Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Творчество архитектора Антонио Гауди

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 29.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


СОДЕРЖАНИЕ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

.  

    БИОГРАФИЯ

 
     Антонио Гауди -и- Корнет(1852-1926) является крупнейшим представителем "пламенеющего" варианта испанского модерна.
     25 июня 1852 года у Франсиско Гауди  и его жены Антонии Корнет, жителей города Реус, родился  сын. Его крещение было необычно  поспешным. Это был пятый ребенок Антонии, но до этого у нее в течении трех месяцев умерли пятилетняя дочь Мария и двухлетний сын Франсиско. Беременность Антонии протекала трудно. Роды были травматическими, и, чтобы спасти душу младенца, его сразу же отнесли в церковь Святого апостола Петра.
     Свидетельство о крещении Антонио Гауди практически  не оставляет места для сомнений по поводу того, где и когда он родился.
     Родовые корни Гауди происходят в основном из Реуса и Риудомса. Это обстоятельство послужило основой многих образов и идей молодого Гауди и дало ему сохранившееся на всю жизнь чувство родины. Для Гауди, даже в более зрелые годы, происхождение из Баиш Камп служило более чем достаточной рекомендацией. Он сохранил верность друзьям детства.
     Гауди рос слабым ребенком. После воспаления легких у него развился ревматический артрит. Выздоровление было долгим. В периоды ремиссии Антонио мог нормально ходить в школу, но иногда его так скрючивало, что передвигаться он способен был только верхом на ослике. Одно из первых воспоминаний Гауди – подслушанные слова врача, касающиеся его здоровья. Мальчику предрекали раннюю смерть, если он не будет беречь силы. Свидетельством силы воли Гауди может служить тот факт, что, услышав о своей неизбежной смерти, он всецело сосредоточился на том, чтобы предсказание доктора не сбылось. Но болезнь давала о себе знать.
     Знакомясь с семейным ремеслом, Гауди был  поражен умением отца выковывать из плоских медных листов сверкающие сосуды. Именно в мастерской он впервые  научился понимать пространство, мыслить и чувствовать в трех измерениях.
     Франсиско прекрасно понимал, что промышленность неизбежно вытеснит все ремесла  и вскоре его труд будет никому ненужным. Однако образование и возможности, которые оно открывало, обеспечивали социальную мобильность, именно поэтому Франсиско Гауди  старался дать как можно знаний своим детям.
     Сохранилось немного свидетельств о начальном  периоде образования Гауди, и  вся дошедшая до нас информация основана на воспоминаниях его биографа Рафолса  и его друга дества Эдуардо  Тоды Гуэля.
     Гауди поступил в начальную школу, но вскоре перешел в другую небольшую школу, устроенную Франсиско Беренгером. Именно здесь юный Гауди познакомился с  Эдуардо Гуэлем.
     Во  время урока по естественной истории, на котором учитель рассказывал  о птицах и о том, как используют крылья, чтобы летать, маленький Гауди неожиданно выпалил: «В нашей деревне у цыплят есть крылья, но они используют их только для того, чтобы быстрее бегать»1. Вынужденная неподвижность научила его внимательно смотреть и слушать.
     В 1878 Антонио Гауди окончил Высшую техническую школу архитектуры и одновременно работал чертежником и изучал ремесла.  
Его творчество можно разделить на два периода - ранние постройки и постройки в стиле национального модерна (после 1900).

