На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Сельская школа С.А. Рачинского

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 30.05.2012. Сдан: 2010. Страниц: 8. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


    Российское  общество переживает в настоящее  время духовно-нравственный кризис. Сложившееся положение является отражением перемен, произошедших в  общественном сознании и государственной  политике. Российское государство лишилось официальной идеологии, общество –  духовных и нравственных идеалов. Сведенными к минимуму оказались духовно-нравственные обучающие и воспитательные функции  действующей системы образования. Следствием этого стало то, что  совокупность ценностных установок, присущих массовому сознанию (в том числе  детскому и молодежному) во многом деструктивна и разрушительна с точки зрения развития личности, семьи и государства. В связи с этим задача духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения имеет чрезвычайную значимость; ее, без преувеличения, необходимо осмыслить сегодня как одну из приоритетных в деле обеспечения национальной безопасности страны.
    Духовное  наследие Сергея Александровича Рачинского призвано сыграть значительную роль в нравственной культуре русского народа. Русский педагог С. А. Рачинский внес огромный вклад в  общечеловеческую культуру,  его педагогическое и научное   наследие  представляет  большую     ценность.
    Русский просветитель Сергей Александрович  Рачинский родился 2(14) мая 1833 г. в селе Татево Бельского уезда Смоленской губернии, в старинной дворянской семье Рачинских-Баратынских. С родовым поместьем была связана почти вся его жизнь; здесь начиналась, развивалась и закончилась его педагогическая деятельность. Четыре брата и две сестры Рачинских росли в атмосфере добра, внимания, благотворительности; в семье ценилось всякое проявление таланта, будь то поэзия, музыка, пение, живопись, поощрялось трудолюбие, уважалось мировоззрение.
    Отец  Александр Антонович, майор в  отставке, во 
время службы в Петербурге был дружен с А. А. Дельвигом, общался с поэтами пушкинского круга и будущими декабристами. Он положил начало богатейшему татевскому архиву и библиотеке, имевшим в своем арсенале автографы и подлинники произведений А.А. Дельвига, М.Ю. Лермонтова, Е.А. Баратынского, В.А. Жуковского, В.Ф. Одоевского, Н.И Пирогова 
и других, всю жизнь собирал картины русских и европейских художников, произведения российской и зарубежной литературы и науки. Он закончил строительство татевского дома для семьи и заложил садово-парковый 
ансамбль. В 1861 г. построил школу для крестьянских 
детей, сделав ее попечителями старшего сына Владимира 
и дочь Варвару, которые и стали в ней первыми учителями. Отец воспитывал в детях чувство самодисциплины 
и гражданственности, любовь к труду, стремление к 
преобразованию Смоленского края, уважение к крестьянам, всячески поощрял народные традиции, развитие местных ремесел и рукоделия. В Твери и Смоленске 
знали бельских и татевских кружевниц, бондарей и 
лукошечников, столяров и плотников, медников и скорняков. 
Мать Варвара Абрамовна, сестра поэта Е. А. Баратынского, знала несколько иностранных языков, получила блестящее музыкальное образование. Она привила детям любовь к поэзии и музыке, научила их понимать прекрасное, воспитала порядочными и глубоко нравственными людьми. Семья была религиозной, и в этом ключе   воспитывались  дети.

    В  доме Рачинских  царила  творческая  атмосфера. Здесь бывали известные поэты, художники, музыканты; звучали стихи А. С. Пушкина. В семейных альбомах хранились стихи К. Ф. Рылеева, А. Мицкевича в переводе старшей дочери Ольги. Владимир и Сергей прекрасно рисовали. В семье обсуждались политические вопросы, проблемы освобождения крестьян от крепостной зависимости, выделялись средства на благоустройство родного края, на развитие культуры и искусства в России.
    Дети  Рачинских получили прекрасное домашнее образование. Кроме занятий естественными и гуманитарными дисциплинами старшие братья и сестры много времени проводили с младшими, учили их ухаживать за цветами, разыгрывали кукольные представления, ставили спектакли. Дар воспитателя проявился у С. А. Рачинского в раннем детстве: он мог быстро успокоить плачущего,   позаботиться  об обиженном.
    В 1844 г. семья переехала в университетский  город Дерпт (ныне — Тарту), чтобы дети имели возможность подготовиться к поступлению в Московский университет. В 1849 г. С. А. Рачинский поступил на медицинский факультет университета, но, так как его больше интересовали естественные науки, он переходит на физико-математический факультет. В 1853 г. сдает кандидатский экзамен и готовится защищать диссертацию. В годы учебы сближается с М. Н. Капустиным, Я. А. Борзенковым, Ф. И. Бредихиным, впоследствии профессорами университета, которые стали членами дружеского кружка вместе с С. А. Рачинским, С. М. Соловьевым, Б. Н. Чичериным и другими. После окончания университета он недолго служил в Архиве иностранных дел, занимался общественной деятельностью.
    С. А. Рачинский был глубоко религиозным  человеком, знатоком православия; вслед за А. С. Хомяковым им овладевает философская идея апологии православия как ядра русской культуры, прозрения исторической миссии и судьбы России, где главный предмет исследования личность человека, а не человечество в целом. Перу С. А. Рачинского принадлежит несколько богословских работ: «Божественная воля как источник существующего движения во Вселенной», «Религиозные воззрения Хомякова», «Христианство в Индии», которые так и не были   опубликованы.
    Несомненно, его философское мировоззрение  оказало влияние на педагогические взгляды; в связи с этим В. В. Розанов отмечал: «Он был философ по жизненному труду своему; особенно практический философ, выразившийся в делах, а не в учении».
    В характере церковности С. А. Рачинского немаловажен тот факт, что религиозность не противоречила его естественнонаучным изысканиям, которыми он занимался до конца жизни. Разделяя основные положения теории Ч. Дарвина о происхождении видов, он первым перевел его книгу «Происхождение видов» (1864), предварив ее научно-популярным очерком «Цветы и насекомые» (Русский вестник, 1863. Январь.). Русский перевод труда Ч. Дарвина трижды переиздавался (1864, 1865, 1871) и был единственным до 1895 г., выдержав как восторженные отклики, так и нелицеприятные нападки светских и духовных  журналов.
    Интерес к естественным наукам, проведение серьезных исследований по ботанике, стремление к познанию основ законов развития природы появились у С. А. Рачинского в стенах Московского университета благодаря лекциям известного биолога профессора К. Ф. Рулье (1814—1858), создателя первой научной школы зоологов-эволюционистов. С. А. Рачинский был одним из самых активных членов Московского общества исследователей природы, возглавляемого К. Ф. Рулье. Помимо труда Ч. Дарвина, он впервые перевел на русский язык книги «Физиология обыденной жизни» Г. Льюиса, «Растение и его жизнь» М. Шлейдена (1864), «Простые беседы о научных  предметах» Дж.   Гершеля (1868).
    В 1856 г., выйдя в отставку, С. А. Рачинский  на два года уехал за границу. Избрав предметом исследования ботанику, он работал у известных немецких ботаников Г. Шахта в Берлине и М. Шлейдена (1804—1881) в Иене.  
Параллельно занимался философией, историей искусств, 
музыкой, переводами. Здесь впервые проявляется его 
писательский талант; он отправляет в Россию статьи, 
литературные заметки, эссе, знакомит русского читателя 
с книжными новинками на Западе, публиковавшимися на 
страницах «Русского вестника». Событием в литературных кругах Германии стал перевод С. А. Рачинского на 
немецкий язык произведения С. Т. Аксакова «Семейная 
хроника» (Лейпциг, 1858). Перевод получил хорошие 
отзывы немецких писателей Варнхагена фон Энзе и 
П. Гейзе, а также нашего соотечественника А. И. Гер 
цена. 

    Энциклопедические знания, многообразие интересов и  дарований молодого ученого, общительность  и художественный вкус притягивали  к нему самых  разных людей. Он знакомится с композитором  и  музыкантом Ф. Листом. О таланте Ф. Листа-педагога, преподающего в  Веймарской  музыкальной  школе,  С. А.   Рачинский рассказал в статье «Из записок сельского учителя». Он бывал в доме ученого-естественника, географа и путешественника Александра Гумбольдта (1769—1859). Во время путешествия   по Бельгии, Швейцарии, Италии, Франции, изучая вопросы народного образования С. А. Рачинский приходит к выводу, что наступило время возрождения педагогики, время смелых опытов в воспитании. Обращая внимание на социальную   и   общественную сущность воспитания, он, вслед за К. Д. Ушинским, считал, что стремления и идеалы какого-либо общества нигде не выражаются так полно,  как в отношении к воспитанию.
    Изучив  слабые и сильные стороны педагогики К. Стоя, С. А. Рачинский задается вопросом, до какой степени воспитание должно быть национально и современно, до какой степени в нем должен быть развит общечеловеческий элемент. Он приходит к выводу, что воспитание должно быть глубоко индивидуальным, потому что «всякая индивидуальность имеет полное право на самобытное развитие» и «подведение всех личностей под неизменный уровень — нестерпимое насилие». Всякое искусственное насилие,- считает педагог, не может принести действительной пользы в воспитании, что единственный нравственный способ ограничения личности есть самоограничение, и ему нужно учить детей для их блага и блага общества. Именно эти идеи С. А. Рачинского стали впоследствии его главной педагогической концепцией в Татевской школе, концепцией, выделявшей его среди педагогов-современников и не утратившей актуальности и в наши дни.
    После защиты магистерской диссертации «О движении высших растений» (1859) С. А. Рачинский основал и возглавил кафедру физиологии растений в Московском университете. В 1866 г. он успешно защищает докторскую диссертацию «О некоторых химических превращениях растительных тканей». К этому времени имя ученого становится известно за пределами России.
    В университете С. А. Рачинского любили и  студенты 
и преподаватели за обширную и бескорыстную общественную деятельность. Он был членом попечительского 
комитета о бедных студентах, его избирали судьей университетского суда, он оказывал материальную помощь 
бедным, особо одаренным студентам. Начиная с 1861 г. 
адъюнкты Сергей Александрович и его брат Константин 
 Александрович Рачинские «изъявили желание жертвовать ежегодно из своего жалованья каждый по 500 руб. серебром на отправление за границу для усовершенствования в математических и естественных науках молодых людей по назначению физико-математического факультета». На эти средства в 1862 г. был командирован за границу будущий известный физик Александр Григорьевич Столетов (1839—1896). В документах Московского университета мы находим, что за счет этих сумм оставлялись при университете многие талантливые выпускники. В доме С. А. Рачинского на Малой Дмитровке, а потом в одном из переулков близ Остоженки   собирались   ученые,   литераторы,   художники. Здесь   хозяин   дома   познакомился   с  Л. Н.  Толстым,   I П. И. Чайковским, сблизился с братьями Аксаковыми, семьей В. Ф. Одоевского, историком В. И. Герье и другими. Беседы с Л. Н. Толстым вновь направили его внимание к проблемам народного просвещения. С. А. Рачинский стал помогать сестре Варваре Александровне    проводить занятия с детьми в крестьянской школе.

