На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Опричнина

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 29.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
Опричнина и споры вокруг неё в исторической науке 
 

  План: 

1 Вступление
2 Причины, подготовившие опричнину. Начало опричнины и споры вокруг нее среди историков.
3 Указ об опричнине и первые казни.
4 Опричнина в более позднее время: пытки и казни над опальными.
5 Расправа с Великим Новгородом и Псковом.
6 Политическое устройство власти в опричнине. Инициаторы опричнины.
7 Секретные переговоры царя и план побега.
8 Отмена опричнины. Последние казни. Симеон Бекбулатович.
9 Последствия и историческое значение.
10 Оценки опричнины в отечественной исторической науке. (Научные дебаты).
11 Заключение.
12 Список используемой литературы. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Вступление
              Время Ивана Грозного давно привлекает к себе внимание ученых-историков необычным драматизмом положений и яркостью характеров. В эпохе Грозного много содержания; бурное детство, период светлых реформ и счастливых войн на востоке, ссора с советниками и опалы на них : опричнина, которая в сущности была глубоким государственным переворотом - вот главнейшие факты в царствовании Ивана. Но нельзя сказать, что эти факты были хорошо известны.
   Слово «опричнина» вообще  вошло в обиход задолго до времени правления Ивана. Ратникам великих князей полагалось за службу земельное поместье. В случае смерти воина поместье возвращалось в казну, опричь ( кроме ) участка, который оставляли вдове и детям для пропитания. Участок этот назывался опричниной. У царя, конечно, масштабы
были другие. Начав с нескольких подмосковных сел и волостей, он постепенно  перевел  в опричнину чуть ли не половину государства, оставив в земщине лишь окраинные  уезды. 

Причины, подготовившие опричнину. Начало опричнины и споры вокруг нее среди историков.
Курбский, думая, что в России нет святителей, которые могли бы обличить царя в законопреступных  делах , ошибался. В русском государстве были люди, сознававшие опасность поворота к  террору и не боявшиеся противостоять самодержцу. Одним из таких примеров служит митрополит Афанасий. Как только он получил поддержку священного собора и вступил в более тесные отношения с Боярской думой, он попытался вернуть церкви ту роль, которую она играла при Макарии. Можно полагать, что он начал с негласных увещеваний , вернувшись к роли царского духовника. Но Грозный не признавал этого, и , убедившись в тщетности своих попыток, Афанасий решился на открытое выступление. Поводом послужило убийство воеводы князя Д.Ф Овчины-Оболенского. Казненный воевода происходил из старшей ветви  княжеского рода Оболенских. Его отец- Федор Оболенский- фаворит Е.Глинской фактически правил Россией. Дмитрий Овчина не пользовался влиянием при дворе и не имел боярского чина. Его казнь была спровоцирована письмом Курбского. Приблизительно в то же время ( когда Курбский доставил свое письмо ), князь Овчина, будучи в кремлевском дворце, опрометчиво выбранил Федора Басманова за «нечастивые деяния» с царем. Федор, плача, пожаловался Ивану, а тот велел казнить придворного. Убийство Овчины фактически и стало началом опричнины. Оно вызвало негодование в Москве, т.