На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Китайская философия в эпоху глобализации

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 27.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 19. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 

На тему: «Китайская философия в эпоху глобализации». 
 

Влияние глобализации на культуру этносов. Китай.
     Будущее национальных делений обусловлено  не только перераспределением власти между государствами и иными  субъектами. Оно зависит и от специфических  основ национального феномена - прежде всего культуры, которая более всего создает рациональные и эмоциональные узы, связывающие сообщество... Глобализация вносит грандиозные перемены в формат культурной жизни, выводя ее далеко за пределы национальных рамок. Но если изменения условий, структуры культурной реальности самоочевидны, то влияние на ее содержание и характер гораздо проблематичнее…
     Источник: Нарочницкая Е.А. Национальный фактор в эпоху глобализации. Процессы глобализации: экономические, социальные и культурные аспекты.
     Будущее национальных структур обусловлено  не только перераспределением власти между государственными и иными  субъектами и институтами. Оно (как  и сама силовая динамика) зависит  от эрозии или сохранения специфических  основ национального феномена, к которым относятся прежде всего его культурные и этнические аспекты.
     Фундаментальным элементом идеи нации, отличающим ее от идеи государства, является духовно-культурный компонент - идет ли речь о культуре, сложившейся в основном до образования государства или после. Именно культура в наибольшей степени создает рациональные и эмоциональные узы, связывающие сообщество, и духовную основу его жизни, в том числе в политической сфере. Стереотипное противопоставление гражданско-политической (западной) и этнокультурной (восточной) «моделей» нации уже многократно подвергалось убедительной критике в теоретических и сравнительно-исторических исследованиях. Как подчеркивает, в частности, известный знаток этнонациональных проблем Э.Смит, любой, «даже самый «гражданский» и «политический» национализм при более пристальном рассмотрении оказывается одновременно «этническим» и «лингвистическим» [55, с.126]. В основе консолидации всякой нации лежит та или иная комбинация политических, экономических, культурных и этнических факторов, причем истоки формирования этнокультурного единства нации и образовавших ее этнических групп теряются в глубине веков.
     Именно  основополагающее значение, которое  имеет для этнонациональных общностей  их культурное достояние, часто вне  зависимости от материальных выгод такой позиции, выделяет их в ряду всех остальных социальных коллективов. В культуре же более всего воплощается духовность - неотъемлемая фундаментальная сторона человека и всей его истории, - которая, как считал М.Вебер, блестяще показавший значение данного аспекта, есть в этом смысле история создания и утверждения ценностей.
     Грандиозные перемены, вносимые глобализацией в  культурно-духовную сферу, бесспорны. К наиболее наглядным из них относятся  возникновение открытых информационных потоков и пространств; распространение униформизированной поп-культуры, схожих стандартов и стилей жизни и, отчасти, этических представлений; умножение транснациональных контактов всех уровней; использование английского языка в качестве универсального языка общения.
Китайская Философия 
Главный интерес  китайской философии — это  отношения между обществом и  человеком, правителем и его подчиненными. Не теория познания, не логика, не эстетика, а этика стоит на первом месте  в размышлениях основных представителей китайской философии. Возраст китайской философии тот же, что у индийской — более 2,5 тысяч лет.
Китайские философы, равно как и их коллеги из других регионов, пристальное внимание уделяли  единству мира. В этой связи вводилось  представление тянъ (небо) и дао (закон изменения вещей). В учении о тянь и дао существовало два подхода: в одном случае им придавалось надмировое значение (Лао-цзы), в другом — по преимуществу этическое (Конфуций). Тянь — безличная, сознательная, высшая сила. Дао — закон изменения вещей, вызываемого этой силой. В тянь и дао явственно слышны религиозные мотивы, тем не менее по сравнению с западной и индийской философией они приглушены.
Состояние всеобщего  благоденствия требует подчинения дао, следования его универсальным  правилам, подчинения ритмам природы. Человек должен избавиться от личных стремлений, почувствовать дао.
Соблюдать дао —  это означает, по Конфуцию, быть не низменным  человеком, пренебрегающим общими интересами во имя ложных, а совершенным мужем, для которого характерны пять добродетелей: жэнь — человечность, спокойно-уравновешенное уважение и любовь к другим: будь благопристойным, ненавязчивым; чжи — мудрость, интеллект; и — следование этике справедливости, долга, честности. Особенно это касается отношений в семье (отец — сын, муж — жена, старший брат — младший брат) и на службе (старший — младший; начальник — подчиненный); ли — послушание, деликатность, учтивость, уравновешенность; сяо — покорность воле родителей.
