На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Роль наименований рыб в ЯКМ русского и английского языков

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 29.05.2012. Сдан: 20 Я. Страниц: 11. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


     Введение
     Многообразие  мира рыб с его различными классами, подклассами, семействами, с его  видами, составляет неповторимый фрагмент, отрезок многогранной, структурированной  ЯКМ, что представляет интерес для  исследователя.
     В нашей работе мы рассматриваем класс рыб, насчитывающий около 30000 видов. Актуальность нашего исследования состоит в том, что класс рыб особенно значим для человека наряду с другими классами животного мира. Человек может приручать их, использовать в своих интересах (имеется в виду непосредственное употребление в пищу, изготавливание лекарств, удобрений, селекционные виды аквариумных рыб имеют эстетическое значение), с рыбами связаны некоторые виды деятельности человека (рыбалка с промысловым значением, спортивный лов рыбы). Человек наделяет рыб особыми характеристиками, свойствами через наблюдение за их повадками, образом жизни, средой обитания. Часто в художественных произведениях встречается метафорический перенос наименования конкретного представителя вида рыб на человека.
     В нашем исследовании к анализу привлечены конкретные наименования  рыб и их производные в английском и русском языках, образованные различными способами словообразования.
     Цель  работы – выявить какую роль играют наименования рыб в ЯКМ английского  и русского языков. Для достижения данной цели предполагается решение следующих задач:
     1. Изучить научную литературу по  проблемам ЯКМ и научной КМ, лексической номинации (сущность  языковой номинации и аспекты  ее изучения; связь лексической  номинации с ЯКМ)
     2. Выявить первичные наименования рыб в английском и русском языках, систематизировать исследуемый материал по тематическим группам.
     3. Определить способы образования  производных от наименований  рыб и выявить особенности  образования вторичных номинаций  в английском и русском языках.
     4. Путем сопоставительного анализа  дефиниций значений наименований  рыб, представленных в толковых  словарях английского и русского  языков, выявить особенности изучаемого  фрагмента действительности  ЯКМ.
     Объектом  исследования послужили толковые словари английского и русского языков. Предмет исследования – семантические и словообразовательные свойства наименований рыб в английском и русском языках.
     Новизна работы заключается в выявлении  роли наименований рыб ЯКМ английского  и русского языков при помощи их тематической классификации.
     При исследовании нами были использованы следующие методы: описательный метод (наблюдение, систематизация, обобщение); метод сплошной выборки; сопоставительный метод.
     Работа  состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.
     Практическая  значимость проведенного исследования состоит в том, что результаты данной работы могут быть использованы для разработки спецкурсов, факультативов  по лексикологии английского языка  в сопоставлении с русским  в школе и в ВУЗе. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 1. Аспекты изучения лексической номинации  в русле языковой и научной картин мира
     § 1. Понятие языковой и научной картин мира. Признаки и существенные различия
     На  протяжении всей своей истории человек  взаимодействует с окружающим миром, отражая и познавая его в своей деятельности, в том числе речевой. Для своего ориентирования и познания противостоящего ему мира человек нуждается в особых опосредованных знаковых, символических структурах, прежде всего в языке, но также в мифологии, религии, науке, искусстве, выступающих в роли регуляторов его жизнедеятельности. На основе понятий и категорий этих структур человек создает картину мира, которая считается одним из базисных понятий теории человека [Гречко 2003: 167].  
     Понятие «картина мира» (КМ) относится к числу фундаментальных понятий, выражающих специфику человека и его бытия, взаимоотношения его с миром и важнейшие условия его существования в мире. При этом надо отметить, что феномен, именуемый «картина мира», является таким же древним, как и сам человек. Но, несмотря на это, явление, называемое термином «картина мира», стало предметом научно-философского рассмотрения лишь недавно. В настоящее время понятие картины мира находится в стадии  своего формирования: предпринимаются попытки разработать четкую и развернутую дефиницию этого понятия, раскрыть его смысл; дискутируются вопросы о том, как разумно теоретически отличить картину мира от близких феноменов, как категориально охарактеризовать и выявить свойства и формы ее существования [Серебренников 1988: 12]. Многие выдающиеся ученые из области физики, философии и многих других дисциплин (А. Эйнштейн, В.И. Вернадский, М. Планк и др.) проявляли интерес к вопросу о формировании четкой дефиниции КМ. Из  данных этими учеными определений следует лишь то, что КМ – это порожденная человеком, упрощенная замена реального мира придуманной схемой мира или образом мира [Там же: 3].
