгласился по России случай «Шкловского избиения»: в городе Шклове, где жило евреев к русским 9:1, произошло жестокое избиение безоружных — в увольненьи со службы — русских солдат евреями. Сенат, рассмотрев эпизод, признал его проявлением племенной и религиозной вражды евреев к христианам, по той же статье, что судили кишинёвских погромщиков. Эту активность не приходится отнести всю на счёт одного Бунда. «Во главе этого процесса (ускоренного создания самообороны) стоят сионисты и партии, примыкающие к сионистам, — сионисты-социалисты и “Поалей-Цион”». Так и в Гомеле в 1903 «большинство отрядов было организовано партией “Поалей-Цион”».
            Когда достигло Петербурга известие о погроме в Гомеле — Бюро Защиты евреев командировало туда двух адвокатов: тех же Зарудного и Н. Д. Соколова — для быстрейшего частного расследования. — Зарудный опять собрал «абсолютные доказательства», что погром организован Охранным отделением, — и опять же они остались не опубликованы и не использованы к выгоде публичности. (Вслед за ним, но 30 лет спустя, и Слиозберг, участвовавший в гомельском процессе, в своих трёхтомных воспоминаниях с непостижимой для юриста бездоказательностью, ошибаясь при этом и во времени события, и эти огорчительные промахи пожилого возраста так никем и не исправлены, — считает гомельский погром искусственно организованным полицией. Он также исключает любое нападающее действие со стороны самооборонных отрядов Бунда и Поалей-Цион. Пишет о них крайне неразборно и неясно, вроде: «молодёжь из самообороны быстро ликвидировала бесчинство и прогнала крестьян», «быстро стекались молодые люди евреи и во многих случаях им удавалось отогнать погромщиков», - как будто даже и без применения оружия. [8. С 178-190с.]
          Официальное расследование шло размеренно, последовательно — между тем Россия уже вдвинулась в Японскую войну. И гомельский процесс состоялся только в октябре 1904 — уже в раскалённой политической атмосфере. Перед судом предстали 44 христианина и 36 евреев, и вызвано около 1000 свидетелей. От Бюро Защиты туда были посланы адвокаты — Слиозберг, Куперник, Мандельштам, Кальманович, Ратнер, Кроль. С еврейской точки зрения несправедливым было то, что среди подсудимых вообще состоял кто-либо из евреев: этим всему русскому еврейству «было как бы дано предостережение не прибегать к самообороне». С точки: же зрения русской и правительственной «самооборона» в данном случае таковой и не являлась. Но адвокаты подсудимых евреев даже не занимались деталями, не указывали: на реальные уничтожения еврейского имущества, а только: вскрыть «политические мотивы» погрома, например акцентировать, что еврейская молодёжь в той свалке кричала «долой самодержавие!». Вскоре же сами адвокаты решили: покинуть своих подзащитных и всем вместе уйти с суда в знак ещё большей демонстрации — повторить кишинёвский прецедент.[10. С 78-79с.]
            Этот находчивый и революционный ход либеральной адвокатуры был вполне в духе декабря 1904 — взорвать само судоговорение. После их ухода «процесс стал быстро подвигаться к концу», уже по сути событий. Часть евреев была оправдана, другая часть получила наказание не строже 5 месяцев, «осуждённым христианам было назначено наказание такое же, как и евреям». В результате, осуждено было тех и других примерно поровну. [3. С 150-161с.]
    Международные политические позиции.
         Вползая в японскую войну, недальновидно упорствуя в конфликте о правах на Корею, ни император Николай II, ни окружавшие его высшие сановники начисто не понимали, насколько уязвимо международное положение России со стороны Запада, и особенно со стороны «традиционно-дружественной» Америки. Они совсем не учитывали и быстрорастущую силу западных финансистов, уже значительно влиявших на политику великих: держав, при растущей их зависимости от кредита. В XIX веке такого явления ещё не было — и медлительное российское правительство не угналось уследить за ним.
          На Западе после кишинёвского погрома прочно укрепилось отвращение к России, представление как о засидевшемся чучеле, азиатской деспотической стране, где царит мрак, эксплуатация народа, безжалостное содержание революционеров в нечеловеческих страданиях: и лишениях, а теперь вот — и массовые «тысячные» убийства евреев, и направляемые  самим правительством (Правительство, в свою очередь, не угналось расселять эту извращённую версию вовремя, доказательно и энергично.) И на Западе стало вполне возможным, даже достойным, надеяться на скорейшую революцию в России: она была бы благом для всего мира, а в частности — для российских евреев.И на всё это тут же наложились — и бездарность, и беспомощность, и неготовность в ведении той дальней войны против, тогда казалось, слабой, маленькой страны, и это — при открытой раздражённой оппозиции российской общественности, страстно желающей своей стране поражения.
           Сочувствие Соединённых Штатов к Японии активно выражалось американской печатью. Американская пресса «приветствовала каждую японскую победу и не скрывала надежд, что Россия будет быстро и решительно побеждена». О том, что симпатии президента Теодора Рузвельта были на стороне Японии и он поддерживал её, дважды упоминает Витте. И сам Рузвельт: «как только эта война разразилась, я довёл самым вежливым и дискретным образом до сведения Германии и Франции, что в случае антияпонской комбинации» в союзе с Россией, «я тотчас встану на сторону Японии и не остановлюсь в дальнейшем ни перед чем, что окажется нужным в её интересах». Можно предположить, что такое отношение Рузвельта не могло остаться тайной для Японии.     [7. С 14-27с.]
             От японской войны, уже в начале 1904, российское правительство стало искать западной финансовой поддержки — и ради неё готово было обещать расширение прав евреям. По поручению Плеве видные лица снеслись об этом с бароном Гинцбургом — и был послан за границу Слиозберг для зондирования мнений среди крупнейших еврейских финансистов. Я. Шифф в принципе «отклонил всякий торг о количестве и качестве прав евреев». Он может «вступить в финансовые сношения только с правительством, которое стоит на почве признания равенства всех граждан в политических и гражданских правах... “Финансовые... отношения можно поддерживать только с цивилизованными странами”». И парижский барон А. Ротшильд также отказался: «Не расположен пойти на финансовую комбинацию даже при тех облегчениях, которые русским правительством могут быть даны евреям». [3. С 150-161с.]
            При повышенном презрении к власти, каким кипело в те годы российское образованное общество, было бы странно ожидать массовый патриотический энтузиазм от еврейской молодёжи. По данным долголетнего тогда военного министра, а затем главнокомандующего на Дальнем Востоке генерала Куропаткина, «в 1904 году число не явившихся к призыву евреев увеличилось вдвое против 1903 года. Призвано было 66.000 евреев; не явилось без уважительных причин свыше 20.000. На каждую тысячу призываемых недобор был свыше 300 человек, в то время как недобор среди русского племени составил на 1.000 человек — всего 2 человека. Да и те евреи, которые были призваны из запаса, массами бежали с пути на театр военных действий».
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.