Конфуций видел  осуществление своей программы  в умело организованном процессе образования и воспитания молодых. Его влияние на китайскую историю часто сравнивают с влиянием Сократа на Западе.
Заключая наш краткий  обзор философии Востока, отметим  роль традиции в философии. Сколь  бы причудливым образом не изменялись окрашенные в национальные тона философские системы, устоявшиеся философские традиции в той или иной форме дают о себе знать. Вот характерный пример. Конфуцианство как философское учение сложилась за пять веков до нашей эры. В XI-XII веках достигает расцвета неоконфуцианство. А в наши дни среди китайских философов много сторонников так называемого нового конфуцианства. Похоже, что философские традиции не умирают.
Основные выводы 

• Современная философия  состоит из направлений, которые  взаимно дополняют друг друга.
• Феноменология  рассматривает специфику «работы» сознания человека.
• Герменевтика озабочена  пониманием бытия человека в мире.
• Философы-аналитики  интерпретируют мир на основе анализа  языка.
• Постмодернисты деконструируют устойчивые структуры, тексты в том числе.
• Диалектический и  исторический материализм считает  базисными реалиями в универсальном  смысле материю, а применительно  к обществу совокупность производительных сил и производственных отношений.
• Традиционная русская  философия понимает мир с позиций православно-религиозного единства любви, добра, истины и красоты.
• Главная формула  индийской философии: Атман есть Брахман.
• Основной интерес  китайской философии — этическое  регулирование отношений между  людьми в обществе.
Предыстория китайской философии (до VI века до н. э.) 

     В древней  китайской философии (до VII века до н. э.) господствующим было религиозно-мифологическое мировоззрение. Одной из отличительных черт китайских мифов был зооморфный характер действующих в них богов и духов: многие из них имели явное сходство с животными, птицами или рыбами, были полуживотными — полулюдьми. Древние китайцы полагали, что всё в мире зависит от предопределения неба и что «воля неба» постигается через гадания, а также предзнаменования.
     Важнейшим элементом древнекитайской религии  был культ предков, который строился на признании влияния духов умерших  на жизнь и судьбы потомков.
     В это  же время, согласно древнейшим письменным памятникам Китая, некоторые мыслители  высказали ряд философских идеи и выдвинули термины, которые впоследствии стали важнейшими понятиями китайской философии. Например, Ши Бо (VIII век до н. э.), историограф династии Чжоу, выдвинул понятие гармонии (хэ), глава придворных летописцев и астрономов царства Цзинь Ши Мо (Цай Мо) (VIII век до н. э.) выдвинул идею «парности всех вещей», сановник (дафу) царства Чжоу Бо Янфу (VIII век до н. э.) объяснял происшедшее в 780 году до н. э. землетрясение нарушением взаимодействия сил инь и ян.
     В VII—VI вв. до н. э. некоторые философы Древнего Китая стремились объяснять мир уже исходя из непосредственного созерцания природы. Судя по книге Ши-цзин, в этот период в китайской философии господствует культ Неба, который не только объясняет движение звёзд закономерностями естественных процессов, но и связывает их с судьбами государств и отдельных людей, а также с заповедями морали.
Новое время китайской  философии (с 1000 г. н. э.)
