На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


творческая работа Подвиг любви бескорыстной

Информация:

Тип работы: творческая работа. Добавлен: 31.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 10. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
«Подвиг любви бескорыстной» 

По поэме Н.Некрасова 
«Русские женщины» 
 

Подготовила: учитель русского языка и литературы Котвицкая С.А.
 
 
 
 
 
Пленительные образы!
Едва ли в истории какой- нибудь страны 
Вы
что-нибудь прекраснее встречали
Их имена забыться не должны
Высок и свят их подвиг незабвенный.
                                      
                                                 Н.А. Некрасов.
 
 
 
 
Жены декабристов  

    В Сибирь по приговору о "деле 14 декабря 1825 г." было отправлено 124 участника тайных организаций, 96 из них - в каторжную работу, остальные - на бессрочное поселение. Политическая смерть "государственных преступников" означала юридическую потерю всех гражданских прав. Изгнанники могли получать известия и помощь из дома, если родные выражали желание, но далеко не все родственники повели себя достойно и благородно. Жены осужденных, которые по приговору Верховного уголовного суда и по разрешению церкви получали свободу от брачных отношений, должны были решать свою дальнейшую судьбу: они могли выйти замуж, могли сохранить свой брак, могли добиваться разрешения последовать за своими мужьями в Сибирь. "Родственникам, детям благородного звания и другим лицам" по специальному постановлению отправляться в Сибирь к сосланным не дозволялось.
 
 
 
 
     До восстания женаты были только 24 декабриста. Большинство участников тайных обществ - молодые люди, в основном, офицеры, которые обычно связывали свою женитьбу с выходом в отставку. Да и средний брачный возраст в XIX веке для мужчин составлял тридцать лет, для женщин - от шестнадцати до двадцати. В 1826 г. две декабристки стали вдовами: 13 июля был повешен К.Ф.Рылеев; 5 сентября умер И.Ю.Поливанов, через три года 24 мая 1829 г. овдовела Наталья Дмитриевна Шаховская. Прасковья Михайловна Муравьева - жена Александра Николаевича, сосланного в Сибирь без лишения чинов, выехала вслед за мужем в 1826 г. с четырехлетней дочкой. Ее сопровождали сестры Шаховские - Екатерина и Варвара. Более десяти лет Варвара считалась невестой декабриста П.А.Муханова. Несмотря на многочисленные просьбы, в 1833 г. Николай I окончательно запретил этот брак под предлогом дальнего родства (сестра Муханова была замужем за братом Шаховской), через три года Варвара умерла.
 
 
 
 
    Жены А.К.Берстеля, Ф.М.Башмакова, А.Ф.Бригена, В.К.Тизенгаузена, В.И.Штейнгейля, А.З.Муравьева по разным причинам не смогли приехать в Сибирь, но постоянно поддерживали связь со своими мужьями и оказывали им всяческую поддержку. Страстно стремилась разделить судьбу супруга А.В. Якушкина (урожденная Шереметева), но ей не разрешил сделать этого муж, считавший, что лучше матери никто не даст детям "должного воспитания". Через четыре года Иван Дмитриевич сдался на горячие мольбы жены, но император приказал отклонить просьбу Анастасии Васильевны "под благовидным предлогом". Сыновья Якушкина выросли умными, замечательными людьми, они с глубоким почтением и любовью относились к отцу и его товарищам, много сделали для сохранения памяти о декабристах.
 
 
 
 
    В.Н.Лихарев и И.В.Поджио были женаты на сестрах - дочерях генерал-лейтенанта, сенатора А.М.Бороздина. Отец, влиятельный сановник, решительно воспротивился соединению супругов. По его просьбе И.В.Поджио, осужденного на 8 лет каторги, за которого Мария вышла замуж против воли отца, заключили в одиночную камеру Шлиссельбургской крепости. Жена, несмотря на неустанные попытки, ничего не смогла узнать о его судьбе. Только через восемь лет, когда женщина смирилась со своей судьбой и вышла замуж, декабрист был отправлен на поселение в село Усть-Куда под Иркутском. Екатерина Лихарева также пыталась сначала как-то помочь мужу, но в 1836 г. вышла замуж. Е.В.Фаленберг (дальняя родственница генерала Н.Н.Раевского) вышла замуж за несколько месяцев до восстания, и сразу тяжело заболела. Опасаясь за ее жизнь, ей не сообщали об аресте мужа. Но в Читинском остроге П.И.Фаленберг узнал, что его жена, выздоровев, единственная из всех жен декабристов воспользовалась политической смертью супруга, чтобы вторично выйти замуж.
 
 
 
 
    Первой из жен "государственных преступников" с просьбой о разрешении последовать за мужем в изгнание обратилась к Николаю I Е.И.Трубецкая (урожденная графиня Лаваль). "Его величество не одобрял следования молодых жен за мужьями, - писала кн. М.Н.Волконская в своих "Записках", - этим возбуждалось слишком много участия к бедным сосланным. Так как последним было запрещено писать родственникам, то надеялись, что этих несчастных скоро забудут в России, между тем как нам, женам, невозможно было запретить писать и тем самым поддерживать родственные отношения". И все же отказать дамам в их благородном стремлении царь-рыцарь, которым хотел выглядеть император, затруднялся, поэтому "высочайшее позволение" было получено. Однако полученная милость могла превратиться лишь в обещание. Встревоженный слухами о приезде жен, генерал-губернатор Восточной Сибири А.С.Лавинский шлет запрос в Петербург, об "образе обхождения: с сими женами, т.е. считать ли их в прежнем быту или женами ссыльных? :Продолжая супружескую с ними связь, они: делаются причастными к их судьбе и теряют прежнее звание, а прижитые в Сибири дети поступают уже в казенные крестьяне. :Не должно ли быть им внушено: об ожидающей их там участи,: может быть, исчезнет и охота к выполнению необдуманного намерения".
 
 
 
 
     Вслед за выехавшей в Сибирь кн. Е.И.Трубецкой в Иркутск было отправлено особое указание иркутскому губернатору И.Б.Цейдлеру. Ему поручалось "употребить всевозможные внушения и убеждения : к обратному отъезду в Россию". Был выработан целый список запретов и условий для жен "государственных преступников". Соглашаясь с ним, женщины добровольно принимали жестокое наказание за совершаемый ими гражданский акт любви, милосердия и мужества. Впервые русские женщины оказались вовлечены в общественно-политическую жизнь страны. И они оказались способны на то, на что мужчины, смелые мужчины - герои войны, были неспособны. После разгрома восстания не казнь и ссылка оказались самыми страшными, моральное разрушение человека произошло в русском обществе. Сосланные в Сибирь оказались в ужасных условиях, но им не надо было бояться: самое страшное уже свершилось, они еще найдут свое "настоящее житейское поприще". А оставшиеся в Петербурге, вчера мечтавшие о свободе, были испуганы, они теперь знали, что только случайность защищает их от кандалов и каторги. И в последующее мрачное десятилетие, именно женщины сохраняют нравственную атмосферу русского общества, идеалы чести, дружбы и любви.
 
 
 
 
     П.А.Вяземский отметил: "Спасибо женщинам: они дадут несколько прекрасных строк нашей истории". "Нет такой жертвы, - писала кн. М.Н.Волконская родным из Нерчинских рудников, - которой я не принесла бы, чтобы: разделять участь моего мужа, и потеря титулов и богатства - для меня, конечно, вовсе не потеря: на что была бы мне жизнь вдали от него?: Мой долг был поделить мою жизнь между Сергеем и моим сыном, но надо обладать большею силою духа, нежели какой я обладаю, чтобы покинуть своего мужа, увидав то положение, в которое он ввергнут. Теперь на мне нет вины перед моим бедным ребенком; если я не с ним, то не по моей воле". На самом деле, самым ужасным для женщин был запрет взять с собой детей. До отъезда в Сибирь детей не было лишь у кн. Е.И.Трубецкой и Е.П.Нарышкиной, остальные должны были расстаться (и возможно, навсегда) со своими детьми. Несмотря на то, что, уезжая, женщины оставляли детей попечению любящих родственников и были уверены, что о них будут бережно заботиться, тоска, беспокойство за их участь и чувство вины, пусть и невольной, никогда не покидали их сердца.
 
 
 
 
    Приехав в Иркутск и подписав условия, поставленные женам государственных преступников, дамы должны были подвергнуться унизительным досмотрам привезенного имущества. "Губернатор заранее предупреждал меня, - вспоминала П.Е.Анненкова, - что перед отъездом вещи мои будут все осматриваться, и когда узнал, что со мною есть ружье, то советовал его запрятать подальше, : со мною было довольно много денег, : мне пришло в голову зашить деньги в черную тафту и спрятать в волосы, : часы и цепочку я положила за образа, так что, когда явились три чиновника, все в крестах, осматривать мои вещи, то они ничего не нашли". Наиболее ценные вещи и деньги должны были храниться в губернском казначействе и пользоваться ими можно было только с разрешения начальства. Кроме того, дамы должны были ежемесячно отчитываться в собственных расходах перед комендантом С.Р.Лепарским, который был вправе задерживать присылаемые им суммы.
 
 
 
 
    Все письма проходили обязательную цензуру коменданта, затем канцелярии иркутского генерал-губернатора, и, наконец, III Отделения в Петербурге. "Милая матушка, какое мужество надо иметь, чтобы жить в этой стране! Счастье для Вас, - сообщает кн. М.Н. Волконская свекрови, - что нам запрещено писать Вам :открыто". Но, несмотря на это, дамы смело защищали своих мужей и их товарищей. В 1830 г. при переселении в Петровский завод выяснилось, что в тюремных камерах нет окон. Декабристки с возмущением пишут родным и друзьям, вызывая недовольство в III Отделении, но дамы подняли такую тревогу, что окна было разрешено прорубить. Они жили в простых деревянных избах, сами стирали белье, носили воду, мыли полы, рубили дрова, готовили обеды для узников. Полина Анненкова вспоминала, как подруги просили ее научить сварить суп, состряпать пирог. Когда нужно было ощипать курицу, то дамы "со слезами сознавались, что завидуют моему умению все сделать, и горько жаловались на самих себя за то, что не умели ни за что взяться, но в этом была не их вина, конечно. Воспитанием они не были приготовлены к такой жизни: а меня с ранних лет приучила ко всему нужда". Рядом не было врачей, и когда в Благодатске у кн. М.Н.Волконской заболел зуб, она просто прижгла его раскаленным гвоздем. Бытовые трудности, физические страдания были для женщин ничто в сравнении с моральными. Они переживали за здоровье декабристов.
 
 
 
 
     
По рапортам лекаря Благодатского рудника, "Трубецкой страдает болью горла и кровохарканьем. Волконский слаб грудью. Давыдов слаб грудью, и у него открываются раны". Они "видели мужей своих за работою в подземелье, под властью грубого и дерзкого начальства". Свидания с мужьями разрешались по часу два раза в неделю в присутствии офицера. Дамы стали для декабристов "ангелами-спасителями". Они соединили их с тем миром, который был навсегда потерян после политической смерти. Они соединили родственников и друзей, взяв на себя нелегкий труд по переписке. Каждой из них приходится писать по десять, двадцать, а то и тридцать писем в неделю. Иногда не остается времени на собственные письма. "Не сетуйте на меня, добрые, бесценные мои Катя, Лиза, за краткость письма моего, - пишет А.И.Давыдова дочерям, - на этой почте столько писем мне писать, что я насилу выбрала время для этих нескольких строк". Дамы заботятся о доставлении "материальных средств к существованию" и "моральной пище для духовной жизни". Они дают в каземате "охоту жить, чтобы не убивать любящих нас и любимых нами", - вспоминал М.А.Бестужев. При этом дамы не замыкаются в своем кругу, "теплота их сердец" разливается на всех окружающих их людей, память о них среди сибиряков носит благоговейно-религиозный характер.
 
 
 
 
    "Слава и краса вашего пола! Слава страны, вас произрастившей! Слава мужей, удостоившихся такой безграничной любви и такой преданности таких чудных идеальных жен!: да будут незабвенны имена ваши!", - писал декабрист А.П.Беляев Двенадцать героических женщин последовали за осужденными в Сибирь. Их не остановили жестокие условия подписки. Они разделили со своими мужьями все испытания: казематное заключение, нелегкую участь, борьбу с обстоятельствами и людьми. Светские дамы, потеряв "чины и богатства", сумели сохранить честь и достоинство, и, научившись понимать "всю ценность жизни", воспитать прекрасных детей. В абсолютно чуждой для себя обстановке декабристки смогли организовать вокруг своих семей новое для Сибири культурное пространство.
 
 
 
 
Алексей Петрович и Мария Казимировна Юншевские 

       Урожденная Круликовская (по первому браку Анастасьева). Замужем за А.П.Юшневским с 1812 г. Алексей Петрович Юшневский (1786-1844) - генерал-интендант. Он был осужден по I разряду. В 1826 г. Мария Казимировна пишет прошение: "Для облегчения участи мужа моего повсюду последовать за ним хочу.: Прожив с ним 14 лет счастливейшей женой в свете, я: охотно отдала бы жизнь мою, чтобы только облегчить участь его". Только через два года позволение было получено, но дочери от первого брака не разрешили сопровождать мать. Шесть месяцев заняла дорога от Москвы до Петровского завода, где М.К.Юшневская разделила вместе с мужем его заточение. Через девять лет декабриста с женой переводят на поселение в Иркутскую губернию: сначала в деревню Куда, затем - в деревню Жилкино, с 1840 г. - в деревню Малая Разводная. Супруги берут в дом воспитанников. Мария Казимировна "строго заботилась о манерах". В гости приезжают ее дочь с мужем и детьми и остаются на несколько лет в Иркутске. В 1844 г. на похоронах декабриста Ф.Ф.Вадковского, отдавая последний поклон, умер А.П.Юшневский. "Мне хорошо", - написала вдова на могиле декабриста (с 1952 г. находится на Лисихинском кладбище Иркутска). После смерти мужа ей не дозволяют вернуться в свое имение в Киевской губернии. Мария Казимировна часто переезжает, живет в Кяхте, Селенгинске, Иркутске, зарабатывая на жизнь уроками грамоты и хороших манер для сибирских барышень. В 1855 г. по докладу генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева М.К.Юшневской было разрешено вернуться в Европейскую Россию, с установлением за нею секретного надзора. ":И, покуда не придет моя очередь, я не излечусь от душевного страдания. С каждым воспоминанием о брате твоем - новые раны в сердце, и как тяжело переносить эту боль, с которой живешь неразлучно", - писала М.К.Юшневская брату мужа. Она умерла в Киеве в 1863 г.
 
 
 
 
Михаил Александрович и Наталья Дмитриевна Фонвизины 

        Урожденная Апухтина. Замужем за М.А.Фонвизиным с 1822 г. Михаил Александрович Фонвизин (1787-1854) - генерал-майор. Был осужден по IV разряду. "Как птица, вырвавшаяся из клетки, полечу я к моему возлюбленному". Наталья Дмитриевна прибыла на каторгу в Читинский острог в 1828 г. В Петровском заводе похоронили Фонвизины двух сыновей-младенцев. На поселение их отправляют в Енисейск (1834-1835), Красноярск (1835-1838), Тобольск (1838-1853). Натальей Дмитриевной восхищались три великих русских писателя: для А.С.Пушкина она стала прообразом Татьяны Лариной в "Евгении Онегине", для Ф.М.Достоевского и других "страдальцев" в Тобольской тюрьме она - "ангел-хранитель". Л.Н.Толстой, познакомившись с Н.Д.Фонвизиной, просил разрешения переписать ее сибирский дневник. "Она была замечательно умна, образованна, необыкновенно красноречива и в высшей степени духовно-религиозно развита". В 1850 г. внезапно один за другим умирают сыновья, оставленные в России. "Только матери, находящиеся в моем положении, могут понять мое горе, но и у них остаются хотя воспоминания, а у меня и тех нет". В 1853 г. Фонвизиным разрешено вернуться в имение Марьино Московской губернии и жить там под строжайшим полицейским надзором. Они берут с собой трех девочек-воспитанниц. Не прожив и года после возвращения, умирает генерал. Энергичная вдова занимается расстроенным хозяйством, пытается освободить крестьян, в 1856 г. тайно отправляется к друзьям в Сибирь. В 1857 г. по велению сердца и по совету чудотворной иконы она сочеталась браком с декабристом Иваном Ивановичем Пущиным (1798-1859). Он писал друзьям: "22-го мая: бог благословил союз Ивана и Натальи: Я благодарю бога за соединение мое с заветным моим другом". Ее дом всегда славился гостеприимством и радушием, в нем находили приют друзья. Она окружила заботой и вниманием декабриста П.С.Бобрищева-Пушкина (1802-1865) в последние годы его жизни. Н.Д.Фонвизина умерла в 1869 году и была похоронена в Москве в Покровском монастыре.
 
 
 
 
Сергей Петрович и Екатерина Ивановна Трубецкие 

    Урожденная графиня Лаваль. Замужем за кн. С.П.Трубецким с 12.05.1821 г. Князь Сергей Петрович Трубецкой (1790-1860) - полковник. Был осужден по I разряду. Екатерина Ивановна прибыла в Иркутск в сентябре 1826 г., первой из жен декабристов. В течение пяти месяцев, проведенных в Иркутске, ее уговаривают вернуться домой к родителям, предупреждают об ужасных условиях положения жены государственного преступника. "Вам ли, - отвечает княгиня И.Б.Цейдлеру, - несущему власть губернатора в краю каторги и ссылки, не знать русских женщин: я согласна! Я и не рассчитывала на другую судьбу". После Забайкальской каторги в 1839 г. Трубецких отправляют на поселение в село Оёк Иркутской губернии. В Сибири сбылась мечта Екатерины Ивановны: она стала матерью, но из семерых детей трое умерли в младенчестве. В 1845 г. кн. Е.И.Трубецкой с детьми разрешено жить в Иркутске, где они приобретают дом в Знаменском предместье. Кроме своих, у них жили пятеро приемных детей, в том числе дочери декабриста М.К.Кюхельбекера - Анна и Юстина. Для своих воспитанников княгиня стала второй матерью. Жена декабриста активно занималась благотворительностью. Она помогала не только товарищам по ссылке - декабристам, но и многим беднякам Иркутска и окрестных деревень. Дом Трубецких всегда "набит слепыми, хромыми и всякими калеками". Глубоко верующий человек, Екатерина Ивановна помогала православным храмам Иркутска и его окрестностей. В ее доме часто собиралась передовая молодежь Иркутска. В 1854 г. кн. