На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


доклад Бенедикт Спиноза, Джон Локк

Информация:

Тип работы: доклад. Добавлен: 30.05.2012. Сдан: 2010. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Бенедикт Спиноза — поистине великий философ. Он создал метафизическую систему, поразительную по своей красоте и великолепию, но тот факт, что она не основывалась ни на личном опыте, ни на окружавшей его реальности, поражает еще больше. Спиноза был глубоко верующим человеком, но, по-видимому, не исповедовал никакой определенной религии.
Его философия  допускает существование Бога, а  сам он прожил жизнь святого. Вследствие этого к нему при жизни питали отвращение представители всех религиозных  учений, а после его смерти чернили и сжигали его работы, преследовали тех, кто их читал.
В наше время, когда от философов не требуют  веры в Бога, они ведут такой  же постыдный образ жизни, как  и все мы, когда им дают понять, что от них ожидают внимания к  бытию истинному, они предъявляют Спинозу как образец для подражания. Вероятно, если его в конце концов канонизируют, он будет покровителем лицемеров и притворщиков.
Суть  философии Спинозы — это его  всеохватывающая система. Она соединяет  теократический мир средневековых  незыблемых истин и зарождающееся учение о том, что только разуму под силу постичь истину. Он был убежден в том, что весь мир представляет собой математическую систему и может быть до конца познан геометрическим способом. Эта математическая система является воплощением Бога, или Природы. Она начинается с исходных допущений и при помощи геометрических доказательств выстраивается Вселенная, которая одновременно является Богом. Это классический образец пантеизма, учения, согласно которому Бог и Вселенная тождественны. Такие взгляды перекликаются с современной теорией, согласно которой наша планета рассматривается как один огромный организм или саморегулирующаяся система. Система Спинозы также легла в основу холистской этики, сходной с той, которой придерживаются современные экологи. Причиняя вред миру, ты причиняешь вред Богу; причиняя вред другому, ты причиняешь вред себе.
Политическая  теория Спинозы также во многом опережала  свое время. Он полагал, что единственная цель государства заключается в  защите интересов личности с тем, чтобы она могла свободно совершенствовать себя и свои взгляды, используя просвещенный разум.
Своеобразная  системность подхода Спинозы  делает его философию неподвластной  времени. Интересно, что все основные выводы его построения в целом  согласуются с современной философской мыслью — как в науке, так и в политике. Как система, так и выводы из нее, обладают убедительной красотой, не имеющей себе равных в истории философии. Если бы красота совпадала с истиной, а истина не противоречила законам красоты, то философия Спинозы была бы единственным, что нам нужно знать.