Оно характеризуется  догматизацией конфуцианства, которое  вместе с его основателем возвышается  до религиозного почитания (1055 — дарование роду Конфуция более высокого дворянского звания, 1503 — причисление Конфуция к лику святых, сооружение ему храмов, в которых, однако, не было изображений святых). С другой стороны, имеет место гонение на даосистов (формальное запрещение даосизма — — 1183). Христианство, проникнув к тому времени в Китай, смогло оказать влияние на китайскую философию. Видным мыслителем XI века был Чжан Цзай, один из основоположников неоконфуцианской школы ли сюэ («учение о принципе»), также известный как Чжан Цзыхоу, Чжан Хэнцзюй и Чжан-цзы (1020 — 1078).Его основные сочинения — «Си мин» («Западная надпись»), «Дун мин» («Восточная надпись»), «Чжэн мэн» («Наставление непросвещённым»), «Цзин сюэ ди ку» («Бездонность принципов изучения канонов»), «И шо» («Учение Канона перемен»). Чжан Цзай в своем учении о человеке исходил из признания существования в человеке двух "природ"- небесной и "эфирной". Согласно Чжан Цзаю, ци (эфир) является первоосновой как всех вещей, так и Вселенной в целом. Ци заполняет великую пустоту (тайсю). Из значительных мыслителей более позднего времени следует упомянуть Ван Янмина (1472—1529), который являлся посредником между даосизмом и конфуцианством. Значительно позднее выступает педагог Янь Юань (XVIII век).Крупным мыслителем XVII века был философ-конфуцианец Ван Чуаньшань (1619—1692), в основе натурфилософских построений которого лежит учение о «Великой пустоте» (тай сюй) одного из основоположников неоконфуцианства Чжан Цзая (1020—1078). В XVII веке протекает также деятельность ученого-энциклопедиста(филолог, историк, географ, экономист, астроном) Гу Яньу (1613—1682), основателя учения о естестве (пу сюэ), своеобразного эмпирико-конкретного направления.
Оригинальным и  глубоким мыслителем XIX века в Китае был казненный вместе с пятью другими активными деятелями реформаторского движения один из организаторов и идеологов этого движения философ и поэт Тань Сытун (1865—1898). Среди представителей в XX веке следует в первую очередь упомянуть Гу Хунмина, который ведет борьбу за чистоту китайской философии, а также Сунь Ятсена, Фэн Юланя и Лян Шумина (1893—1988). Известным популяризатором марксистской идеологии в Китае выступал философ Ай Сыци (1910—1966). Из принципов марксистского мировоззрения исходили также в своей исследовательской деятельности философы и историки китайской философской и общественной мысли Хоу Вайлу (1903—1987) и Ду Госян (1889—1961).
ФИЛОСОФИЯ СОВРЕМЕННОГО КИТАЯ. 

Религия и философия  Китая  уникальна.  Частично  это  объясняется  тем,  что
единственная из великих религий человечества, она  начала  свое  развитие  в
изоляции, не  испытывая  влияние  из  вне.  Две  основные  веры  Китая,  два
основных  философских   направления,   конфуцианство   и   даосизм,   успели
оформиться в самостоятельные  учения  до  того,  как  страна  перестала быть
закрытой для остального  мира.  Конфуцианство  и  даосизм  не  имеют  ничего
общего с монотеистическими  религиями,  сконцентрированными  вокруг  единого
Бога, такими, как  иудаизм,  христианство  и  ислам.  Особенно  это  касается
конфуцианства, которое  вообще уделяет мало внимания природе  и  деятельности
бога. Поэтому конфуцианство, да и  в  известной  степени  и  даосизм,  часто
вообще не считают  религией, а философскими течениями  Китая.
      В   этих  двух  направлениях  заключены  корни  последующих   китайских
верований.  От   них   берет   свое   начало   непоколебимая   убежденность,
сбалансированность  природы,  оформленная   в   последствии   в   знаменитую
концепцию “Инь”  и “Янь”, силу тьмы и света, мягкого  и твердого,  женского  и
мужского.
Еще  одна  важная  идея,  забота  о  благосостоянии  людей  пронизывает  всю
последующую философию  и религию Китая. Из нее родилась  концепция  Тянь-Минь
или Воля Неба.
Эта философия, эта  вера послужили базой для развития  последующей  философии
Китая, также как  их политическая,  социальная,  материальная  культура  дали
семена для расцвета последующей цивилизации Китая.
Если  и  есть  единственная  идея,  одна  черта,  связывающая  всю   историю
развития, как религии, так и философии Китая,  так  это  “сознание  заботы”.
Даже в окраинных  западном  и  восточном  царствах  Джоу  можно  найти  следы
твердой веры в то, что само Небо слышит и видит также, как  слышат  и  видят
люди, и потому принимают  активное участие в их судьбе.
      Вера  в то, что основой вселенной является  забота  отличает  Китайскую
религию  от  иудаизма,  христианства  и  ислама,  где  основой  религиозного
сознания служит страх и благоговение перед Верховной  Силой.  Именно  поэтому
в Китае всегда сильна была связь религии с философией вообще  и  особенно  с
этической философией  в  частности.  Чувства  заботы  и  участие  определяет
Китайское  понимание  отношений  человека  с  небесными  сферами  и  другими
людьми.
