Здесь можно найти образцы любых учебных материалов, т.е. получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ и рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Конфликт и способы его разрешения

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 30.05.2012. Сдан: 2010. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Конфликт и способы  его разрешения 

Часть 1. Типы конфликтов, управление конфликтной ситуацией 

Существуют различные  определения конфликта, но все они  подчеркивают наличие противоречия, которое принимает форму разногласий, если речь идет о взаимодействии людей. Конфликты могут быть скрытыми или  явными, но в основе их всегда лежит  отсутствие согласия. Поэтому определяют конфликт как отсутствие согласия между  двумя или более сторонами  — лицами или группами. 

Отсутствие согласия обусловлено наличием разнообразных  мнений, взглядов, идей, интересов, точек  зрения и т. д. Однако оно, как уже  отмечалось, не всегда выражается в  форме явного столкновения, конфликта. Это происходит только тогда, когда  существующие противоречия, разногласия  нарушают нормальное взаимодействие людей, препятствуют достижению поставленных целей. В этом случае люди просто бывают вынуждены каким-либо образом преодолеть разногласия, и вступают в открытое конфликтное взаимодействие. 

Если конфликты  способствуют принятию обоснованных решений  и развитию взаимоотношений, то их называют функциональными (конструктивными). Конфликты, препятствующие эффективному взаимодействию и принятию решений, называют дисфункциональными (деструктивными). Надо уметь анализировать  конфликты, понимать их причины и  возможные следствия. 

В соответствии с  классификацией Л. Коузера, конфликты  могут быть реалистическими (предметными) или нереалистическими (беспредметными). 

Реалистические конфликты  вызваны неудовлетворением определенных требований участников или несправедливым, по мнению одной или обеих сторон, распределением между ними каких-либо преимуществ и направлены на достижение конкретного результата. 

Нереалистические  конфликты имеют своей целью  открытое выражение накопившихся отрицательных  эмоций, обид, враждебности, т. е. острое конфликтное взаимодействие становится здесь не средством достижения конкретного  результата, а самоцелью. 

Начавшись как реалистический, конфликт может превратиться в нереалистический, например, если предмет конфликта  чрезвычайно значим для участников, а они не могут найти приемлемое решение, справиться с ситуацией. Это повышает эмоциональную напряженность и требует освобождения от накопившихся отрицательных эмоций. 

Нереалистические  конфликты всегда дисфункциональны. Их гораздо сложнее урегулировать, направить по конструктивному руслу. Надежный способ профилактики подобных конфликтов в организации — создание благоприятной психологической  атмосферы, повышение психологической  культуры руководителей и подчиненных, овладение приемами само регуляции  эмоциональных состояний в общении. 

Существуют пять основных типов конфликта: внутри личностный; межличностный; между личностью  и группой ; межгрупповой; социальный. 

Внутри личностный конфликт. Этот тип конфликта не полностью соответствует данному  нами определению. Здесь участниками  конфликта являются не люди, а различные  психологические факторы внутреннего  мира личности, часто кажущиеся или  являющиеся несовместимыми: потребности, мотивы, ценности, чувства и т. п. 

Внутри личностные конфликты, связанные с работой  в организации, могут принимать  различные формы. Одна из наиболее распространенных форм — это ролевой конфликт, когда различные роли человека предъявляют  к нему противоречивые требования. Например, будучи хорошим семьянином (роль отца, матери, мужа, жены и т. п.), человек должен вечера проводить  дома, а положение руководителя может  обязать его задержаться на работе. Или: начальник цеха дал мастеру  указание выпустить определенное количество деталей, а технический руководитель в то же самое время — произвести технический осмотр оборудования. Причиной первого конфликта является рассогласование  личных потребностей и требований производства, а второго -- нарушение принципа единоначалия. Внутренние конфликты могут возникать  на производстве вследствие перегруженности  работой или, напротив, отсутствия работы при необходимости находиться на рабочем месте. 

Межличностный конфликт. Это самый распространенный тип  конфликта. В организациях он проявляется  по-разному. Многие руководители считают, что единственной его причиной является несходство характеров. Действительно, встречаются люди, которым из-за различий в характерах, взглядах, манере поведения очень непросто ладить друг с другом. Однако более глубокий анализ показывает, что в основе таких конфликтов, как правило, лежат  объективные причины. Чаще всего  — это борьба за ограниченные ресурсы: материальные средства, производственные площади, время использования оборудования, рабочую силу и т. д. Каждый считает, что в ресурсах нуждается именно он, а не другой. Конфликты возникают  между руководителем и подчиненным, например, когда подчиненный убежден, что руководитель предъявляет к  нему непомерные требования, а руководитель считает, что подчиненный не желает работать в полную силу. 

Конфликт между  личностью и группой. Неформальные группы устанавливают свои нормы  поведения, общения. Каждый член такой  группы должен их соблюдать. Отступление  от принятых норм группа рассматривает  как негативное явление, возникает  конфликт между личностью и группой. Другой распространенный конфликт этого  типа — конфликт между группой  и руководителем. Наиболее тяжело такие  конфликты протекают при авторитарном стиле руководства. 

Межгрупповой конфликт. Организация состоит из множества  формальных и неформальных групп, между  которыми могут возникать конфликты. Например, между руководством и исполнителями, между работниками различных  подразделений, между неформальными  группами внутри подразделений, между  администрацией и профсоюзом. 

К сожалению, частым примером межгруппового конфликта  служат разногласия между высшим и более низким уровнями управления, т. е. между линейным и штабным  персоналом. Это яркий пример дисфункционального конфликта. 

Межгрупповые конфликты  обусловлены несовместимостью целей  в борьбе за ограниченные ресурсы (власть, богатство, территория, материальные ресурсы  и т. п.), т. е. наличием реальной конкуренции, а также возникновением социальной конкуренции. 