     Как отмечает Б.А. Серебренников, «картина мира есть целостный глобальный образ мира, который является результатом всей духовной активности человека, а не какой-либо ее стороны» [Там же: 20]. КМ может быть представлена с помощью пространственных, временных, количественных, этнических и других параметров. На ее формирование огромное влияние оказывают традиции, язык, природа, воспитание, образование и многие социальные факторы. Она возникает у человека в ходе всех контактов с миром, опыты и формы которых характеризуются чрезвычайным разнообразием. Это могут быть и бытовые контакты с миром, и предметно-практическая активность человека с ее деятельностно-преобразующими установками на переделывание мира и овладение им, и акты созерцания мира, его умозрения и умопостижения в экстраординарных ситуациях.
     Особое  внимание следует обратить на тот факт, что в процессе формирования КМ принимают участие все стороны психической деятельности человека, начиная с ощущений, восприятий, представлений, и кончая высшими формами – мышлением и самосознанием человека.
     Роль  человеческого мышления состоит  в том, что в нем происходит отражение действительного мира. Но само по себе мышление не коммуникативно. Средством общения людей выступает язык, в котором проявляется специфически человеческое восприятие мира. Язык является важнейшим способом формирования знаний человека о мире. Отображая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует результаты познания в словах. Совокупность этих знаний, запечатленных в  языковой форме, и представляет то, что принято называть «языковой картиной мира» (ЯКМ) [Постовалова: 29]. «Если мир – это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира – результат переработки информации о среде и  человеке» [Маслова 2001: 65].
     ЯКМ не стоит в одном ряду со специализированными научными картинами, она предшествует им, формирует их, т.к. человек способен воспринимать и изучать мир только благодаря языку, в котором закрепляется общественно-исторический опыт. Ю.Д. Апресян, глубоко занимавшийся изучением ЯКМ, называл ее наивной картиной, подчеркивая ее донаучное происхождение [Апресян 1995: 39]. Наивную КМ принято интерпретировать как отражение обиходных (обывательских, бытовых) представлений о мире [Апресян 1995;  Яковлева 1994]. Иными словами, считается, что язык отражает наши самые обычные, житейские представления о том или ином объекте или ситуации. В этом плане ЯКМ противопоставляется научной. Огромен и разнообразен окружающий нас мир природы. Но каждый человек должен пытаться познать этот мир и осознать свое место в нем. Чтобы познать мир, мы из частных знаний о явлениях и закономерностях природы пытаемся создать общее – научную КМ. Под научной КМ естествоиспытатели понимают систематизированные, исторически полные образы и модели природы и общества. Более подробное определение данного понятия дает свободная энциклопедия – Википедия: научная КМ – целостная система представлений об общих свойствах и закономерностях действительности, построенная в результате обобщения и синтеза фундаментальных научных понятий и принципов. Содержанием ее являются основные идеи наук о природе, принципы, закономерности, не оторванные друг от друга, а составляющие единство знаний о природе, определяющие стиль научного мышления на данном этапе развития науки и культуры человечества. В каждый период развития человечества формируется научная КМ, которая отражает объективный мир с той точностью, адекватностью, которую позволяют достижения науки и практики. Кроме того, КМ содержит и нечто такое, что на данном этапе наукой еще не доказано, т. е. некоторые гипотезы, предвидения, которые в будущем могут прийти в противоречие с опытом и достижениями науки, так что некоторые места в картине мира придется дополнять. Научная КМ уточняется и развивается на протяжении многих веков – проникновение в сущность явлений природы – бесконечный, неограниченный процесс, поскольку материя неисчерпаема. С развитием науки представления людей о природе становятся все более глубокими и адекватными, все более отражающими истинное, реальное состояние окружающего мира. Таким образом, научная КМ отражает научное сознание и является результатом профессиональной деятельности ученых, тогда как ЯКМ отражает обыденное сознание и является результатом деятельности носителей того или иного языка. Отсюда следует, что ЯКМ несоизмеримо старше научной, а стало быть, по степени информационной насыщенности ЯКМ значительно превосходит научную. [Камалова 2004: 13].