Готфрид Вильгельм фон Лейбниц

Готфрид Вильгельм  Лейбниц был первым карикатурным гением. Он знал все обо всем и в то же время не понимал образа мыслей и поведения простых людей. Несомненно, он относился к числу прилично одевавшихся философов (что, возможно, в большей степени характеризует самих философов, а не Лейбница). Перед ним были открыты двери высшего общества по всей Европе, где члены королевских и аристократических семей воспринимали его вполне серьезно (что, возможно, в большей степени характеризует самих монархов и аристократов). Почти всю свою сознательную жизнь Лейбниц находился на службе у Ганноверского двора — и одновременно у некоторых других королевских дворов Европы.
Перечисление  достижений Лейбница может создать  впечатление о нем как о  пародии на гения. Действительно, перечислить все идеи и открытия Лейбница, многие из которых хранились им в кипах неизданных до сих пор бумаг, невозможно. К счастью, Лейбниц интересен нам прежде всего как философ. Но даже здесь ситуация до конца не ясна. Бертран Рассел, написавший одну из лучших критических работ по философии Лейбница, придерживался мнения, что тот разработал две философии. Первая являлась простой философией, предназначенной для общественности и представлявшей собой неглубокую оптимистическую метафизику для развлечения, например, принцесс. Свою вторую философию, содержащую менее оптимистичные идеи, он спрятал в сундуке. Эти идеи входили в более сложную, логичную и глубокую систему, которую с трудом могли понять даже люди, близкие по интеллекту к самому Лейбницу (и, конечно же, к Расселу). Характерно, что ни та ни другая философия не были закончены — при условии, что это действительно две отдельные философские системы. Большинство других исследователей, интеллектуально стоящие ниже Лейбница и Рассела, утверждают, что простая и сложная философия являются неотъемлемой частью единой философской системы, не такой сложной и не такой простой, как ее части. Прояснив эти основные моменты, мы теперь можем перейти к жизни Лейбница.
ГОТФРИД ЛЕЙБНИЦ (1646-1716) – ОСНОВОПОЛОЖНИК ИДЕАЛИСТИЧЕСКОГО ПЛЮРАЛИЗМА – ХОТЯ И НЕ ВЫХОДИТ В ОТЛИЧИЕ ОТ СПИНОЗЫ ЗА РАМКИ РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО ТОЛКОВАНИЯ ИНТУИЦИИ, ВНОВЬ ОБРАЩАЕТ СВОИ ВЗОРЫ К ТЕОРИИ ВРОЖДЕННЫХ ИДЕЙ.
Готфрид Лейбниц (1646-1716) – основоположник идеалистического плюрализма – хотя и не выходит в отличие от Спинозы за рамки рационалистического толкования интуиции, вновь обращает свои взоры к теории врожденных идей. Содержание опыта и категории – врожденны, так же как ощущения, чувства, инстинкты, знания и поведение. Иначе говоря, мы "врожденны самим себе"13. Таким образом, врожденно и чувственное и теоретическое познание (в противоположность Декарту). Отсюда Лейбниц вслед за Спинозой приходит к выводу, что картезианский критерий "истинно лишь то, что отчетливо сознается мышлением" недостаточен. Путем формально-логической дихотомии Лейбниц строит схему признаков истинных идей. Полученные им характеристики должны быть отнесены скорее к числу рациональных, а не чувственных. В отличие от Декарта Лейбниц считает, что самоочевидность и ясность идеи в число признаков интуиции уже не входят. Под интуитивным понимается познание, при котором мы одновременно мыслим в совокупности все признаки, характерные для данной вещи. Рациональная интуиция – это своего рода "монада" всех рациональных доказательств, сосредоточившая все предикаты вещи в сознании Субъекта. Интуиция – высший уровень познания, позволяющий осознать все рациональные истины. Лейбниц, пожалуй, пошел дальше своих предшественников главным образом в том, что определил интуитивное знание не как изначальное, хотя оно и позволяет получать начальные дефиниции рационального познания, а как результат длительной предшествующей познавательной деятельности. Последняя в свою очередь осуществляется дискурсивным мышлением.
Далее Лейбниц вводит еще один важный момент в декартово определение интуиции.
