На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Сравнительный анализ произведений Б. Окуджавы «Девушка моей мечты» и «Нечаянная радость»

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 30.05.2012. Сдан: 2010. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


Министерство  образования и  науки Российской Федерации
ГОУ ВПО «Самарский государственный  университет»
Филологический  факультет 

Кафедра русской и зарубежной литературы
Специальность «филология» 

Сравнительный анализ произведений Б. Окуджавы «Девушка моей мечты» и «Нечаянная радость»
Курсовая  работа 
 

Выполнил (а) студент (ка)
_2_курса_07.201.30._группы
Быкова  Марина Вячеславовна
___________________(подпись) 

Научный руководитель
к. ф. н., доцент
Тютелова  Л. Г.
____________________(подпись)
Работа  защищена
«___»______2010г.
Оценка_________
Самара 2010 

Содержание:
Введение……………………………………………………………………………………………...3
Глава 1. Раннее творчество Окуджавы…………………………………………………4
      Поэты-шестидесятники……………………………………………………………-----
      Тема войны как одна из основных в творчестве Б. Окуджавы
Глава 2. Сравнение повестей «Девушка моей мечты» и «Нечаянная радость»
Заключение 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Введение
        Особое место среди поэтов-«шестидесятников»  занимает Булат Окуджава (1924–1997). Биографически он принадлежит  к фронтовому поколению. Восемнадцатилетним1 он ушел на фронт, и в памяти его война сохранилась навсегда. Особенно много стихов о войне у раннего Окуджавы. Подобно своим ближайшим предшественникам, поэтам-фронтовикам – Гудзенко, Дудино, Орлову и другим, молодой Окуджава воспринимает войну, прежде всего, как трагическое испытание человеческой души.
     Родился Булат Шолович 9 мая 1924 в Москве в  семье партийных работников, детство  провел на Арбате. До войны, его огорчало, что в день его рождения не ассоциируется  ни с какой великой датой истории. Всенародную славу Окуджаве принёс фильм Андрея Смирнова «Белорусский вокзал», в котором прозвучала лучшая песня поэта «Мы за ценой не постоим...»2.
     Современное первоначальное отношение к творчеству Окуджавы – неактуальность в современности. Неактуальность, прежде всего, из-за звучания. Но если задуматься, сопоставить тематику стихов и прозы автора, прибавить  сюда положение в стране – многое становиться ясно. Ясно становится, как Окуджава трансформировался  в Высоцкого, а Высоцкий породил  весь русский рок-н-ролл.
     Но  тема данной курсовой работы звучит как  «сравнение двух произведений Булата Окуджавы». Почему именно военная? Как  было сказано выше, Окуджава относится  к поколению фронтовиков. А таких  людей война не покидает до конца  жизни. Они сотни и сотни раз  переосмысляют свои поступки, правильность своих действий там, на войне. Люди творческие выражают это переосмысление в своих  произведениях. И наше тревожное время, когда мир разрывают локальные войны и конфликты, но, порой, не дает в скорости информационных потоков возможности переосмыслить и осознать происходящее, постоянно возвращает нас к творчеству Окуджавы. Его стихи как шпаргалка для понимания происходящего того, что мы можем увидеть только по телевизору, ведь все войны – что тысячу лет назад, что сейчас – психологически мало чем отличаются.
     Целью работы можно считать необходимость понять формирование отношения поэта к войне на разных этапах его жизненного пути.
     Задача: проанализировать произведения и основные факторы, воздействующие на писателя на протяжении жизни.
     Соответственно  проявляются объект и предмет исследования: творчество Окуджавы в целом и послевоенная тема в этом творчестве в частности. Это будет хорошо видно на примере двух его рассказов «Девушка моей мечты» и «Нечаянная радость».
 

      ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ
Глава 1. Раннее  творчество Окуджавы.
      Тема войны как одна из основных в творчестве Б. Окуджавы
     Надежда, белою рукою
     сыграй  мне что-нибудь такое,
     чтоб  краска схлынула с лица,
     как будто кони от крыльца. 

     Сыграй  мне что-нибудь такое,
     чтоб  ни печали, ни покоя,
     ни  нот, ни клавиш и ни рук...
     О том, что я несчастен, врут. 