       В 1870-82 работал под началом архитекторов Э. Сала и Ф. Вильяра, выполняя множество мелких работ (ограды, фонари и т. д.) и безуспешно участвуя в конкурсах. В этот период он также проектировал мебель для собственного дома. Ранний период его творчества отмечен влиянием архитектуры Барселоны, а также испанского архитектора X. Марторела.
     Архитектура Гауди является одной из актуальнейших  тем для Испании и для культуры архитектуры. Это один из архитекторов, который воплотил свои фантазии в  жизнь. Гауди был популярен и  при жизни он получил 75 заказов, но некоторые, к сожалению, так и остались на чертежах.
     Он  разработал проекты францисканской миссии в Танжере, роскошного отеля  на Манхеттене,  многочисленных выставочных  и ярмарочных экспозиций, интерьера  первых кинотеатров, цветочных киосков, модного кафе, аптеки… и т.д. И, конечно же, он просто не может быть не актуальным, если все постоянно движутся мимо его построек и специально приезжают посмотреть на его произведения.
     Модерн  ворвался в размеренную жизнь  Барселоны так стремительно, как это только возможно для нового направления в искусстве. Его встретили в штыки. Обвиняли в вычурности и полном отсутствии смысла.
     Тем не менее, в архитектуре этот стиль  быстро нашел своих почитателей. Ими, как правило, становились неожиданно разбогатевшие ремесленники и купцы, желавшие всем объявить о своем богатстве. Не жалея денег, они заказывали дома и приветствовали самые безумные идеи, лишь бы их жилище не походило на все прочие и выглядело до неприличия дорогим. И надо сказать, что поразить толпу им удавалось. Архитектурные изыски модерна заставляли замедлять шаг и всматриваться в затейливый узор. Это были не просто дома, а настоящие шарады из камня. Что ж, дух соперничества всегда способствовал развитию искусства. Теперь дома в стиле модерн строили не только поклонники всего нового, но и люди вполне почтенные, не лишенные, разумеется, толстого кошелька. Архитекторы, готовые выполнить заказ, были нарасхват. Пучи Кадафалк, Франциск Беренгер, Доменик Монтане, Антонио Гауди - именно они создавали облик Барселоны на рубеже XIX - XX веков.
     Чуть  больше полувека было отведено судьбой  Антонио Гауди на то, чтобы он создавал свои произведения. Большая  часть принадлежащих прославленному мастеру шедевров находится в  Барселоне. Многие искусствоведы склонны  считать, что именно Гауди принадлежит заслуга создания облика города.
     С рождением архитектурных творений Гауди Барселона обрела свой собственный, неповторимый стиль.
     Говоря  о творчестве Антонио Гауди, искусствоведы  часто называют его королем железа, архитектуры и модерна. Действительно, ему принадлежит заслуга создания в стенах Барселоны особой, волшебной страны под названием Архитектура, в которой воплотились принципы зодчества нового времени, принципы модернистского искусства. С моей точки зрения, архитектурные произведения, находящиеся именно в Барселоне, являются самой яркой иллюстрацией творчества талантливого мастера
     Современную Барселону трудно спутать с каким-либо другим городом мира. Она является своеобразным хранилищем произведений выдающегося зодчего, ее архитектура неповторима и прекрасна.
     Современные искусствоведы говорят о том, что творческая манера Антонио Гауди  выражает его эстетические взгляды  на мир, а также его понимание  искусства как науки и, наоборот, науки как искусства.
     Несмотря  на все противоречия в оценке творчества Антонио Гауди, без сомнения, его архитектура – это феномен. Ему удалось собрать воедино практически все предыдущие архитектурные традиции и на этой основе создать свои неповторимый и ни на что не похожий стиль. Возможно это только личная позиция автора данной работы, но я попробую привести доказательства, чтобы обосновать эту точку зрения.