Высший  критерий истинности, по Лейбницу, –  принцип тождества. Этот принцип  интуитивен. Следовательно, рациональная интуиция оказывается критерием  к утверждениям опытного характера  и критерием истинности актов  рассудочного мышления, строго соблюдающего законы логики. "Первичное отчетливое понятие, – как писал Лейбниц, – мы можем познать только интуитивно, в то время как сложные понятия – по большей части только символически"14. Содержание субъекта познания, по Лейбницу, тождественно познаваемому объекту, а последний должен аналитически вытекать из субъекта. Добавление "аналитически" предрешило дальнейшую судьбу интуиции, освободив ее от декартовского психологизма и придав ей строго логический характер.
Несколько иначе подходят к рассмотрению вопроса об особенностях интуитивного знания материалисты-сенсуалисты XVII в.
Каким образом из знания, порожденного опытом и обладающего относительной  необходимостью, может следовать  знание, обладающее абсолютной всеобщностью, – оставалось неразрешимой загадкой как для метафизиков-рационалистов, так и для метафизиков-сенсуалистов (в том числе и для материалистов-сенсуалистов). Но и те, и другие благодаря развитию математики и естествознания вынуждены были признать существование необходимого и всеобщего знания в названных науках. Рационалисты объявили источником необходимости и всеобщности интуицию, что вполне укладывалось в рамки рационалистической теории познания.
В метафизическом материализме номиналистического направления  источником всех наших знаний математического рода объявляется способность языка являть собой знаки общих понятий (Т. Гоббс). Номинализм определил отрицательное отношение к интуиции.
Джон  Локк (1632-1704) – основоположник сенсуалистической  теории познания – избрал другой вариант решения проблемы. По Локку, все наше знание возникает из опыта и состоит в созерцании умом своих идей. Поскольку существуют различные способы этого постижения, постольку существуют и различные способы познания, самое ясное и достоверное из которых – интуитивное познание, в котором ум постигает соответствие или несоответствие идей независимо от них самих. Интуитивное познание должно быть признано самым совершенным из всех видов познания. При этом следует отметить, что учение Локка об интуиции существенно отличается от декартовского. Принимая положение Декарта о том, что интуиция является самым совершенным видом познания, Локк подвергает резкой критике учение Декарта о врожденности идей. По Локку, источником идей может быть только опыт. Вывод рационалистов был совершенно противоположным: логическая необходимость и всеобщность математического знания не может быть результатом опыта и эмпирической индукции, которые из-за ограниченности опыта делают знание только вероятным.
Итак, факт логической необходимости и всеобщности научного знания является общепризнанным и исходным принципом философских концепций, относящихся к XVII в. Математическое знание противопоставляется опытному знанию и рассматривается как некая совокупность аналитических утверждений. Требование необходимости и общности характера математического знания предполагает существование таких положений, которые не могут быть доказаны и принимаются без доказательства. Их истинность прямо и непосредственно усматривается умом.
Различные трактовки и подходы к проблеме интуиции в истории философии начиная с XVII в. развиваются в диалектической взаимосвязи с задачами, выдвигаемыми естественными науками и математикой, и в частности в непосредственной связи с постановкой проблемы метода. Так, в рационализме XVII в. интуиция разрабатывалась в связи с задачей построения системы научного знания и его доказательности. И хотя все попытки обосновать "интеллектуальную интуицию" были заранее обречены на неудачу в рамках метафизической теории познания, все же это учение имело большое значение для разработки проблемы в целом: оно рассматривало интуицию как один из методов научного познания и стремилось придать ей стройную логическую форму. При этом интересно отметить тот факт, что сторонники интеллектуального учения об интуиции не противопоставляли последнюю познанию. Напротив, они пытались включить ее в свою схему познавательного процесса в форме интеллектуальной первоосновы познания.