      Рассматривая  направление  развития  китайской  философии,  приходится
задаваться вопросом: философия или религия? Или и  то и другое? Чем  являются
конфуцианство и  даосизм для самих китайцев? Философиями  или религиями?
У китайцев есть одно различие, которое  может  ответить  на  эти  вопросы  –
различие между терминами цзя  (школа,  мысль,  философия)  и  цзяо  (учение,
религия). Первый относиться к великим мыслителям,  их  учениям,  а  также  к
великим традициям. Второй имеет отношение к единственному  способу  усвоения
великих традиций, доступным  людям  от  сохи,  т.е.  религиозному.  Различие
между интеллектуальной и культовой стороной религиозной  жизни  проведено  во
всех Китайских  верованиях - конфуцианстве, даосизме и буддизме, после  того,
как последний появился в Китае во 2 веке до н.э.
У китайцев никогда не возникало необходимости противопоставлять цзя и  цзяо.
Они  представляют  две  стороны  одного   явления.   Они   различаются,   но
одновременно связанны между  собою.  В  традиционном  Китае  каждая  великая
религия  практиковалась  на  двух  уровнях одновременно:  великие философы
конфуцианства, даосизма и  буддизма  не  мешали  жить  мастерам  религиозных
искусств медитации, литургии и ритуалов.
      Латинизированный  термин конфуцианства является  западным  изобретением
миссионеров и иезуитов 17 века. Интересно, что у ранних миссионеров не  было
сомнений  в  религиозной  природе  конфуцианства,  даже  если  они  не  были
согласны с его  традициями  и  ритуалами.  Китайское  название  конфуцианства
“Чжу”  (что  значит  “ученые”,  “грамотные”)  указывает   на   его   широкое
интеллектуальное  значение. Обычно этот термин относят  к философии  Цзя  хоты
использую такие  термины как Чжу – Цзяо, Кун  –  Цзяо  (Кун  –  фамильное  имя
Конфуция)  или  Ли  –  Цзяо  (Ли  –  относится  к  конфуцианским  ритуалам).
Известность  конфуцианству  принесла  этическая  философия,   представленная
Конфуцием,  Мен  –  Цзы  и  Цзюнь  –  Цзы.  Фундаментом  ее  служит  вера  –
унаследованная вера во Владыку на небесах или Небо, тем не менее,  мистицизм
не главная черта конфуцианства. Основное ударение  конфуцианство  делает  на
этику человеческих отношений.
      Придя  в Китай из  Индии  через   Центральную  Азию,  буддизм   со  своей
проповедью милосердия, равенства всех  людей  перед  лицом  всех  страданий,
обещанием воздания за добрые дела и карой за дурные,  пустили  на  китайской
почве глубокие корни.  Этому  способствовало  гибкость  и  приспособляемость
учения, воспринявшего  многие положения даосизма.
      В   противоположность  конфуцианству,  даосизм,   проявивший   активный
интерес к области  натурфилософии отразил  новые  важнее  стороны  восприятия
мира. Центральное  место в  этом  учении  занимала  теория  о  Дао  –  вечной
изменчивости мира, подчиненного естественной  необходимости  самой  природы,
гармоническое  равновесие  которой   осуществляется   путем   взаимодействия
мужского и женского начал – Ян и Инь. По мнения основателя  учения  даосизма
Лао Цзы, Дао является всеобщем законом мира.  Главной  нормой  человеческого
поведения он считал следование законам природы, непротивление ее принципам.
      Философские  школы складывались в Китае  приблизительно в 6 в. до н.р.  и
связывались они  с именами первого китайского  философа  Конфуция,  даосского
мудреца  Лао-Цзы  и  др.  Интересно  отметить,  что,  если  размежевание  на
отдельные  школы  не  привело  в  других  странах  Востока  к   официальному
признанию приоритета какого-либо одного из  философских  направлений,  то  в
Китае  конфуцианство  во  2  веке  до  н.р.  добилось  официального  статуса
государственной идеологии, сумев сохраниться  до  наших  дней,  несмотря  на
различное, порой  диаметрально противоположное отношение  к нему на  различных
исторических  этапах.  Наряду  с  конфуцианством  наиболее  влиятельными   в
соперничестве многочисленных  религиозно-философских  школ  были  даосизм  и
буддизм.