к ещё недавно царь писал, что волен казнить и миловать любого подданного. Казнь Овчины как будто подтверждает его слова. Церковное руководство и дума настоятельно просили царя прекратить неоправданные репрессии. В своих письмах Курбский требовал не только прекращения террора, но и удаления из правительства А. Басманова. Причастность сына Басманова к убийству Овчины давала оппозиции удобный повод настаивать на отставке временщика. Но это лишь мнение Скрынникова. Начало опричнине положило отстранение от правящих кругов Адашева, Сильвестра и чуть позже бегство Курбского, которые произвели большие впечатления на  уже больного царя. Соловьёв более подробно останавливается на этом: после своей болезни, по выздоровлению, царь абсолютно охладел к своим вельможам, которые не пожелали целовать крест и присягнуть маленькому царевичу, боясь,что по смерти Ивана  престолом будут править Захарьины, а не маленький  Дмитрий. Московское боярство разделилось на 2 группы: сторонников Владимира и верных Ивану бояр. Сильвестр и отец Алексея - Федор Адашев были как раз сторонниками первого. По словам Соловьева, Грозный разочаровался в самых приближенных  подданных, не исключая и самого Алексея Адашева, который не вступил в спор ни с царем, ни со своим отцом. Ещё более укрепилась  ненависть Ивана к этим людям в результате смерти  царицы Анастасии, внезапно заболевшей в пути из Можайска  в 1559 году. Приблизительно в это же время с политической арены удаляются Сильвестр и Адашев, которые якобы во время болезни царя спровоцировали конфликт с Анастасией и Захарьиными. Из письма Курбского, сперва выходит, что это дело началось по смерти Анастасии вследствие клеветы в отраве; а потом из того же письма узнаем, что Сильвестр еще прежде сам удалился и постригся в Кириллове-Белозерском монастыре, что враги его потом из зависти и страха составили клевету, осудили и отправили в Соловки, следовательно, дело началось не с клеветы, а с того, что Грозный сам отвернулся от любимца. Об Адашеве Курбский говорит, что он отгоняется от очей царских без суда, назначается в Феллин воеводою уже после смерти царицы, но было известно, что Адашев ещё в мае 1560 года был отправлен в поход на Ливонию в третьих воеводах большого полку. Очень важно то , что Иван при исчислении вин Сильвестра и Адашева ни слова не упоминает об обвинении в отраве Анастасии и тем самым подрывает достоверность известия Курбского в обвинении в отраве, которое придумали враги Адашева и Сильвестра и которому поверил Грозный, было началом опалы. За открытием движения советников бывших любимцев, последовали одна за другой казни. Особенно нужно обратить внимание на казни Михайлы Репнина и Дмитрия Овчины-Оболенского, поэтому можно сделать вывод, что мнение Скрынникова ошибочно, т.к. эта казнь была не началом опалы, а уже её первым последствием.   
Выступление Курбского, неповиновение церковного руководства и объединение оппозиционных сил внутри страны произвели на царя ошеломляющее впечатление. Горделивые декларации царя в отношении прав монарха казнить своих подданных рассыпались прахом.
В 1563-1564г в России сложилась своеобразная политическая ситуация. В период Избранной Рады Иван всецело подчинялся авторитету наставников, вершивших дела в полном согласии с Боярской думой. Отстранив Адашева, самодержец попытался править государством по собственному произволу, опираясь на ближнюю думу,где располагалась царская родня - бояре Захарьины. Самостоятельное правление Грозного закончилось провалом. Царь оказался бессилен перед лицом сплотившейся Боярской думы. Боярство во второй раз одержало верх над монархом в 1564г. Протест митрополита и руководства думы по случаю убийства Овчины достиг цели. Царь должен был признать свое поражение и подчиниться общественному мнению. В течение полугода он воздерживался от репрессий против знати и дворянства. Он не мог сломить сопротивление думы, и ввиду этого   ему пришлось совершить в 1565г. переворот и ввести опричнину.