Разработка  новой научной методологии в  этот период развития философской мысли повлекла за собой поиск достоверной (истинной) формы знания. Именно такой формой и послужила интуиция – "рациональная вещь". Так, понятие "усмотрение" применительно к "интеллекту" приобрело в XVII в. качественно новое значение – "усмотрение очами разума".
Завершение  процесса отпочковывания естественных наук от философии поставило перед  наукой XVIII в. проблему определения  предметов и методов этих наук и непосредственно философии. "Теперь задача и в той и в другой области заключается не в том, чтобы придумывать связи из головы, а в том, чтобы открывать их в самих фактах"15. История естествознания этого периода значительно обогатилась новыми открытиями М. В. Ломоносова, в частности открытием закона сохранения и превращения энергии, закона сохранения материи и движения. Широкое распространение получает космогоническая гипотеза Канта, Лапласа, в биологии – клеточная теория Пуркине, теория развития Вольфа. Начинается постепенное проникновение диалектики в естествознание, положившее начало новому периоду в развитии естествознания – периоду эволюции идей. К этому времени относятся открытия эволюционной теории Дарвина, теории химического строения Бутлерова, периодического закона химических элементов Менделеева.
Новые открытия не только способствовали процессу дифференциации научного знания, но и требовали от философии более строгой, научно обоснованной методологии и глубокого изучения способностей человеческого разума. Прямого усмотрения сущности вещей с помощью интеллектуальной интуиции было явно недостаточно для естествознания, в котором к этому времени перешли от простого собирания и описания фактов к опыту, эксперименту и научному доказательству. Возникала объективная возможность создания методологии познания, сочетающей эмпирические и теоретические методы.
Иммануил Кант (1724-1804) – основоположник немецкого классического идеализма – подчиняет философское учение об интуиции поиску новой методологии.
Успехи  в естествознании утвердили за человеческим разумом право получать теоретическое  знание. И, будучи не только философом, но и известным естествоиспытателем своего времени, Кант вынужден признать такую способность за человеческим мышлением. Но теоретическое знание, по мнению Канта, может быть только знанием явлений, но не "вещей в себе". Достигается это знание путем гармонического сочетания различных форм чувственности с формами рассудка. В отличие от сторонников учения об интеллектуальной интуиции Кант считал, что человеческий разум, равно как и рассудок, лишен возможности непосредственного или интуитивного усмотрения истины. Однако интуитивное созерцание существует, но не как непосредственное созерцание ума, а как интуиция чувственная. Признание Кантом чувственной интуиции было вызвано его стремлением ограничить познание областью явлений, показать принципиальную непознаваемость "вещей в себе".
Основная  цель кантовской философии – анализ способностей человеческого разума. Но при этом Кант и не пытался  объяснить, как разум постигает  сущность "вещей в себе". Напротив, он прилагал все усилия, чтобы доказать, что разум и вовсе лишен такой возможности, Доступная человеку интуиция существует уже не как непосредственное созерцание ума, а как чувственность, априорные формы которой – пространство и время. Иными словами, интуиция – это пассивная способность восприятия.
В подтверждение своих выводов Кант проводит анализ математического познания, из которого следует, что общий и необходимый характер математических суждений выводится из того, что математическое знание опирается на формы чувственной интуиции – пространство и время. Посредством одних понятий математика ничего не может достигнуть: необходима чувственная интуиция. Но не только интуитивное, а все наше знание сводится к возможным созерцаниям, посредством которых дается предмет. Если мы хотим получить суждение, расширяющее наше знание о понятии, то мы должны выйти из этого понятия в созерцание, в котором оно дано. Таким образом, существует возможность сведения понятия к последней инстанции – созерцанию или чувственной интуиции. Только тогда это понятие может стать знанием предмета. Но сама по себе интуиция еще не дает такого знания. Научное знание, т.