     Еще нам плакать и смеяться,
     но  не смиряться, не смиряться.
     Еще не пройден тот подъем.
     Еще друг друга мы найдем... 

     Все эти улицы - как сестры.
     Твоя  игра - их говор пестрый,
     их  каблуков полночный стук...
     Я жаден до всего вокруг. 

     Ты  так играешь, так играешь,
     как будто медленно сгораешь.
     Но  что-то есть в твоем огне,
     еще неведомое мне.
     Окуджава  Булат Шалвович (1924-1997), русский поэт, прозаик. Родился 9 мая 1924 в Москве в семье партийных работников, детство провел на Арбате. Жил с родителями в Нижнем Тагиле до 1937, когда отец был арестован и расстрелян, а мать отправлена в лагерь, затем в ссылку. В 1942 девятиклассник Окуджава добровольцем ушел на фронт, где был минометчиком, пулеметчиком, после ранения – радистом. В 1945 работал в Тбилиси токарем, окончил десятый класс вечерней школы. В 1946–1950 учился на филологическом факультете Тбилисского университета, по окончании которого работал учителем русского языка и литературы в сельской школе под Калугой, затем в Калуге, где сотрудничал в областных газетах. В Калуге вышла первая книга Окуджавы, вошедшие в нее стихи и поэма о Циолковском, не включались автором в позднейшие сборники. В 1956 переехал в Москву, работал редактором в издательстве «Молодая гвардия», заведовал отделом поэзии в «Литературной газете». Вступив в Союз писателей в 1962, полностью сосредоточился на творческой работе.
     За  всю свою не очень долгую жизнь  Булат Окуджава написал много  интересных произведений – прозаических, драматургических и, конечно, стихов. Именно как поэт, и  особенно, поэт-песенник, он и известен широкому кругу читателей. В нашем исследовании мы постараемся  проследить становление писателя как  мастера, анализируя и рассматривая его произведения с точки зрения главной темы творчества поэта –  темы надежды.  Именно с этой темой он выступал в литературе еще пятидесятых годов, что видно из процитированного стихотворения, написанного в 1956 году. Определяя задачи нашей работы, мы решили, проанализировав творчество Б.Окуджавы, рассмотреть тему надежды в самых известных его произведениях, определив и вклад писателя в русскую литературу ХХ века.
     Писать  стихи Булат Окуджава начал рано, еще в школе. Стихи, конечно, были лирические, добрые, простые, как принято  теперь говорить. Будучи с юности в  ладу с гитарой, Булат стал напевать свои стихи, совершенно не понимая, что  становится родоначальником целого направления в советской песне, которое впоследствии получило название «авторская песня». О его вкладе в это направление в искусстве  мы и будем говорить в данной главе.
       Именно во второй половине пятидесятых – начале шестидесятых годов ХХ века в русской поэзии зародилось новое направление, которое было задано «поющими поэтами» - авторами стихов и музыки собственных песен, которые сами же их и исполняли, чаще всего в сопровождении гитары. В одних случаях, как Б.Окуджава, это были профессиональные поэты, сочетавшие песенное творчество с созданием непесенных стихотворений В других случаях это были авторы песен, именно в этом жанре реализовавшие свой поэтический талант (Юрий Визбор, Владимир Высоцкий, Юрий Кукин, Евгений Клячкин и многие другие). Песни такого рода поначалу исполнялись в дружеских компаниях, в туристских походах и геологических экспедициях, они предназначались для относительно узкого круга, и прямой контакт между исполнителями и слушателями создавал неповторимую, неформальную и доверительную атмосферу.
     Со  временем некоторые из авторов таких  песен начали выступать с публичными концертами (чаще всего неофициальными или полуофициальными), еще больше расширили их аудиторию магнитофонные  записи, сделанные как во время  публичных, так и во время домашних концертов. Именно тогда в наш быт пришли магнитофоны, которые подорвали монополию власти на распространение звучащей информации, которая до тех пор выходила на радио, телевидение и грампластинки только под строжайшим цензурно-идеологическим контролем. Как одна из разновидностей "самиздата" сформировался так называемый "магнитиздат". Поющих поэтов стали слушать (и петь) тысячи незнакомых им людей по всей стране.
     Долго шли споры о том, как назвать  новое художественное явление. Появилось  выражение "самодеятельная песня", возникли КСП (клубы самодеятельной песни), стали проводиться многочисленные фестивали и слеты. В основе своей это было естественно возникшее молодежное движение со свободно-демократическими принципами и законами, однако власти пытались регламентировать работу клубов, навязать фестивалям и слетам комсомольские вывески и лозунги. Это вызвало неприятие термина "самодеятельная песня" со стороны независимо настроенных участников движения и, прежде всего, со стороны тех авторов, которые не без основания считали себя не "самодеятельными" сочинителями, не любителями, а профессионалами в искусстве. Таким был, несомненно, и Булат Шалвович Окуджава. Именно тогда, в далекие шестидесятые годы, зазвучали его стихи. Именно стихи, а не песни, так как он сам всегда говорил, что ни в коей мере не считает себя певцом, просто ему так удобнее со слушателями-читателями разговаривать. О чем же пел в те годы поэт? Окуджава, на мой взгляд, всегда писал, говорил и пел только о том, что пережил он сам. Он, в семнадцать лет ушедший на фронт, много строк посвятил войне :
