На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Реформы Никона и раскол Русской Православной Церкви в XVII веке

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 29.05.2012. Сдан: 20 Я. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Якутский  Государственный Университет им. М. К. Аммосова
Исторический  факультет 
 
 
 
 
 
 

Курсовая  работа на тему:
Реформы Никона и раскол Русской Православной Церкви в XVII веке 
 
 
 
 
 
 
 

Выполнил: Шепеткин А. П.
Группа  ИО-07-2
                                                                                      Проверил:  
 
 
 

Якутск  – 2008 г.
Содержание
      Введение……………………………………………………………………………3
      Основная часть:
        Накануне реформ……………………………………………………..5
        Ход реформ……………………………………………………………….8
        Причины реформ………………………………………………………14
        Противники Никона………………………………………………….16
        «Падение» Никона……………………………………………………22
        Суждения Собора 1667 г. об отношении Церкви и государства……………………………………………………………….24
      Заключение………………………………………………………………………27
      Ссылки………………………………………………………………………………30
      Приложение……………………………………………………………………..31
      Список использованной литературы……………………………….35
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Введение
     Триста шестьдесят лет назад Россия исповедовала одну христианскую, православную веру и составляла одну истинную православную Церковь. Не было тогда в Русской Церкви ни ересей, ни расколов, ни раздоров. Крещение Руси в 988 году при святом равноапостольном великом князе Владимире было крупнейшим событием в истории нашей Родины. Управление Русской Церковью сначала находилось в Киеве. Во главе церкви стоял митрополит. Первыми митрополитами на Руси были греки, которые присылались из Константинополя греческими патриархами. Позднее русские митрополиты стали избираться собором русского духовенства и ездили в Константинополь для принятия хиротонии от греческого патриарха. Киевский митрополит ставил епископов на важнейшие русские города.
     После разорения Киева войсками татарского хана Батыя (1240 г.) местопребывание митрополита было перенесено во Владимир. А при митрополите Петре кафедра митрополита была перенесена в Москву.
     В 1448 г.  собором русских епископов был избран в митрополиты архиепископ рязанский Иона, который был поставлен уже без утверждения константинопольского патриарха, так как те приняли флорентийскую унию на церковном соборе 1439 г. С этого времени русские митрополиты стали избираться собором русского духовенства самостоятельно, без утверждения и хиротонии византийским патриархом. Таким образом, Русская Церковь приобрела независимость от церкви греческой.
     При митрополите Ионе также произошло отделение юго-западной Русской Церкви от северо-восточной: Литовские князья с неудовольствием смотрели на зависимость духовенства и населения их земель от московского митрополита. По их настоянию в Киеве была учреждена особая митрополия. Митрополит киевский продолжал назначаться константинопольским патриархом. Так образовались две русских митрополии: одна управляла северо-восточной частью России, другая - юго-западным краем. Юго-западная церковь вскоре подпала под влияние католичества.
     В 1453 г. Константинополь был взят турками, и вся Византия попала под турецкую власть.
     В 1589 г. при царе Федоре Иоанновиче в Москву приехал восточный патриарх Иеремия. Пребывание в Москве патриарха Иеремии Русская Церковь использовала для учреждения Патриархии, и в тот же год митрополит московский Иов был возведен в сан всероссийского патриарха. Обращаясь к царю Федору, патриарх Иеремия сказал: «Ветхий Рим пал от ересей; вторым Римом - Константинополем завладели агарянские внуки - турки; твое же великое Российское царство - третий Рим - всех превзошло благочестиём».
     Но именно в то время, когда Русская Церковь достигла наибольшего величия и расцвета, в ней произошел раскол, разделивший русских людей. Расколом принято называть произошедшее во второй половине XVII века отделение от господствующей Православной Церкви части верующих, получивших название старообрядцев, или раскольников. 
 