    В 60-е гг. XIX в. в российской общественной жизни произошли важные перемены. В области народного образования перемены привели к тому, что инициатива и руководящая роль этим процессом перешли в руки самого общества. Правительство вынуждено было провести реформы во многих сферах общественной жизни. Начались репрессии против молодых    профессоров,    что    привело,    по   свидетельству В. О. Ключевского,   к  коллективной  отставке  лучших преподавателей  университета.  Одним  из  профессоров, подавших в отставку, был С. А. Рачинский. Перечитывая его педагогические сочинения и письма, мы видим, что любовь к народу и желание видеть грамотным российского крестьянина явились одной из причин, послуживших  основанием для  ухода С. А.   Рачинского из университета. Он стал скромным сельским учителем. Это совпало со временем «хождения в народ» разночинной и дворянской интеллигенции.
    Именно  в пореформенный период появляется ряд самобытных педагогов народной школы России. Среди них Н. А. Корф, К. Д. Ушинский, В. Я. Стоюнин, С. А. Рачинский, В. П. Вахтеров, Н. Ф. Бунаков и другие. Укрепляется демократическая традиция русской интеллигенции   служить  делу   народного   образования,   нести знания в народ. С. А. Рачинский шел в народ с уже выношенной и глубоко продуманной идеей народной школы, чему способствовали родовая связь с землей и желание послужить «темному люду». Он был не одинок. В разных концах России находились образованные и состоятельные люди,  которые открывали у себя в имениях школы, сами занимались с детьми или только принимали участие в занятиях и содействовали распространению народных школ в окрестностях.
    По  мнению С. А. Рачинского, массовое «хождение  в народ» демократической, революционной молодежи — это «странное движение» потерпело неудачу, потому что молодежь не сумела взять его в свои руки и этим воспользовались люди злонамеренные. Кроме этого, жажда бескорыстного труда у молодежи и ее надежда обрести, в сельской среде цельность мысли и духа не получили в крестьянстве и провинциальной интеллигенции той поддержки, на которую она рассчитывала. Деревня не была уверена в завтрашнем дне, поэтому разорялись «дворянские гнезда» и шел отток крестьян в город, падала нравственность, развивался нигилизм — все это также служило провалу этого движения. С. А. Рачинский,: по свидетельству В. В. Розанова, тайной любовью любил этих «нигилистов» за бескорыстие и самоотверженный труд для народа, но спорил с ними по религиозным и политическим вопросам, не принимая их убеждений. Он считал это движение преходящим явлением, потому что «Россия не вся в поругании святыни, в хищениях и глумлениях, во лжи адвокатских речей и журнальных писаний, в тупом разгуле кабака и в откровенном разврате образованных классов. Есть течения, сокровенные и глубокие,   есть   чистые   люди,   есть   добрые   дела».
    С. А. Рачинский улавливал такие  течения в народной жизни, искал и находил таких людей. Друзья, знакомые и родственники татевского подвижника шли за ним, вовлекая все новых людей в «доброе дело» народного образования. С. Н. и А. А. Рачинские открыли три школы в Тверской губернии. Успех их школ был обеспечен благотворительностью прогрессивной части интеллигенции, их стремлением улучшить положение крестьян.
    Народный  педагог и русский просветитель С. А. Рачинский обучил грамоте несколько поколений крестьян; им подготовлены более 60 учителей, которые работали в сельских школах. Он создал сельскую школу, отвечающую интересам народа, «школу благочестия и добрых нравов»,   школу  духовности.
    Считая, как и Ф. М. Достоевский, что красота  спасет 
мир, руководствуясь принципом «Не хлебом единым жив 
человек» (эти слова высечены на его надгробии) 
С. А. Рачинский воспитывал крестьянских детей с позиций гуманизма и альтруизма. Его школа, по мнению 
многих посетителей, была «художественно-эстетической» 
и открывала возможности для полноценного  нравственного и духовного развития крестьянских детей. 
В школе проводились съезды учителей, на которые 
приезжали работники народного просвещения со всех 
концов России. Это была своеобразная лаборатория 
сельского учителя С. А. Рачинского, имя которого уже в 
то время было широко известно. Многие выпускники 
университетов приезжали в Татево, чтобы поработать 
под его руководством. Прошли «школу Рачинского» известные педагоги-ученые Н. М. Горбов, В. А. Лебедев, 
учителя  А. Д.  Воскресенский,  А. Голицын. 