Межгрупповые конфликты  сопровождаются: 

    * проявлениями "деиндивидуализации”, т. е.  члены группы не воспринимают  других людей как индивидуумов, как самобытных личностей, а  воспринимают их как членов  другой группы, которой приписывается  негативное поведение.
    * Деиндивидуализация  облегчает проявление агрессивности  к другим группам;
    * проявлениями  социального, межгруппового сравнения,  в ходе которого более высоко  и положительно оценивают свою  группу, повышают свой престиж  и одновременно принижают, обесценивают  чужую группу, дают ей отрицательную  оценку ("они злодеи, они глупые, они отсталые” и т. п.). Социальное  сравнение может инициировать  конфликты, а также поддерживать, "оправдывать себя” в конфликте,  ведь чтобы победить, надо оценивать  себя как "положительную группу, которая правильно поступает”  и отрицательно оценивать чужую  группу. Часто лидеры групп стремятся  частично или полностью изолироваться  от информации с чужой стороны  о чужой группе ("железный занавес”); тогда легче сохранять конфликт  между своей и чужой группой.  Для сглаживания конфликта полезен  обмен реальной информацией друг  о друге;
    * проявлениями  групповой атрибуции, т. е. склонны  считать, что именно "чужая  группа ответственна за негативные  события”. Объяснение причин событий  резко различается для своей  и чужой группы: 1) так положительному  поведению своей группы и негативному  поведению чужой группы приписываются внутренние причины ("мы поступаем правильно, потому что мы хорошие”, "они поступают плохо, потому что они плохие”); 2) негативное поведение своей группы и положительное поведение чужой группы объясняются внешними причинами, внешними обстоятельствами. Так, нападения своей группы (негативное, агрессивное поведение) объясняют внешними причинами ("нас вынудили обстоятельства”), а нападения противников объясняют внутренними причинами ("они плохие люди”). Конструктивные положительные действия чужой группы оценивают, как внешне обусловленные ("у них не было другого выхода, обстоятельства вынудили их пойти на "мировую”) или порой воспринимаются как подвох, " военная хитрость” ("что-то здесь не так, нельзя доверять их "миролюбивым” предложениям”). Даже раскол внутри своей группы склонны объяснять действиями "чужой группы”, которые "вредят нам, строят заговоры против нас”.  

Социальный конфликт — это "ситуация, когда стороны (субъекты) взаимодействия преследуют какие-то свои цели, которые противоречат или взаимно исключают друг друга” (см.: Социальные конфликты: Экспертиза, прогнозирование, тенденции разрешения. Вып.1.М., 1991). Но несмотря на разницу  подходов, в имеющихся определениях конфликта можно выделить по крайней  мере три ключевых момента: во-первых, то, что это предельный случай обострения социальных противоречий, явное или  скрытое состояние противоборства, а также ситуация взаимодействия; во-вторых, социальный конфликт выражается в столкновении различных социальных общностей — классов, наций, государств, социальных институтов, социальных субъектов; в-третьих, это то, что противодействующие стороны преследуют свои различные, противоположные цели, интересы и  тенденции развития, которые, как  правило, противоречат или взаимоисключают  друг друга (см.: Дикарева А.А. Мирская  М.И. Социология труда. М.,1989; Социологический  словарь. Минск, 1991; Запрудский Ю.Г. Социальный конфликт. Ростов н/Д., 1992). Таким образом, социальный конфликт — это сложное  явление, включающее несколько аспектов. Но именно наличие противоборствующих сторон со своими потребностями, интересами и целями является основой конфликта, его осевой линией. 

Этот момент тесно  связан с выяснением причин и природы  конфликта, а также определением его границ: пространственных, временных, внутрисистемных. Пространственные границы  конфликта определяются местоположением  его участников (квартира, улица, дом, работа, регион и т. д. и т. п.). Временные  параметры конфликта связаны  с его продолжительностью, включая  начало и конец. 

Начало конфликта  связано, по меньшей мере, с тремя  условиями: 

1) первый его участник  сознательно и активно действует  в ущерб другому участнику  путем физических действий, демаршей, заявлений и т. д.; 

2) второй участник  сознает, что эти действия направлены  против него; 

3) второй участник  в ответ предпринимает активные  действия против инициатора конфликта;  с этого момента можно считать,  что он начался. 

Из этого следует, что конфликт начинается в случае противоборства сторон. Он возникает  лишь тогда, когда стороны начнут активно противодействовать друг другу, преследуя свои цели. Поэтому конфликт всегда начинается как двустороннее (или многостороннее) поведение и  ему, как правило, предшествуют инициирующие действия одной из сторон, выступающей  в качестве зачинщика конфликта. 

Перечень элементов  конфликта:
1) два участника  или две стороны конфликта;
2) взаимо-несовместимость  ценностей и интересов сторон;
3) поведение, направленное  на уничтожение планов, интересов  противоположной стороны;
4) применение силы  для влияния на другую сторону;
5) противопоставленность  действий, поведения сторон;
6) стратегии и  тактики конфликтного взаимодействия;
7) личностные особенности  участников: агрессивность, авторитетность  и пр.;
8) характер внешней  среды, присутствует ли третье  лицо и т. д. 

Динамика развития конфликта:
— возникновение  конфликтной ситуации,
— осознание конфликтной  ситуации,
— собственно конфликтное  поведение — обоюдно направленные и эмоционально окрашенные действия, которые затрудняют достижение целей, интересов противника и способствуют реализации собственных интересов  в ущерб другой стороне;
— развертывание  конфликта или его разрешение зависит от участников, их личностных особенностей, интеллектуальных, материальных возможностей, которые есть у сторон, от сути и масштабов самой проблемы, от позиций окружающих лиц, от представления  участников о последствиях конфликта, от стратегии и тактики взаимодействия. 

Критерии конфликта:
1) взаимозависимость  сторон, т. е. обе стороны зависят  друг от друга, активность одного  человека обусловливает действия  другого человека, а эти действия  вызывают ответные реакции первого  субъекта и т. д., таким образом,  происходит взаимодействие сторон, их контроля, однако, если существуют  жесткие правила контакта (например, бой боксера), то это не конфликт;
2) осознание ситуации  как конфликтной, т. е. одна  или обе стороны оценивают  чужие действия как преднамеренно  враждебные с целью помешать  достижению желаемых целей или  унизить;
3) выбор стратегии  дальнейшего поведения: к поиску  компромисса или рационально  приемлемого решения, либо к  эскалации конфликта, к усилению  борьбы, например, от борьбы точек  зрения (когнитивный конфликт) переходят  к борьбе личностей (межличностньгй  конфликт), затем к борьбе групп  и насилию. 

В конфликте нет  виноватых и правых, каждый хочет  достичь своих целей. Конфликт —  такой вид взаимодействия, где  результат принадлежит всем участникам конфликта, свой вклад в конфликт вносит каждый участник. Но обычно человек  думает: "В конфликте виноват  не я, а другой человек”, "Я прав, а другой — не прав, он плохой”, и  каждый собирает вокруг себя союзников, чтобы доказать: "Я прав!”. Так  происходит расширение конфликта. 

Окончание конфликта  не всегда однозначно. Он может быть исчерпан в случае примирения или  выхода из конфликта одной из сторон, а также пресечения и прекращения  конфликта в ходе вмешательства  третьих сил. 