 
 
 
 
 
 
 

Накануне  реформ
     Государство готовилось воевать с Польшей, свести с ней затянувшиеся со Смутного времени  счеты и сдержать прикрытый ее флагом католический натиск на западную Русь. Для успеха в этой борьбе Москве нужны были протестанты, их военное искусство и промышленные указания. Для русской церковной иерархии возникала двусторонняя забота: надобно было поощрять царское правительство к борьбе с католиками и сдерживать его от увлечения протестантами. Если государству понадобился мастер-немец, то церковь почувствовала нужду в учителе-греке или киевлянине.
     Во  второй четверти семнадцатого века представители  высшего греческого духовенства  постоянно посещали Москву. Они настойчиво указывали русским на многочисленные и часто весьма существенные различия в русских и греческих богослужениях и церковных обрядах. А разночтения в русских и греческих церковных книгах приводили порой к настоящим скандалам (например, сожжение в греческом монастыре на Афоне русских печатных книг как содержащих множество еретических мнений).
     Главным виновником церковного раскола в России был московский патриарх Никон. Он вступил на патриарший престол в 1652 году. Еще до возведения в патриархи он сблизился с царем Алексеем Михайловичем. Вместе они сговорились переделать Русскую Церковь на новый лад: ввести в ней новые чины, обряды, книги, чтобы она во всем походила на греческую. Понимая всю опасность неосторожного вторжения в область веры, царь в то же время почитал полезным для государства всеми средствами, в том числе и личным примером, укреплять религиозность своих подданных. Правительство понимало, что отказ от традиций не пройдет безболезненно, но в то же время склонялось к мысли о необходимости пересмотра всех церковных обрядов и приведение их в соответствие с греческой богослужебной практикой. Это было вызвано, прежде всего, стремлением упорядочить обрядовую практику русской церкви в условиях роста религиозного вольномыслия и падения авторитета духовенства. Вместе с тем сближение с греческой церковью должно было поднять престиж Российского государства на православном Востоке.
     В 1645 г. в Москве образовался кружок ревнителей церковного благочестия — так называемых боголюбцев. В этот кружок входили молодой царь Алексей Михайлович, царский духовник протопоп Стефан Внифантьев (Вонифатьев), протопоп Иоанн Неронов и некоторые другие. Целью кружка было благоустройство Русской Церкви. Боголюбцы понимали необходимость определенных церковных реформ, призывали к соблюдению христианской морали, много внимания уделяли проповеди, устраивали центры христианского просвещения, стремились поднять авторитет Церкви в глазах народа.
     В 1646 г. к кружку боголюбцев присоединяется Никон (в миру Никита Минов), тогда еще безвестный игумен северной Кожеозерской пустыни. Никон сумел уловить сокровенные мысли, занимавшие царя Алексея Михайловича и его ближайшее окружение, и вскоре сделал головокружительную карьеру. Представленный молодому царю, он произвел на него столь благоприятное впечатление, что тут же получил сан архимандрита московского Новоспасского монастыря — родового монастыря Романовых. В 1649 г. Никон уже был рукоположен в митрополиты Новгородские — на место еще живого митрополита Авфония.
     В 1651-1652 гг. среди боголюбцев начались разногласия по поводу выбора пути церковной реформы. Епископ Павел Коломенский, протопоп Аввакум и протопоп Иоанн Неронов ревностно выступали за реформирование Церкви по русскому образцу, на основе постановлений знаменитого Стоглавого собора 1551 г., а митрополит Никон и царь Алексей Михайлович склонялись к реформированию по современному им греческому образцу, ошибочно принимая его за эталон древнего церковного предания.
     В 1652 г. внезапно умирает патриарх Иосиф, и на его место выбирают Никона. При поддержке царя Алексея Михайловича новый патриарх активно принимается за реформирование Русской Церкви. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Ход реформ
     B 1653 г. начались церковные реформы патриарха Никона, которые раскололи русское общество на два лагеря. В чем же заключалась суть никоновской «реформации» (а на самом деле — алексеевской, поскольку главным инициатором был царь Алексей Михайлович и его ближайшее окружение)? Формальным поводом послужило исправление якобы неисправных богослужебных книг. Реформаторы утверждали, что со времени принятия христианства при князе Владимире в богослужебные книги по вине переписчиков вкралось такое множество ошибок, что необходима серьезная правка. Эта мысль явилась из сличения оригиналов и переводов. Изменений было множество. Перечислим лишь некоторые, наиболее важные с точки зрения православного вероучения:
    Двоеперстие, древняя, унаследованная от апостольских времен форма перстосложения при крестном знамении, было названо «армейскою ересью» и заменено на троеперстие. В толковании двоеперстного крестного знамения два протянутых перста означают две природы Христа (Божественную и человеческую), а три (пятый, четвертый и первый), сложенных у ладони, — Троицу. Введя троеперстие (означающее только Троицу), Никон не только пренебрег догматом о Богочеловечестве Христа, но и ввел «богострастную» ересь (т. е., по сути, утверждал, что на кресте страдала не только человеческая природа Христа, а вся Святая Троица).
    Трисоставный восьмиконечный крест, который издревле на Руси был главным символом православия, был заменен двусоставным четырехконечным, ассоциировавшимся в сознании православных людей с католическим учением и называвшимся «латинским (или ляцким) крыжом». После начала реформы восьмиконечный крест был изгнан из церкви. О ненависти к нему реформаторов говорит тот факт, что один из «святых» новой церкви называл его «брынским», или «раскольническим». Только с конца XIX в. восьмиконечный крест начал постепенно возвращаться в новообрядческие церкви.
    Молитвенный возглас — ангельская песнь «аллилуйя» — стал у никониан четвериться, поскольку они поют трижды «аллилуйя» и четвертое, равнозначное, «Слава Тебе, Боже». Тем самым нарушается священная троичность.
    В исповедании православной веры — Символе веры, молитве, перечисляющей основные догматы христианства, из слов «в Духа Святаго Господа истиннаго и животворящаго» было изъято слово «истиннаго» и тем была поставлена под сомнение истинность Третьего Лица Святой Троицы. Из сочетания «рожденна, а не сотворенна» был выброшен союз «а» — тот самый «аз», за который многие готовы были погибнуть. Исключение «а» могло мыслиться как выражение сомнения в нетварной природе Христа. Вместо прежнего утверждения «Его же царствию несть (т. е. нет) конца», было введено «не будет конца», т. е. бесконечность Царствия Божия оказывается отнесенной к будущему и тем самым ограниченной во времени.
    В никоновских книгах было изменено само написание имени Христа: вместо прежнего Исус, встречающегося и у других славянских народов, было введено Иисус, причем единственно правильной была объявлена исключительно вторая форма, что возводилось новообрядческими богословами в догмат.
    Во время крестных ходов, таинств крещения и венчания новообрядцы стали ходить против солнца, в то время как, согласно церковному преданию, это полагалось делать по солнцу (посолонь) — вслед за Солнцем-Христом.
    При крещении младенцев новообрядцы стали допускать и даже оправдывать обливание и окропление водой, вопреки апостольским постановлениям о необходимости крещения в три погружения.
    Литургию теперь стали служить на пяти просфорах, утверждая, что иначе «не может быти сущее тело и кровь Христовы» (по старым обрядам служить следовало на семи просфорах).
    Вместо древнего пения было введено новое итальянское, а новые иконы стали писать не по древним образцам, а по западным, отчего они стали больше похожи на светские картины, чем на иконы. Все это способствовало культивированию в верующих нездоровой чувственности и экзальтации, ранее не свойственной православию.
    Впоследствии новообрядцы уничтожили древнее каноническое церковное устройство и признали светскую власть главой церкви — по образцу протестантских церквей.
    В новообрядческой церкви был отменен древний обычай избрания духовных лиц приходом. Его теперь заменили постановлением по назначению сверху и вдобавок светскими лицами.
     Но что в данном случае принималось за оригинал? Новые богослужебные греческие книги, напечатанные в иезуитских типографиях Венеции и Парижа (греки тогда находились под игом турок-османов и собственных типографий не имели)! Помимо того что за семь веков, прошедших со времени крещения Руси, греки, заразившись латинским духом, сами существенно изменили чинопоследования некоторых служб, к этим изменениям добавлялись еще сознательные еретические искажения, внесенные хозяевами типографий — иезуитами.
     Тем самым никоновская «справа» стала не исправлением богослужебных книг, а их искажением, порчей. К сожалению, до сих пор весьма распространенным является мнение о том, что реформа XVII в. проводилась с целью исправления ошибок и описок, якобы вкравшихся в богослужебные тексты с течением времени по вине «невежественных» переписчиков. Однако мнение это весьма далеко от истины. Послушаем заключение эксперта: «Объективное сравнение текстов богослужебных книг предреформенных, иосифовской печати, и послереформенных не оставляет сомнений в ложности утверждения о недоброкачественности предреформенных богослужебных книг — описок в этих книгах, пожалуй, меньше, чем опечаток в современных нам книгах. Более того, сравнение текстов позволяет сделать как раз противоположные выводы: послереформенные тексты значительно уступают по доброкачественности предреформенным, поскольку в результате так называемой правки в текстах появилось огромное количество погрешностей разного рода и даже ошибок (грамматических, лексических, исторических, догматических и пр.)»1.