      Таким   образом,  конфуцианство,  даосизм   и  буддизм  оказывали   и  до
настоящего времени  продолжают оказывать влияние на формирование  философской
мысли Китая.
      Что  же волновало философов  Китая  второй  половины  19  и  20  веков,
размышление над  какими проблемами вызывали в их среде  дискуссии, полемику  и
споры?
      Вторая  половина 19го века и 20 век занимают  особое место в истории
Китая, развитие которого в предшествующий период находилось в большой
степени изоляции от внешнего мира. По существу, впервые  народы,
принадлежавшие к  разным цивилизациям, а потому дотоле развивавшиеся каждый
в соответствии с  логикой эволюции собственной традиции, оказались в
ситуации, при которой  их судьбы стали неразрывно связанными, а характер
общественных тенденций  во многом идентичным.
Два фактора явились  решающими: внутренний, проявившийся в  кризисе
традиционных систем, преимущественно представлявших собой  феодальные
монархии, и внешний  — беспрецедентная экспансия с Запада. XIX — начало XX
в. нередко характеризуют  как эпоху «пробуждения Азии», имея в виду
повсеместно наблюдаемую  там активизацию общественной мысли, прежде всего
социально-политической, экономической и религиозно-философской.
Интеллектуальные  усилия направлялись на разрешение судьбоносных проблем,
которые в совокупности представляли собой поиск одновременно выхода из
застойного состояния, обусловленного обремененностью устаревшими
традициями, и преодоление  вековой отсталости без утраты национальной
независимости, культурной идентичности. Общественная мысль в  конечном счете
работала над формированием  доминантной для новейшего времени  на Востоке
идеологии национализма.
Сравнение исторического  опыта преуспевающего Запада с положением дел,
сложившимся на Востоке, побуждало к заключению о том, что расцвет и
прогресс в Европе, как и в мире в целом, начиная  с XVI в. порождены
национализмом, понимаемым как «сплочение людей одной расы, одного языка,
религии и обычаев, людей-братьев вокруг идеи борьбы за независимость, за
самоуправление, за создание совершенного государства  с целью добиться
общественного благосостояния и могущества, с целью защиты от внешних
врагов». Осознание  необходимости такого сплочения  могло быть обеспечено
только просвещением народа. Оно является основой культурного прогресса.
Просвещение обеспечивает богатство и процветание страны, величие
государства и его  будущее, права, жизнь и имущество  людей.
Просветительские  движения стали главной приметой общественной жизни в Китае
на начальном этапе становления идеологии национализма. Повсеместно
создавались просветительские общества, оказывавшие влияние не только на
культурную, но и  на политическую атмосферу.
Деятельность просветителей  ставила целью  одновременно  возродить    интерес
соотечественников   к   национальному   духовному  наследию   и   ознакомить
их  с  достижениями   западной   культуры.  В    сложившейся    исторической
ситуации,   стержневой   для   общественного   дискурса    стала    проблема
 соотношения   национальных традиций  с западными идеалами  и ценностями,
отождествляемыми  с  модернизмом.  Участники  полемики  разделились  на  два
лагеря в соответствии с приверженностью к двум  полярным  точкам  зрения.  В
одном     случае     наблюдалось     неприятие     всего     западного     и
идеализация собственных  традиций. Последние, так же как и  базирующееся    на
   них    общественное    мироустройство,     рассматривались     как     не
подлежащие   радикальным   переменам.   Напротив,  монархическое    (нередко
теократическое)   государственное   правление,   докапиталистические   (чаще
всего феодальные) формы  хозяйствования и средневековые  моральные  установки
считались  заслуживающими  консервации.   Идея  социального  прогресса   как
поступательного движения в этой связи считалась  противоречащей  традиционно
принятому мировидению, обычно ассоциируемому с тем или  иным  вероучением.  В
другом – прозападное  настроения. 

Тань  Сытун
В рассматриваемый  период развития Китайской  философии,  Тань  Сытун  (1865-
1898),  поэт  и  философ считается наиболее  ярким представителем  нового
поколения  Китайской  интеллектуальной   элиты,   вынужденный   одновременно
сражаться как с  призраком  древней  китайской  традиции,  так  и  с  угрозой
культурного и политического  порабощения Китая. Он  всерьез  занялся  поиском
“тайного источника” богатства и мощи Запада.