С одной стороны на царя давили Басманов и его единомышленники, советовавшие усилить репрессии и возобновить террор, а с другой - митрополит, руководители Боярской думы и даже некоторые из членов его ближней думы, требовавшие прекращения казней и кровопролития. Царь не мог рассчитывать на успех, если бы вздумал добиваться осуществления своих замыслов путем обычной процедуры утверждения его указа в Боярской думе и на священном соборе. Стремясь навязать свою волю думе, Иван объявил об отречении от престола. Отречению Грозного предшествовали самые драматические события. В течение нескольких дней царь посещал самые главные столичные церкви и монастыри, усердно молился в них. 3 декабря неожиданно для всех царь простился с митрополитом, членами Боярской думы, дьяками, столичными гостями, дворянами, присутствовавшими в Успенском соборе на богослужении. Между тем во дворце заканчивались последние приготовления к отъезду. На площади перед Кремлем стояли сони нагруженных повозок, и ждала многочисленная свита из нескольких сот вооруженных дворян. Царская семья увозила с собой  всю московскую святость: иконы, кресты, сокровища местных церквей и монастырей, утварь, посуду, помимо того Грозный увозил с собой всю государственную казну. Царский выезд носил совершенно необычный характер: это было совершенно не похоже ни на увеселительные   прогулки, ни на обычную богомольню. Царский поезд покинул Москву 3 декабря 1564 года. Начались скитания, длившиеся целый месяц. При отъезде из столицы у Ивана не было какого-то определенного плана. Из Москвы Грозный выехал в село Коломенское на Москве-реке, к югу от столицы. Здесь царская семья оставалась  2 недели. Переждав непогоду, Иван проселками объехал Москву с востока и остановился в селе Тайнинском на Яузе, к северу от столицы, где провел несколько дней. Затем он отправился в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда выехал в Александровскую слободу. Москва оставалась в недоумении, среди народа пошли слухи об отречении Ивана. В слободе Грозный действительно составил грамоту об отречении от престола и, видимо, работал над духовным завещанием. Готовя грамоту об отречении, Грозный, по словам Скрынникова, опирающегося на  Шлихтинга, допускал, что Боярская дума и духовенство примут его отставку. На этот случай царь и его окружение выработали проект передачи власти малолетним царевичам. Свидетельство Шлихтинга не вполне точно, проект передачи власти царевичам не был обнародован по той причине, что Боярская дума не согласилась на отречение Грозного. Однако, осведомленность Шлихтинга, одного из лучших мемуаристов времен опричнины не подлежит сомнению: документальным тому подтверждением служит царское завещание, которое давало правовую базу для передачи царства маленьким царевичам Ивану и Федору. Грозный понимал, что отказ от короны способен повлечь за собой события, управлять которыми окажется невозможно. По этой причине он решил оставить около себя в слободе лишь самых преданных - Басманова и Вяземскова, остальных как свидетельствую Таубе и Крузе, царь выпроводил без шуб, налегке. Возвращение в столицу многих лиц из близкого царю окружения усилило тревогу. 3 января 1565 года в Москву прискакал царский гонец К.Поливанов с грамотами к думе, митрополиту и населению. По словам Ключевского, грамот было всего лишь 2: к духовенству и боярству; и к простому населению, что более правдоподобно, т.к в одной из грамот действительно описывались измены бояр и духовенства вместе взятых. Грамоту, предназначенную населению, прочитали на площади перед Кремлем. Там царь открыто признавал вину изменников-бояр, говорил, что на простой люд зла не держит, и опалы посыплются лишь на вельмож. Обращение царя вызвало страх не только в низах среди простого люда, но и ввело в замешательство членов Боярской думы. Отречение царя и его обращение к народу привели в движение низы и вызвали признак бунта. Опасность волнений  полностью дезорганизовала государственный аппарат. Опасность волнений существенно повлияла на решение думы и священного собора, собравшихся на митрополичьем дворе. Противники Грозного не осмелились поднять голос среди общего негодования на изменников, и, тем самым, упустили благоприятный момент. Ждали, что митрополит Афанасий возьмет на себя роль посредника и упросит Ивана вернуться на царство. Но Афанасий объявил, что остается для бережения столицы, т.