     Данные  утверждения актуальны для нашего исследования, так как отражение мира рыб в научной КМ имеет отличия от его отражения в ЯКМ, зафиксированной, в частности, в толковых и фразеологических словарях английского и русского языков.
     Е.В. Урысон более четко рассматривает различия между этими картинами на словах естественного языка, которые используются в качестве научных терминов.  Например,  такие слова, как звезда, вода, свет, тепло, горение, высота, точка, линия и т.д., прежде чем стать научными терминами, развились, «выросли» из естественных слов языка. Однако здесь стоит отметить, что система научных понятий довольно далека от системы лексических значений, закрепленных в естественном языке [Урысон 1998: 3].   Ср. ставший хрестоматийным пример Л.В. Щербы: «Прямая (линия) определяется в геометрии как кратчайшее расстояние между двумя точками. Но в литературном языке это, очевидно, не так. …Прямой мы называем в быту линию, которая не уклоняется ни вправо, ни влево, (а также ни вверх, ни вниз)» [Щерба 1974: 280]. Таким образом,  значения терминов, которые возникают на основе значения обычных слов, и оказываются в системе научных понятий, далеки от исходных. Тем самым подчеркивается «донаучный» характер ЯКМ. С одной стороны, исследуемый фрагмент ЯКМ будет очень точно соответствовать нашим, до сих пор никем не эксплицированным, обиходным представлениям о данном кусочке действительности. С другой стороны, этот же фрагмент наивной КМ может удивительно отличаться  от научного знания, которое современный образованный человек склонен рассматривать как эталон «правильных» представлений [Урысон 1998: 3].
         В настоящее время лингвистами  не оспаривается положение о  том, что каждый естественный  язык по-своему членит мир,  т.е. имеет свой специфичный  способ его концептуализации [Урысон 1998: 3], вследствие чего между языками образуются существенные расхождения в их семантической структуре. Мысль эта была сформулирована еще В.Гумбольдтом в начале XIX века. Ученый признавал факт различия языков и пытался каким–то образом объяснить это явление, выдвинув тезис о том, что «разные языки – это не различные звуковые обозначения одного и того же предмета, а различные видения его» [Гумбольдт 2000: 12]. Он утверждал, что «каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, из пределов которого можно выйти только в том случае, если вступаешь в другой круг. Изучение нового иностранного языка можно было бы уподобить приобретению новой точки зрения в прежнем миропонимании» [Гумбольдт 2000: 15 – 16].  Так возникла мысль о том, что языки различаются многообразием национальных типов мировоззрения и мировидения, они своеобразны, а значит, своеобразен и национальный опыт, который в свою очередь определяет особенности картины мира различных народов. Национальных языковых картин мира столько же, сколько и языков. О.А. Корнилов определяет национальную ЯКМ как «запечатленное в лексике соответствующего языка национально- специфическое видение всего сущего» [Корнилов 1999: 143].  Каждый язык отражает уникальный результат многовековой работы коллективного этнического сознания над осмыслением и категоризацией бытия человека. Всех их объединяет наличие единого понятийного базиса человеческого сознания, на котором основываются человеческий язык, мышление и культура. Но понятийный базис универсален, а поэтому и наименее интересен с точки зрения национальной самобытности. По мнению О.А. Корнилова, «национальную специфику несет в себе та часть национальной ЯКМ, которую образуют национально – специфические нюансы мироосмысления, мирочувствования и мирооценки, накладывающиеся на универсальную логико – понятийную основу и определяющие «лицо» отдельного национального менталитета» [Корнилов 1999: 144]. Что же касается национальных научных КМ, то они отражают особенности менталитета каждой нации в той мере, в какой они используют для своего языкового оформления собственные национальные языки. Практически любые фразеологические единицы, отражающие национальную КМ, несут в себе неповторимую национальную образность мышления, которая ярко проявляется в их внутренней форме (выбор понятийных элементов), в определенном лексическом наполнении, в грамматической структурированности. Отношения научной КМ и ЯКМ национальных языков не следует рассматривать как стремление приведения ЯКМ в соответствие с национальной картиной мира. Они суть порождения разных видов человеческого сознания: научного и обыденного [Корнилов 1999: 75].