      В  это время политическая и экономическая  ситуация в  Китае  продолжали ухудшаться. Несмотря на начатые в 60е годы 19в. реформы, модернизация  Китая тормозилась непрерывными внутренними восстаниями и внешними  поражениями  от Запада. Империалистические державы беззастенчиво грабили  Китай,  требуя  от
него все больших  территориальных и политических уступок. Глубоко переживавший близость катастрофы Тань Сытун, решил, что  для  выхода из кризиса необходимо заглянуть в прошлое Китая  и  за  его  пределы.  Иными словами пересмотреть свои традиции в  контексте  современности,  обучаясь  у Запада и заимствуя у него все передовое. Именно тогда он начал писать свою работу “Жень Суэ” (“учение о  гуманности), которая была опубликована только  после  его  смерти  (1896-97).  Содержание книга свидетельствует, что Тань Сытун не утратил веры в учения Конфуция.  Он полагал, что  первоначальный  смысл  учения  Конфуция  был  искажен  многими поколениями правителей и их лукавых  царедворцев,  стремившихся  сделать  из конфуцианства орудие угнетения подданных и надзора за ними.
Он полагал, что  для того чтобы вернуться к  первоначальному учению  Конфуция, следует до  основания  разрушить  всю  несправедливую  систему  общественных отношений  в  Китае,  сложившуюся  в  конце   19в.   Главным   для   каждого конфуцианиста в том числе и для Тань Сытуна, была идея  гуманности  (Чжень). Суть Чжень Тань Сытун определяет через “Тун” – взаимосвязанность. Для него, очевидно, что империалистический Китай, в  котором  узаконено  угнетение  по социальному, возрастному и половому признакам, не может  считаться  образцом
государства.  Поэтому  конфуцианство  необходимо  очистить  от  многовековых наслоений искажений и  лжи,  а  для  этого  необходимо  привлечь  достижения других традиций и культур.
Тань Сытун полагал, что дух  конфуцианской  гуманности  ярко  проявляется  в буддизме.  Высшая  форма   конфуцианской   гуманности   –   это   буддийское сострадание. Сострадание предполагает близость  к  тому,  кому  сострадаешь, благодаря  состраданию  разрушается   психологический   барьер   отчуждения, сострадание способствует самореализации личности в ее отношениях с  другими. Кроме того, сострадание предполагает равенство живых существ.
Помимо  буддизма  Тань   Сытунь   открывает   конфуцианскую   гуманность   в христианстве,  утверждая,  что  христианская  концепция  любви  к  ближнему, является ярким примером добродетелей Чжень. Но он  обращается  не  только  к религии, но и к науке. В то время  чрезвычайной  популярностью  пользовалась концепция всепроникающего эфира, своего рода первоматерии. Тань Сытун и  его объявил  проявлением  гуманности,  ибо  эфир,  проникая   всюду,   скрепляет Вселенную   и   обеспечивает   возникновение   единого   мира,   в   котором
взаимодействуют  живые  существа.  Программа   политических   и   социально-экономических   реформ   аргументировалась   Тань    Сытуном    исходя    из мировоззренческих посылок, согласно которым началом всех начал во  вселенной выступает единая субстанция — эфир (итай).  Происходящее  в  мире  суть  его проявления. Изменения, соединения, расслоения,  возникновения,  исчезновения и прочие формы взаимодействия между вещами представляют собой  всеобъемлющий процесс, называемый Тань Сытуном жэнь (гуманизмом). Тань Сытун верил  только в способность сознания пронизывать пространство и время  и  влиять  на  вещи
явления. Тщательный анализ гуманности и Тун позволил ему создать стройную и
убедительную программу  реформ, необходимых для возрождения Китая. Помимо восстановления конфуцианства, распространения буддизма, он настаивал на внедрение Западной науки, способствующей укреплению силы разума. Тань Сытун выдвинул также программу перестройки социальных отношений в Китае, ликвидацию насилия и угнетения старшими младших, мужчинами женщин. Он считал, что правитель и подданные должны находится в более тесной связи, ибо только это может способствовать прогрессу и укреплению Китая. Выступая
радикальным противником  традиций, составлявших опору существующего в Китае общественного порядка. Прежде всего, по его словам, необходимо прорвать сети схоластических наук. Затем прорывать сети мировых общественных доктрин, сети монархизма, сети принципов традиционной морали, сети Неба, сети мировой религии, наконец, сети буддийских законов.