     В феврале 1653 года Никон приказал во всех московских церквах запретить верующим «творить поклоны» стоя на коленях, допускались только поясные поклоны. Крестное знамение допускалось только троеперстное. Позже патриарх решительно заменил на новые те старинные обряды, которые не совпадали с греческими: было предписано петь «аллилуйя» не два, а три раза; во время крестного хода двигаться не по солнцу, а против него; иначе стало писаться имя Христа - «Иисус»  вместо традиционного «Исус». Отдельные слова богослужения были заменены на новые, все богослужебные книги переписывались по греческим образцам, неисправные подлежали исправлению.
     Летом 1654 года Никон занялся исправлением икон. По его приказу были отобраны у населения иконы, отличавшиеся некоторым реализмом. Он приказал выколоть глаза изображенным на таких иконах святым, или же соскоблить и заново переписать лики. Случилось так, что в это время в Москве вспыхнула сильная эпидемия чумы. В народе поползли слухи о божьей каре за содеянное кощунство. А солнечное затмение 2 августа дало еще большую пищу для толков.
     Стараясь  помешать Никону,  «ревнители» подали челобитную царю, в которой доказывали незаконность нововведений. В ответ на челобитную, Никон дал ход обвинениям и жалобам прихожан на членов кружка. Силы были неравны. Вскоре многие «ревнители древнего благочестия» были арестованы, сосланы. А некоторые лишены сана. Заточенные, униженные они лишь укреплялись в своем «подвиге», впадали в религиозный экстаз, пророчествовали.
     Убедившись, что одной своей властью он не сумеет поставить дело реформы  на прочное основание, Никон весной 1654 года созвал в Москве общерусский  церковный собор, на который прибыло  более двадцати видных деятелей русской церкви. Патриарх, в присутствии царя, обращаясь к Собору, перечислил многие неточности и отступления от греческих церковных порядков, имевшиеся в практике Русской церкви. Однако предусмотрительный патриарх не вынес на обсуждение наиболее «скользкие» моменты, вопросы - в первую очередь о «троеперстии». В результате длительного обсуждения решено было «достойно и праведно исправить книги против старых харатейных (то есть писанных на пергаменте) и греческих». А во избежание новых ошибок посоветоваться с константинопольским патриархом Паисием. Положительный ответ был доставлен в Москву в 1655 году в виде  очень важной и знаменитой впоследствии грамоты. Тогда же в Москву прибыли два восточных патриарха - Антиохейский Макарий и Сербский Гавриил. В связи с этим в 1656 году был созван новый Собор. На нем рассматривались такие русские церковные обряды, как лития, литургия, проскомидия и другие. Также был утвержден русский перевод греческого церковного Служебника и «Троеперстия». В результате преследуемая Никоном цель была достигнута - он заручился поддержкой видных иерархов.
     Укрепившись опорой вне сферы московской власти, Никон хотел быть не просто московским и всероссийским патриархом, а  еще одним из вселенских и действовать  самостоятельно. Он хотел дать действительную силу титулу "великого государя", какой он носил наравне с царем, все равно, была ли это снисходительно допущенная узурпация или неосторожно пожалованная "собинному другу" царская милость. Он ставил священство не только вровень с царством, но и выше его. Когда его упрекали в папизме, он без смущения отвечал: "За доброе отчего и папу не почитать? Там верховные апостолы Петр и Павел, а он у них служит". Никон бросил вызов всему прошлому русской церкви, как и окружающей русской действительности.
     Поразительно, но сценарий никоновских реформ мы находим еще в 1605 г.! В тайной инструкции самозванцу Лжедмитрию I о том, как ввести унию с католиками в России, т. е., по сути, подчинить русских власти римского папы, иезуиты писали:
      «самому государю заговаривать об унии редко и осторожно, чтоб не от него началось дело, а пусть сами русские первые предложат о некоторых неважных предметах веры, требующих преобразования, и тем проложат путь к унии;
      издать закон, чтобы в Церкви Русской все подведено было под правила соборов отцов греческих, и поручить исполнение закона людям благонадежным, приверженцам унии: возникнут споры, дойдут до государя, он назначит собор, а там можно будет приступить и к унии;
      намекнуть черному духовенству о льготах, белому о наградах, 
      народу о свободе, всем — о рабстве греков;