Относительно внутрисистемных  параметров конфликта необходимо сказать, что он всегда происходит в определенной системе: семье, группе сослуживцев, трудовом коллективе, государстве, международном  сообществе стран. Выявление внутрисистемных  границ конфликта связано с определением конфликтующих сторон, выступающими его главными участниками, а также  выделением других лиц или организаций, прямо в конфликте не замешанных, но являющимися элементами системы. В таком случае границы конфликта  в системе будут зависеть от того, какое число участников в него вовлечено. 

Было уже отмечено, что конфликт представляет собой  предельно обостренную форму  противоречия, но он также еще и  служит способом выявления и разрешения противоречий. В этой связи возникает  вопрос: а что предшествует конфликту, каковы стадии его развития? Можно  ответить, что предшествует ему объективная  жизненная ситуация, в которой  находятся противоборствующие стороны, и сами эти стороны имеют определенные интересы, потребности, цели. Естественно, что посягательство одной стороны  на какую-либо из таких потребностей другой стороны создает социально-психологическую  основу конфликта. Это и есть структура  противоречия, пока еще не перешедшего  в конфликт, — конфликтная ситуация. Таким образом, конфликтная ситуация — это такое совмещение человеческих потребностей и интересов, которое  объективно создает почву для  реального противоборства между  различными социальными субъектами. 

Конфликтная ситуация может складываться объективно, помимо воли и желания будущих противоборствующих сторон (сокращение штатов в трудовом коллективе), а может быть создана  или намеренно спровоцирована одной  или обеими сторонами. Но каждая ситуация определяется действительными событиями  и ее субъективное значение зависит  от того, какое объяснение дает этим событиям каждая сторона, в соответствии с которыми она и начинает действовать  в ходе развития конфликта. Главная  черта этой ситуации — возникновение  предмета конфликта. 

Предмет конфликта  — это то основное противоречие, из-за которого и ради разрешения которого стороны вступают в борьбу. 

Поскольку в ходе конфликта разрешаются противоречия, происходит поиск путей выхода из тупиковой ситуации, то возникает  вопрос о его функции — положительной  или отрицательной, плохой или хорошей. Другими словами, плохо это или  хорошо, что происходит конфликт? С  обыденной точки зрения здесь  может быть дан только отрицательный  ответ, потому что конфликт связан с  такими явлениями, как бытовые ссоры  и неурядицы, служебные неприятности, межнациональные, территориальные, общественно-политические противостояния и противоборства, связанные  со страданиями и потерями. Отсюда и оценка конфликта в качестве явления нежелательного. 

Но при более  внимательном взгляде в существо этой проблемы вырисовывается другой подход, другая точка зрения, согласно которой конфликт не только негативное социальное явление, но также еще  и позитивное. Ход рассуждений  здесь примерно следующий. Да, конфликт это нежелательное явление, начинающее разъедать нормально функционирующую  социальную систему, но в его ходе появляются такие силы, которые смогут вернуть ее в состояние баланса  и стабильности, а также поддержания  ее в устойчивом состоянии. 

Наряду с этим существует также тенденция рассматривать  конфликт не как отклонение от нормы, а как норму социальных отношений, нормальное состояние общества. Это  отчетливо просматривается в  произведениях Аристотеля, Гоббса, Гегеля, Маркса, Вебера, Дарендорфа. 

Мортон Дойч, осуществляя  мотивационный анализ конфликтного поведения, отмечал, что конфликт —  это такое взаимодействие двух сторон, когда достижение целей одного препятствует достижению целей другого, т. е. конкуренция, соперничество выступает как  объективная ситуация конфликта, а  с другой стороны, эмоциональное  неприятие другого человека, тенденция  к конкурентному взаимодействию людей, как их психологическая особенность, способствует конфликтному поведению. Поскольку конфликты неизбежны  во взаимодействии людей, то они могут  выполнять позитивную конструктивную функцию: 

— конфликт способствует определенному движению вперед, предотвращает  застой; 

— в процессе конфликта  происходит объективация источника  разногласия и возможно его разрешение, "снятие”, находятся средства предотвращения будущих конфликтов; 

— конфликт — это  определенное отрицание старых, "отживших”  отношений, что приводит к формированию новых отношений, коррекции взаимодействия; 

— в конфликте "изживается”  внутренняя напряженность, "выплескиваются”  агрессивные чувства, "разряжаются” фрустрации, неврозы; 

— конфликт — способ самоутверждения личности, особенно у подростка конфликт — необходимая  форма поведения для поддержания  статуса в группе; 

— внутригрупповой  конфликт в научной деятельности создает необходимый уровень  напряженности, нужный для творческой активности; так, исследование показало, что продуктивность творческой научной  деятельности выше у конфликтных  личностей; 

— межгрупповые конфликты  могут способствовать групповой  интеграции, росту сплоченности, солидарности группы; 

— необходимость  решения конфликта приводит к  кооперации, к концентрации усилий участников на решение конфликтной  ситуации, к вовлечению членов группы в общую жизнь группы. 

Признаки деструктивного конфликта: 

1) расширение конфликта; 

2) эскалация конфликта  (т.е. конфликт становится независимым  от исходных причин и, даже  если причины конфликта устранены,  сам конфликт продолжается); 

3) увеличение затрат, потерь, которые несут участники  конфликта; 

4) рост ситуативных  высказываний, агрессивных действий  участников. 

Но вернемся к  вопросу о полезности или вредности  конфликтов. Нами уже было сказано  о том, что конфликт является способом выявления и разрешения противоречий. В этом и коренится ответ на поставленный вопрос. Полезен конфликт тем, что, так или иначе, разрешает  противоречие. Но из этого вытекает следующий вопрос: а какова цена разрешения противоречия путем конфликта? Она, как правило, очень высокая. В виде разрушения или серьезного повреждения системы, а то и вовсе  уничтожения одной из сторон. Налицо социальный иллюзионизм, о котором  писал Питирим Сорокин. Думается, что лучшим разрешением объективно существующего противоречия является не его конфликтный способ, а мирный, консенсусный вариант, который происходит мирными цивилизованными путями и средствами, когда противостоящие стороны и все участники конфликта  приходят к пониманию необходимости  этого раньше, прежде чем развитие событий пойдет по конфликтному руслу. Поэтому следующая наша задача будет  и состоять в том, чтобы рассмотреть  объективные причины и психологию участников зарождающихся конфликтов. 