     Заканчивая  данный параграф, выделим отличительные черты научной КМ и ЯКМ, изложенные О.А. Корниловым:
     1. Научная КМ постоянно изменяется. Это обусловлено постоянным развитием науки. Изменения в научном знании ведут к появлению новых понятий и корректировке уже имеющихся, появляются новые термины, постоянно наполняясь новым содержанием.
     2. Научная КМ всегда остается «меньше» объективного мира в том смысле, что никогда не сможет стать ему тождественной, поскольку это бы означало окончательное познание всего сущего, а пределов познания не существует.
     3. Научная КМ универсальна для всех языковых сообществ, т.к. научные знания свободны от «языкового субъективизма», менталитета, традиций, нравственных приоритетов.
     4. Имея единый для всех народов  содержательный инвариант, научная КМ получает в каждом национальном языке национальную форму выражения  посредством формирования национальных  терминологий на родном языке носителей данного языка. Данная форма выражения лишь адаптирует универсальное знание к нуждам конкретного языкового сообщества.
     5. Научная КМ существует в «национальной  языковой оболочке» только тех  народов, которые имеют традицию  разработки, получения научного знания, формы хранения и передачи, т.е. там, где есть соответствующая научная традиция. Если такой традиции нет, то содержательный инвариант научной КМ оформляется
       а) в языковую оболочку того языка, на котором осуществляются приоритетные разработки в той или иной области знания;
     б) в языковую оболочку того национального  языка, который является посредником  при передаче научных знаний данному народу.
     6. Национально-языковое оформление  научной КМ может быть полным, фрагментарным и может отсутствовать вообще. Это зависит от того, на каком языке изначально формулировались базовые понятия, и сложилась ли на этом языке собственная научная школа [Корнилов 1999:12 – 14].
     1. ЯКМ четко структурирована, многоуровнева,  она определяет звуковой набор, особенности строения артикуляционного аппарата носителей языка, просодические характеристики речи, словарный состав, словообразовательные возможности языка, синтаксис, паремиологический фонд, т.е. обусловливает коммуникативное поведение, понимание внешнего природного, внутреннего человеческого миров и языковую систему.
     2. ЯКМ изменчива во времени, являясь  одновременно причиной и следствием  развития этноса и языка.
     3. ЯКМ представляет собой «преобразующую  силу языка», систему всех возможных  духовных и языковых содержаний.
     4. Создает однородность языковой  общности, способствуя закреплению  языкового и культурного своеобразия  в видении мира [Корнилов 1999: 18-19].
     Таким образом, научная КМ и ЯКМ существуют параллельно, влияя друг на друга, но сохраняя свое принципиальное отличие – они суть конструкты разных видов сознания разных социумов на разных исторических этапах, имеющие различные функции [Там же: 19].  

     §2 Понятие номинации, ее типы. Аспекты изучения лексической номинации
     В русле работ, посвященных исследованию ЯКМ, находится изучение способов лексической номинации.
     Освещение вопросов, связанных с данным понятием, неизбежно для нашего исследования, поскольку изучение особенностей отражения мира рыб в ЯКМ английского и русского языков предполагает необходимость определения специфики лексической номинации, ее типов и аспектов ее изучения в научной литературе. Полное лингвистическое описание лексических единиц языка невозможно без обращения к теории номинации, к настоящему времени сложившейся в языкознании.
     Для начала изложим определения номинации как таковой, изложенные разными учеными. В.Н. Ярцева предлагает следующее определение номинации: «Номинация – образование языковых единиц, характеризующихся номинативной функцией, то есть служащих для называния и вычленения фрагментов действительности и формирования соответствующих понятий о них в форме слов, сочетаний слов, фразеологизмов и предложений» [Ярцева 1998: 336].