      учредить семинарии, для чего призвать из-за границы людей ученых, хотя светских»2.
 
 
 
 
Причины реформ
     Чем же руководствовались Никон и стоявший за его спиной царь, предпринимая столь неслыханные по своему масштабу реформы? Что толкало их к такому решительному разрыву со всей прежней богослужебной традицией, освященной авторитетом многочисленных русских святых? Соображения, которыми руководствовались реформаторы, были исключительно политическими и к духовной жизни никакого отношения не имели. Перед прельщенными взорами царя и патриарха заманчиво блистал цареградский венец. И тот и другой грезили об освобождении Константинополя от турок и о византийском престоле. Льстивые восточные патриархи распускали перед ними павлиньи веера, рисуя картины земного торжества православия, обещая им восстание порабощенных греков в ответ на объявление Россией войны турецкому султану. Русский царь должен был занять престол Константина Великого, а московский патриарх Никон — стать вселенским патриархом. Но для достижения территориального единства православных народов требовалась лишь одна незначительная «мелочь»: сначала надо было прийти к единству обрядовому, поскольку русские обряды того времени сильно отличались от греческих.
     «Царь Алексей Михайлович, воспитавшийся в грекофильских воззрениях, был искренним, убежденным грекофилом. Вместе со своим уважаемым духовником — благовещенским протопопом Стефаном Вонифатьевичем — он пришел к мысли о необходимости полного единения во всем русской церкви с тогдашнею греческою и уже ранее патриаршества Никона... предпринял ряд мер для осуществления этой мысли, которой он остался верен до конца своей жизни. Сам Никон как реформатор — грекофил был, в значительной степени, созданием царя Алексея Михайловича и, сделавшись благодаря ему патриархом, должен был осуществлять в свое патриаршество мысль государя о полном единении русской церкви с тогдашнею греческою, причем царь оказывал ему в этом деле постоянную, необходимую поддержку. Без энергичной и постоянной поддержки государя одному Никону, только своею патриаршею властию, провести свои церковные грекофильские реформы было бы решительно невозможно»3.
     Другой причиной являлось то, что после воссоединения Украины с Россией (1654) возникла необходимость в создании единой нормы богослужения и богослужебного языка (южнорусский, киевский извод славянского языка значительно отличался от московского извода). Грекофильская ориентация царя и патриарха привела Русскую Церковь к принятию не московской нормы богослужения (наиболее близкой к ранневизантийской), а южнорусской, в большей степени соответствовавшей греческим текстам и традициям XVII в. Здесь следует сказать, что на Украине реформа, аналогичная никоновской, была проведена на 50 лет ранее митрополитом Петром Могилой и привела к тому, что киевское богословие и богослужение оказались сильно заражены католическим влиянием. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Противники  Никона
     Другая часть Русской Церкви получила у историков название «старообрядцев». Название неточное — оно сводит все различия между сторонниками и противниками никоновских реформ исключительно к обрядовым, «внешним», как бы второстепенным. Но, во-первых, само слово «обряд» в данном значении прочно вошло позднее, оно введено уже в Петровскую эпоху, в обиход господствующей церкви из протестантского богословия, а ранее на Руси не употреблялось. Это слово — не церковное. Древность знает понятия «таинство», «чин» или «последование», но не знает слова «обряд». Во-вторых, для православного сознания вообще не характерны разделение на «внешнее» и «внутреннее» и их противопоставление. Следовательно, более правильным было бы самоназвание, которое взяли себе последователи древлего благочестия: «староверы».
     Реформаторская деятельность Никона встретила сильное сопротивление со стороны видных Духовных деятелей того времени: епископа Павла Коломенского, протопопов - Аввакума, Иоанна Неронова, из Костромы, Логгина из Мурома и других. Эти лица пользовались в народе огромным уважением за их пастырскую деятельность. Протопопы Иоанн Неронов и Аввакум обладали большим даром слова. Они умели говорить просто и ясно, горячо и вдохновенно. Они не стеснялись говорить правду в глаза сильным «мира сего», обличали пороки и преступления властей, были прямодушными и честными.