       Вы слышите: грохочут сапоги,
     и птицы ошалелые летят,
     и женщины глядят из-под руки?
     Вы  поняли, куда они глядят?
     И всегда, во все времена он хотел, чтобы у нашего народа была надежда.…  На что? Что мир будет, что будут  смеяться дети, что будет любовь…и разлука.… Если бы он не хотел дать надежду, разве написал бы он:
     Пока  земля еще вертится, пока еще ярок свет,
     Господи, дай же Ты каждому, чего у него нет...
     Сам Окуджава прожил тяжелую жизнь, полную лишений и разочарований – родители его были репрессированы в годы сталинских беззаконий, его долго не считали серьезным поэтом, после перестройки канонизировали,  а он был земной человек, со своими слабостями и заблуждениями, очень порядочный и честный. Рассказывали, что когда его пригласили на прием в Кремль и попросили взять гитару, чтобы исполнить свои песни для «сильных мира сего», он поморщился и отказался. Он много давал интервью, где честно рассказывал о себе и правдиво отвечал на все поставленные вопросы. Всю свою жизнь он больше всего хотел, чтобы его Родина, Россия, жила честно, чтобы никому не было стыдно за то, как мы живем. Но вернемся к авторской песне, ведь именно так стали называть это направление в поэзии с 1965 года. Это обозначение подхватили многие, его - с оговорками или без - согласились применить к своей работе такие лидеры и авторитеты, как Окуджава, Галич и Высоцкий. Сегодня уже бесполезно спорить с этим наименованием, придираться к его внутренней смысловой противоречивости, поскольку оно утвердилось окончательно, вошло в справочники, энциклопедии и учебные пособия. Под таким названием выходят целые сборники стихов. С точки зрения исторической поэтики авторская песня восходит к таким "низовым" источникам, как блатной фольклор и городской романс, она множеством нитей связана с поэзией русского модернизма ("серебряного века"). Именно в авторской песне мы находим отголоски поэзии Блока. Рассмотрим пример:
     И мне, как всем, все тот же жребий
     Мерещится в грядущей мгле:
     Опять - любить Ее на небе
     И изменить ей на земле.
     (Блок. "Кольцо существованья тесно...", 1909)
     Крест деревянный иль чугунный
     назначен  нам в грядущей мгле...
     Не  обещайте деве юной
     любови  вечной на земле.
     (Окуджава. "Песенка кавалергарда", 1975)
     Помимо  очевидной словесной и ритмической  переклички здесь можно еще заметить, что употребление "любови" (вместо "любви") также несет в себе блоковский "акцент": в стихотворении "К Музе" (1912) есть слова "И любови цыганской короче..."
     Судьба  авторской песни не была легкой. Она сформировалась в годы "оттепели", прежде всего, как альтернатива "советской массовой песне" - жанру тоталитарного искусства, создававшемуся композиторами, поэтами и певцами. Среди деятелей литературы и искусства, работавших в этой области, было немало талантливых людей, но никто из них не был автором песни в полном смысле слова. Композитор должен был порой класть на музыку совершенно безразличные ему тексты. В других случаях стихотворец сочинял слова на готовую ритмико-мелодическую схему (так называемую "рыбу"). Несвободны были в выборе репертуара и певцы. Советская песня не принадлежала никому в отдельности, это была песня государственная - и в "общественно-политической" и в "эстрадно-лирической" ее разновидностях.
     В противовес такому безличному песенному  производству и возникла песня глубоко  индивидуальная, личностная. Один человек, как правило, сочетает в себе автора мелодии, автора стихов, аккомпаниатора и исполнителя - вот признак авторской  песни. А доминантой здесь является стихотворный текст, ему подчинены  и музыкально-мелодическая сторона, и манера исполнения. Эстрадную песню часто любят исключительно за мелодию или за исполнение, "тексты слов" (по шуточному выражению Юлия Кима) во внимание тут принимаются редко. Авторская же песня в первую очередь с самого начала воспринималась и оценивалась в зависимости от качества стихотворного текста - качества и формального, и содержательного.
     Высоцкий  говорил на своих концертах: если бы сто пятьдесят лет назад  существовали магнитофоны, то некоторые  стихи Пушкина сохранились бы только в магнитофонной записи. За этим шутливым высказыванием можно  увидеть ту высокую планку "тайной свободы", которую выбрали для  себя мастера авторской песни. Вольная песенная поэзия получила немалые преимущества перед поэзией печатно-подцензурной и воспользовалась этими преимуществами в полной мере.
     Достаточно  сравнить, скажем, два произведения на сходную тему: стихотворение Евтушенко "Наследники Сталина", опубликованное на страницах официальной "Правды", и "Песенку про Черного кота" Окуджавы, которую примерно в то же время слушали и пели в дружеских  компаниях. Текст Евтушенко остался  не более чем документом политической конъюнктуры - достаточно привести его  финал, выдержанный в духе и стиле  советской риторики: "Велела не быть успокоенным Родина мне. Пусть мне  говорят: "Успокойся!" - спокойным  я быть не сумею. Покуда наследники Сталина живы еще на земле, мне  будет казаться, что Сталин - еще  в Мавзолее". Хотя имя верховного злодея и названо открытым текстом, мысль Евтушенко крайне робка  и тавтологична (о поэтической  форме здесь говорить просто не приходится). Окуджава же в своей песне не удостаивает  тирана даже называния по имени, для  него Сталин - частный случай вечной ситуации, когда невежество и темнота  возносят к вершине власти заурядное  существо:
     Оттого-то, знать, невесел
     дом в котором мы живем.
     Надо  б лампочку повесить...
     Денег все не соберем.
     Он  был удивительно честен, всегда называл  вещи своими именами и помогал  нам понять, что же мы не доглядели, почему же мы так живем.
     Его стихи-песни легко запоминаются, их пели  и поют в походах, в  стройотрядах, в тесном кругу друзей. «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке»,- стало девизом поколения  наших отцов и матерей.
     Невозможным оказалось для власти приручить  гитарную поэзию, тщетными обернулись и дипломатические попытки некоторых  доброхотов снабдить авторскую песню  защитным ярлыком "советская". Этот жанр упорно оставался если не анти-, то во всяком случае несоветским. Характерно, что одной из разновидностей авторской  песни стали положенные на музыку стихи поэтов начала века, в том  числе и запрещенных: Гумилева, Ходасевича. Стихи Иосифа Бродского в 60-70-е  годы зазвучали в исполнении Евгения  Клячкина, сочинившего для них  мелодии. Уже в 1968 году авторская  песня начала подвергаться гонениям и травле. После выступления в  Новосибирском академгородке "непричастным к искусству" стал Галич, которому запретили выходить к публике. В  прессе развернулась травля Высоцкого (она нашла поэтическое отражение  в знаменитой песне "Охота на волков"). Под постоянным подозрением находился  Окуджава. Несмотря на все это, авторская  песня выстояла - и как общественное движение, и как полноправная часть  настоящей русской поэзии второй половины ХХ века.
     Также в произведениях наряду с темой  надежды четко прояляется тема войны. В этих произведениях показана вся боль и горечь утрат.
    Тема войны - одна из главных в творчестве Б. Окуджавы. "Грустью и иронией, т. е. моей творческой зрелостью, я обязан главным образом войне. На войне я рассердился на жестокость судьбы, незаслуженно похитившей близких мне людей, но вместе с тем научился великому чувству прощения и понимания... Война все время со мной: попал на нее в молодое, самое восприимчивое время, и она вошла в меня очень глубоко", – так говорил Б. Окуджава о войне. Некоторые из песен Окуджавы о войне напоминают по форме и звучанию фронтовой фольклор военной поры, например песня "отдельного десантного батальона" ("Мы за ценой не постоим") к кинофильму "Белорусский вокзал" (1971) или "Бери шинель, пошли домой" из кинофильма "От зари до зари" (1975). Поэт скажет: «Мы все войны шальные дети: и генерал, и рядовой», но свои стихи и песни о войне он посвящает, прежде всего, ее рядовым участникам, незаметным и негероическим внешне, но сохранившим доброту, милосердие, любовь. Поэт ценит в их сердцах "скрытую теплоту патриотизма". Это скромные джазисты, сержант Петров, мальчики и девочки, "повзрослевшие до поры", к ним обращает поэт свою просьбу-призыв: "До свидания, мальчики! Мальчики. Постарайтесь вернуться назад!". Войне и смерти противопоставляет Окуджава людское братство. В балладе "Король" он воспел бессмертие обыкновенного арбатского мальчишки Леньки Королева, который "кепчонку, как корону, набекрень и пошел на войну", погиб в боях, но навсегда остался в памяти людей, в жизни московских улиц и дворов.
     В то же время героический пафос, с  такою мощью и искренностью заявленный у Высоцкого, в лице Окуджавы приобретает  не менее сильного противника. Его  герой юн, слаб и неопытен и подчас напоминает грустную карикатуру на воина: «я ручками размахиваю, я ножками  сучу, и уцелеть рассчитываю, и  победить хочу».
     Автор не стыдится страха смерти в своих  героях. Напротив, бравада и геройский  пыл вызывают в нем сомнения: «Не  верьте пехоте, // когда она бравые песни поет...» /.
     Высшие  цели войны тоже не вдохновляют Окуджаву. Иронически обыгрывается военная риторика в песне «Старый король». «Не  страшны нам ни пресса, ни ветер! — говорит король своему войску в напутственной речи. — Врага  мы побьем и с победой придем, и ура!» И победа приходит в  виде мешка пряников, которых, «кстати, всегда не хватает на всех», что оправдывает  в глазах «победителей» гибель всех грустных солдат. 
Характерно отсутствие у Окуджавы всякого упоминания об орденах и медалях, ибо «цена за минувшие муки // ничтожна, как дым и трава»; тяготение его к обобщенному образу солдата, пехотинца; размытость границ и проникновение темы войны во все поры художественного мира, что затрудняет объединение произведений под единой рубрикой или делает ее весьма условной. Примеров такого вкрапления, прокрадывания военных мотивов в стихи и песни Окуджавы множество. Вот еще несколько примеров: «Но, старый солдат, я стою, как в строю...»; «Признаю только эти войска!..». Создается впечатление, что эти мотивы, эти метафоры возникают помимо воли автора.

