На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Образование Киевской Руси. Спорные проблемы теории

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 31.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 7. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


                                                                                   
 

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ
(указывается  наименование дисциплины  в соответствии  с ГОС)
 
 
Реферат
 
 
Образование Киевской Руси. Спорные проблемы теории.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Москва – 2011
 


План
1. Первые свидетельства  о славянах
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
1. Первые свидетельства о славянах
      Славяне, как считает большинство историков, обособились из индоевропейской общности в середине II тысячелетия до н.э. Прародиной ранних славян (праславян), по археологическим данным, была территория к востоку от германцев – от р. Одер на западе до Карпатских гор на востоке. Ряд исследователей считает, что праславянский язык начал складываться позднее, в середине I тысячелетия до н.э.
      Первые  письменные свидетельства о славянах относятся к началу I тысячелетия н.э. О славянах сообщают греческие, римские, арабские, византийские источники. Античные авторы упоминают славян под именем венедов (римский писатель Плиний Старший, историк Тацид, I в. н.э.; географ Птолемей Клавдий, II в. н.э.).1
      В эпоху Великого переселения народов  (III-VI вв. н.э.), совпавшего с кризисом рабовладельческой цивилизации, славяне освоили территорию Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы. Они жили в лесной и лесостепной зоне, где в результате распространения орудий труда из железа стало возможно вести оседлое земледельческое хозяйство. Заселив Балканы, славяне сыграли значительную роль в разрушении дунайской границы Византии. Монах Киево-Печерского монастыря Нестор в древнем летописном своде «Повесть временных лет» писал: «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земли Венгерская и Болгарская. И от тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами  своими, где кто сел, на каком месте… Когда волохи напали на славян на дунайских.., то славяне эти пришли и сели на Висле…
      Так же и эти славяне  пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие – древлянами, потому что  сели в лесах, а еще другие сели между Припятью и Двиною и назывались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами по речке, которая впадает Двину и носит название Полота. Так же славяне, которые сели около озера Ильменя, прозвались своим именем – славянами, и построили город, и назвали его Новгородом. А другие сели по Десне, и по Семи, и по Суле и назвались северянами. И так разошелся славянский народ, а по его имени и грамота называлась «славянская». (Повесть временных лет. Ч.I.- М.-Л., 1950.- С. 207.)
      Первые  сведения о политической истории  славян относятся к IV в. н.э. С Балтийского побережья германские племена готов пробились в Северное Причерноморье. Готский вождь Германарих был разбит славянами. Его преемник Винитар обманом заманил к себе 70 славянских старейшин во главе с Божем (Бусом) и распял их. Спустя 8 столетий неизвестный нам автор «Слова о полку Игореве» упомянул «время Бусово».
      Особое  место в жизни славянского  мира занимали отношения с кочевыми народами степи. По этому степному, протянувшемуся от Причерноморья до Центральной Азии, волна за волной кочевые племена вторгались в Восточную Европу. В конце IV в. готский племенной союз был разбит тюркоязычными племенами гуннов, пришедшими из Центральной Азии. В 375 г. орды гуннов заняли своими кочевьями территорию между Волгой и Дунаем, а затем продвинулись дальше в Европу до границ Франции. В своем продвижении на запад гунны увлекли часть славян. После смерти предводителя гуннов Атиллы (453 г.) гуннская держава распалась, и они были отброшены на восток.
      В VI в. тюркоязычные авары (русская летопись называла их обрами) создали в южнорусских степях свое государство,  объединив кочевавшие там племена. Аварский каганат был разбит Византией в 625 г. «Умом гордые» и телом великие авары-обры исчезли бесследно. «Погибоша аки обре» - эти слова с легкой руки русского летописца стали афоризмом.2
      Крупнейшими политическими образованиями VII-VIII вв. в южнорусских степях были Болгарское царство и Хазарский  каганат, а в районе Алтая – Тюркский каганат. Государства кочевников были непрочными конгломератами степняков, промышлявших военной добычей. В результате распада Болгарского царства часть болгар под предводительством хана Аспаруха откочевала на Дунай, где была ассимилирована жившими там южными славянами, взявшими себе имя воинов Аспаруха, т.е. болгар. Другая часть болгар-тюрок с ханом Батбаем пришла на среднее течение Волги, где возникла новая держава – Волжская Болгария (Булгария). Ее соседом, занимавшим с середины VII в. территорию Нижнего Поволжья, степи Северного Кавказа, Причерноморья и частично Крым, был Хазарский каганат, который взимал дань с приднепровских славян вплоть до конца IX в.
 
2. Восточные славяне
      До  сих пор в исторической и лингвистической  литературе широко распространено мнение об исходном единстве всего восточноевропейского славянства, о распространении всех восточных славян из единого центра, каковым признается Поднепровье. В соответствии с указанным представлением находится и господствующая в славянском языковедении концепция, согласно которой в древнейший период (до XIII в.) язык восточных славян был единым, без разделения на диалекты. Последние якобы возникли в эпоху раздробленности русских земель, когда разные княжества и области оказались разделены политическими, экономическими и культурными барьерами.
      Между тем, еще в начале века высказывалась  и иная точка зрения. Так, основываясь на изучении этнографии и диалектологии восточных славян, Д.К. Зеленин утверждал: «южнорусское население (т.е. русское население Рязанской, Тамбовской, Воронежской, Тульской, Орловской и Калужской губернии)... отличается от северорусского (в Новгородской, Владимирской, Вятской, Вологодской и др. губерниях) значительно больше, чем от белорусов».3
      Из  этого он сделал вывод о существовании  двух «русских народностей» и, следовательно, четырех восточнославянских народов:
      «украинцы, белорусы, северорусские (окающий диалект) и южнорусские (акающий диалект)»
      Исторические  корни такого этнического деления  ученый видел в том, что восточные  славяне в VII-VIII вв. распались на три  «племени»:
      «Восточная группа русских, фигурирующая в древнейших рукописях под названием вятичи, проникла на восток и заселила области по северному течению Дона; ей впоследствии принадлежала Тьмутаракань – третий после Киева и Новгорода значительный культурный центр Древней Руси. Северные русские распространились к северу; летописец называет их словенами (на оз. Ильмень возле Новгорода), кривичами (по верхнему течению Волги и Западной Двине и у истоков Днепра, т.е. в Смоленске, Витебске и Пкове) и полочанами (на Западной Двине, у Полоцка). Южные русские остались на древней территории, т.е., согласно терминологии летописи, поляне - на Днепре, около Киева, древляне - в Полесье, дулебы - на Буге, уличи и тиверцы - на Днестре, северяне - на Десне, Сейме и Суле, дреговичи - между Припятью и Двиной».
      «Все  они (славянские территориально-племенные объединения,   сост.) имели свои обычаи и законы своих отцов и предания, и каждые – свой нрав. Поляне имеют обычай  отцов своих кроткий и тихий, стыдливый перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют; имеют и брачный обычай… А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски, убивали друг друга, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах. И браков у них не бывало… если кто умирал, то устраивали по ним тризну, а затем делали большую колоду и возлагали на эту колоду мертвеца и сжигали, а после, собрав кости, складывали их в небольшой сосуд и ставили на столбах при дорогах, как делают теперь еще вятичи. Этого же обычая держались и кривичи и прочие язычники, не знающие закона божьего, но сами себе устанавливающие закон». (Повесть временных лет, С. 211)  
       Выводы о неоднородности восточных славян, основанные на этнографических наблюдениях и данных диалектологии, хорошо согласуются с результатами исследования языка берестяных грамот древнейшего периода. Установлено существование древнейшего новгородско-псковского диалекта, который в XI-XII вв. отличался от южнорусского не менее чем двумя десятками существенных признаков. В то же время этот диалект был сходен многими элементами с языками балтийских славян, а также сербско-словенской группы южных славян. Такие выводы имеют особое значение, поскольку в берестяных грамотах отразился живой разговорный язык, не сохранившийся в памятниках древнерусской книжности.4
 