     Верные и стойкие поборники церковной старины вскоре подверглись жестоким мучениям и казням по приказам патриарха Никона и царя Алексея Михайловича. Первыми мучениками за правую веру были протопопы Иоанн Неронов, Логгин, Даниил, Аввакум и епископ Павел Коломенский. Они были высланы из Москвы в первый год реформаторской деятельности Никона (1653-1654 гг.).
     На соборе 1654 года, созванном по вопросу о книжном исправлении, епископ Павел Коломенский мужественно заявил Никону: «Мы новой веры не примем», за что без соборного суда был лишен кафедры. Прямо на соборе патриарх Никон собственноручно избил епископа Павла, сорвал с него мантию и велел немедленно отправить в ссылку в монастырь. В монастыре епископ Павел был придан тяжелым мучениям и, наконец, сожжен в срубе.
     Значительной фигурой этого исторического периода, без которой картина раскола была бы неполной, был протопоп Аввакум. Глава поборников древнего благочестия, он был самым известным непримиримым врагом Никона. Аввакум родился 25 ноября 1620 г. в селе Григорове Закудемского стана Нижегородского уезда (ныне — Большемурашкинский район Нижегородской области) в семье священника сельской церкви во имя святых Бориса и Глеба Петра Кондратьева. Основные деятели движения боголюбцев были земляками Аввакума: патриарх Никон, протопоп Иоанн Неронов, епископ Павел Коломенский, архиепископ Илларион Рязанский. В Нижегородских землях, рано выучился грамоте и пристрастился к чтению. Аввакум провел детство обычного деревенского мальчишки. Аввакум не делил свою жизнь на официальную и неофициальную, одинаково ревностно относясь к частным и общественным обязанностям. Он никогда не стремился занять высокий пост, но, вместе с тем, был готов до последнего  отстаивать славянскую старину в обрядах и священных книгах. Благодаря своей энергии, дару убеждения и богословской начитанности, Аввакум сразу же занял видной место во влиятельном кружке «ревнителей древнего благочестия». Это почти совпало по времени с началом реформ патриарха Никона, и Аввакум сразу становится самым непримиримым противником нововведений патриарха, хотя ранее их объединяли многие воззрения на порядок богослужения и на необходимость благочестивого поведения священнослужителей и прихожан. Последовательно выступая против церковных «новин», Аввакум тем не менее пользовался расположением царской семьи, где ценили его искренность и убежденность.
     Когда Аввакум и его единомышленники  были сосланы в Пустозерск, где, не имея возможности, открыто проповедовать, Аввакум проявил себя как яркий писатель и выдающийся полемист. Не без влияния страстного огненного слова Аввакума поднялись и соловецкие старцы. Протест которых вылился в открытое противостояние властям. Соловецкое восстание длилось восемь лет (1668 - 1676); и только когда в живых осталось всего шестьдесят из пятисот человек, предатель-перебежчик открыл ход в неприступный монастырь. После разгрома восстания старцы прокляли царя Алексея Михайловича.
     Нельзя  не отметить то мужество, с которым  старообрядцы переносили все гонения  и преследования. Чем беспощаднее  и суровее становились начавшиеся казни, тем большее упорство они вызывали. На смерть стали смотреть как на мученический подвиг. «Чем больше ты нас мучишь, тем больше мы тебя любим» - писал Протопоп царю. А свои взгляды он обосновал следующим образом: «Церковь - православна, а догматы церкви от Никона-еретика во всем противны. А государь наш Алексей Михайлович православен. Но только простою своею душою принял от Никона книги. Думая, что они православны, не рассмотрел в них плевел еретических.».
     14 апреля 1682 г., в Страстную пятницу, формально — за «великия на царский дом хулы», а фактически — за свои религиозные убеждения по настоянию патриарха Иоакима Аввакум был сожжен в срубе вместе со своими единомышленниками и соузниками — священником Лазарем, дьяконом Феодором и иноком Епифанием. В пламени костра Аввакум высоко поднял руку с двуперстным крестным знамением и закричал народу: «Будете этим крестом молиться — во веки не погибнете!».
     В тот год совершился окончательный  поворот властей к политике подавления раскольников силой.  Собор 1682 года, созванный патриархом Иоакимом, наметил целую систему репрессий против старообрядчества почти в духе западной инквизиции. А в 1685 году царевна Софья издала двенадцать указов, предписывающих конфисковывать имущество «староверов», их самих бить кнутом и ссылать, а перекрещивающих в старую веру казнить.