Важным моментом в изучении проблемы конфликтов и  их природы является выявление их причин. Анализ социологических и  социально-психологических исследований позволяет выделить следующие основные причины конфликтов: 

— социально-экономические  — конфликты в современном  обществе представляют собой порождение и проявление объективно существующих социально-экономических противоречий; 

— социально-психологические  — потребности, мотивы, цели деятельности и поведения различных людей; 

— социально-демографические  — различия в установках, мотивах  поведения, целях и стремлениях  людей, обусловленных их полом, возрастом, принадлежностью к различным  национальным образованиям. 

Люди так или  иначе, реагируют на изменение социально-экономической  ситуации, преследуя при этом свои интересы и потребности. Естественно, что посягательство на какую-либо из таких потребностей является социально-психологической  причиной конфликтов. Неравенство в  уровне доходов и потребления  между самыми богатыми и самыми бедными, отсутствие практически средних  слоев общества, нестабильность экономического, социального и политического  развития неизбежно ведут к конфликтам на самых различных уровнях: межличностном, в масштабах всего общества. Острота  социальной напряженности, уровень  конфликтности проявляются в  различных факторах: повышенном эмоционально-психологическом фоне взаимодействия между людьми, усилении неудовлетворенности жизнью и экономическим положением, учащении локальных конфликтов, превращении девиантного поведения людей в своеобразную социальную "норму” (разбой, рэкет, терроризм, наркомания, проституция и т. д.), поиске "виноватого” (что делать? и кто виноват?). В свою очередь, такого рода негативные психологические факторы не лучшим образом воздействуют на развитие социально-экономической и политической обстановки в целом. 

Социальный конфликт всегда сопровождается особой социально-психологической  атмосферой, которая получила название социальной напряженности. Социальная напряженность — это особое состояние  общественного сознания и поведения, специфическая ситуация восприятия и оценки действительности (см.: Дмипгриев  А.В., Кудрявцев В.Н., Кудрявцев С. В. Введение в общую теорию конфликтов (Юри-дическаяконфликтология,ч.1). М.,1993.
"БОРЬБА ВСЕХ  ЗА ВСЕХ": ТЕОРИЯ КОНФЛИКТА  Георга ЗИММЕЛЯ 

Степаненкова Валентина  Михайловна – кандидат политических наук, зав. кафедрой гуманитарных и  социально-экономических дисциплин  Вяземского филиала Московского  государственного заочного института  пищевой промышленности. Адрес: 215100 Смоленская обл., г. Вязьма, ул. Ленина, 54. Телефон: (08131) 57050. 

Имя Георга Зиммеля (1858-1918 гг.) связывается с исследованием  общественных конфликтов как самостоятельной  проблемной области. Теория конфликта  изложена им в главе "Спор" книги "Социология: Исследование форм обобществления" ("Soziologie. Untersuchungen uber die Formen der Vergesellschaftung") [1], изданной в 1908 г. Bысказанные в ней  идеи легли в основу современной  конфликтологии. 

Причины конфликтов 

Конфликты чаще всего  определяются Зиммелем как "борьба", "спор". Центральным понятием социологии он считает формы взаимодействия – одинаковые способы отношений  в различных по целям и назначению общественных группах, в каждой из которых  обнаруживаются "господство и подчинение, конкуренция, подражание, разделение труда, образование партий, представительство, одновременность сомкнутости внутри и замкнутости извне" и др. [2, c. IX]. Общество представлено как бесчисленное множество взаимодействий. Наиболее важной из них Зиммель считает  борьбу. История культуры, по его  мнению, может быть осмыслена как  история конфликтов и примирений, сходств и различий между людьми и социальными группами. При этом большее практическое значение имеют  различия.  

Согласно теории Зиммеля, конфликты неизбежны. Их неизбежность заложена в самой природе человека. Один из основных источников возникновения  и развития конфликтов – изначально присущая людям агрессивность, "априорный  инстинкт борьбы", первичная потребность  во враждебности [1, S. 196 f.]. Формы проявления агрессивности ограничены общественными  нормами. Как правило, она канализируется с помощью социальных эталонов и  выражается в отстаивании групповых  интересов. 

Не существует бесконфликтных обществ, так как принципиально  невозможно устранить исходный конфликт – между формами индивидуализации и формами социализации, между  индивидом и культурой. По мнению Зиммеля, источником социальных конфликтов служит противоречие между формами  общественной жизни и индивидами, составляющими общество. Во-первых, общество "приобретает своих собственных  носителей и органы, которые как  чужая отдельному лицу сторона предъявляют  ему свои требования для немедленного исполнения" [3, с. 52]. Формы социализации, создаваемые индивидами для удовлетворения своих потребностей, затем создают  угрозу единству личности. Этот конфликт Зиммель называет "социологической  трагедией". Во-вторых, то, что сам  человек рассматривает себя как  общественное существо, часто ставит его во враждебное отношение к  импульсам и интересам Я, лежащим  вне общественной сферы. Индивид, стремясь к самоопределению и развитию своих способностей, независимо от потребности в них общества, вступает в противоречие с общественными  требованиями, согласно которым он должен использовать силы на выполнение определенной функции. "Конфликт между  обществом и отдельной личностью  развертывается в самом индивиде в виде борьбы его сущностных элементов" [3, c. 53], то есть интересов, лежащих в  рамках выполняемой общественной деятельности и вне их, в виде противоречия между внутренними импульсами и  внешними силами. Формы социализации могут создавать угрозу личности, блокируя ее творческую энергию и  заставляя наперекор собственной  воле принимать логику культурных форм. 

Конфликт и структура  группы 

Одной из идей Зиммеля, получивших последующее развитие, является идея о влиянии особенностей протекания конфликта на структуру группы, а  структуры группы – на ход конфликта. В частности, рассматривалось влияние  конфликта на ориентации, сплоченность и однородность участвующих в  нем групп. 

При анализе структур интеракции можно использовать шесть  переменных: размер группы, социальная дистанция, вертикальная позиция, положительные  и отрицательные чувства, самовключенность, симметрия. Изучение структуры социальной формы связано, в частности, с  определением количества участников, степени их сплоченности, предъявляемых  друг к другу требований, характера  взаимных ожиданий. 