     В.Г. Гак под номинацией подразумевает  «процесс и результат наименования, при котором языковые элементы соотносятся с обозначаемыми ими объектами» [Гак 1977: 30].
     Общепризнанно, что в процессах номинации  формируется и семантика языковых единиц, их способность указывать  на элементы действительности в речевых  актах. В работах, посвященных проблемам  лексической номинации, исследователи отмечают, что номинация может быть двух типов: первичной, то есть ее производность может быть вычленена при этимологическом анализе слова; вторичной, если ее производность выясняется по морфологическому составу слова или по смыслу. Под первичной лексической номинацией В.Г. Гак понимает языковое означивание посредством слов и словосочетаний, а под вторичной – языковое означивание при помощи предложений [Гак 1977: 30]. Вторичной лексической номинацией В.Н. Телия считает использование уже имеющихся в языке номинативных средств в новой для них функции наречения. По мнению ученого, в языке «закрепляются такие вторичные наименования, которые представляют собой наиболее закономерные для системы данного языка способы наименования и восполняют недостающие в нем номинативные средства» [Телия 1996:129]. Таким образом,  отнесение терминов «первичная номинация» к словам и словосочетаниям, а «вторичная номинация» – к предложениям обосновывается сопоставлением слов в системе языка и предложений как речевых единиц.
     Отметим, что в ходе исторического развития общества люди познают объекты и  явления, дают им имена, формируют новые  понятия, устанавливая между ними определенные взаимосвязи. Через словарный состав язык связан с действительностью  и ее осознанием в обществе.
     Отражение мира в различных языках не является односторонним, так как социальная практика их носителей не всегда и  не во всем совпадает, кроме того, восприятие и оценивание предметов и явлений  действительности не статично, а напротив  подлежит изменению.
     Как известно, языковая система обладает устойчивостью и определенностью, которые обеспечивают сохранение и  передачу знаний о мире, обуславливающих  возможность понимания между  носителями одного и того же языка. Именно эта устойчивость и определенность не препятствуют отображению многочисленных ситуаций непрерывному изменению мира и знаний о нем.
     В.Н. Телия считает, что процессы номинации  регулируются коммуникативным предназначением  языка под воздействием коммуникативных  факторов, отражающих отношение именующего к тому, что  им обозначается, а также к условиям речи. «Номинации осваивается в речевой деятельности, а ее результаты осваиваются системой языка» [Телия 1998: 269].
     Мотивированность  номинаций рядом ученых считается  спецификой культурологического плана [Яценко 1999:144]. Взгляд на языковой материал как на совокупное выражение различных типов знаний – языковых и внеязыковых – ставит в центр внимания лингвистических разработок прагматику коммуникации, отношения и установки ее участников, оценку ими экстралингвистических условий коммуникации и отдельных фрагментов действительности, выделяемых носителями языка из своих фоновых знаний [Там же: 131].
     Отмеченные  аспекты коммуникации являются внеязыковыми, соотносясь с вербальной формой их репрезентации в тексте, составляют в своей совокупности дискурс. Ю.С. Степанов определяет дискурс как «первоначально особое использование языка <...> для выполнения особой ментальности <...>; особое использование влечет активизацию некоторых особенностей языка и, в конечном счете, особую грамматику и особые правила лексики. И, <...> в конечном счете, в свою очередь, создает особый “ментальный мир”» [Степанов 1995: 38 – 39]. Связь дискурса с национальной ментальностью, на которую указывает Ю.С. Степанов, делает особо интересным и актуальным изучение номинаций, мотивом которых часто становятся явления национальной культуры. Совокупность текстов, порожденных одним носителем, и за которыми в силу этого стоит общий культурный фон, составляет дискурс личности. Дискурс личности, таким образом, выделяется на основании естественных сообщений одного автора [Яценко1999:131].