    1.Начало  карьеры. Основание  собственного Бюро

 
     После окончания учебы молодой архитектор открыл свое собственное бюро на площади  Святого Жауме в Барселоне. Первый существенный заказ он получил от текстильного кооператива «Обрера Матароненсе»: Гауди предстояло построить первую кооперативную фабрику и рабочий поселок. Важным этапом его дальнейшей карьеры стало обустройство аптеки, хозяином которой был родственник Гуэля. Этот проект привлек внимание барселонской буржуазии. Благодаря своему таланту проектировщика Гауди стал получать заказы на оформление внутреннего убранства церквей и монастырских часовен. В 1880 году он разработал вместе со своим другом, инженером Хозе Саррамалера, монументальные уличные газовые фонари, которые и сейчас можно увидеть на Пласа Реал в Барселоне. Гауди сотрудничал также с одним из своих преподавателей, архитектором Жоаном Марторелем – и –Монтельсом; в 1882 году им был разработан проект церкви монастыря Святого Духа в Куэвас де Альманзора в неоготическом стиле, а также проекты еще двух церквей, для ордера салесианцев и ордена иезуитов в Барселоне.2
     Несмотря  на то, что к концу XIX в. готика как источник вдохновения все реже привлекала архитекторов, эпоха модерна дает немало примеров своеобразной интерпретации готических форм. Как правило, архитекторы модерна предельно упрощали, схематизировали эти формы или превращали их в орнамент, напоминающий мотивы «ар нуво».3 Антонио Гауди можно смело назвать последователем данного неоготического стиля, это было сопряжено с рядом причин, но самая главная из них заключалась в том, что он был истинным каталонцем, а в Каталонии, как ни в одной другой стране мира очень ярко представлено наследие готики. С самого детства Гауди внимательно наблюдал за окружающим его миром и, следовательно, изучал архитектурную историю своей родины.
     В 1883 году Антонио Гауди создал проект Охотничьего павильона в Гаррафе  близ Ситгеса для графа Эусебио  Гуэля, позже, в  1895-1897 гг. он принимает участие в строительстве винных погребов Гуэль. Таким образом, спустя всего пять лет после получения диплома, Гауди уже насчитывал три значительных и несколько более мелких заказов, благодаря которым он стал одним из самых преуспевающих каталонских архитекторов своего времени.4
     Несомненно, Антонио Гауди не удалось бы достичь  таких высот за столь короткое время, если бы не его друг и покровитель  – Эусебио Гуэль, который помимо того, что предоставлял Антонио работу, но и давал возможность архитектору раскрыть свой творческий потенциал.
     Гуэль стал для Гауди меценатом, давшим возможность претворять в жизнь  все его идеи – от монументальных замыслов до мельчайших декоративных деталей. С другой стороны, вхождение  в круг друзей семьи Гуэль, одной из богатейших в Каталонии и известной своим покровительством искусству и культуре, позволило Гауди завести знакомства в среде правящих классов общества. Что касается Эусебио Гуэля, то Антонио Гауди стал для него идеальным архитектором, позволившим ему выделиться в обществе, столь высоко ценившем внешние проявления социального статуса. Скептические комментарии и критика в адрес творений Гауди не оказали малейшего влияния ни на архитектора, ни на его мецената: Гауди всегда твердо отстаивал свою точку зрения, а Гуэль неизменно защищал мастера и даже рекомендовал его другим клиентам.5
     Многие  отрицательно относится к наличию  меценатства за плечами того или  иного архитектора, обосновывая  это тем, что зодчий лишается при  этом права на высказывание своего личного мнения. В данной ситуации наличие покровителя у Антонио Гауди стало его дорогой в жизнь, без этого никто не знает услышали бы мы когда-либо об этом зодчем или нет.
     В 1883 году Гауди начал работу над  двумя частными особняками, это были Дом Висенса в Барселоне и загородный дом в Комильясе Эль Каприччо. Кроме того, в том же году Гауди был назначен главным архитектором на строительстве собора Саграда Фамилиа, но этот проект следует оговорить более подробно в отдельной главе.6

    1.1. Дом Висенса в Барселоне(1878-1885) и загородный дом в Комильясе Эль Каприччо(1883-1885)