Тань Сытун верил, что ему удалось  создать  стройный  и  гармоничный  синтез лучших идей Китая и Запада. Среди философских направлений 1ой половины 20 века  следует,  пожалуй,
выделить  философию  Сунь  Ятсена   и   позднее   философское   направление, сформированное под воздействием марксизма – ленинизма. 

Сунь  Ятсен.
Сунь  Ятсен  (1866-1925)  вошел  в  историю  Китая  и  как  философ  и   как
политический деятель, в большей степени, пожалуй, как  политический  деятель.
Он стал Конфуцием  в “реальной политике”, заложив  основы  для  строительства
нового Китая, во многом определив курс развития страны в 20в.
Его главные  идеи  –  три  народных  принципа:  национализм,  народовластие,
народное   благосостояние.   Для   установления   народовластия   необходимо
равенство. Равенство  не  означает,  что  все  люди  рождаются  одинаковыми,
главное,  чтобы  всем  был  предоставлен  равный  шанс  на  развитие   своих
способностей. В идеальном  демократическом государстве  пять  ветвей  власти:
исполнительная, законодательная, судебная, селективная и контрольная.
В Китае,  по  его  мнению,  должна  быть  проведена  экономическая  реформа:
перераспределение земельной собственности под  лозунгом  “земля  крестьянам”.
Нужно  прийти  к  новой  концепции  действий,  отвергающей  старое  народное
выражение: “познать просто, осуществить на практике  трудно”,  только  новое
отношение к практике способно революционизировать Китай.
Сунь Ятсен был  убежден, что только демократия может спасти Китай. Он  хорошо
понимал,  что  благодаря  воздействию   тысячелетних   традиции,   китайский
менталитет легко  мирится с тем,  что  в  управлении  государством  принимает
активное участие  лишь избранное меньшинство и  правительство не  считается  с
мнением  большей   части   общества,   поэтому   необходимо   активизировать
деятельность масс.
Он  разработал  свою  теорию  действия,   способную   опровергнуть   древнее
изречение: ”познать не трудно, трудно осуществить на  практике”  и  побудить
китайский народ  к активной  жизни.  Он  полагал,  что  действовать  как  раз
легко, трудно познать.
      В  1917-18гг.  Сунь Ятсен работал  над  своим  крупнейшим  теоретическим
трудом”План гос.  строительства”,  призванным,  по  мысли  автора,  заложить
философские,  политико-экономические  и  организационные  основы   программы
революционной партии. Однако поворот,  который  начался  в  его  взглядах  и
деятельности после  поражения  Синьхайской  революции,  завершился  только  в
1923-24гг. 

Ху  Ши
Еще более радикально-модернистской была позиция самого влиятельного лидера
«интеллектуальной революции» в Китае Ху Ши (1891 —1962). Пользовавшийся
большим влиянием в  кругах буржуазной интеллигенции и  студенчества,
китайский философ  резко порицал восточную и  страстно восхвалял современную
западную цивилизацию. Первую он называл «цивилизацией  рикш», а последнюю —
“цивилизацию автомобилей”. Причина столь разительного разрыва, по его
мнению, коренится  главным образом в том, что  для восточного склада ума
характерна материалистичность, в то время как для западного —
рационалистичность. Признаком «материалистичности» он считал
«удовлетворенность  судьбой», «подчиненность материальной среде»,
неспособность и  нежелание переделать ее, вырваться  за устоявшиеся пределы,
«леность ума и духа». Рационалистичность же толковалась им как
«неудовлетворенность», творческая активность, стимулирующая  развитие
философии и науки, постоянный поиск новых горизонтов и выход к ним.
      Ху  Ши выступал против революционных  потрясений общественных устоев,
склоняясь к предпочтительности «непрерывных, капля за каплей, реформ»  на
основе интеллектуального  и морального обновления личности. Он ратовал за
«здоровый индивидуализм», который один может обеспечить свободу  и
благополучие одновременно каждого и всех, личности и государства. По
признанию самого Ху Ши, его мировоззрение сложилось  под сильным влиянием
агностицизма Хаксли и прагматизма Дьюи.