к приказные покинули приказы, и город оставался без властей. Вместо себя митрополит отправил в тот же день 3 января к отрекшемуся государю архиепископа Пимена и чудовского архимандрита Левкия. Они давно зарекомендовали себя в глазах Грозного. Согласно официальной летописи, «моление» Афанасия включало согласие предоставить монарху неограниченные полномочия и обещание насчет выдачи всех изменников. Можно подозревать, что приведенная формулировка не принадлежала митрополиту,- она была выработана в итоге переговоров в слободе, а затем положена в основу указа об опричнине. Согласно официальной версии, бояре направились к царю в порыве верноподданнических чувств, но по свидетельству некоторых очевидцев, Грозный сам назвал имена тех, кто должен был явиться в слободу. Опричник Штаден утверждает даже, что царь покинул столицу якобы из-за мятежа, затем оцепил слободу воинской силой и приказал привести из Москвы и других городов тех бояр, кого он потребует. Подступы к слободе действительно охранялись сильными воинскими заставами, бояре попадали на эту территорию под усиленной охраной, как  явные враги. Иван не желал вести переговоры со всеми челобитчиками разом. Царь разделил их, и те, кто получил личное разрешение, мог попасть в загородную резиденцию монарха. Так возникло представление о том, что царь сам назвал имена тех, кто должен был к нему явиться. Никаких долгих совещаний с государем они не вели. Они поочередно являлись во дворец для заявления верноподданнических чувств. Купцов и прочий черный люд, толпой двинувшийся в слободу, не пустили. Народ выполнил отведенную ему роль, и больше о нем никто не вспоминал.  Прием во дворце начался 5 января и закончился в тот же день. Фактически членам Боярской думы не дали раскрыть рта. Высшее духовенство взяло на себя роль посредника или проводника царской воли. Речь Ивана была адресована одному духовенству- верному Пимену с Левкием. Из той же речи дума узнала, что окончательное решение царь доведет до сведения бояр через митрополита. Желая помешать думе вернуть себе функции высшего органа монархии, Иван решил разделить ее. 5 января монарх объявил, что оставляет при себе князей И.Бельского, П.Щенятева и некоторых других бояр, а князей И.Мстиславского, И.Пронского, других бояр, приказных людей отсылает в Москву с повелением. Судя по тому, что Бельский был главой думы, а Щенятев многими местами выше Пронского, самодержец оставил при себе самых влиятельных бояр. В отсутствие главных руководителей дума не могла предпринять никаких самостоятельных решений, хотя формально город был возвращен под управление бояр. В речах к думе в слободе Грозный назвал изменников по именам и объявил за ними такие вины, за которые они должны поплатиться жизнью. Если верить Таубе и Крузе, царь обвинил своих противников в намерении свергнуть законную династию. Выслушав речи царя, представители думы и духовенство не только приняли все его условия, но и как могли благодарили государя. Они фактически выдали всех непослушников на расправу царю.
По мнению С.Шмидта, с декабря 1564 г. и до февраля 1565г. в Москве заседал Земский собор, санкционировавший учреждение опричнины. Такое предположение не имеет опоры в источниках.
Учреждая опричнину, царь старался убедить всех в том, что заботится о водворении в стране порядка, мира, единства. В соей речи к думе Иван в особенности настаивал на необходимости покончить со злоупотреблениями властей и прочими несправедливостями. В этом тезисе заключался один из главных аргументов в пользу опричнины.
Указ об опричнине и первые казни.
Закон  об опричнине не сохранился до наших дней, но в описи царского архива документ о введении опричнины описан следующим образом: «Ящик 191. А в нем указ, как государь приехал из слободы, об опричнине». Очевидно, закон об опричнине имел форму именно царского указа.