     Первой  реализованной по проектам Гауди  постройкой городского дома был особняк  для Мануэля Висенса-и-Монтанера  в квартале Грасиа, находящегося в  то время в узком переулке, который  впоследствие был расширен и теперь носит название Калье-лес-Каролинес.
     Дом Висенса был решен с использованием элементов "мудехара", мавританских и ориентальных мотивов. В 1925 после  переделок дом получил премию как лучшее сооружение года. Ряд  исследователей относит ранние богато декорированные постройки Гауди к раннему модерну.
     В этом первом значительном проекте Гауди  уже проявились его гениальный дар  архитектора и переливающаяся через  край творческая фантазия. Дом кажется  вышедшим из волшебной сказки, особенно если мы представим его окруженным садом, впоследствии большей частью уничтоженным в результате реформы дома в 1925 г. и расширения улицы Каролинас, а также вследствие продажи в 1946 и 1962 гг. большей части земельного участка, на которой выросли два соседних дома. Большая часть сада перестала существовать, а вместе с ней были утрачены и многие декоративные элементы.
     Дом Висенса был построен в 1883-1885 гг., хотя Гауди выполнил проект уже в 1878 г. – практически одновременно с получением диплома архитектора. Эта вилла была заказана Мануэлем Висенсом, фабрикатом кирпича и керамической плитки, и предназначалась под летнюю резиденцию. Таким образом, речь идет о первом крупном частном заказе молодого архитектора и о самом первом доме, который ему предстояло построить.
     В это время Гауди одновременно работает над проектом Кооператива  в Матаро, а также знакомится с  Эусебио Гуэлем и сотрудничает с  архитектором Жуаном Марторелем, по рекомендации которого в марте 1883 г. начинает работать над храмом Святого Семейства, заменив Франсиско Паула де Вильяра.
     Дом Висенса представляет в плане  почти правильный четырехугольник, форма которого нарушается лишь столовой, выдвинутой в сторону  сада и уменьшенными размерами так называемого «курительного  салона». Несмотря на эту простоту форм, Гауди удается добиться удивительного богатства обьемного решения благодаря обилию декоративных элементов – выступов на фасадах, башенок и балконов. Основной строительный материал – камень – он сочетает с  кирпичом, в изобилии используя для облицовки полихромные израсцы.
     Как в декоративном, так и в конструктивном решении здания  Гауди черпал вдохновение главным образом  в испано-арабском стиле «мухедар», но при этом в архитектуре здания несомненно прослеживается неустанное стремление к поиску новых форм и декоративных элементов. В какой-то степени Гауди, наряду с Льюисом Доменеком – и – Мунтанером, возвестил этим проектом новую эпоху в архитектуре – период модернизма, стиля, резко контрастировавшего с преобладавшим эклектичным классицизмом большинства построек того времени.
     С другой стороны, в этой первой работе Гауди уже отчетливо видна  его творческая концепция архитектурного ансамбля, в котором важна каждая деталь: он собственноручно проектирует  оригинальные решетки ворот и  окон, выполняет эскизы изысканного и пышного убранства столовой и курительной комнаты. Каждый уголок дома неповторим и оригинален, и все его помещения напоены особой атмосферой, выражая яркую индивидуальность их автора.7
     Заказ на проект летнего особняка Эль Каприччо на Кантабрийском побережье в местечке Комильяс близ города Сантандера Гауди получил от Максимо Диаса де Кихано, родственника Эусебио Гуэля, получившего оь испанского короля титул маркиза де Комилья. Строилось это здание для молодого человека – наследника маркиза – в соотвествии с его вкусами. Здание, прозванное за оригинальную эстетику «капризом», а именно так переводится эль каприччо, стоит среди раскинувшейся на склоне холма каштановой рощи. Во время строительства архитектору пришлось учесть наклон участка в северном направлении, причем сам участок выходит в сильно заросшую долину и ниспадает к морю. Гауди в конструкции осуществил преимущественно горизонтальное распределение пространства, вывел жилые помещения окнами в долину и применил двойное остекление окон. Для подготовки строительной площадки пришлось частично разровнять склон.8
     Здесь архитектор снова использует изразцы  в качестве декоративного элемента, хотя их узор – цветы подсолнечника  – является гораздо более автохтонным.
     Напоминает  об арабском зодчестве и стройная башенка в форме минарета, венчающая навес крыльца и придающая всему ансамблю особую элегантность. Все же, при сравнении с Домом Висенс, заметно, что Эль Капричо отличается меньшим полетом фантазии и более строгим декором. С другой стороны, план здания принимает уже гораздо более прихотливые очертания.
     Проектируя  эту летнюю резиденцию для богатого холостяка, каким является Максимо  Диас де Кихано, Гауди уделил особое внимание пространственному решению  центра социальной жизни дома –  салона, - придав ему большую значимость благодаря необычайно высоким потолкам, широким оконным проемам и двум небольшим балкончикам. Вокруг этого зала расположены прихожая, столовая и гостевые спальни. Кухня и комнаты прислуги находятся в полуподвале, а под крышей имеется мансарда.
     Учитывая  рельеф почвы, Гауди приподнял здание с помощью каменного фундамента, образующего цокольный этаж. На южной  стороне была возведена подпорная  стена, декорированная в том же стиле, что и весь ансамбль. Между этой стеной и домом разместилась площадка, предназначенная для приемов под открытым небом. Максимо Диас де Кихано так и не смог воспользоваться всеми этими удобствами: незадолго до завершения строительства он скоропостижно скончался.
     Эль Каприччо стало одним из немногих зданий, которое строилось без постоянного присутствия Гауди. Обычно архитектор неустанно следил за ходом работ, что позволяло ему видоизменять проект по мере его реализации, а также обсуждать с рабочими и декораторами все детали, не ускользавшие от его пристального внимания.
     Отсутствие  Гауди на строительстве Эль Капричо  можно обьяснить тем, что параллельно  он работал в Барселоне сразу  над несколькими проектами, такими как Дом Висенс, храм Святого Семейства  и павильоны усадьбы Гуэль. Известно, что Гауди посетил стройку  Эль Каприччо по меньшей мере один раз и что он поддерживал постоянный контакт со знакомым ему еще со студенческих времен и по мастерской Жузепа Фонтсере архитектором Кристофолом Касканте –и- Коломом, уже выполнившим к тому времени ряд проектов в Кантабрии и возглавившим по поручению Гауди руководство строительством.
     Кроме венчающей ансамбль стройной башни  и оригинального портика крыльца, стоит упомянуть также окна с  подъемными рамами, издающими при  их открытии мелодичные звуки, и кованые  перила балкончиков, в которые были вделаны металлические трубки, при открытии и закрытии окон также производящие музыкальные ноты, наподобие органа.9