     Л.В. Бабина рассматривает функциональный принцип номинации, а также принцип  объединения объектов в номинативные классы, которые позволяют называть имеющие одинаковые по назначению предметы одним именем [Бабина 2000:17]. По мнению Л.В. Бабиной, функциональный принцип номинации принимается как обозначение объекта по целенаправленному действию, которое он выполняет, или орудием которого служит. Наименование, хотя и связанное с действием объекта, но не эксплицирующее его цель, функциональным не является. Функциональный принцип применяется, в основном к естественным реалиям и регулярно к лицам» [Там же].
     По  мнению В.Н. Ярцевой, первичные процессы номинации являются редким явлением в современном языке. Номинативный инвентарь пополняется за счет заимствований, то есть используются в акте номинативного фонетического облика уже существующие единицы в качестве имени для нового обозначаемого.
     По  типу средств номинации В.Н. Ярцева выделяет:
     1) синтаксическую транспозицию (морфологические  средства указывают на смену  синтаксической функции при сохранении  лексического значения);
     2) словообразование;
     3) семантическую транспозицию (не меняет материального облика переосмысленной единицы и приводит к образованию многозначных слов, а также фразеологизмов).
     По  характеру указания имени на действительность выделяется два типа номинаций:
     1) автономная – происходящая на  базе одного имени: вторичные  значения слов, обретая самостоятельную номинативную функцию, указывают на действительность автономно;
     2) неавтономная – использование  комбинативной техники языка  в процессе формирования новой  языковой единицы: языковая единица  соотносится со своим обозначаемым  косвенно – через посредство семантически опорного для данной комбинации наименования.
     Вторичные сочетания этого типа не указывают  на мир автономно. Выбор слов, обладающих значением этого типа, зависит  от выбора семантически ключевых для  них слов, в комбинации с которыми первые и реализуют закрепленное за ними значение. Формирование фразеологических идиом протекает как семантическое переосмысление сочетания в целом и представляет особый тип вторичной неавтономной номинации [Ярцева 1998: 336].
     В.Н. Ярцева отмечает, что в основе всех видов вторичной номинации лежит ассоциативный характер человеческой мысли. Переосмысление значений в процессах вторичной номинации протекает в соответствии с логической формой тропов – метафоры, метонимии; переход при осмыслении имени во вторичное значение обретает внутреннюю форму этого значения. В зависимости от сохранения или забвения внутренней формы различают мотивированные или немотивированные значения слов или фразеологизмов.
     Вторичная номинация служит для обновления лексического состава языка.
     Анализ номинаций и номинативного аспекта значения языковых единиц проливает свет на закономерности их употребления в речи, так как в процессах номинации формируется семантика языковых единиц и их знаковые функции, то есть их способность указывать на элементы действительности в речевых актах [Ярцева 1998: 337].
     Отметим, что важным фактором для языковой номинации является уникальная способность  самого языка передавать все многообразие человеческого опыта при помощи ограниченного круга средств. Эта  особенность проявляется в том, что наше знание о мире выражается в словах, и в таких, которые могут передавать несколько значений, тем самым выступать в качестве различных единиц номинации. Таким образом, распределение ЯКМ происходит по неоднородным единицам номинации. От соотношения данных единиц, а также удельного веса каждого из типов номинации зависит устройство лексической системы языка в целом.
     Рассмотрим  гносеологический аспект лексической  номинации, позволяющий выявить  психологическую сторону восприятия и познания языковых объектов.
     Данный  аспект номинации предполагает определение  языка как непосредственной действительности мысли. Естественный язык является не только средством познания окружающего  мира – материализуя  мысль, он связан также с формированием и передачей мыслей, с выражением чувств, оценок, и различных интенций, обслуживая тем самым сферы эмоциональной, речемыслительной и коммуникативной деятельности человека. «Будучи полифункциональным, язык дает наименования вещам, явлениям, способствует обобщению и дифференциации их свойств и отношений; храня и передавая общественно-исторический опыт, отраженный в значения и наименованиях языковых единиц, язык удовлетворяет одновременно коммуникативные потребности людей. [Серебренников 1977: 7 – 8].