е. знание, обладающее необходимостью и всеобщностью, возникает тогда, когда чувственное содержание подводится под формы рассудка посредством различных видов синтеза. Высшей формой последнего является чистая трансцендентальная апперцепция. Сам человеческий рассудок не способен интуитивно постигать. Чувственность дает нам созерцание, но она не способна мыслить. Следовательно, существует только один способ познания – через понятия, и это познание человеческого рассудка есть познание дискурсивное, а не интуитивное.
Способности к непосредственному созерцанию лишен не только человеческий рассудок, но и разум. Отсюда вполне понятно  и кантовское отношение к интеллектуальной интуиции, которой отводится место только за пределами сферы нашей познавательной способности. В этом плане его учение было шагом назад по сравнению с учением рационалистов, насквозь проникнутым познавательным оптимизмом, который Кант решительно отвергает. В этом и сказалась агностическая направленность его учения, призванная ограничить способность человеческого разума, дабы дать место вере.
Вместе  с тем Кант ничуть не умаляет высокого назначения науки и возможности  научного обоснования истины. Несмотря на то что Кант ограничивает достоверное знание областью одних явлений, в пределах этой области он выдвигает требование строгой доказательности и "рациональной формы знания". Так, Кант становится ярым защитником достоверности научного познания, вступая при этом в неразрешимое противоречие с собственным агностицизмом. С помощью математики и естествознания можно получить вполне достоверное знание в процессе познания мира явлений, хотя сущность "вещей в себе" по-прежнему останется непознаваемой. Логическими формами математического и естественнонаучного познания он считает все формы дискурсивного мышления, в том числе и формы рассудка.
Итак, задача научной философии, по Канту, заключается  в том, чтобы объяснить факт существования  достоверного знания вообще и в особенности  в математике и естествознании. Считая возможным только познание мира явлений, Кант требовал строго логического доказательства полученных знаний. Завершая свои исследования о роли чувственной интуиции в познании, он утверждает, что всякая наука с необходимостью должна опираться на чувственную интуицию, но способности постигать тайны "вещей в себе" она лишена.
Решительно  выступив против отрыва интуиции от системы  чувственного познания, кантовская концепция  отвечала духу времени, но вместе с  тем такая позиция в определенной мере возвращала проблему в ее старое русло, лишала собственно философской остроты. Видимо, поэтому взгляды Канта на природу интуиции не получили дальнейшего развития.
Разработка  проблемы интуиции продолжалась вестись  в непосредственной связи с вопросами методологии научного познания. В начале XVII в. в естествознании по-прежнему господствовали эмпирические методы, что обусловило преобладание эмпиризма в методологии научного познания, хотя в методологии математики сохранился рационализм. Попытка Канта создать свою методологию научного познания, сочетающую эмпирические и теоретические методы, не увенчалась успехом. Однако сама постановка вопроса получила дальнейшее освещение в философской и естественнонаучной литературе (прежде всего материалистического направления), хотя и повлекла за собой отказ от интуиции.
Нет ничего удивительного в том, что русская  философская мысль XVIII в., впитавшая  в лице Ломоносова лучшие традиции материалистического мировоззрения, вообще не обращается к проблеме интуиции. Необходимо было прежде решить вопрос о соотношении чувственного и теоретического в познании – эту важную проблему научной методологии, обусловливающую дальнейшее исследование проблемы интуиции.
«ГОТФРИД ЛЕЙБНИЦ (1646-1716) – ОСНОВОПОЛОЖНИК ИДЕАЛИСТИЧЕСКОГО ПЛЮРАЛИЗМА – ХОТЯ И НЕ ВЫХОДИТ В ОТЛИЧИЕ ОТ СПИНОЗЫ ЗА РАМКИ РАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО ТОЛКОВАНИЯ ИНТУИЦИИ, ВНОВЬ ОБРАЩАЕТ СВОИ ВЗОРЫ К ТЕОРИИ ВРОЖДЕННЫХ ИДЕЙ»

