Здесь можно найти учебные материалы, которые помогут вам в написании курсовых работ, дипломов, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Иван Грозный

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 30.05.2012. Сдан: 2010. Страниц: 12. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Воронежская область, Бутурлиновский район
МОУ Бутурлиновская основная общеобразовательная школа  №6
397500 Воронежская  область 
г. Бутурлиновка
ул. Ленина, 153
тел. 2-49-68 
 
 




 
 
 
 

Выполнила:
ученица 9 кл.
Моклякова Наталья
Викторовна
ул. Пионеров д. 23
тел. 2- 77- 43.
Руководитель:
учитель истории
Тарасова  Ирина
Эдуардовна
ул. Крупской, 82
тел. 2-26-76 
 
 

г. Бутурлиновка
            2009 г. 
 
 
 

 
 
 

    Введение. (стр. 3 – 4.)
 
 
    Жизнь и  деятельность Ивана IV Грозного. (4 – 21.)
 
      Детство и  юность Ивана IV. (стр. 5 – 8.)
 
      Реформы Избранной  рады. (стр. 8 – 13.)
 
      Опричнина. (стр. 13 – 15.)
 
      Внешняя политика. (стр. 15 -21.)
 
 
    Заключение. Оценка деятельности Ивана IV Грозного. (стр. 22 – 25.)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  I. Введение.
    В  середине XVI в. Московское государство, или, как писали тогда в дипломатических документах, «Руссия», было одним из сильнейших в военно-политическом отношении и одним из самых крупных по территории по сравнению с другими странами Европы. Но совсем немного, всего несколько десятилетий, насчитывала его история как единого государственного организма, включавшего в себя десятки ранее самостоятельных земель и княжеств. Рыхлая внутренняя структура Московского государства требовала серьёзных преобразований, которые предотвратили бы в будущем его распад. Жители различных областей по-прежнему пользовались разными деньгами, по-разному управлялись и даже молились разными святым. Отсутствовал сколько-нибудь развитый аппарат управления, не существовало постоянной армии, имелись только малочисленные отряды иностранных наёмников, принятых на службу Василием III . Необходимо было привести архаичное законодательство в соответствии с новыми условиями. Всё это следовало исправлять под постоянной угрозой войны с сильными соседями: Казанским и Крымским ханствами, Великим княжеством Литовским. И наконец, главное: верховная власть, которая только и могла провести все эти реформы, не обладала необходимым «инструментом » для подобной созидательной деятельности – сословием верных и преданных престолу людей, имеющих опыт государственного управления.
    Великие  князья опирались во все своих  действиях на класс «служилых  людей», т. е. людей, служивших  в великокняжеском войске или  в администрации великого князя  и получивших за это земельные  наделы, а иногда – помимо земли ещё и денежные оклады. Класс служилых людей делился на две неравные части: мелких и средних землевладельцев, знатнейших людей, в экономическом смысле вполне самостоятельных по отношению к московскому государю. Первые никогда не имели доступа к власти и не владели в этой области ни малейшим опытом. Вторые от века занимали ключевые посты в сфере гражданского и военного управления, в том числе и в основном органе государственной власти – Боярской думе, обладали всеми необходимыми навыками для этого, но к реформам отнюдь не имели склонности.
    В  состав русской аристократии  входили бывшие полудержавные  властители удельных княжеств, в ходе объединения страны постепенно утрачивавшие, но ещё не утратившие вконец прав на неограниченное управление своими огромными наследственными владениями. В аристократическое сословие входило также старомосковское боярство, которое претендовало на традиционно высокую степень власти влияния на все области внешней и внутренней политики при особе великого князя.
    Князья  и бояре, а с ними вся верхушка аристократии служила великому князю московскому, отыскивая для себя больше чести и большего богатства при дворе одного из сильнейших государей Европы, но считали себя людьми свободными. Согласно древнему обычаю, они были вправе «отъехать» в случае недовольства этой службой к иному государю, например к великому князю литовскому. По меткому замечанию выдающегося русского историка В. О. Ключевского, «политические обстоятельства», с одной стороны, поставили московского князя на высоту национального государя с широкой властью, с другой — навязали ему правительственный класс с широкими политическими претензиями и стеснительной для верховной власти сословной организацией».
Аристократические группировки, управлявшие страной  в 30—40-е гг. XVI в., оказались вполне способными организовать отпор внешнему неприятелю (война с Польшей и Литвой 1534—1537 гг.), а также поддержать целостность огромной державы. Но вся их «реформаторская» деятельность ограничилась реорганизацией русской денежной системы, просуществовавшей в новом виде до конца столетия, еще до уничтожения некоторых крупных уделов.
    Время  Ивана Грозного давно привлекает  к себе внимание учёных и  беллетристов необычным в русской  истории драматизмом положений  и яркостью характеров. В эпохе Грозного много содержания: бурное детство великого князя; период светлых реформ и счастливых войн на востоке; ссора с советниками и опалы на них; опричнина, которая была, в сущности, глубоким государственным переворотом; сложный общественный кризис, приведший к опустению государственного центра; тяжёлая и неудачная борьба за балтийский берег – вот главнейшие факты, подлежащие нашему вниманию в царствование Ивана Грозного. Но нельзя сказать, чтобы мы хорошо знали эти факты. Материалы для истории Грозного далеко не полны, и люди, не имевшие с ним прямого знакомства, могут удивиться, если узнают, что в биографии Грозного есть годы, даже целые ряды лет без малейших сведений о его личной жизни и делах. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    II. Жизнь и деятельность Ивана IV Грозного.
     1. Детство и юность Ивана IV.
 
     Иван IV родился в 1530 г. Он был сыном Василия III и Елены Глинской, дочери выходца из Литвы князя Василия Глинского. Великий князь Василий III умер, когда сыну было три года. После смерти матери, Великой княгини Елены (по одной из версий — ее отравили), Иван, которому исполнилось тогда 8 лет, остался круглым сиротой. Страной управляла Боярская дума. Наступила эпоха боярского правления, эпоха беззакония, насилия, вражды и борьбы за власть — преимущественно между двумя наиболее знатными боярскими фамилиями — князьями Шуйскими и Бельскими. То одна, то другая партия захватывала власть и преследовала побежденных противников. В результате многолетних кровавых распрей верх одержали родственники покойной Великой княгини Елены — Глинские.
    До  смерти своего отца Иван жил  на женской половине терема  под надзором боярынь, кормилиц  и нянек. В три года его  образ жизни изменился. Отныне  он должен был участвовать  во всех церемониях, требовавших  присутствия монарха. Опекуны не позаботились о том, чтобы переделать трон, который был слишком велик и неудобен для мальчика.
    Свою  первую аудиенцию трехлетний  Иван дал гонцам крымского  хана. После приема он «подавал  им мед». В шесть  лет князь  принимал литовских послов и  произнес несколько слов, предписанных церемониалом. Однако на пирах в честь послов мальчик отсутствовал. Литовцам объяснили, что великому князю «будет стол в истому».
    Мальчик-государь, от природы умный, живой, впечатлительный  и наблюдательный, рос в обстановке заброшенности и пренебрежения. Родственники-бояре не только не заботились о его образовании и воспитании, но даже плохо одевали и кормили его и его младшего брата Юрия, а иногда и прямо обижали и оскорбляли Ивана. Безобразные сцены боярского своеволия, его собственные беспомощность и бессилие развили в нем робость, подозрительность, недоверие к людям, а с другой стороны — пренебрежение к человеческой личности и человеческому достоинству. 

    Имея  в своем распоряжении много  свободного времени, Иван предавался чтению и перечитал все книги, которые мог найти во дворце. Единственным его искренним другом и духовным наставником был митрополит Макарий, знаменитый составитель Четьих Миней, огромного сборника всей церковной литературы.
     После  смерти своей матери Елены Глинской Иван лишился привычного окружения.
     С  гибелью Андрея Старицкого старшим  среди опекунов стал князь  Василий Васильевич Шуйский. Этот  боярин, которому было более 50 лет, женился на царевне Анастасии,  двоюродной сестре Ивана IV. Став членом великокняжеской семьи, князь Василий захотел устроить жизнь, приличную его новому положению. Со старого подворья он переехал жить на двор Старицких.
    Будучи  членами одной из самых аристократических  русских фамилий, Шуйские не  пожелали делить власть с теми, кто приобрел влияние благодаря личному расположению Василия III. Раздор между «принцами крови» (так Шуйских называли иностранцы) и старыми советниками Василия III (боярами Юрьевым, Тучковым и думными дьяками) разрешился смутой. Через полгода после смерти правительницы Шуйские захватили ближнего дьяка Федора Мишурина и предали его казни. Вскоре же они довершили разгром семибоярщины, начатый Еленой. Боярин и регент Тучков отправился в ссылку в деревню. Его двоюродный племянник Юрьев прожил менее года после описанных событий. Ближайший союзник Тучкова в думе боярин Иван Бельский подвергся аресту и попал в тюрьму. Торжество Шуйских довершено было низложением митрополита Даниила, сподвижника Василия III. Расправившись со своими противниками, Василий Шуйский присвоил себе стародавний титул боярина «наместника на Москве».
    Иван  потерял отца в три года, а  в семь с половиной лет остался  круглым сиротой. Его четырехлетний  брат Юрий не мог делить  с ним детских забав. Ребенок  был глухонемым от рождения. Достигнув зрелого возраста, Иван не раз с горечью вспоминал свое детство. Чернила его обращались в желчь, когда он описывал обиды, причиненные ему — заброшенному сироте — боярами. Жалобы царя столь впечатляющи, что их обаянию поддались историки. На основании царских писем В.О. Ключевский нарисовал знаменитый психологический портрет Ивана-ребенка. В душу сироты, писал он, рано и глубоко врезалось чувство брошенности и одиночества. Безобразные  сцены боярского своеволия и насилий, среди которых рос Иван, превратили его робость в нервную пугливость. Ребенок пережил страшное нервное потрясение, когда бояре Шуйские однажды на рассвете вломились в его спальню, разбудили и испугали его. С годами в Иване развились подозрительность и глубокое недоверие к людям.
   Иван на всю жизнь сохранил недоброе чувство к опекунам. В своих письмах он не скрывал раздражения против них. Припомню одно, писал Иван, как, бывало, мы играем в детские игры, а князь Иван Шуйский сидит на лавке, опершись локтем о постель покойного отца, положив ноги на стул, а на нас и не смотрит. Среди словесной шелухи мелькнуло, наконец, живое воспоминание детства. Но как превратно оно истолковано! Воскресив в памяти фигуру немощного старика, сошедшего вскоре в могилу, Иван начинает бранить опекуна за то, что тот сидел, не «преклоняясь» перед государем ни как родитель, ни как властелин, ни как слуга перед своим господином. «Кто же может перенести такую гордыню?» — этим вопросом завершает Грозный свой рассказ о правлении Шуйских.
    В  10-12 лет подросток очень мало напоминал прежнего мальчика, росшего в «неволе» и в строгости. Летописцы о многом умалчивали, коль скоро речь заходила о развлечениях молодого монарха. Недостающие сведения можно найти у Курбского.
    Когда  мальчик подрос, он предался потехам и играм, которых его лишали в детстве. Окружающих поражали буйство и неистовый нрав Ивана. Лет в 12 он забирался на островерхие терема и сталкивал «со стремнин высоких» кошек и собак, тварь бессловесную. В 14 лет он «начал человеков ураияти». Кровавые забавы тешили «великого государя». Мальчишка отчаянно безобразничал. С ватагой сверстников — детьми знатных  бояр — он носился по улицам и площадям столицы, топтал конями зазевавшихся прохожих, на рынках бил и грабил «всенародных человеков, мужей и жен... скачюще и бегающе всюду неблагочинно».
    Если верить Курбскому, от озорства Ивана страдали не одни простолюдины, сброшенные с крыши терема, но и знатные сверстники, товарищи его игр. Великий князь якобы велел задушить пятнадцатилетнего князя Михаила, сына служилого князя Богдана Трубецкого.
   Иван  быстро развивался физически  и в 13 лет выглядел сущим  верзилой. Посольский приказ официально  объявил за рубежом, что великий  государь «в мужеский возраст  входит, а ростом совершенного  человека уже есть, а  Божьего волею помышляет ужо брачный закон Припяти». Дьяки довольно точно описали внешние приметы рослого юноши, но они напрасно приписывали ему степенные помыслы о женитьбе.
    Василий  III велел боярам «беречь» сына  до 15 лет, после чего должно  было начаться его самостоятельное правление. 15 лет — пора совершеннолетия в жизни людей XVI столетия. В этом возрасте дворянские дети поступали «новиками» на военную службу, а дети знати получали  низшие придворные должности. Василий III возлагал надежды на то, что назначенные им опекуны приобщат наследника к делам управления. Но опекуны сошли со сцены, не исполнив главного порученного им дела. В 15 лет Иван IV оказался неподготовленным к роли правителя державы.
    Едва  монарх достиг совершеннолетия,  участились столкновения его с думой. Иван предпринимал энергичные попытки избавиться от боярской опеки в полном соответствии с завещанием отца.
    Осенью 1545 г. государь велел урезать  язык Афанасию Бутурлину «за  его вину, за невежливые слова». Дума выразила неудовольствие. В ответ князь наложил опалу на бояр «за их неправду, на князя Ивана Кубенского и на князя Петра, на Шуйского, и на князя Александра Горбатого, и на Федора, на Воронцова, и на князя на Дмитрия Палецкого».
    В  тот период Кубенский фактически  возглавлял думу. Он был не только дворецким, но и близким родственником Ивана IV. Его мать была сестрой Василия III. Курбский так характеризовал боярина: «Муж зело разумный и тихий, в совершенных уже летех».  

   Фактически  великий князь объявил опалу  всему руководству Боярской думы. В конце концов, конфликт был улажен благодаря вмешательству митрополита Макария. В декабре опала с бояр была снята.
    Юному Великому князю не было еще и полных 17 лет, когда его дядя Михаил Глинский и его бабушка княгиня Анна сумели подготовить политический акт большой государственной важности. 16 января 1547 г. Иван IV был торжественно коронован как царь всея Руси. Во время торжественной службы митрополит возложил на Ивана крест, венец и бармы, по преданию, некогда присланные на Русь византийским цесарем Константином для венчания князя Владимира Мономаха. Устами митрополита была начертана программа деятельности царя: в союзе с церковью, которая отныне объявлялась «матерью» царской власти, царь должен был укрепить «суд и правду» внутри страны, вести борьбу за расширение государства. По завершении чина венчания Великий князь стал «боговенчанным царем». Дополнение короткого слова «царь» к и без того уже пышному титулу Великого князя — «Государь и великий князь Московский, Владимирский и прочих земель» — делало его носителя равным по чину императору «Священной Римской империи», ставило выше европейских королей — датского, английского, французского и многих иных, уравнивало с восточными соседями — казанским и астраханским ханами, наследниками Золотой Орды, недавними повелителями Руси.
    Официальные  летописи изображали дело так,  будто 16-летний юноша по собственному  почину решил короноваться шапкой  Мономаха и принять царский  титул. Митрополит и бояре,  узнав о намерении государя, заплакали  от радости, и все было решено. В действительности инициатива коронации принадлежала не Ивану, а тем людям, которые правили его именем.
    Затеяв  коронацию, родня царя добилась  для себя крупных выгод. Бабка  царя Анна с детьми получила  обширные земельные владения на правах удельного княжества. Князь Михаил был объявлен ко дню коронации конюшим, а его брат князь Юрий стал боярином.
    Едва  ли можно согласиться с мнением,  что коронация Ивана IV и предшествовавшие  ей казни положили конец боярскому  правлению. В действительности произошла всего лишь смена боярских группировок у кормила власти. Наступил кратковременный период господства Глинских.
    В  глазах самого царя перемена  титула была важной жизненной  вехой. Вспоминая те дни, царь  писал, что он сам взялся строить свое царство и «по Божьей милости начало было благим». Увенчанный царским титулом, Иван IV явился перед своими подданными в роли преемника римских кесарей и помазанника Божьего на земле.
    Государь  недолго тешился блеском без  труда приобретенного могущества. Жизнь вскоре преподала ему жестокий урок. Питомец дворцовых теремов плохо знал свой народ. Он видел испуганных людей, когда для потехи топтал лошадьми рыночную толпу, видел радостные лица в торжественные праздники. Но у покоренного народа было и другое лицо. Вскоре царю довелось увидеть и его.
 
      2. Реформы Избранной рады.  

    Вопрос  о правительстве 50х годов XVI в и характер его политики  традиционно связывается с вопросом  о “избранной раде”. Полемика  по вопросу о том, что такое  “избранная рада”, интересы каких классов она выражала, в каком отношении ее политика находилась к реформам 50х годов и т.д., началась на другой же день после событий, которые приписывались деятельности “избранной раде”, - в переписке между Иваном Грозным и Курбским. Существует 2 основных точки зрения на “избранную раду”. Первая из них ведет свое начало от самого Ивана Грозного, который в посланиях к Курбскому охарактеризовал Сильвестра и Адашева как последовательных проводников боярско-княжеской политики, а время господства Сильвестра и Адашева - как наибольший расцвет власти бояр и княжат. Власть, захваченная Сильвестром, держалась на поддержке боярского сословия и на обмане царе. Бояре выдвигали Сильвестра, зная его самомнение, и посредством этой его черты характера проводили свои дела, уничтожая все, что было создано дедом и отцом Грозного. Во время правления “избранной рады” удалось ввести порядки времен Василия Темного.
    «Избранная  рада» начала создание центральных  органов государственного управления  — приказов (до середины 60-х годов их называли «избами»). Одним из первых приказов была Челобитная изба, которую возглавил Адашев. Задачей этого учреждения было принимать челобитные (жалобы) на имя государя и проводить по ним расследование. Тем самым Челобитная изба становилась как бы высшим контрольным органом. Руководство этим приказом давало Адашеву огромную власть и авторитет. Главой Посольского приказа (ведомства иностранных дел) стал дьяк Иван Михайлович Висковатый, который около 20 лет руководил русской внешней политикой, пока не был казнен в годы опричнины. Поместный приказ занимался распределением поместий и вотчин между служилыми людьми. Разрядный приказ стал своего рода штабом вооруженных сил: определял, сколько служилых людей и из каких уездов должно выйти в полки. Разбойный приказ вел борьбу против «разбоев» и «лихих людей». Земский приказ ведал порядком в Москве.
    Военная реформа.
    После  неудачного похода на Казань  в ноябре 1549г. встал вопрос  об осуществлении военной реформы.  Единоначалие укреплялось путем установления старшинства первого (большого) воеводы большого полка по отношению к воеводам всех других полков. Укреплению дисциплины в дворянской армии содействовало запрещение местничества на “службе” с воеводами. Это также повышало роль воевод во время военных действий, в целом июльский приговор 1550г., ограничивший местнические счеты на основе сложившейся практики взаимоотношений воевод в полках, имел большое значение для боеспособности дворянской армии. 1 Наряду с попытками укрепления дисциплины дворянской конницы в середине XVI века закладывается основа формирующегося постоянного (стрелецкого) войска. Между сентябрем 1549 г. и августом 1550 Иван Грозный учредил “выборных” стрельцов. По его приказу 3000 человек должны были жить в Воробьевской слободе под предводительством боярских детей, Речь шла о реорганизации старых отрядов пищальников. Отныне войско пищальников стало называться стрелецким. Для обеспечения стрелецкого войска вводился новый подворный налог - “пищальные деньги”, который до этого собирался не повсеместно. Стрельцы сделались ядром постоянного войска. Они имели значительные преимущества над дворянской конницей, постепенно уступающей ему место.
    Судебник 1550 г.
    Бесспорно,  самым крупным начинанием правительства  Ивана Грозного было составленное в июне 1550 г. нового законодательного кодекса, который заменил устаревший судебник 1497. Из 99 статей нового судебника 37 были совершенно новыми, а в остальных текст предшествующего кодекса подвергался координатной переработке. Социальное законодательство, вошедшее в судебник 1550 г., касается двух важнейших вопросов - землевладения и зависимого населения (крестьян и холопов). В одной из статей речь идет о вотчинном землевладении в целом. Так как дворянство все больше и больше начинало обеспечиваться поместьями, а не вотчинами, то совершенно ясно, что основное содержание статьи главным образом касалось землевладения феодальной знати. Статья провозглашает, что лица, продавшие вотчину или их родственники, подписавшие купчую грамоту, лишаются права выкупа отчужденной земельной собственности. Закон стоит на стороне покупателя земли. Закон содействовал отчуждению вотчино-боярской земельной собственности.
    Второй  закон, относящийся к проблеме  землевладения, провозглашал ликвидацию  тарханов. Статья наносили удар по основным группам привилегированных землевладельцев - тарханников, и была направлена против податных привилегий духовных феодалов.
    Вторую  группу статей Судебника составляют  законы о крестьянах и холопах.  “В обстановке роста классовой борьбы правительство Адашева не рискнуло пойти на дальнейшее закрепощение крестьян, хотя к этому сводились требования дворян. Еще более ужесточилось отношение к холопам”.  Особое внимание Судебник уделял вопросам центрального и местного управления. В этом законодательном памятнике уже намечаются основные направления, по которым будет проходит перестройка государственного аппарата в 50-е годы. Все преобразования начинаются с местного управления. Судебник 1550г. наглядно отразил эту особенность: его преобразования касаются главным образом наместнического управления. Сохраняя в целом старую систему кормлений, лишь вносит в нее коррективы, ограничивающие власть наместников и волостей.
    Дворцовая тетрадь
    Неудача  попыток удовлетворить земельный  голод дворянства путем пересмотра в Судебнике правового статуса вотчинного землевладения заставила правительство искать новых средств для обеспечения землей числено возросшего поместного войска. Было еще два источника, к которым можно было обратиться: казенные земли и владения духовных феодалов. Стремясь укрепить материальную базу дворян- военачальников, которые смогли сменить представителей боярской аристократии, правительство заинтересовалось находившимися в центральных районах страны оброчными деревнями, которые были переданы дворянам. В октябре 1550г. был составлен проект испомещения под Москвой так называемой избранной тысячи. Смысл этого проекта сводился к укреплению положения верхов дворянства, с тем, чтобы использовать их для выполнения важнейших поручений.  Но расположить всех приближенных возле Москвы не удалось, т.к. у правительства не было необходимого фонда земель. Однако одна из сторон реформы вскоре осуществилась. 1551-52гг. была составлена Дворцовая тетрадь, куда попали все служилые люди государева двора, из которого черпались основные кадры для формирования командного состава армии, для замещения высших правительственных должностей и т.д.. Дворцовая тетрадь была действующим документом,, к которому приписывались на протяжении 50-60 годов XVI в. все новые данные о составе государева двора вплоть до начала 1562г. Составление Дворцовой тетради оформляло выделение привилегированных части, служащих по дворовому списку. Дворовые дети (боярские) составляли основной контингент представителей господствующего класса, который назначался на высшие военные и административные должности.  Поэтому составление Дворцовой тетради отвечало интересам верхов русского дворянства и являлось попыткой осуществить в иных формах проект 1550г. о выделении из числа дворян “тысячников”, без применения для этой цели  массовых земельных пожалований. 
 

    Стоглав.
    Также  правительство принимало меры  к подготовке передачи церковно-монастырской  земли в частную собственность  дворян. 15 сентября 1550г. правительство  обсуждало с Митрополитом Макарием вопрос о церковно-монастырских слободах. Макарий произнес большую программную речь в защиту права монастырей на владение недвижимым имуществом. Однако, несмотря на это выступление главы русской церкви, рядом своих привилегий пришлось поступиться.
    Согласно  “приговору” 15 сентября 1550г. духовным  феодалам запрещалось основывать  новые слободы, хотя старые  за ними сохранялись. В целом  “приговор” компромиссный характер, т.к. сохранял за духовными  феодалами слободы и предоставлял  им даже некоторые возможности для пополнения их населения со стороны.  Но такое положение не устраивало руководство русской церкви, поскольку подобные действия подрывали авторитет церкви в глазах у миллионов верующих. Встал вопрос о созыве нового церковного собора. Назревало столкновение между правительством “избранной рады”, стремившейся использовать заинтересованность боярства и дворян в ликвидации земельных богатств церкви, возглавляемой Митрополитом Макарием. Был отредактирован сборник соборных решений - Стоглав. Стоглав, написан в виде ответов на вопросы о церковном строении. Эти вопросы, написанные от имени Ивана Грозного, содержали своеобразную программу реформ и представленную правительством на рассмотрение церковного собора. Однако они были лишь составлены по распоряжению царя, а не им самим.  Есть все основания считать автором царских вопросов Сельвестра.
    В  первых царских вопросах изложены  три группы проблем, касающихся  церковной реформы. Критике подверглись  церковное богослужение и распорядок  церковной жизни, говорилось о необходимости избрать “беспорочных” священников и игуменов, чтобы они внимательно исполняли свои обязанности. В осторожной форме предлагалось ликвидировать неподсудности монашества и духовенства царскому суду, но особенно важное значение имел вопрос о судьбах монастырского землевладения.
    Перед  собором был поставлен вопрос  о необходимости организации  государственного выкупа пленных,  попавших к “басурманам”.
    Земельные реформы.
    В  результате мероприятий, проведенных  в 1550 - 51 гг., наиболее значительный удар был нанесен церковно-монастырскому землевладению и по привилегиям монастырей-вотчинников. Но этот успех правительства “избранной рады” был достигнут ценой дальнейшего нажима на крестьян. Принужденные отдавать часть своих доходов в царскую казну, монастырские власти старались компенсировать потери ценой увеличения поборов с населения своих вотчин.  После Стоглава была поставлена задача о разрешении земельного вопроса и введении новых прямых налогов. Все это нельзя было сделать, не проведя поземельной переписи. В ходе переписи земель в основных районах Русского государства вводилась единая окладная поземельная единица - “большая соха”. Социальная степень землевладельца определяла степень тяжести обложения. Классовый смысл реформ виден уже в том, что “в наиболее тяжелом положении оказывались черносошные крестьяне, т.к. при одинаковом количестве земель у разных землевладельцев им приходилось платить больше всего налогов.”  Реформа была наиболее благоприятной для светских феодалов и несколько ущемляла духовных землевладельцев, что соответствовало общей линии реформ 50-х гг. XVI века. Поземельная перепись сопровождалась многочисленными раздачами земель в поместья и отпиской у отдельных монастырей. Сокращение земельных и торговых привилегий монастырей-вотчинников происходило в обстановке таможенной политики. Постепенно таможенное ведомство высвобождается из-под контроля наместников, все чаще сбор косвенных налогов передается на откуп отдельными должностными лицами из центрального аппарата. Постепенное внедрение откупной системы сбора косвенных налогов содействовали развитию товарно-денежных отношений в стране, ликвидируя мелочную опеку наместнической администрации.
    Земская и губная реформы.
   “Земскую  реформу можно считать четвертым  ударом по кормленой системе, нанесенным в ходе реформ”.  Она должна была привести к окончательной ликвидации власти наместников путем замены ее местными органами управления, выбранными из зажиточных черносошного крестьянства и посадских людей, В осуществлении земской реформы были заинтересованы зажиточные круги посадского населения и волостного крестьянства, Усиление классовой борьбы, в форме разбоев, и неспособность наместнического аппарата успешно осуществить подавление народных масс - вот те основные причины, которые делали проведение реформы местного управления неотложной. Губная и земская реформы по мере их осуществления приводили к созданию сословно-представительных учреждений на местах отвечавших интересам дворянства, верхов посада и зажиточного крестьянства, Феодальная аристократия поступалась некоторыми своими привилегиями, но смысл реформы был направлен по преимуществу против трудящихся масс в деревне и городе.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.