    1.2 Усадьба Гуэля. 1883-1887

     Эусебио Гуэль унаследовал от своего отца обширные сельскохозяйственные угодья на окраине Барселоны, находящиеся между Кортс де Сарриа и Педральбесом. Здесь архитектор Жоан Марторель-и-Монтельс уже отстроил просторную резиденцию в Карибском стиле, которая должна была напоминать хозяину поместья о Кубе и Доминиканской Республике, где семья Гуэля и обрела состояние. Эусебио Гуэль купил еще несколько участков, прежде чем он дал заказ Гауди не только перестроить выдержанный во французском стиле парк, но и возвести новые строения: дом привратника и конюшню с крытым манежем. В разбитом в романтическом духе парке архитектор рассадил множество средиземноморских растений – пинии, эвкалипты, манголии, кипарисы и пальмы. Кроме того, он связал воедино два фонтана и беседку, в которой он впервые применил цепной свод. Большую часть парка и жилое здание в Карибском стиле сын Эусебио передал позднее испанской короне, где королевская семья устроила резиденцию, известную как Дворец Педральбеса и где в настоящее время располагается городской музей керамики.10
     Первый  заказ, полученный Антонио Гауди  от Эусебио Гуэля в 1883 г., - охотничий домик в поместье графа в округе Гарраф – так и остался в стадии проекта, но, несмотря на это, в том же году Эусебио Гуэль поручил архитектору еще одну работу. Летняя усадьба семьи в местности Лас Кортс де Саррия была расширена за счет приобретения прилегающих территорий, и Гауди предстояло обнести ее стеной с тремя воротами, а также осуществить некоторые реформы в доме и парке. До наших дней дошли главные ворота усадьбы – знаменитые «Ворота Дракона» с павильоном привратника по правую руку и конюшнями с манежем по левую руку от них. Остальные постройки были изменены до неузнаваемости после смерти графа Гуэля.
     С одной стороны, прокладка проспекта  Диагональ в 1919 г. рассекла надвое территорию усадьбы, а дом и часть парка  были переданы в дар королевской семье и преобразованы в 1919 – 1924 гг. в Королевский Дворец Педральбес.
     С другой стороны, в 1950 г. Барселонский Университет  приобрел поблизости ряд земельных  участков для строительства нового студенческого городка. На одном  из эитх участков оказались входные павильоны усадьбы Гуэль, в которых с 1977 г. разместилась Кафедра Гауди при Высшей технической архитектурной школе Политехнического Университета Каталонии.
     Также построенные Гауди другие два  въезда в усадьбу, утратившие свое назначение и гораздо более скромные по своей архитектуре, были снесене=ы.
     Несомненно, самым оригинальным элементом в  ансамбле павильонов усадьбы Гуэль, являются увенчанные фигурой дракона  главные ворота. Пятиметровой ширины створку из
     кованого  железа поддерживает кирпичный столб, достигающий почти десятиметровой высоты.
     Фигура  мифического чудовища настолько  выразительна, что создается полное впечатление, будто ворота были созданы  специально для того, чтобы на них  мог разместится этот устрашающий  страж, призванный охранять простирающееся за воротами обширное поместье. Символика дракона восходит к древнегреческой мифологии и ассоциируется с Садом Гесперид, охраняемым драконом Ладонном, который был укрощен Гераклом. К этим мифическим аллюзиям могут быть отнесены и стилизованные апельсины, увенчавшие столб ворот, а также характерная поза дракона, силуэт которого повторяет очертания созвездия Геркулеса и Дракона.11