     Наконец, и сам Окуджава противится выделению  войны в качестве своего тематического  объекта, утверждая, что все его  стихи и песни — не столько  о войне, сколько против нее3.
     Окуджава  заметно избегает батальных сцен. Его военные сюжеты посвящены  большей частью теме разлуки, расставания, ухода или горестного подсчета потерь после свершившегося. Часто эти  две темы появляются вместе как звенья одной исторической цепи — с зияющей  пустотой посередине, там, где по хронологии полагается быть батальной сцене («Король», «Песенка о солдатских сапогах», «Песенка о молодом гусаре» и другие).
     Даже  обращаясь к фронтовым будням, Окуджава крайне редко и нехотя упоминает  о «главном» («А пули? Пули были. Били часто. // Да что о них рассказывать — война») и вместо этого сосредотачивается  на подробном описании чаепития на привале, дележки моркови, поедания хрустящих сухарей да на мимолетном романе с медсестрой Марией, как  бы и здесь пытаясь вырвать, отвоевать  у войны кусочек мирного покоя  и уюта. 
Таким образом, для Окуджавы война в ее характерном выражении (бой, кровь, гибель) не становится центральным объектом, но отнесена в контекст. Это не то, чего ищут, а то, от чего бегут или что стремятся забыть. Лирический герой, находясь в этом контексте, создает себе другой объект, противопоставленный войне. Минуты мира на войне становятся мостиками, соединяющими фрагменты довоенного быта с послевоенной порой, стремясь как бы воссоединить куски разорванного войной бытия. 
Свой лирический дар сам поэт связывает с чудесным спасением на войне и предназначением судьбы спеть за тех, кто погиб.