    С. А. Рачинский стал народным педагогом  в 42 года, в расцвете творческих сил, с ясно определившимся мировоззрением, но все же в системе просвещения он был новичок. Его обуревали сомнения, однако он вскоре убедился, что начальные школы нуждаются не в частных поправках, а в коренной реформе. В основе его школы лежали семейное воспитание, традиции русской народной жизни и ее православные устои. После 6—7 лет учительства С. А. Рачинский пришел к выводу, что родители-крестьяне отдавали ребенка в школу не только для обучения грамоте и счету, а были уверены, что школа заложит в ребенке христианскую основу: в народном понимании это идеал человека с присущими ему национальными чертами — русской теплотой и сердечностью отношений, нравственностью, бескорыстием, гражданственностью, патриотизмом и православной верой.
    С. А. Рачинскому удалось впервые показать, что ждет народ от школы вообще и что должна дать русскому народу сельская школа; какими быть в ней учителям и как они должны работать, чтобы удовлетворить запросы народа.
    С. А. Рачинский видел, что 90% сельских учеников северо-западного края не могут ходить в школу каждый,   день, а вынуждены жить в ней  из-за отдаленности от дома. Для таких  детей С. А. Рачинский построил новое  здание школы с общежитием, с комнатами для учителей,     обустроил в ней все так, как в лучшей крестьянской семье. Даже внешний вид школы напоминал крестьянский двор заботливого хозяина: чистый двор, огород, цветник, высокое красивое здание с большой террасой, в теплое время увитой диким виноградом. Внутри школы просторные классные комнаты, украшенные картинами Н. П. Богданова-Бельского и   В. М. Васнецова,   фотографиями, рисунками учеников. В комнате для рукоделий была большая коллекция русских вышитых полотенец, изделий народных промыслов. В правой части здания надстроен второй этаж для   певческой и  художественной мастерской, где одна из стен была сплошь застеклена,    а в ней — выход на балкон, с которого открывались чудные картины природы.
    Весь  день С. А. Рачинский вместе с учителями  проводил среди детей: учил, обедал, отдыхал, трудился, играл, молился. Особенность работы школы с общежитием требовала от него и особенной постановки учебно-воспитательного процесса, поэтому стали необходимы вечерние занятия и расширение программ. Треть его учеников были сиротами, что не позволяло закрывать школу на лето, и она работала круглый год, а это была еще одна возможность готовить одаренных детей к будущей профессии, в первую очередь учителя, живописца, священника.
    В школе с общежитием усиливалось  воспитательное влияние школы, стал возможен индивидуальный подход, в  воспитании и обучении учеников. Личность ребенка раскрывалась в обстановке внимания, сердечности, доброты со стороны всех сотрудников школы. Сергей Александрович считал существенным недостатком в воспитании крестьянских детей отсутствие гуманного отношения к ним окружающих. Воспитывал   детей,   учителей, родителей-крестьян   и   пример   высоконравственной   личности С. А. Рачинского. В первую очередь он был опекуном, воспитателем, отцом, для которого все равны и любимы, а потом уже учителем.
    Дети  болезненные  и  с физическими  недостатками (горбуны и заики) не ощущали своей неполноценности. Педагог старался обучить их таким ремеслам и специальностям, которые помогли бы им жить и работать среди здоровых людей. С. А. Рачинский лечил заикание у детей средствами народной логопедии, дававшей положительные результаты в условиях сельской школы. Рядом со школой была построена еще одна больница,   где за больными ухаживали сестра Сергея Александровича, он сам и врач. Работа врача оплачивалась из средств С. А. Рачинского. Ученики приходили играть с выздоравливающими, читали им книги. В школе старшие дети дополнительно занимались с отстающими, играли с младшими, опекали их в походах, помогали новичкам освоиться с условиями жизни в школе. Забота детей друг о друге, по мнению педагога, приобретенная в семье и развиваемая в школе, проявлялась во всем и сопровождалась изумительным терпением и умением обращаться с детьми младшего возраста.
    Воспитывая  в детях чувство самосознания, любви к родному краю, С. А. Рачинский применял чисто народные педагогические приемы, описанные им в статье «Школьный поход в Нилову пустынь». Это был поход, который помимо религиозного направления имел широкие познавательные цели. Дети знакомились с рельефом Валдайской возвышенности, собирали растения для гербариев, запоминали пословицы и поговорки крестьян Тверской губернии; юные живописцы писали этюды. Крестьяне деревень, лежавших на пути в Осташков, с удовольствием принимали эту дружную семью, чтобы вечером насладиться пением в церкви школьного хора. В дальний поход брали всех желающих, в первую очередь больных. Для них в дорогу взяли тарантас, запряженный лошадьми. Трудно определить, кто больше радовался этому путешествию: дети или взрослые крестьяне, воспитанники Татевской и соседних школ.
    Более всего заслуживает внимания кропотливый  труд 
С. А. Рачинского с одаренными детьми. Он помог получить дальнейшее образование трем талантливым художникам: Т. Никонову, И. Петерсону, Н.П. Богданову-Бельскому. Т. Никонов был из зажиточной крестьянской семьи; художественные способности у него проявились рано. Особенно легко ему давались изображения 
лиц, фигур людей, но похвалы от учителя ему доставались редко, потому что С.А. Рачинский заметил в нем 
нетерпение, желание достигнуть быстрого результата без 
кропотливого труда. Однако благодаря воспитанному в 
нем трудолюбию Т. Никонов закончил школу художеств 
и стал портретистом. Известен гипсовый медальон с профилем С. А. Рачинского его работы. И. Петерсон, стал 
хорошим иконописцем, писал также и портреты. С. А. Рачинский направил его учиться в иконописную мастерскую в  Троице-Сергиеву лавру.  После ее окончания И. Петерсон работал учителем рисования в Ново-Александровской школе Новиковых в Тамбовской губернии. 
Но наиболее   яркий   талант   открыл   и   воспитал 
С. А. Рачинский в пастушке Богданове, сыне одинокой батрачки,  к которому  он относился  как к родному, 
сделав его членом семьи Рачинских. Всю жизнь посвятив детям, С. А. Рачинский так и не создал собственной 
семьи; у него не было своих детей.