3. Путь «из варяг в греки»
      Великий водный путь «из варяг в греки» был своеобразной «столбовой дорогой», связывающей Северную и Южную  Европу. Он возник в конце IX в. Из Балтийского (Варяжского) моря по р. Нева караваны купцов попадали в Ладожское озеро (Нево), оттуда по р. Волхов в озеро Ильмень и далее по р. Ловать до верховьев Днепра. С Ловати на Днепр в районе Смоленска и на днепровских порогах переходили «волоковыми путями». Западным берегом Черного моря доходили до Константинополя (Царьграда). Наиболее развитые земли славянского мира – Новгород и Киев контролировали северный и южный участки Великого торгового пути. Это обстоятельство дало основание ряду историков вслед за В.О. Ключевским утверждать, что торговля мехом, воском и медом была главным занятием восточных славян, т.к. путь из «варяг в греки был «главным стержнем экономической, политической, а потом и культурной жизни восточного славянства».5
4. Хозяйство славян
      Основным  занятием восточных славян было земледелие. Это подтверждается археологическими раскопками, обнаружившими семена злаков (рожь, пшеница, ячмень, просо)  и огородных культур (репа, капуста, свекла, морковь, редька, и др.). Человек в те времена отождествлял жизнь с пашней и хлебом, отсюда название зерновых культур – «жито», сохранившееся до наших дней. О земледельческих традициях этого региона говорят заимствованные славянами римской хлебной нормы – квадрантала (26,26 л), называвшегося на Руси четвериком и просуществовавшего в нашей системе мер и весов до 1924 г.6
      С природно-климатическими условиями тесно связаны основные системы земледелия восточных славян. На севере, в районе таежных лесов (остатком которых является Беловежская пуща), господствующей системой земледелия была подсечно-огневая. В первый год деревья подрубали. На второй год высохшие деревья сжигали и, используя золу как удобрение, сеяли зерно. Два-три года участок давал высокий для того времени урожай, потом земля истощалась и приходилось переходить на новый участок. Основными орудиями труда были топор, мотыга, соха, бороне-суховатка и заступ, которыми разрыхляли почву. Серпами собирали урожай. Молотили цепами. Размалывали зерно каменными зернотерками и ручными жерновами.
      В южных районах ведущей системой земледелия был перелог. Там плодородных  земель было много и участки земли засевали в течении двух-трех и более лет. С истощением почвы переходили (перекладывались) на новые участки. В качестве основных орудий труда здесь использовали соху, рало, деревянный плуг с железным лемехом, т.е. орудия приспособленные для горизонтальной вспашки.7
      С земледельческим занятием было тесно  связано скотоводство. Славяне разводили свиней, коров, мелкий рогатый скот. В качестве рабочего скота использовали на юге волов, в лесной полосе – лошадей. Из других занятий славян следует назвать рыболовство, охоту, бортничество (сбор меда диких пчел), имевшие большой удельный вес в северных регионах. Выращивались и технические культуры (лен, конопля).
 
5. Община
      Низкий  уровень производительных сил при  ведении хозяйства требовал огромных затрат труда. Трудоемкие работы, которые надо было осуществлять в строго определенные сроки, мог выполнить только большой коллектив; в его задачу входило также следить за правильным распределением и использованием земли. Поэтому большую роль в жизни древнерусской деревни приобретала община – мир, вервь (от слова «веревка», которой измеряли землю при разделах).8
      К моменту образования государства  у восточных славян на смену родовой общине пришла территориальная, или соседская, община. Общинников объединяло теперь, прежде всего не родство, а общность территории и хозяйственной жизни. Каждая такая община владела определенной территорией, на которой жили несколько семей. Все владения общины делились на общественные и личные. Дом, приусадебная земля, скот, инвентарь составляли личную собственность каждого общинника. В общем пользовании находились пахотная земля, луга, леса, водоемы, промысловые угодья. Пахотная земля и покосы подлежали разделу между семьями.
      В результате передачи князьями права  на владение землей феодалам часть  общин попадала под их власть. Другим путем подчинения соседских общин феодалам был захват их дружинниками и князьями. Но чаще всего в бояр вотчинников превращалась старая родо-племенная знать, подчинявшая себе общинников.9
      Общины, не попадавшие под власть феодалов, обязаны были платить подать государству, которое по отношению к этим общинам выступало и как верховная власть, и как феодал.
      Крестьянские  хозяйства и хозяйства феодалов имели натуральный характер. И те, и другие стремились обеспечить себя за счет внутренних ресурсов и еще не работали на рынок. Однако полностью без рынка феодальное хозяйство прожить не могло. С появлением излишков стало возможным обменивать продукты земледелия на ремесленные товары; начали складываться города как центры ремесла, торговли и обмена и одновременно как опорные пункты власти феодалов и обороны от внешних врагов.
 
6. Города
      Главные торговые города должны были сами взять  на себя защиту своей торговли и торговых путей. Они начали вооружаться, опоясываться стенами, вводить у себя военное устройство, запасаться ратными людьми. Так промышленные центры, склады товаров, превращались в укрепленные пункты, вооружённые убежища.
      Город, как правило, строился на холме, на месте  слияния двух рек, т.к. это обеспечивало надежную оборону от нападения врагов. Центральная часть города, защищенная валом, вокруг которой возводилась  крепостная стена, носила название кремля, крома или детинца. Там находились дворцы князей, дворы крупнейших феодалов, храмы, позднее и монастыри. С двух сторон кремль защищала естественная водная преграда. Со стороны основания кремлевского треугольника выкапывали ров, наполняемый водой. За рвом под защитой крепостных стен располагался торг. К кремлю примыкали поселения ремесленников. Ремесленная часть города называлась посад, а отдельные ее районы, населенные, как правило, ремесленниками определенной специальности, - слободами.10
      В большинстве случаев города строились  на торговых путях, таких как путь «из варяг в греки» или Волжский торговый путь, связывавший Русь со странами Востока. Связь с Западной Европой поддерживалась также по сухопутным дорогам.
      Точные  даты основания древних городов неизвестны, но многие из них существовали ко времени первого упоминания в летописи. Например, Киев (легендарное летописное свидетельство о его основании восходит к концу V-VI вв.), Новгород, Чернигов, Переяславль Южный, Смоленск, Суздаль, Муром и др. По подсчетам историков, в IX в. на Руси было не менее 24 крупных городов, имевших крепостные укрепления.11
 
7. Общественный строй
      Во  главе восточнославянских племенных  союзов стояли князья из племенной знати и бывшая родовая верхушка – «нарочитые люди», «лучшие мужи». Важнейшие вопросы жизни решались на народных собраниях - вечевых сходах.
      Существовало  ополчение («полк», «тысяча», разделенная  на «сотни»). Во главе их стояли тысяцкие, сотские. Особой военной организацией была дружина. По археологическим данным и византийским источникам, восточнославянские дружины появились уже в VI-VII вв. Дружина делилась на старшую, из которой выходили послы и княжеские управители, имевшие свою землю, и младшую, жившую при князе и обслуживавшую его двор и хозяйство. Дружинники по поручению князя собирали с покоренных племен дань. Такие походы за сбором дани назывались «полюдье». Сбор дани обычно проходил в ноябре-апреле и продолжался до весеннего вскрытия рек, когда князья возвращались в Киев. Единицей обложения данью были дым (крестьянский двор) или земельная площадь, обрабатываемая крестьянским двором (рало, плуг).
      Восточные славяне миновали рабовладельческий  этап развития, сразу перешли к  феодальному строю. Современные  ученые чаще всего выделяют следующие причины этого:
    суровые климатические условия районов проживания восточных славян долгое время препятствовали возникновению избытков сельскохозяйственной продукции, необходимых для обмена и торговли, что тормозило формирование внутренних предпосылок возникновения государственности;
    к моменту возникновению Древнерусского государства рабовладельческий строй себя изжил и трансформировался в раннефеодальный во всех бывших рабовладельческих государствах  Европы;
    у восточных славян отсутствовал постоянный приток рабов за счет пленных (главное условие существования рабовладельческого уклада), так как еще не сформировалось государство, которое могло проводить агрессивную внешнюю политику.
      С начала IX в., по берегам Западной Европы начинают рыскать вооружённые шайки пиратов из Скандинавии. Так как эти пираты выходили преимущественно из Дании, то они стали известны на Западе под именем данов.
      Около этого же времени и на речных путях  нашей равнины стали появляться заморские пришельцы с Балтийского моря, получившие здесь название варягов. В Х и XI вв. эти варяги постоянно приходили на Русь или с торговыми целями, или по зову наших князей, набиравших из них свои военные дружины. Но присутствие варягов на Руси становится заметно гораздо раньше Х в.: Повесть временных лет знает этих варягов по русским городам уже около половины IX в. Киевское предание XI столетия склонно было даже преувеличивать численность этих заморских пришельцев. По этому преданию, варяги, обычные обыватели русских торговых городов, издавна наполняли их в таком количестве, что образовали густой слой в составе их населения, закрывавший собою туземцев. Так, по словам Повести, новгородцы сначала были славянами, а потом стали варягами, как бы оваряжились вследствие усиленного наплыва пришельцев из-за моря. Особенно людно скоплялись они в Киевской земле. По летописному преданию, Киев даже был основан варягами, и их в нём было так много, что Аскольд и Дир, утвердившись здесь, могли набрать из них целое ополчение, с которым отважились напасть на Царьград.12
      Археологи отмечают, что количество варягов  на Руси было невелико. Не обнаружено и  каких-либо данных о колонизации  Руси варягами. Версия об иноземном  происхождении той или иной династии типична для древности и средневековья. Достаточно вспомнить рассказы о призвании бриттами англосаксов и создании Английского государства, об основании Рима братьями Ромулом и Ремом и т.п.
      Самые ранние известия о существовании  властных институтов у восточных славян связаны с событиями приблизительно середины IX в. и имеют легендарный характер. Под 6370 (862) г. в «Повести временных лет» сообщается: «Изгнаша варяги за море, и не даша им дани, и почаша сами в собе володети, и не бе в них правды, и въста род на род, и быша в них усобице, и воевати почаша сами на ся. И реша сами в себе: «Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву». И идоша за море къ варягам, к руси. Сице бо ся зваху тьи варязи русь, яко се друзии зъвутся свие, друзии же урмане, анъгляне, друзии гъте, тако и си. Реша русь, чюдь, словени и кривичи и вси: «Земля наша велика и обилна, а наряда в ней нет. Да поидете княжит и володети нами». И изъбрашася 3 братья с роды своими, пояша по собе всю русь, и придоша; старший, Рюрик, седе Новегороде, а другий, Синеус, на Беле-озере, а третий Изборьсте, Трувор. И от тех варяг прозвася Руская земля».
 
8. Сказание о призвании князей
      Среди племен новгородских словен, чуди, мери, веси и кривичей, незадолго до этого прекративших платить дань варягам «из заморья», началась усобица. Закончилась она тем, что ее участники решили найти себе князя, который бы ими «володел и судил по праву». По их просьбе на Русь пришли три брата-варяга: Рюрик, Трувор и Синеус. Рюрик начал княжить в Новгороде, Синеус - на Белоозере, а Трувор - в Ладоге.13
      Если  снять несколько идиллический покров, которым подёрнуто это сказание, то пред нами откроется очень простое, даже грубоватое явление, не раз повторявшееся у нас в те века. По разным редакциям начального летописного свода рассеяны черты предания, позволяющие восстановить дело в его действительном виде.
      Собрав  их, узнаем, что пришельцы призваны были не для одного внутреннего наряда, т. е. устройства управления. Предание говорит, что князья-братья, как только уселись на своих местах, начали «города рубить и воевать всюду». Если призванные принялись прежде всего за стройку пограничных укреплений и всестороннюю войну, значит, они призваны были оборонять туземцев от каких-то внешних врагов, как защитники населения и охранители границ. Далее князья-братья, по видимому, не совсем охотно, не тотчас, а с раздумьем приняли предложение славянофинских послов, «едва избрашась, - как записано в одном из летописных сводов, - боясь звериного их обычая и нрава». С этим согласно и уцелевшее известие, что Рюрик не прямо уселся в Новгороде, но сперва предпочел остановиться вдали от него, при самом входе в страну, в городе Ладоге, как будто с расчётом быть поближе к родине, куда можно было бы укрыться в случае нужды. В Ладоге же он поспешил «срубить город», построить крепость тоже на всякий случай, для защиты туземцев от земляков-пиратов или же для своей защиты от самих туземцев, если бы не удалось с ними поладить.
      Водворившись  в Новгороде, Рюрик скоро возбудил против себя недовольство в туземцах: в том же летописном своде записано, что через два года по призвании новгородцы «оскорбились, говоря: быть нам рабами и много зла потерпеть от Рюрика и земляков его». Составился даже какой-то заговор: Рюрик убил вождя крамолы, «храброго Вадима», и перебил многих новгородцев, его соумышленников. Чрез несколько лет ещё множество новгородских мужей бежало от Рюрика в Киев к Аскольду. Все эти черты говорят не о благодушном приглашении чужаков властвовать над безнарядными туземцами, а скорее о военном найме. Очевидно, заморские князья с дружиною призваны были новгородцами и союзными с ними племенами для защиты страны от каких-то внешних врагов и получали определённый корм за свои сторожевые услуги. Но наёмные охранители, по-видимому, желали кормиться слишком сытно. Тогда поднялся ропот среди плательщиков корма, подавленный вооружённой рукою. Почувствовав свою силу, наёмники превратились во властителей, а своё наёмное жалованье превратили в обязательную дань с возвышением оклада. Вот простой прозаический факт, по-видимому, скрывающийся в поэтической легенде о призвании князей: область вольного Новгорода стала варяжским княжеством.14
 