С началом конфликта  происходят изменения структуры  группы. Уже обыденный опыт показывает, как легко конфликт изменяет не только отношения индивидов, но и их самих. "Наш язык чрезвычайно метко  выражает суть имманентных изменений: борющиеся должны "собираться", то есть концентрировать всю свою энергию в одной точке для  того, чтобы она могла применяться  в каждый момент в необходимом  направлении. В период мира индивид  может "расслабиться", проявлять  отдельные силы и интересы своей  сущности, независимые друг от друга. При нападении и защите это  означает потерю сил, являющуюся следствием противоположных стремлений элементов  души, и потерю времени на их объединение  и организацию" [1, S. 306-307]. Такое  же поведение требуется в аналогичных  ситуациях от группы: "Необходимость  централизации, строгой экономии всех элементов, которая одна гарантирует  их использование без расточительства  сил и времени, является в случае спора настолько само собой разумеющейся, что, как показывают бесчисленные исторические примеры, преодолевает самые совершенные  демократии мирного времени" [1, S. 307]. 

Для участвующей  в конфликте группы важна прежде всего ее централизация. Поэтому  консолидация вокруг единого центра и стремление к большей сплоченности являются наиболее очевидными следствиями  вступления группы в конфликт. Зиммель  подчеркивает, что можно легко  установить взаимосвязь между централизацией группы и ее установкой на борьбу. Чем  более группа централизована, тем  более она стремится к борьбе. Проявление этой закономерности Зиммель  видел в сильной централизации, существующей в армии.  

Он высказал широко распространившееся мнение о том, что  объединение группы часто становится следствием внешнего конфликта. "Враждебные столкновения в гораздо большей  мере коллективны, чем дружественные, и наоборот, коллективные взаимные отношения групп бывают обыкновенно  враждебны... Где единение происходит не на почве враждебных столкновений, обыкновенно цель его опять-таки война, оборонительная либо наступательная" [2, с. 51]. Зиммель также отмечает, что "воинственные организации значительно  сильнее, чем мирные, стремятся к  тому, чтобы в момент своего возникновения  привлечь к кооперации возможно большее  количество элементов, которые обычно отдалены друг от друга" [1, S. 321]. 

Из рассуждений  Г. Зиммеля можно сделать вывод, что объединяющее значение борьбы проявляется  в нескольких факторах: в усилении единства как в сознании, так и  в действиях; в большем сплочении  группы; исключении элементов, которые  могут нарушать границы противоборствующих групп, а также в самой возможности  объединяться в борьбе людей и  групп, которые в мирной ситуации не имеют отношения друг к другу. Борьба позволяет проявить латентно существующее единство, а в некоторых  случаях "борьба скорее создает повод  к вызванной внутренними причинами  унификации, чем является их целью" [1, S. 318]. Конфликт, усиливая групповое  сознание и чувство обособления, устанавливая границы между группами, создает их идентичность.  

В "Социологии" Зиммель указывает на существенное различие двух типов объединения  групп в ходе конфликта. В первом случае группа как уже существующее целое вступает в антагонистические отношения с внешними силами, что ведет к усилению единства. Во втором наличие общего врага становится причиной сплочения множества элементов, которые ранее могли вообще не иметь отношения друг к другу, и создания новой группы. 

Первый случай демонстрирует, что спор или война отодвигают на задний план индивидуальные разногласия  внутри группы, которые в данной ситуации становятся излишними. После  этого внутри группы появляется обычно отсутствующая определенность. Нельзя не согласиться с тем, что выявление  общих интересов индивидами со сходными позициями и осознание различий между мы-группой и они-группой  происходит именно в ходе конфликта. 

В период мира антагонистические  элементы внутри группы могут сосуществовать без столкновений, не разрешая своих  противоречий. Но спор тесно сплачивает все элементы и придает им единый импульс. Либо они полностью уживаются  друг с другом, либо распадаются. Примером того, какие последствия может  иметь конфликт для структуры  группы, является ситуация внешней  войны, которую ведет государство, расколотое внутренней враждебностью. Иногда эта война становится последним  средством преодоления вражды, иногда ведет к распаду. 

Оборотной стороной сплочения является то, что группа, находящаяся в состоянии конфликта, становится нетолерантной. Она может  терпеть индивидуальные отклонения от общепринятых норм только до определенного  предела. Для участвующей в борьбе группы, например, политической партии, может быть желательным сокращение количественного состава, поскольку  это очищает ее от склонных к компромиссу  элементов, а немногие оставшиеся решительные  лица проводят единую и радикальную  политику. Уменьшение численности членов группы, принимающей участие в  конфликте, можно предсказать при  совпадении следующих условий: обострении борьбы и относительно небольшой  величине борющейся группы. Дополнительным фактором является то, что группа не ограничивается только обороной. Зиммель  установил прямую зависимость между  утверждением прав человека и расширением  группы, членом которой он является. Большие группы более терпимы  к чужакам, чем малые, и отличаются меньшей степенью социального контроля. 

Часто группы формируются  только для того, чтобы противостоять  общему врагу, а их сплоченность возрастает при угрозе уничтожения. Поэтому  потеря противника, в том числе  и победа над ним, может вести  к ослаблению или потере единства. Зиммель отмечает, что парадоксальным образом для многих группировок  благоразумно заботиться о наличии  врагов в целях поддержания собственного единства. "Полная победа группы над  ее врагами – это не всегда удача  в социологическом смысле, так  как при этом уменьшается энергия, которая гарантирует ее сплоченность, и обретают твердую почву всегда существующие силы разложения" [1, S. 315]. Группа объединяется и поддерживает свое существование как единого  целого благодаря постоянному присутствию  внешних врагов; такое существование  может провоцировать рост агрессивности  во взаимоотношениях с окружающим миром.  

Общество в целом  и отдельные группы часто сплачиваются не в силу реального единства, а  из-за практической необходимости. Рассматривая социальную дифференциацию, Зиммель  отмечал, что "чуждые социальные группы, сталкиваясь в целесообразных и  насильственных взаимодействиях, вырабатывают форму и содержание того, что называется духом народа. И этот дух осуществляет, или лучше сказать, указывает  на единство данного социального  организма" [2, с. 28]. 

Между ситуацией  борьбы и унифицированием существует связь, достаточно сильная для того, чтобы действовать в обратном направлении: "Объединение в целях  борьбы является таким бессчетное количество раз испытанным событием, что иногда уже одна только связь элементов, даже если они не преследуют какие-либо агрессивные или двусмысленные  цели, кажется другим инстанциям угрожающим и враждебным актом" [1, S. 316]. 

Наибольший интерес  немецкого социолога вызывает рассмотрение конфликта как синтеза борьбы и единства сторон. Развертывание  конфликта ведет к объединению, и наоборот, единство часто становится причиной антагонизма. В качестве фундамента особенного духовного антагонизма  Зиммель выделил два вида сходств: сходство качеств и сходство через  принадлежность к одной социальной связи. "Чем больше равенство между  сторонами, тем глубже и сильнее  должна волновать сознание вражда. Люди, которые имеют много общего, часто поступают несправедливее, хуже, чем совершенно чужие... Каждый малейший антагонизм между ними приобретает  совсем другое значение, чем между  врагами, которые с самого начала обоюдно готовы ко всем возможным  противоречиям" [1, S. 272]. Именно близость групп может привести к наиболее ожесточенной враждебности и борьбе. Примерами могут служить конфликты  между соседними государствами  или отношение к бывшим сторонникам, более непримиримое, чем к иноверцам, в религиозных течениях. Зиммель  так комментирует подобные факты: "Индивид  чувствует свою точку зрения только в противопоставлении себя другому, так что это противопоставление создается искусственно там, где  его в действительности не существует" [2, с. 118]. Зиммель называет человека сравнивающим существом, внимание которого постоянно в гораздо большей  степени направлено на поиск различий, чем сходств, с другими, так как  все практические интересы основываются на различиях. Сходство и равенство  воспринимаются в повседневной жизни  как тривиальные и утрачивают важность в сознании людей, в то время  как минимальные различия бросаются  в глаза. 

Указывая на очевидную  пользу единой организации для целей  борьбы, Зиммель в то же время  отмечает, что не всегда участник конфликта  заинтересован в отсутствии единства у противоположной стороны. Иллюстрацией этого может служить борьба между  рабочими и работодателями. Организованность рабочих оказывается благоприятной  для предпринимателей так же, как  организованность предпринимателей для  рабочих. Начавшаяся забастовка может  приобрести больший размах и длительность, но это предпочтительнее для обеих  сторон, чем более локальные действия при недостатке строгой организации. "Ущерб, наносимый конфликтующей  стороне единой организацией противника, которая для самого противника является преимуществом, компенсируется тем, что  при такой конституции обеих  сторон борьба может быть более концентрированной, обозримой, она может заканчиваться  длительным и реальным миром". В борьбе против размытой толпы врагов легче добиться единичных побед, но очень трудно гарантировать неизменность сложившегося соотношения сил [1, S. 309]. 

Заинтересованность  конфликтующей стороны в организованности противника, которая, на первый взгляд, выходит за пределы ее целей, представляет собой, по словам Зиммеля, "триумф целесообразности над непосредственным преимуществом" [1, S. 309]. Такая организация борьбы позволяет достичь цели самым  безопасным и коротким путем.  

В "Социологии" Зиммель выделил два основных принципа ведения конфликта: оппозицию  и отталкивание. Он подчеркнул положительную  функцию, которую оба принципа выполняют  в общественной жизни. "Позитивная и объединяющая роль антагонизма  проявляется в случаях, когда  структура характеризуется строгостью и постоянством социального деления  и градации. Так, индийская социальная система основывается не только на иерархии каст, но также на их взаимном отталкивании" [1, S. 251]. Структурно заданные враждебность и антагонизм консервируют четкое социальное разделение, предписывая  частям системы их место внутри целого и тем самым предотвращая размывание границ между подгруппами. Взаимное отталкивание способно обеспечивать межгрупповое равновесие и стабильность социальной структуры. С ростом социальной мобильности  возрастает и вероятность конфликтов. 

Оппозиция, по мнению Зиммеля, также не является чисто  негативным фактором и выполняет  функцию, сходную с обобществлением. Оппозиция "часто является единственным средством, благодаря которому мы можем  оставаться вместе с по сути дела невыносимыми людьми. Оппозиция вызывает чувство, что отношения не подавлены полностью, она позволяет обдуманно проявлять  себя, и способствует оживлению и  изменению отношений, которых в  ее отсутствие мы избегали бы любой  ценой". Оппозиция способствует сохранению отношений [1, S. 252]. Если отношения являются не важными и поверхностными, то в процессе спора антипатия, чувство  взаимной враждебности и отвращения переходят в ненависть и борьбу. 

Целями борьбы могут  являться нападение и защита или  только защита. В последнем случае, отмечает Зиммель, вероятно, речь идет об объединении многих или сильно различающихся групп, поскольку, чем  более непохожие элементы объединяются и чем они многочисленнее, тем  менее очевидны общие интересы, и  сплочение происходит на основе наиболее примитивного побуждения: защиты существования, инстинкта самосохранения.  

Различаются два  типа объединений [1, S. 318]: во-первых, союз, формируемый для выполнения конкретных действий, но затем нередко вовлекающий  всю энергию участников; возникает  полное единство, которое распадается  после достижения или недостижения первоочередной цели. Во-вторых, менее  полное, но более долговременное объединение, осуществляемое не столько на определенный срок, сколько ради достижения единой цели. Спор не побуждает объединившиеся элементы к контактам в других областях. 

Низшая форма объединения  обусловлена наличием одинакового  мнения, например, общей для сторон антипатии или интересов, не ведущих  к совместным действиям. Так, на крупном  предприятии наемных рабочих  объединяют не только реальные группировки  по борьбе за улучшение условий труда, но и общее мнение, что все они  в определенном отношении образуют единое целое, поскольку противостоят предпринимателям. 

Функции конфликта 

Исследуя функции  конфликта, Г. Зиммель предложил  широко распространенную в настоящее  время идею о его позитивном значении при наличии соответствующих  условий. В конфликте отражаются два важнейших типа социальных связей: противостояние и объединение. Зиммель  пишет, что раскол и борьба влекут за собой много бед, но, подобно  тому, как космос нуждается в силах  притяжения и отталкивания, в "любви  и ненависти", обществу необходима некая количественная пропорция  между гармонией и дисгармонией, ассоциацией и конкуренцией, доброжелательностью  и недоброжелательностью. Общество является результатом обоих типов  взаимодействия, и оба выполняют  позитивную функцию. То, что является негативным и неприятным для изолированных  индивидов, может быть полезным для  общества в целом. 

Выделяются следующие  функции конфликта: а) установление и поддержание самотождественности  и границ обществ и социальных групп внутри них и по отношению  к внешним системам; б) "структурализация проявлений враждебности и взаимных антагонизмов" с целью придания им социально приемлемых форм и способов разрешения; в) создание предпосылок  для формирования социальной практики, открытой изменениям и реформам; г) поддержание тесного сотрудничества в малых группах, в которых  конфликтная тенденция сливается  с тенденцией униформизации; д) разрешение повседневных противоречий, постоянно  возникающих на всех уровнях социального  бытия. Конфликт вскрывает противоречие и тем самым смягчает или даже снимает напряженность между  его участниками [4, c. 20]. 

Зиммель сконцентрировал  внимание прежде всего на позитивных функциях конфликта, не отрицая его  негативных последствий. Основной функцией конфликта, видимо, следует считать  то, что он содействует появлению  и укреплению групповой идентичности и поддерживает границы с социальным окружением. Зиммель подчеркивает объединяющие и структурирующие функции борьбы и спора, способствующие как образованию  правил и структур регулирования, так  и измерению потенциала, выяснению  взаимных позиций участников, которые  они не определили или определили неверно. В борьбе формируются интересы и определяется степень их единства.  

Зиммель способствовал  развитию теории "предохранительного клапана": конфликт предоставляет  возможность проявляться враждебным чувствам, которые приводят к разрыву  отношений между противниками при отсутствии этого клапана. Конфликт предотвращает разрушение группы через уход враждебно настроенных членов.  

Конфликты могут  иметь и негативные последствия. Дисфункциональными являются те из них, для которых характерны отсутствие объективной причины и "внутренние энергии, которые могут быть утолены  только путем борьбы". Зиммель  констатирует, что стабильные социальные структуры в целом могут справляться  с внутренними конфликтами. 

Зиммель рассматривал только прямой конфликт. Л. Козер в  книге "Функции социального конфликта" [5], обращаясь к гипотезам Зиммеля, рассмотрел роль враждебности в конфликтных  отношениях. Он предположил, что враждебность может как проявляться в прямой агрессивности по отношению к  личности или группе, являющимся источником фрустрации, так и переноситься на замещающий объект. Предохранительными клапанами могут служить учреждения и обычаи, предоставляющие институционализированный выход для побуждений, которые  обычно подавляются группой. Так, институт дуэли вносил в социальные отношения  контролируемую агрессивность. Многие исследования указывают на функцию  массовой культуры как средства ослабления агрессивных стремлений, проявление которых запрещено в других социальных ситуациях. "Современная массовая культура является средством освобождения фрустрации, … она дает возможность  проявляться строго табуированным  враждебным импульсам" [5, S. 52]. Популярность спортивных состязаний частично объясняется  заместительным участием зрителей, которые  идентифицируют себя с тем, за кого болеют. Средством перенесения конфликта  и отвлечения агрессии могут служить  юмор, театр и другие формы развлечения, так же как расистские и религиозные  предрассудки. 

Л. Козер следующим  образом переформулировал тезисы Г. Зиммеля об интегративных функциях конфликта [5, S. 56]: 

1. Конфликт не  всегда дисфункционален для отношений,  в которых он возникает, часто  он служит их сохранению. Не  имея возможности выражать взаимную  агрессию, индивиды могут чувствовать  себя подавленными группой. Освобождая  скрытую агрессивность, конфликт  поддерживает существование группы. 

2. Социальные системы  создают особые институты, функцией  которых является отвлечение  враждебных и агрессивных чувств. Они способствуют сохранению  системы тем, что предотвращают  или ограничивают вероятный конфликт, а также предоставляют эрзац-объекты  и возможности действия. Впрочем,  далеко не всегда это играет  положительную роль. Необходимо  принимать во внимание, что агрессия, перенесенная на эрзац-объект, создает  новую конфликтную ситуацию. Поэтому,  с точки зрения Козера, правомерна  гипотеза о том, что прямой  конфликт может быть менее  дисфункционален для социальной  системы, чем канализация агрессивности  через институты, служащие предохранительным  клапаном.  

Формы ведения конфликта  и возможности его регулирования 

Способы регулирования  зависят от форм ведения конфликта, к которым Зиммель относит  военную игру (или турнир), правовой спор, идеологический спор, личную враждебность, вражду внутри групп, ревность и конкурентную борьбу. 

По мнению Зиммеля, есть один единственный случай, когда  исключительным мотивом антагонизма  является заманчивость борьбы и победы самих по себе – турнир. Эта форма  столкновения на первом этапе наиболее адекватно мотивируется инстинктом борьбы, стремлением к борьбе, выделенными  Зиммелем в качестве основы конфликтов. Но, "хотя борьба берет начало только в чистом формальном стремлении, полностью  обезличенном, принципиально безразличном как к своему содержанию, так и  к противнику, в ее ходе неизбежно  возрастают ненависть и ярость по отношению к противнику как личности и интерес к исходу столкновения, поскольку эти аффекты питают и усиливают боевой дух. Целесообразным является как ненавидеть противника, с которым по тем или иным причинам вступают в борьбу, так и любить тех, с кем должны ладить" [1, S. 264]. Г. Зиммель отмечает, что "турнир социологически обосновывается лишь самой  борьбой", но тем не менее борьба подчинена признанным обеими сторонами  нормам и правилам. Особенностью этой формы ведения конфликта является то, что соблюдение норм часто характеризуется "обезличенностью, обоюдностью, строгостью кодекса чести, которые едва ли обнаруживаются в объединениях, нацеленных на сотрудничество" [1, S. 266]. 

Особенностями правового  спора, по мнению Зиммеля, являются обязательное существование предмета спора, возможность  добровольного примирения, что не характерно для конфликта, причина  которого – желание борьбы. То, что  сами конфликтующие стороны называют страстью, в большинстве случаев  оказывается совершенно иным, в частности, ощущением правоты, невозможностью терпеть действительное или предполагаемое вмешательство в правовую сферу  личности. Напряженное поведение  истца в данном случае едва ли имеет  характер наступления, скорее обороны: речь здесь идет о самосохранении личности, "которое так взаимосвязано  с ее имуществом и правами, что  каждое их нарушение уничтожает ее" [1, S. 266]. Таким образом, правовой спор "определяет индивидуалистическое стремление, а не общественная борьба" [1, S. 266]. 

Зиммель охарактеризовал  природу правового спора как  абсолютную. Это означает, что взаимные претензии предъявляются сполна, используются все допустимые средства, не смягчаемые личностными или какими-либо не относящимися к предмету спора  моментами. Даже в самой активной борьбе возможно нечто субъективное, какой-нибудь поворот судьбы, вмешательство  третьей стороны. Деловитость, с  которой ведется правовой спор, исключает  все это. За его пределы выведено все, что к нему не относится. Зиммель  отмечает, что "этот немилосерднейший тип спора, – так как он находится  по ту сторону субъективной противоположности  милосердия и жестокости – именно благодаря чистой деловитости становится предпосылкой единства и коллективности сторон… Совместное подчинение закону, взаимное признание, что решение должно приниматься только после объективного взвешивания его оснований, соблюдение форм, которые, по мнению обеих сторон, не могут быть нарушены, осознание системы социальной власти и порядка, которая придает им смысл и обеспечивает безопасность – все это позволяет правовому спору основываться на широком базисе единства и согласия между противниками" [1, S. 267]. 

Еще один рассмотренный  Зиммелем тип конфликта – вражда внутри группы. "Поводом для ее специального обсуждения является то, что здесь вместо восприимчивости  к различиям возникает совершенно новый основной мотив, своеобразное проявление социальной ненависти, то есть ненависть по отношению к члену  группы не по личным мотивам, а поскольку  от него исходит опасность для  группы" [1, S. 277]. Ненависть одной  стороны к другой имеет не только объективное основание (причина  ссоры), но и социологическое. Антагонизм обостряется именно из-за принадлежности конфликтующих сторон к одной  группе, при этом каждая приписывает  другой вину в том, что единство может  быть нарушено. 

В случаях, наиболее характерных для данного вида конфликта, речь не идет непосредственно  о нарушении целостности группы, которое, как указывал Зиммель, означало бы определенное разрешение конфликта. Отличительной особенностью этого  типа является противоречие между антагонизмом и единством: страшно поссориться  с человеком, с которым связан внешне, но наиболее трагично поссориться  с тем, с кем связан внутренне. Острота спора внутри тесно сплоченной группы часто далеко переходит границы, оправдываемые предметом спора  и непосредственными интересами сторон, поскольку к ним присоединяется чувство, что конфликт – это дело не только конкретных участников, но и  группы как целого. 

В ходе конфликта  возникают правила, регулирующие противоборство и иногда приводящие к смягчению  антагонизма и примирению сторон. С точки зрения Зиммеля, "враждебность генерирует свод законов и норм". Чтобы соперничество было плодотворным, необходимо государственное регулирование, наличие норм, в том числе правовых, ограничивающих применение силы. Регулирование  конфликтов возможно путем их запрещения или ограничения и благодаря  наличию всеобщих принципов, признаваемых независимо от спорных интересов. Общности отличаются друг от друга масштабами и видами конфликтов, которые в  них считаются допустимыми. 

Роль третьей стороны  в конфликте. Конкуренция 

В теории Зиммеля  конфликт имеет два лица: он одновременно способствует интеграции и расколу  общества, проявляется в противостоянии людей и групп и их сплочении  вокруг единого центра и общей  цели. Солидарность и враждебность не исключают друг друга. По мнению Зиммеля, в современном обществе основным видом взаимодействия во всех сферах является конкурентная борьба. Именно она делает возможным приспособление элементов общества друг к другу. Конкуренция заменяет физическое порабощение более мирными средствами, обеспечивающими подчинение одного субъекта другим. 

Зиммель впервые  высказал предположение, что конфликт нередко вовлекает не две стороны, как принято считать, а три. Третья сторона может принципиально  изменить состав противников, выступая союзником одного из них, арбитром, нейтральным или заинтересованным наблюдателем. В наибольшей мере отношения  трех сторон проявляются в конкуренции  двух из них за завоевание третьей. Чем меньше экономическая и политическая жизнь, так же как семейные и дружеские  отношения, отношения субординации и вообще коммуникация, предопределяются и регулируются общими нормами, чем  более они предоставлены неустойчивому  соотношению сил, тем более их форма зависит от непрерывной  конкуренции, а результат – от интересов, привязанности и надежд, которые конкуренты умеют вызвать  у третьей стороны, за которую  борются. 

Социологическая сущность конкуренции для Зиммеля заключается  прежде всего в том, что это  опосредованная борьба, направленная на объективную цель. Конкуренция  не предполагает нанесение непосредственного  вреда противнику или его устранение. Скорее она вытекает из стремления обеих сторон к одной и той  же цели. В отличие от других видов  борьбы, конкуренция не проходит в  форме наступлений и отступлений, потому что объект конфликта не находится  в руках кого-либо из противников. Конкуренция относится к тем  типам борьбы, в которых устранение противника само по себе не является победой. 

Выделяются два  вида конкуренции. Для первого устранение конкурента – необходимая, приоритетная задача. Но устранение конкурента, по мнению Зиммеля, еще не свидетельствует  о достижении цели борьбы. Так, коммерсант, который публично подозревает своего конкурента в ненадежности, ничего не выигрывает, если у публики не пользуется спросом его собственный  товар. При этом типе конкуренции  финал борьбы еще не реализует  ее цель, что происходит тогда, когда  борьба мотивирована гневом или местью, желанием наказать или самоценностью  победы как таковой. 

Второй тип конкуренции  еще более отличается от других видов  борьбы. В нем каждый претендент стремится к цели "для себя", не применяя силу по отношению к  противнику. Примерами служат бегун, прилагающий усилия лишь к тому, чтобы увеличить свою скорость; торговец, регулирующий цену товара для получения  наибольшей прибыли и т.д. Борьба ведется так, "как если бы в  мире не существовал противник, а  лишь цель... Победа в борьбе, в сущности, не является успехом борьбы, а осуществлением ценности, которая находится по ту сторону борьбы... В этой форме  поразительнейшая субъективность цели переплетается с объективностью результата" [1, S. 283-284].  

Нельзя отрицать трагизма того, что элементы общества работают друг против друга вместо того, чтобы работать вместе, что  в конкурентной борьбе растрачиваются силы, которые могли бы быть употреблены  для позитивной работы, что выработанные ценности погибают неиспользованными  и невознагражденными, если с ними конкурируют более востребованные ценности. Однако Зиммель уделяет  основное внимание объединяющему значению конкуренции, способствующей интеграции общества, выяснению участниками  конкуренции своих слабых и сильных  сторон, эффективному выполнению функций, приспособлению к изменению ценностей. Он отмечает, что "конкуренция в  обществе является конкуренцией за людей, борьбой за одобрение и ассигнования, за уступки и преданность разного  рода, борьбой немногих за многое, как  и многих за немногое... Ей очень часто  удается то, что удается только любви: усмотреть самые глубокие желания другого до того, как он их осознает. Враждебная напряженность  по отношению к конкурентам развивает  у коммерсанта способность предвидеть предстоящие изменения вкусов, моды и интересов публики почти  до пророческого дара; и не только у  коммерсанта, но и у журналиста, художника, книготорговца, парламентария. Современная  конкуренция, которую характеризуют  как борьбу всех против всех, одновременно является и борьбой всех за всех" [1, S. 287]. 

Зиммель указывал, что  социальные структуры различаются  по масштабам и видам конкуренции, которую они допускают, по тому, насколько  они ограничивают или запрещают  конкуренцию. Примером группы, в основном исключающей конкуренцию,
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.