          В доме Рачинских для Н. П. Богданова-Бельского  была устроена мастерская. Татевская школа, ее ученики и учителя были запечатлены на его известных полотнах: «У дверей школы», «Устный счет» (рис.1), «Сочинение», «Ученицы»,  «Новички» и др.
    
    Рис.1
    Н.П. Богданов-Бельский «Устный счёт. В народной школе С. А. Рачинского» 
     
     

    В школьной художественной мастерской С. А. Рачинский сам проводил занятия по живописи, черчению и рисованию. Здесь же давал уроки его родственник художник Э. А. Дмитриев-Мамонов, и художник, который специально приглашался летом для занятий с учениками.  Занятия музыкой и пением в школе вели Варвара Александровна и Сергей Александрович Рачинские, О. Л. Хигерович. Во время посещений Татева со школьным хором занимался музыкант, известный палеограф, руководитель Придворной певческой капеллы С.В.Смоленский. Он же отбирал лучших певцов из школы для учебы в хоре Синодального училища. В Татевской школе учили игре на пианино, скрипке, фисгармонии; музыка заполняла школу вечерами и в дни праздников.
    Вместе  с учениками С. А. Рачинский собирал  песни и сказки Смоленского и Тверского края,  использовал материалы фольклора на уроках и внешкольных занятиях, на праздниках. Он знакомил учеников с историей и культурой древней Русской земли, учил беречь крупицы народной  культуры  и   искусства,   ремесел,  возрождая угасающие  народные  традиции.   По  его  разработкам проводились детские праздники с народными играми и хороводами. Наиболее любимыми были рождественские праздники у новогодней елки и праздник славянской письменности,   посвященный     славянам-просветителям Кириллу и Мефодию, совпадавший с окончанием учебного года — 11 (24) мая. Этот  праздник,   служивший   закреплению  в   сознании учащихся тесной связи русского с другими славянскими народами, воспитывал уважение к ним и был полон глубокого смысла и благородной цели. В школе С. А. Рачинского учились дети разных национальностей.
    В наше время с особой остротой встала проблема интернационального воспитания, в связи с чем большое значение приобрели ставшие ежегодными в нашей стране праздники славянских культур и письменности, центрами которых являются древнейшие русские города Новгород, Псков, Владимир, Смоленск, Киев, Суздаль и др. Отрадно отметить, что началось это с сельской школы  С. А. Рачинского,   человека   с   европейским   образованием, знатока старославянского, русского, нескольким иностранных языков.
    С. А. Рачинский видел в образованной женщине матери «хранительницу добрых заветов минувшего и носительницу добрых чаяний будущего» и отводил ей главную роль в семейном воспитании детей, в передаче жизненно необходимых навыков и знаний. Поэтому он первым открыл в своем уезде школы для девочек, ввел совместное обучение девочек с мальчиками в своей школе, считая это первоочередной задачей.
    Весьма  серьезные требования С. А. Рачинский  предъявлял к подготовке учителей, приравнивая ежедневную учительскую деятельность к подвигу. Самым трудным для себя он считал отбор будущих учителей среди 
одаренных учеников, отличавшихся высокими нравственными качествами, трудолюбием, любовью к детям, т. е. 
имевших «педагогическую струнку». Он считал, что учитель начальной школы должен уметь хорошо рисовать, 
петь, владеть несколькими ремеслами, нужными в крестьянском быту. Но кроме этого, учитель должен любить 
свой труд, и только тогда его результаты будут ощутимыми. Учить не для экзамена, а для жизни – основное 
дидактическое требование С. А. Рачинского. 

    В подготовке будущих учителей в Татеве сложилась 
последовательность:   ученик — помощник   учителя   — 
учитель.  Учебная программа,  составленная С. А.  Рачинским, была значительно шире,  чем в учительских 
семинариях, но выбор дополнительных предметов был 
свободным. Здесь пожеланию изучали иностранный язык,  
ботанику,   школьную гигиену,   получали  музыкальное 
образование,  совершенствовались физически,   ежедневно занимаясь плаванием, спортивными играми; совершали прогулки и работали в пришкольном саду и огороде.