По мнению А.Зимина, царь вернулся в Москву в день Сретенья, т.е 2 февраля, когда и был обнаружен указ об опричнине. Эта датировка всецело опирается на записки Таубе и Крузе. Однако, они нарушили хронологию. Наиболее достоверна хронология официальной московской летописи, согласно которой царь впервые вернулся из слободы в Москву 15 февраля 1565 года. Тогда же он и объявил о введении опричнины. Опричнина получила свою территорию, финансы и войско. В состав опричных владений царя вошли земли 3 категорий: крупные дворцовые и великокняжеские оброчные волости, расположенные по большей части недалеко от столицы; обширные территории Поморья и Севера; несколько небольших центральных  уездов с развитым служилым землевладением. В опричнине оказались старинные великокняжеские волости, которые должны были снабжать опричный двор всеми необходимыми продуктами. Северные территории были поделены между опричниной и земщиной. Самые пустынные и самые обширные районы: Печорский край с Пустоозером, Вятская земля, Пермь - остались за земщиной. Опричнине отошли уезды с богатыми торговыми городами: Холмогоры, Вологда, Великий Устюг и.т.д. Сюда же относились и важнейшие центры соляной промышленности, включая Каргополь, Соль-Тотемскую, Соль-Вычегодскую, Солигалич, Старую Руссу, Соль-на-Балахне. Назначены были города и волости, с которых доходы шли на государский обиход, из этих же доходов шло жалование боярам, дворянам и всяким дворовым людям, которые будут в опричнине; а если этих доходов недостанет, то  нужно брать другие города и волости; в опричнину собирать князей, дворян и детей боярских, дворовых и городовых 1000 человек; поместья им должны быть  розданы в тех городах, которые взяты в опричнину, а вотчинников и помещиков, которые не должны быть в опричнине, из этих городов переселить, и дать им земли в других городах. Также и в самой Москве были взяты в опричнину некоторые улицы и слободы. По указу об опричнине, к ее владениям отошли Чертольская улица, Арбат до Дорогомиловского всполья и Новодевичьего монастыря, а также три столичных слободы. Отсюда были выселены все бояре, служилые и приказные люди, и водворились опричные служилые люди. Гости, купцы, мелкие торговцы, ремесленники вовсе не были затронуты  опричным переселением. В опричнину попало около 10 уездов с развитым служилым землевладением. Только 3 из них можно отнести к числу уездов средней величины ( Вязь- ма, Можайск, Суздаль). Прочие были мелкими уездами ( Галич, Малый Ярославец, Козельск, Лихвин, Белев, Перемышль). Ни одна крупная крепость не вошла в опричнину.
Первым опричным мероприятием стало формирование дворянского и стрелецкого опричного войска. На службу было принято 1000 дворян, угодных царю. По замыслам Ивана, войско должно было стать надежным орудием в борьбе с непокорной знатью, ввиду этого при наборе опричной тысячи предпочтение отдавалось худородному провинциальному дворянству. Во главе этого отряда, увеличенного позже до 6 тысяч, стоял Малюта Скуратов. По словам Скрынникова, опричный отряд насчитывал до 8 тысяч человек. Из них около 700- личная охрана; от 300-800 - доверенные порученцы или «особая  опричнина». Как специальный полицейский отряд, опричнина получила особый мундир: у опричника были привязаны к седлу собачья голова и метла - это были знаки его должности, состоявшей в том, чтобы выслеживать, вынюхивать и выметать измену. Опричник ездил весь в черном с головы до ног, на вороном коне в черной сбруе. Опричник, по словам Курбского, не должен был знаться ни с родителями, ни с друзьями, ни с семьёй, а должен был лишь верой и правдой служить царю.
После покрытия издержек по выезду из столицы за счет земщины (100000 рублей), начались массовые репрессии и казни. Были казнены советники Курбского: князь А.Горбатый-Шуйский с молодым сыном Петром, Ховрины, князь И.Сухой-Кашин, князь Д.Шевырев и князь П.Горенский.
Опричнина в более позднее время: пытки и казни над опальными.
В более поздние времена опричнина ассоциировалась исключительно с жестокостью. Простой люд мало что понимал в политической борьбе в высших сферах, но авторитет царя неуклонно рос, особенно после взятия Казани и публичной расправой с чиновниками, от которых немало натерпелись низшие сословия. В народе царь слыл грозным, но справедливым царем.