    1.3 Дворец Гуэля 1886-1890. Первая постройка  для Эусебио Гуэля  в центре Барселоны

 
     Что касается Дворца Гуэля, то здесь речь идет о первом здании для Эусебио Гуэля, которое Гауди построил не на окраине Барселоны, а самом ее центре. Строительство его началось в очень беспокойное время, когда весь город с нетерпением ожидал прихода 1886 года, года проведения Всемирной выставки в Барселоне. Город ее проведением стремился доказать свою современность не только в области технологий, но и во всех других сферах. В такой обстановке крупный меценат и друг архитектора считал необходимым иметь резиденцию, которая достойно представляла бе его социальный и культурный статус. Известно, что затраты на строительство Дворца Гуэля были очень высоки, что особняк не понравился жене Эусебио Гуэля, матери десятерых детей, и что заказчик долгое время не жил в особняке, а хранил здесь свои художественные коллекции и все те предметы, которые он приобретал как коллекционер и привозил из своих многочисленных путешествий. Унаследованный Эусебио от отца участок, на котором был возведен Дворец Гуэля, лежал между двумя неприметными домами и был связан двором с еще одним домом Гуэлей. Гауди занимался проектом продолжительное время: всего он разработал 25 вариантов решения фасада.12
     Достаточно  импозантный дворец Гуэл, в настоящее  время являющийся Музеем театрального искусства, расположен на Лас Рамблас. Здание отличается смелостью конструкции интерьера, примером тому становится зала с параболическим куполом в центре. Две арки параболической формы – любимого элемента зодчего – отмечают главный вход на фасаде. В каждой из арок поле массивной ажурной решетки из кованого железа обрамлено змеящимся динамичным узором.
     На  этом участке, размером всего 18 на 22м, совершенно недостаточным для сооружения особняка, предназначенного под городскую  резиденцию семьи Гуэль, ведшей интенсивную  светскую жизнь, организовывавшей балы и культурные вечера, кроме того, выходившем на маленькую улочку в центре Барселоны, Гауди удалось претворить в жизнь настоящий шедевр с точки зрения пространственного решения, здание со сложнейшим внутренним обьемом, дающего ощущение простора и глубины. Общая площадь шестиэтажного палаццо составляет 2000 квадратных метров. На террасе крыше возвышаются многочисленные дымовые и вентиляционные трубы, камуфлированные под декоративные скульптуры благодаря находчивой облицовке изразцовой плиткой и другими, подчас самыми неожиданными материалами. Иногда эти забавные завершения дымовых труб напоминают елочные игрушки, посверкивающие на ярком испанском солнце. Эти фигуры стали предвестниками скульптур, впоследствии украсивших Дома Батльо и Мила.
     Определяющими элементами строгого фасада особняка, выполненного из белого камня, являются эркер бельэтажа и две внушительных размеров входные арки параболической формы, предназначенные для въезда экипажей в конюшни, расположенные в подвальном этаже здания. Арки закрыты декоративными коваными решетками, украшенными в верхней части монограммой владельца дома. Оригинально художественное решение расположенного между арками окошка привратницкой, закрытого узорчатой решеткой и увенчанного своего рода колонной с гербом Каталонии.13
     Внутреннее пространство Дворца организовано вокруг просторного вестибюля бельэтажа, который, наподобие внутреннего светового двора-колодца, поднимается до уровня четвертого этажа и завершается куполом с проделанными в нем многочисленными отверстиями, пропускающими свет и создающими иллюзию усеянного звездами неба. В этот зал, являющийся центральным элементом, осью всего интерьера здания, выходят все остальные помещения, и именно здесь проходили светские рауты Гуэлей. В изысканном убранстве зала выделяются такие тщательно продуманные детали, как орган, трубы которого были установлены на верхней галерее с тем, чтобы поток музыки шел сверху. Остальные помещения Дворца, хотя и уступающие по своему значению главному залу, отделаны не с меньшей тщательностью.14
     Неуемная  творческая фантазия архитектора проявилась в исключительном многообразии декора потолков, окон, дверей и других элементов интерьера, безукоризненно выполненных лучшими мастерами-ремесленниками того времени. Одним из самых ярких конструктивных элементов являются 127 колонн различных форм и размеров, поддерживающих потолки на разных этажах Дворца – от мощных опорных столбов подвала, ранее принадлежавшего конюшне, до изящных полированных колонн бельэтажа. В общей сложности в здании насчитывается порядка сорока различных видов опор.15
     Следует упомянуть и такие оригинальные решения, как эркер - курительный  салон; подвесная лестница; геликоидальный пандус, по которому спускались в подвал конные экипажи; кессонные потолки  столовой; художественные предметы мебели; а также вышеупомянутый ансамбль скульптурных дымовых и вентиляционных труб. На заднем фасаде Дворца Гауди расположил необычную зарешеченную галерею, увенчанную волнообразным шатром. Дворец был построен одновременно с завершением павильонов усадьбы Гуэль и началом работы над школой Терезианок. Эусебио Гуэль прожил в этом особняке до 1906 г., а в 1954 г. здание было приобретено провинциальной Депутацией Барселоны и отреставрировано, при максимально бережном отношении к первоначальному авторскому решению. В 1984 г. Дворец Гуэль, наряду с Парком Гуэль и Домом Мила, был провозглашен Наследием Человечества ЮНЕСКО. Благодаря этой исключительной по своим художественным качествам и творческой смелости работе, стиль которой столь резко отличался от большинства строившихся в то время зданий, Гауди приобрел определенную известность и привлек к себе внимание прессы, посвятившей ему целый ряд репортажей.16
     Решительно  отходя от перекличек с историческими  стилями прошлого, Антонио Гауди  с всевозрастающей творческой активностью  создает в начале 20 века свой, ни на кого не похожий архитектурно-пластический стиль. Пути развития искусства модерна и искания Гауди отныне уже не пересекаются. Модерн постепенно приобретает большую строгость, конструктивность, заметно перерождается под влиянием тенеденций к архитектурному рационализму. Антонио Гауди, напротив, заостряет, даже утрирует особенности модерна, его утопичность и иррационализм, господство природных форм, сочетание линейной узорчатости и обьемных элементов, словно наделенных витальной силой, стремление к декоративности и гротеску, преобладание определенных материалов (камень, кирпич, керамика, кованое железо), в которых главную роль играют их фактура и цвет. 17 
Зодчий разрабатывает собственную конструктивную систему, где господствуют параболические арки, облегченные своды, скошенные плоскости и наклонные опоры. Эти приемы он применяет практически во всех своих последующих сооружениях, что подтверждает тот факт, что проект Дворца Гуэль был переломным на его творческом пути.

     К 1888 у Гауди завершается экспрессивный, отмеченный склонностью к эклектике, период творчества. К этому моменту впервые явственно обозначился его оригинальный вклад в каталонский модернизм, вариант того самого движения последних десятилетий XIX- начала XX века, которое, пусть с местными отличиями, но в целом отличавшееся едиными эстетическими принципами, распространилось по всей Европе как ар нуво, югендстиль, стиль флореаль, сецессион и стиль модерн.18
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.