    Выдвинув  в работе учителя на первый план воспитание ребенка в соответствии с народными идеалами, С. А. Рачинский значительно изменил и расширил учебную программу. Преподавание обязательных предметов было направлено на развитие мыслительных способностей ребенка, усвоение грамотности. Школа с общежитием давала возможность учителям выполнять такие учебные задачи, но требовала от них несравненно большего труда, что не раз подчеркивал С. А. Рачинский в статьях.
    Закону  божию и церковнославянскому языку 
С. А. Рачинский отводил немало места в учебном процессе. Закон божий он поручал вести только священнику 
и в форме задушевной беседы, церковнославянский язык вел сам, считая, что чтение на церковнославянском языке — это прямой путь к осознанному чтению на русском языке, т. е. путь к прочной грамотности. Высокая грамотность, прочность знаний, умений и навыков отличали его школу от других.  Что же касается преподавания закона божия в школах С. А. Рачинского, то основное внимание уделялось не столько сообщению массы религиозных сведений, сколько его нравственному и воспитательному значению. Следует отметить, что С. А. Рачинский построил около 30 школ и ни одной церкви.

    Необходимо  отметить, что обучение чтению и  грамоте велось одновременно и довольно быстро, «усвоение букв и складов, способность медленно читать» требовали 2-3  недели  обучения.  С. А.  Рачинский,   убедившись  в результативности такого приема, предложенного помощниками, ввел его в практику своих школ. Изучение фольклора,   составление   устных   рассказов,   сочинения из личной жизни детей, ведение дневников, летописи школы давали возможность владеть в совершенстве языком как орудием мысли, развивали любовь к чтению. В школах С. А. Рачинского обучали и деловому письму, необходимому в крестьянском быту. Лучшим поощрением за успехи в учении в школах С. А. Рачинского были книги и похвальное слово учителя.
    Вместо  сухого, формалистического изучения школьниками чисел появились предпосылки для живого развития их математических способностей. При обучении устному счету педагог учил думать, рассуждать. Каждый его пример и каждая его задача носили аналитический характер. «В быстроте устных вычислений состязаться с его учениками было нелегко даже взрослому и образованному человеку»,— вспоминал выпускник С. А. Рачинского — учитель А. А. Серяков. Не будучи удовлетворенным существующими учебниками по арифметике, С. А. Рачинский издал пособия по математике: «1001 задача для умственного счета», «Арифметические забавы» и «Геометрические забавы».
    Эти пособия и сегодня представляют научный и практический интерес. Учительница математики Татевской школы Г. А. Кузнецова в наше время, решая задачи из учебников С. А. Рачинского, отметила увлеченность и заинтересованность детей. Математик Д. С. Фаермарк из школы-интерната г. Каменск-Уральска издал книгу «Задача пришла с картины» о С. А. Рачинском и его ученике художнике Н. П. Богданове-Бельском, поведав читателю историю написания картины «Устный счет», которая послужила ему материалом для внеклассных занятий по математике. Д. С. Фаермарк, проанализировав математические пособия С. А. Рачинского, пришел к выводу, что русский педагог, не имевший специального математического образования, стал создателем собственной оригинальной системы начального математического образования.
    Желание расширить кругозор школьников, пробудить интерес к самообразованию привело С. А. Рачинского к необходимости расширения учебных программ. В учебный план им были введены геометрия, основы физики, черчение, география, естествознание. Зная бедность народных школ России и весьма несовершенную подготовку учителей, С. А. Рачинский понимал, что очень нескоро придет то время, когда станет возможным преподавание предметов, необходимых, по его мнению, в начальной школе, но пытался пробудить инициативу среди  деятелей   народного  образования.
    Особого внимания в системе обучения и  образовательных программ С. А. Рачинского заслуживает его 
неутомимая деятельность в распространении сельских 
школ, готовивших умелых земледельцев по специальным 
программам после окончания образовательной школы. 
В школах же С. А. Рачинского с 5—6-летним курсом 
обучения, где имелись средства содержать ремесленные 
классы, ученики параллельно с обучением традиционным 
школьным дисциплинам приобретали профессии столяра, плотника,
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.