     А.А.Уфимцева отмечает, что «наиболее явное и прямое отражение явлений реальной действительности в их познаваемых человеком связях и отношениях осуществляется в области лексики, так как именно называние предметов и явлений действительности всегда непосредственно связано с  формированием соответствующих понятий. В гносеологическом аспекте прямая лексическая номинация есть всегда процесс обращения фактов действительности в знаки и достояние людей путем обращения фактов действительности в факты системы языка, в значения и категории, отражающие общественный опыт носителя языка» [Уфимцева 1997: 8].
     Б.А.Серебренников, размышляя о проблеме номинации  в гносеологическом аспекте, приходит к выводу, что «положение о языке  как о действительном сознании дает возможность полагать, что в языковой системе реальная действительность  отражается в таких формах, которые соотносятся как с логическим, так и с чувственным познание мира. Таким образом, и оценка, и эмоции, и воля, и чувства находят закономерное выражение в языковой системе как осознанные факты эмоциональных переживаний, оценок и т.п. – в такой же степени, как и прочие объекты, включенные в сферу психической жизни человека» [Серебренников 1977:27].
     По  мнению ученых (Б.А. Серебренникова, А.А. Уфимцевой и других), адекватное изучение номинативного аспекта требует, прежде всего, исследования его содержательной стороны, взаимоотношения языка с мышлением и действительностью. Задачи и сфера приложения теории языковой номинации – исследование закономерностей воплощения действительности в значениях языковых форм, отражения влияния мышления и практической деятельности людей на становление и принятие обществом языковых знаков, и правила их функционирования.
     Выделение номинативного аспекта естественного  языка и, соответственно, его разработка в истории лингвистики велись в различных направлениях, в разных аспектах, и с разных теоретических позиций.
       По мнению В.В. Виноградова,  слова, взятые вне системы языка  в целом, лишь в их отношении  к вещам и явлениям действительности, служат различными знаками, названиями этих явлений действительности, отраженных в общественном сознании», и в этой связи однословные наименования изучались с точки зрения выполняемых ими функций [Виноградов 1947: 19; 12 – 13].
     Второй  ракурс рассмотрения номинации, применительно  к словам, состоит в тенденции разграничивать в лексическом содержании обозначение и значение, предметную и понятийную соотнесенность слова. В.В. Виноградов в этой связи подчеркивал, что «значение слова далеко не совпадает с содержащимся в нем указанием на предмет, с его функцией называния, с его предметной отнесенностью» [Там же].
     Третий  аспект изучения семантики слова  в его номинативном аспекте, по мнению Б.А. Серебренникова, нашел свое выражение  в выделении прямых и производных  номинативных значений в смысловой структуре полнозначных лексем [Серебренников 1977:14]. Идея выделения в слове прямого как основного номинативного значения восходит в отечественной науке к исследованиям А.А. Потебни, а понятие смысловой структуры слова с прямым номинативным значением в ее основе было систематизировано и сформулировано В.В. Виноградовым.
     Под основным значением слова А.А. Потебня  понимал то господствующее представление, по которому происходит наименование предметов, явлений данным словом и  в тех случаях, где произошло  его забвение как «исходной точки», помогает удержать слова в «памяти народной» [Цит. по: Серебренников 1977:14].
     В.В. Виноградов определял прямое номинативное значение в смысловой структуре  слова как центральное, которое  непосредственно соотнесено с предметами и явлениями реальной действительности и которое, в силу этого, может быть выявлено при ознакомлении с самими реалиями, артефактами; при этом последние выступают в качестве непременного условия и объективного критерия определения смысловой структуры слова. «Прямые номинативные значения слова, следовательно, полностью детерминированы его соотнесенностью с предметным рядом, языковые факторы (сочетаемость, системные отношения) не накладывают на него никаких ограничений» [Виноградов 1975: 33 – 50].
     Следующий аспект изучения языковой номинации связан с анализом характера так называемой пропозитивной номинации. «В общую теорию номинации (ономатологию) наряду с разделом лексикологии, трактующим наименования отдельных элементов внешнего и внутреннего опыта человека, входит раздел синтаксиса, изучающий способы обозначения целостных событий» [Арутюнова 1972: 209].
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.