Добро пожаловать на сайт о Локке!

        Философия движется в обратном направлении. Она начиналась с бесконечного количества сложных, красивых и часто противоречивых идей. Постепенно, благодаря воздействию  религиозного фанатизма, разума и воли к пониманию, философия начала уменьшать этот мир до более постижимых размеров. Все стало проще, очевиднее. Философия двигалась «назад», к точке, где она стала описывать мир таким, каким мы его видим. Начало этого периода в философии связано с именем Джона Локка.
 
      Зачастую все гениальное просто. Идеи Джона Локка не исключение. Сейчас многие из его идей стали для нас совершенно очевидными. Его философия заложила основы эмпиризма, согласно которому наше знание о мире основывается на опыте. В его философии также содержалась идея либеральной демократии, которая стала символом западной цивилизации. Теперь, люди, которые даже не в состоянии без ошибок написать слово философия, признают эти принципы, непонятные большинству еще три века назад.

применимы к реальной жизни как отдельного человека, так и общества в целом.
        Локк был единственным крупным философом, который занимал  пост министра в правительстве. И  это показательно. Он был многогранной личностью, но оставался, прежде всего, человеком последовательным и практичным. Его идеи действительно Философия Джона Локка
Жизнь Локка охватила период времени от Галилея до Ньютона. Далеко не случаен  тот факт, что в течение его  жизни всеобщее признание получила гелиоцентрическая модель, была открыта  сила притяжения, дифференциальное исчисление и циркуляция крови в организме, химия начала отделяться от алхимии и была признана научность первой. Без преувеличения можно сказать, что во время господства философии Аристотеля и схоластики такие достижения невозможно было себе даже представить. (Например, схоластика твердо придерживалась точки зрения древних греков о том, что все состоит из определенного сочетания четырех элементов: земли, воздуха, огня и воды. Только после того как ирландский физик Роберт Бойль в своей работе «Скептический химик» опроверг эту теорию, химия получила возможность заняться изучением подлинных элементов и тем, каким образом они сочетаются, образуя соединения.)
 
Зарождался новый мир, который  полностью отличался от того, в  котором жили люди Средневековья. Этот новый мир нуждался в новом образе мышления. В философии такой способ был разработан Локком. Его работа «Опыт о человеческом разумении» стала самым авторитетным философским произведением во всей Европе в течение следующих ста лет.

 
Также не случайно то, что Локк был  свидетелем последней гражданской войны в Англии и первой завершившейся победой революции в истории Европы. Его размышления в области политики заложили основы либеральной демократии. Однако эти два элемента его философии: политический и чисто философский — были взаимосвязаны не только в понимании Локка, но и в глубоких исторических изменениях, которые происходили в то время. Лютер освободил людей из-под власти церкви, дав им личный взгляд и свободную совесть. В каком-то смысле Локк освободил людей от аристотелевской «зависимости от ошибок и предрассудков», обращаясь непосредственно к опыту. Процессы, происходившие в Европе в тот период времени, были ничем иным, как формированием человека как личности. Эта новая, появившаяся в процессе развития причуда — широко распространившаяся индивидуальность — стремилась к самовыражению. Философия Локка показала ей путь: с одной стороны, свобода мысли, с другой стороны, свобода деятельности. Как в жизни, так и в работах Локка, обе этих свободы неразделимы. Это был его подарок миру. И в независимости от того, что последующие поколения критиков находили в его философии слабые места или называли ее устаревшей, ценность этого дара никогда не сможет быть оспорена.
 
 

Содержание

    Биография 3
    Философские воззрения 6
    Труды Локка 9
    Человек и государство 10
    Вопросы религии 11
    Идеал человека 13
    Заключение 16
    Список использованной литературы 17
     

Биография

Джон  Локк родился в 1632 г. в небольшом  городке Рингтон (графство Сомерсетшир). Его отец был преуспевающим адвокатом  и ярым сторонником Реформации, начатой Мартином Лютером (1483-1546) в 1517 г. Реформация была направлена против засилья католической церкви, которая всей своей идеологической мощью сопротивлялась естественно-историческому прогрессу: защищала исчерпавший себя абсолютизм и не давала ходу идущей ему на смену более совершенной форме общественного устройства - демократии. Во время первой демократической революции (1640-1660) отец Локка сражался против королевской власти в рядах армии парламента, которой руководил Оливер Кромвель (1599-1658).

Воспитание  в семье было, разумеется, пуританским, т.е. в духе свободы и строгости, с особым акцентом на здоровье и  спорт, на независимость и самостоятельность, добропорядочность, деловитость и  умение ладить с людьми, безупречную  нравственность и законопослушность.

Природа одарила мальчика выдающимися способностями  и поэтому его пригласили учиться  в самой престижной лондонской школе - Вестминстерской, которую он закончил с блеском и сразу же оказался в Оксфорде.