Ориентация на то или иное направление западной мысли  отличалось
избирательностью,   обусловленной  приоритетными  интересами философов
Китая. Их внимание привлекали идеи, работавшие  на  обоснование
закономерности  эволюционного  процесса в природе  и обществе. Отсюда
огромный интерес  к Ч.Дарвину и социальному дарвинизму Г.Спенсера. Осознание
возможности продвижения  по пути прогресса лишь при условии  преодоления
косности догматизма (прежде всего религиозного) вызывало апелляцию к
картезианским аргументам (Р.Декарт) или еще чаще к   позитивизму
(О.Конт).   Оппозиция   абстрактности   и   созерцательности   диктовала
обращение   к   прагматизму   как   некой   программе «реконструкции в
философии», превращающей последнюю в метод решения  прагматических жизненных
проблем (У.Джеймс, Дж.  Дьюи).  И наконец,  признание  человека в качестве
субъекта общественных преобразований и совершенствования находило опору  у
философов,   акцентировавших  творческое   и  волевое   начало человека-
деятеля (А.Шопенгауэр, А.Бергсон, Ср.Ницше).
      Нигилистическое  отношение к собственной национальной  философской
традиции и обращение к какой-либо из западных философских систем, наиболее
характерное для  начала XX в., оказалось ограниченным во времени и по
степени своего распространения, хотя тем не менее можно говорить о
формировании целых  школ   «китайского  прагматизма».
Ни апологетическое, ни нигилистическое отношение к  отечественной традиции
не стали доминирующими  в общественной мысли Китая. Преобладающим  оказался
реформаторский подход, более реалистичный и перспективный, в наибольшей
степени соответствовавший  интересам набиравшей силы национальной буржуазии
и нового поколения  интеллигенции. В этом подходе сочетались уважение к
отечественному духовному  наследию и трезвая критическая  оценка устаревших
традиций, антиимпериалистическая настроенность и признание несомненности
достижений западной цивилизации, незыблемость религиозной  веры и понимание
необходимости приобщения к достижениям современной науки  и техники. 

Кан Ювэй
Сложность, противоречивость и драматизм такого подхода продемонстрировал, в
частности, Кан Ювэй (1858—1927). Лейтмотивом всей деятельности и творчества
китайского мыслителя  был тезис: «Изменение — это путь (дао) Неба». Он
утверждал, что господствующая в Китае идеология является порочной, так как
основана на классических текстах, подделанных в период правления узурпатора
Ван Мана. Доказательству фальсификации канонов он посвятил специальную
работу «Исследования  о поддельных классических канонах  Синьской школы».
Для оправдания критического пересмотра существующего правопорядка и
традиционных моральных  установлений Кан Ювэй апеллировал  к авторитету
Конфуция, которого представлял величайшим реформатором. В «Исследовании
учения Конфуция о реформе государственного строя» он писал, что Конфуций
был убежденным сторонником  периодического проведения изменений  в системе
государственного  управления.
Главным теоретическим  произведением Кан Ювэя является «Книга о Великом
единении» («Да тун  шу»), написанная в 1884—1902 гг. и опубликованная
посмертно. В ней  изложен взгляд реформатора на историческое развитие и его
представление об идеальном  обществе. Кан Ювэй использует принятое в
конфуцианском каноне «Ли цзи» деление истории общества на три эры. К ним он
причисляет эру  Хаоса, эру Становления и эру  Великого единения, или Великого
равенства. Самое  примечательное, что, в отличие от принятой в Китае
традиции обращения  к прошлому как к идеальному «золотому  веку», социальный
идеал Кан Ювэя ориентирован на будущее. Он заявлял, что современный  ему
Китай все еще  находится в первой стадии, т.е. эре  Хаоса, а потому
рекомендовал развернуть борьбу за переход к эре Становления, или Малого
благоденствия, с  тем, чтобы в отдаленном будущем реализовался идеал
Великого единения.
На  этой  стадии  предполагалось  общество,  свободное  от  государственной,
расовой, национальной, классовой, сословной  и  религиозной  дифференциации.
Путь к созданию  единого  планетарного  государства  виделся  в  прохождении
этапа  «поглощения»  малых  государств  великими  державами:  например,  США
поглотят Американский континент, а  Германия  —  Европу.  Расовые  различия,
казалось  Кан  Ювэю,  возможно  исключить  переменой  географической   среды
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.