В ходе репрессий открывались изумительные условия для грабежей и разбоев, потому что в опричнине за это не наказывали, а земские суды было направлено царское распоряжение о том, что“ наши всегда правы”. В разгар опричнины служилые могли убить даже за усмешку в свой адрес, просто избиениям, грабежам и изнасилованиям не было счета. Людьми, на которых указывал лично царь, занималась «особая опричнина». Обычно следствие над опальными велось втайне, смертный приговор выносился заочно. Порученцы получали у царя письменный приказ с указанием способа казни и предоставляли письменный отчет с подробностями его исполнения. Со временем эту процедуру упростили и перешли на устное распоряжение. Осужденных убивали прямо у них в доме или на улице, оставляя на трупе бумажку с перечислением их повинностей. Иногда в ход пускали яд, иногда заживо замуровывали в стены подземелий. Еще страшнее была участь осужденных на казнь публичную.  Тон в придумывании способов умерщвления задавал сам Грозный. Пытки  были явлением заурядным: жертву могли поочередно обливать кипятком и холодной водой, подвешивать за ноги с последующим отрубанием частей тела, зашить  в  медвежью шкуру и затравить собаками. Современники отмечали, что от вида мучений своих жертв царь испытывал садистское удовольствие, разражаясь зачастую диким хохотом м возвращаясь домой в приподнятом настроении. 

Расправа с Великим Новгородом и Псковом.
По клеветническим грамотам в декабре 1569 года царь решил наказать Великий Новгород за якобы попытку добровольно уйти под власть Литвы. Есть также факты, что царь получил ложный извет по поводу того, что новгородцы хотят вместо него на престол посадить Владимира Старицкого, а сами сдаться Польше. По пути была ограблена Тверь, а в январе следующего года - Новгород. Знатнейших людей всех сословий свезли в Городище, подвергли истязаниям, потом волоком, привязав к саням, доставили обратно и подбросили с моста в Волхов. При въезде в опальный город женщины  под страхом смерти должны были выставлять интимные части тела на поругание, а беременной Иван мог собственноручно вонзить  в живот топор. Иногда жестокость носила религиозный характер: после взятия Казани, тех, кто отказался принять христианство, казнили. В завоеванном Полоцке Иван приказал уничтожить всех местных евреев. Есть факты, что он сам душил незаконнорожденных детей своих, которые, по православным канонам, были неугодны Богу. Но дело не закончилось Новгородом: царь отправился во Псков. Псковичи боялись участи новгородцев и встретили царя каждый перед своим домом с женами и детьми, держа в руках хлеб и соль, завидев царя , они падали на колени. Иван недолго прожил во Пскове, велел грабить имение у граждан, кроме церковного притча взял также казну, иконы, кресты, книги, колокола. По возвращении царя в Москву началось следствие о сношениях архиепископа Пимена и новгородских приказных людей с боярами: А.Басмановым и его сыном Федором, казначеем Фуниковым, печатником Висковатым, дьяком Василием Степановым. Вопрос стоял в том, чтобы наказать виновных вследствие этих тайных сговоров насчет свержения царя и отдачи Новгорода и Пскова литовскому королю. По подсчетам историков, в Новгороде погибло 10-15 тысяч человек. Казначей Фуников и печатник Висковатый были казнены.
Объективности ради, следует отметить, что бывали  случаи помилования, в том числе массового. В 1570году в Москве из 300 выведенных на казнь, 180 были помилованы.
Князь Курбский в своей Истории, перечисляя жертвы Ивановой жестокости, насчитывает их свыше 400. Современники-иностранцы считали даже за 10 тысяч. Совершая казни, царь по набожности заносил имена казненных в помянники (синодики), которые рассылал по монастырям для поминовения душ усопших с приложением поминальных вкладов. В некоторых из таких синодиков число жертв возрастает до 4 тысяч. Но боярских имен здесь было совсем немного, зато сюда заносились перебитые массами и не неповинные в боярской крамоле дворовые люди, подьячие, монахи и монахини, псари.   Разброс в оценках жертв очень велик - от нескольких десятков до нескольких тысяч человек. Скорее всего в памяти последующих поколений количество погибших от рук опричных палачей соединилось с умершими от голода, эпидемии чумы, поразившим страну в самый разгар опричнины.
Политическая организация власти в опричнине. Инициаторы опричнины.

Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.