В университете Локк изучал медицину, естествознание (у Роберта Бойля!), философию, языки, включая латынь и древнегреческий, классическую литературу. Наибольших успехов добился в медицине и языках. В это же время увлёкся философией Декарта (1596-1650), который, будучи выдающимся математиком, - заложил основы аналитической геометрии, ввёл понятия переменной величины и функции, обогатил язык алгебры многими обозначениями, увековечил своё имя в “Декартовых координатах” и т.д., - а также крупным физиком-теоретиком и физиологом, страстно ненавидел схоластику и схоластов, чем, прежде всего и покорил своего великого почитателя. Именно у Декарта Локк перенял отвращение к заумному пустословию и всю жизнь стремился излагать свои мысли ясным и простым языком, живо и увлекательно. Его литературный стиль, чувство слова до сих пор остаются недосягаемым образцом не только в педагогике, но и в философии. Блестяще завершив обучение в Оксфорде, Локк пару лет преподаёт в нём древние языки, но вскоре оставляет эту работу и принимает предложение занять место домашнего врача и воспитателя двух мальчиков в семье лидера пропарламентской партии вигов лорда, а затем и графа Энтони Эшли Купера Шефстбери (1621-1683), одного из крупнейших политиков Англии, будущего лорд-канцлера. Между прочим, эту должность занимал в своё время и Фрэнсис Бэкон (1521-1626), направивший Яну Амосу Коменскому (1592-1670) приглашение в Лондон для переподготовки британских педагогов в духе «Великой дидактики».

Оставляя  за скобками дипломатическую, философскую  и политическую сторону биографии  Локка (упомянем лишь о том, что именно Локк первым выдвинул и обосновал принцип разделения властей на законодательную в лице народных избранников, и исполнительную в лице короля и судейского корпуса, принцип, который начисто исключает возможность абсолютизма в любом его виде - классическим примером может служить государственное устройство как самой Англии, так и её бывшей колонии США), - коротко остановимся на его гениальном педагогическом труде “Мысли о воспитании”, который с полным основанием можно рассматривать как эстафету научной, природосообразной педагогики, принятой от Коменского.

Локк  не случайно назвал свой труд всего  лишь «мыслями». Дело в том, что в  его планы, как это следует  из письма его близкому другу Эдварду  Клэрку, вообще не входило сочинение какого-либо педагогического трактата, подобного его грандиозным философским трудам. Книга сложилась как бы сама собой из писем, которые он несколько лет подряд посылал Клэрку и в которых на многих страницах, обстоятельно излагал свои взгляды на воспитание. Клэрк эти письма внимательно изучал и накапливал, хорошо сознавая, кто их ему посылает. Он-то и пришёл к заключению (великое ему за это спасибо), что письма эти более, чем необычные и что адресованы они не столько ему, сколько всему человечеству. Поскольку же Бог одарил Локка не только способностью широко и глубоко мыслить, но и превосходным литературным талантом, то всё остальное было делом техники.

Не  подлежит сомнению, что обрабатывая  свои письма, Локк просто не мог не воспользоваться  теми впечатлениями, которые наверняка запали ему в память ещё с того времени, когда он сам был ребёнком и когда его самого тоже воспитывали. Не мог он не воспользоваться и более широким опытом английского народного воспитания, а также историческими свидетельствами о воспитании у других народов. Всё это он хорошо продумал, привёл в систему, мастерски вмонтировал в неё личную точку зрения и в результате получились не просто “мысли”, которые у посредственных авторов всегда приобретают форму размышлений,- а ещё чаще - форму бездарных, заумных и пустопорожних «размышлизмов», - а вышел строгий и стройный истинно научный педагогический шедевр.

Сто с  небольшим лет назад, а если совсем точно, то в 1896 году два издателя - Ф.А.Брокгауз (Лейпциг) и И.А.Ефрон выпустили  том XVII своего энциклопедического словаря. В статье, посвящённой Локку, в той части, где речь идёт о «Мыслях о воспитании», автор, подписавшийся инициалами “И.Г.” заключает: «Мысли о воспитании» - столь же полезная книга теперь, как и двести лет тому назад”. Сегодня в эту оценку можно внести только одну поправку: вместо слова “двести” написать слово «триста», а ещё через сто лет - слово “четыреста” и так до бесконечности. Имея под руками “трактаты” Коменского, Локка, Песталоцци, Дистервега, Ушинского и Макаренко только глупцы могут морочить нам голову безумными реформами.