     Выступления Аввакума и других защитников «старой  веры» получили поддержку в различных  слоях русского общества, приобрели широкий размах и привели к жестокому противостоянию двух сторон – защитников реформ в церкви и защитников старой веры.

     Раскол  начал приобретал общенациональное значение. В его орбиту были вовлечены  широкие массы верующих, официальная  церковь и церковная власть.

     Большая часть низшего духовенства, менее  образованная, видевшая в реформе  церкви ущемление своих интересов и прав, встала полностью на защиту «старой веры». Своими действиями они влияли на широкие массы прихожан, которые так же стали яростными защитниками старой веры. В это движение включились многочисленные массы горожан, (посадские люди). Призывы «сторонников старой веры» получили поддержку и некоторой части светской знати, в том числе были они и в окружении царя. Объединению в движении раскола различных слоёв русского общества способствовала и идеология раскола.

     В скором времени, после начала церковных реформ стало отчётливо просматриваться образование двух сторон раскола. Первую сторону составляли сторонники реформ, которую возглавляли официальная церковь во главе с патриархом и царём. Вторую сторону составили в основном широкие народные массы, низшее звено церковных служителей, которые стали видеть в церковной реформе дальнейшее усиление феодально-крепостнического строя в стране и ухудшение своего положения.

     Возникшее движение раскола стало подкрепляться  и определёнными идеологическими воззрениями, как с одной так и с другой стороны. Ярые защитники «старой веры» в своей практике руководствовались теми идеями и воззрениями, изложенными в сочинениях и протопопа Аввакума и других организаторов раскола.

     Суть  их идеологических воззрений:
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.