9. Теории происхождения Древнерусского государства
      Основоположниками норманнской теории принято считать  немецких ученых-историков Иоганна Готфрида Байера и Герарда Фридриха Миллера, приглашенными в XVIII в. в Россию для работы. Они утверждали:
      - свое имя - Россия вместе с государственностью - получила от скандинавов;
      - восточные славяне в силу своей отсталости были неспособны самостоятельно создать государство, за них это сделали норманны, которых славяне пригласили либо в качестве своеобразных «третейских судей» (Байер, Миллер), либо норманны вообще выступили в роли завоевателей (Шлецер);
      - норманны и варяги – это  один и тот же народ из Скандинавии (варягами норманнов называли славяне). Русы – одно из норманнских племен, чьим вождем был Рюрик. Отсюда название государства «Русь» и правящая династия Рюриковичей скандинавского происхождения.
      В качестве аргументов они выдвигали легенду о призвании новгородцами Рюрика с братьями  в 862 г.; имена первых русских князей – скандинавского происхождения (Олег, Игорь, Ольга); финское название Швеции Ruotsi (созвучное с названием «Русь»); проводили аналогии с норманнскими завоеваниями в VIII-IX вв. в Северной Франции (Нормандия), Англии и Южной Италии.
      Ответом на это стал «репорт» М.В. Ломоносова на высочайшее имя от 16 сентября 1749 г. по поводу труда Г. Ф. Миллера «О происхождении имени и народа Российского». В нем утверждалось, что «если бы г. Миллер умел изобразить живым штилем, то он Россию сделал бы столь бедным народом, каким еще ни один и самый подлый народ ни от какого писателя не представлен».
      В приведенной фразе настораживает  сослагательное наклонение, употребленное великим ученым. Из этого как будто следует, что Г.Ф. Миллер все-таки не «изобразил» и не «сделал» Россию «бедным народом». Он лишь дал повод для такого толкования зарождения русской государственности. А потому именно М.В. Ломоносову, которому после упомянутого «репорта» Елизавета Петровна поручила написать историю России, мы в значительной степени обязаны появлением в законченном виде так называемой «норманнской теории».15
      Ломоносов утверждал, что норманны и варяги – это разные народы: норманны –  это жители Скандинавии, а варяги – это племена из Прибалтики смешанного балто-славянского происхождения. Русы – одно из прибалтийских племен (часть варягов). Название государства и правящая династия – не скандинавского, а балто-славянского происхождения. Само же государство возникло в силу исключительно внутренних причин. В своих аргументах он основывался на данные Повести временных лет, где норманны и варяги упоминаются раздельно; кроме того, норманны находились на той же стадии развития, что и славяне или даже ниже: у них почти не было городов (а страну славян в свою очередь по количеству городов называли «Гардарикой»); название региона в Прибалтике: Пруссия и племени пруссов (тот есть поруссов – «живущих подле русов»), а также название речки Рось – притока р. Неман. Отсюда вывод: русы проживали в Прибалтике; легенда о новгородском старейшине Гостомысле, у которого якобы была дочь, выданная замуж за некоего прибалтийского князя, от которого у нее родилось 3 сына (по мнению Ломоносова именно они и были Рюриком, Синеусом и Трувором, становится понятно, почему Гостомысл добивался приглашения именно этих князей: он не хотел терять своего влияния). Теория Ломоносова не пользовалась популярностью в дореволюционной России.
      В. О. Ключевский назвал варяжскую проблему патологией общественного сознания: «Я знаю, Вы очень недовольны, что все эти ученые усилия разъяснить варяжский вопрос я назвал явлениями патологии... Я думаю, что могут прийти в голову вопросы, не лишенные интереса с какой-либо стороны и вместе лишенные всякого интереса со стороны научной. В книгах, которые так сильно Вас занимают, я не нашел ничего кроме бескорыстных и обильных потом усилий разрешить один из таких вопросов. Иногда общественная или ценная мысль с особенной любовью обращается к сухим, бесплодным мелочам в области знания... А ведь такой поворот в умах есть несомненно симптом общественной патологии... Я решительно порицаю насмешливое отношение к ученой пытливости, обращенной на подобные вопросы, - но только если она ограничивает научное значение своих разысканий пределами этнографической номенклатуры или генеалогической химии. Но когда исследователь подобных вопросов идет прямо в область настоящей, научной истории и говорит, что он разрешает именно вопрос о происхождении русской национальности и русского государства, будет жаль, если он не остановится на границе и не вспомнит, что национальности и государственные порядки завязываются не от этнографического состава крови того или другого князя и не от того, на балтийском или азовском поморье зазвучало впервые известное племенное название... Итак, - повторяю еще раз, - я совсем не против вопроса о происхождении имени Русь и первых русских князей, совсем не против пользы исследований подобных вопросов, а только против того положения, что в этом вопросе ключ к разъяснению начала русской национальной и государственной жизни».
      Несмотря  на вненаучность традиционной постановки «варяжской проблемы», нельзя не отметить, что споры «норманистов» и «антинорманистов» оказались довольно плодотворными. Они заставили оппонентов для доказательства своей правоты привлечь максимальное количество аргументов: лингвистических, текстологических, источниковедческих, археологических и пр. В результате современная наука располагает огромным фактически материалом, который позволяет с достаточным основанием сформулировать основные выводы.
10. Русь: варяги или славяне?
      Действительно, в древнейших отечественных источниках, прежде всего в «Повести временных лет», названия славянских племен, вошедших в состав Древнерусского государства, довольно четко отделяется от Руси: «идоша [из контекста следует: представители чюди, словен, мери, веси, кривичей] за море к варягом к руси. Сице бо ся звахутьи варязи русь, яко се друзии зъвутся свие друзии же урмане, анъгляне, друзии гъте, тако и си»;
      «
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.