     Лирический  и прозаический герой Окуджавы постоянно  путешествует в памяти, живя "посередине между войной и тишиной", сохраняя в себе черты рыцаря, воина, защитника  мира и добра. Война вошла в  лирическую ткань и образность поэзии Окуджавы: в стихах о любви "отправляется нежность на приступ, В свои тихие  трубы трубя"; "часовые любви" неизменно стоят на улицах Москвы. С темой войны связан и "надежды  маленький оркестрик под управлением  любви", и образы "трех сестер милосердных - Веры, Надежды, Любви".
     Из  всего вышесказанного можно сделать  вывод, что поэт Окуджава, не входя в открытую контру с линией Партии смог показать Солдата-Победителя с неофициальной стороны, не как Великого Героя, которым он, не смотря ни на что, оставался, а как человека, человека со своими переживаниями, эмоциями, ощущениями. Окуджава смог наполнить Советского Воина-Освободителя человеческими, а не идеализированными коммунистическими чертами, благодаря чему, любой Победитель (будь то Великая Отечественная, Афган, Чечня либо Южная Осетия) в нашей стране стал в первую очередь человеком. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Глава 2. Анализ военной и послевоенной прозы на примере произведений «Нечаянная радость» и «Девушка моей мечты» Б. Окуджавы       
      Ретроспективная проза помогла Окуджаве осмыслить исторический опыт своей эпохи (поэма «В карете прошлого»), который отразился в малой прозе в 1975-1990-е гг. В рассказах «Искусство кройки и житья» (1985), «Нечаянная радость»(1986) и др. показан поздний сталинизм, проникший в частную жизнь, приватное поведение и мировоззрение. 
     «Приключения секретного баптиста» (1984), «Выписка из давно минувшего дела» (1991) и др. рисуют человека послесталинской эпохи, с его страхами, иллюзиями, слепотой и неодураченной совестью. Автопсихологическая достоверность и самоирония ( «Я выдумал музу иронии…») в автобиографических анекдотах и рассказах совмещены с историческим обобщением, поэтому сведения из них не всегда относятся к автору. Рассказ «Девушка моей мечты» (1985) о возвращении матери из ГУЛАГа и хроника «Упраздненный театр» подводят итог размышлениям о коммунистической утопии, которая, пропитав изнутри, превращала детей в убийц, взрослых в винтики, доводя стариков до отчаяния.

      Для лучшего понимания творчества Булата Шаловича перейдем к анализу его двух произведений «Нечаянная радость»  и «Девушка моей мечты». Эти два рассказа повествуют об арестах его матери в 1985 году и 1986 году.
   В книге «Заезжий музыкант», составленной из автобиографических произведений Окуджавы, эти два рассказа идут один за другим. Посвященные одним и тем же событиям, написанные почти одновременно, они составляют как бы один небольшой цикл, и у этого цикла есть своя композиция. О возвращении матери из лагеря Окуджава написал рассказ «Девушка моей мечты», который Юнна Мориц назвала однажды лучшим из всего им созданного; согласиться с этим можно. Этот рассказ 1985 года написан сорок лет спустя после того мая – все эти сорок лет Окуджава не позволял себе прикасаться к самому больному. Да и потом написал крайне сдержанно, ничего не называя впрямую.
В начале 1947 года тетка Сильвия поменяла свою квартиру и уехала в Ереван. Виктор отправился к Марии, в Москву. О  причинах переезда тетки в Армению  Окуджава друзьям не рассказывал, как  и о возвращении матери: он уже  научился осторожности. Сильвия надеялась  в результате обмена выручить некую  сумму, которая позволила бы Ашхен  по возвращении некоторое время  продержаться, пока не удастся устроиться на службу. В Ереване, где уже жила ее сестра Гоар, она подыскивала  работу и жилье. Оставаться в Тбилиси  было нельзя: после освобождения у  нее не было права жить в столичных  и крупных городах. Искать работу в Грузии опасно: Булата еще могли  терпеть, хотя с его фамилией и  у него постоянно возникали сложности, а жену врага народа, хорошо известного на родине, следовало упрятать подальше (не случайно Виктор Окуджава в 1941 году пошел в школу под фамилией Налбандян). Ашхен нельзя было напоминать о себе. Она ехала в Тбилиси с единственной целью: увидеть сыновей, в разлуке с которыми провела восемь лет. Окуджава в рассказе говорит о десяти, но здесь он неточен. Ошибочна и дата возвращения матери – май: в мае он был уже женат. О. Розенблюм полагает, что май нужен для контраста – кругом весна, ликование, трофейный фильм «Девушка моей мечты», черешня, но все это не может ни отвлечь, ни отогреть Ашхен, высохшую, оглушенную, равнодушную ко всему. Возможна такая мотивировка, но вероятнее ошибка памяти – Окуджава никогда не был особенно внимателен к хронологии.
Он жил  в той же комнате, которую снимал два года назад, – в консерваторском здании. Тетка оставила ему большую часть своих вещей. Из-за этого в крошечной комнате не повернуться. За стеной – сосед Меладзе, «пожилой, грузный, с растопыренными ушами, из которых лезла седая шерсть, неряшливый, насупленный, неразговорчивый, особенно со мной, словно боялся, что я попрошу взаймы. Думаю, что ему несладко жилось по соседству со мной. Ко мне иногда вваливались компании таких же, как я, голодных, торопливых, возбужденных, и девочки приходили, и мы пекли на сковороде сухие лепешки из кукурузной муки, откупоривали бутылки дешевого вина, и сквозь тонкую стену к Меладзе проникали крики и смех и звон стаканов, шепот и поцелуи, и он, как видно по всему, с отвращением терпел нашу возню и презирал меня». Между тем, как видно из дальнейшего рассказа, сосед относится к нему с состраданием и нежностью, и это еще один важный механизм окуджавовской прозы, неявный, подспудный: мир добрее к нам, чем мы думаем, жизнь милосердней. Просто, чтобы ощутить это внезапное милосердие, надо очень долго жить «от минуса», предполагая худшее, – как он и живет последние десять лет.
«Телеграмма была из Караганды. Она обожгла руки. „Встречай пятьсот первым целую  мама“. Вот и случилось самое  неправдоподобное, да как внезапно!»  Пятьсот первый поезд, он же «пятьсот веселый», потом появится в песне  Окуджавы про Надежду Чернову: этими  «веселыми» поездами, перекрашенными товарняками, возвращались из лагерей  вскоре после войны те, кто уцелел. Поезда шли вне расписания, их пропускали в последнюю очередь, подолгу  держали в тупиках. «Долго идет –  всем весело», – поясняет Меладзе, тоже, видно, всякого хлебнувший. Булат мчится на вокзал – поезда ждут к вечеру; больше всего он боится не узнать мать: ведь это «усугубит ее рану». Он представляет ее седой, сгорбленной, беспомощной. Чтобы она смогла «отдохнуть душою», он планировал повести ее на трофейную комедию «Девушка моей мечты», уже год идущую в Тбилиси. «Девушка моей мечты» – идиотская музыкальная комедия 1944 года, где Марика Рёкк сыграла звезду варьете Юлию Крестнер, решившую сбежать от столичного шума и суеты куда-нибудь за город; жестокий директор варьете не отпускает ее, строит всяческие козни – в итоге она оказывается на затерянном полустанке, ночью, без денег, стучит в первую попавшуюся дверь, а за дверью, как легко догадаться, ее ждет будущий возлюбленный, горный инженер. короче, пересказывать эту картину так же бессмысленно, как спорить о ее художественных достоинствах. Не в них дело. Сцена, в которой обнаженная Юлия моется в бочке, стала главным эротическим воспоминанием для миллионов советских людей: «Она тем и была хороша, что даже и не подозревала о существовании этих перенаселенных пустынь, столь несовместимых с ее прекрасным голубым Дунаем, на берегах которого она танцевала в счастливом неведенье. Несправедливость и горечь не касались ее. Пусть мы. нам. но не она, не ей».
 Прежде всего на это указывают первые предложения в каждом из рассказов. Рассказ «Девушка моей мечты
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.