 
СПИНОЗА, БЕНЕДИКТ (Spinoza, Benedictus) (1632–1677), или Барух д'Эспиноза, великий голландский философ, один из крупнейших рационалистов 17 в. Родился в Амстердаме 24 ноября 1632. Родители Спинозы были еврейскими эмигрантами, переселившимися из Португалии, и он был воспитан в духе ортодоксального иудаизма. Однако в 1656, после конфликта с городскими властями Спиноза был подвергнут «великому отлучению» еврейской общиной за еретические взгляды (в основном касавшиеся христианства – община опасалась ухудшения отношений с властями), а в 1660 был вынужден покинуть Амстердам и перебрался на несколько лет в деревушку Рейнсбург близ Лейдена, где продолжал поддерживать связи с кружком коллегиантов – религиозного братства, позднее объединившегося с меннонитами. Из Рейнсбурга он переселился в Ворбург – селение вблизи Гааги, а с 1670 до своей смерти 21 февраля 1677 жил в самой Гааге. Спиноза зарабатывал на жизнь изготовлением и шлифовкой линз для очков, микроскопов и телескопов, а также частными уроками; в последующие годы его доход пополнялся скромной пенсией, которая выплачивалась двумя знатными покровителями. Благодаря этому он вел независимый образ жизни и мог позволить себе занятия философией и переписку с ведущими учеными того времени. В 1673 ему было предложено место профессора на кафедре философии в Гейдельбергском университете, однако Спиноза отказался от предложения, сославшись на враждебное отношение к нему со стороны официальной церкви. Главными его произведениями являются Богословско-политический трактат (Tractatus Theologico-Politicus), опубликованный анонимно в Амстердаме в 1670, и Этика (Ethica), начатая в 1663 и законченная в 1675, но изданная только в 1677 на латинском языке в книге Посмертные произведения (Opera Posthuma) вместе с незаконченными трактатами о научном методе (Трактат об усовершенствовании разума, Tractatus de Emendatiae Intellectus), о политической теории (Tractatus Politicus), грамматикой древнееврейского языка (Compendium Grammatices Linguae Hebraeae) и письмами. Единственной книгой, изданной при жизни Спинозы и под его именем, был труд Начала философии Рене Декарта, части I и II, доказанные геометрическим способом (Renati des Cartes Principiorum Philosophiae Pars I et II, More Geometrico Demonstratae, per Benedictum de Spinoza, 1663).
Годы  жизни Спинозы совпали с началом  эпохи Нового времени. В своем творчестве он осуществил синтез научных идей эпохи Возрождения с греческой, стоической, неоплатонической и схоластической философией. Одна из трудностей, с которыми сталкиваются исследователи, пытающиеся осмыслить идеи его самой известной работы – Этики, состоит в том, что Спиноза часто использует схоластические термины в совершенно другом, не принятом в схоластике смысле. Поэтому, чтобы понять настоящий смысл этого труда, необходимо учитывать существенно новые научные и онтологические предпосылки, на которые опирался философ.
Главной сферой интересов Спинозы является философская антропология, исследование человека в его отношении к  обществу и всему мирозданию. Оригинальность его идей заключалась в попытке  распространить «коперниканскую революцию» на сферы метафизики, психологии, этики и политики. Иначе говоря, Спиноза рассматривал природу в целом и человеческую природу в частности объективно и беспристрастно – так, как если бы это были геометрические проблемы, и пытался по возможности исключить по-человечески понятное стремление принимать желаемое за действительное, например, предполагать существование целей или конечных причин в природе. «Геометрический способ», которым изложена Этика
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.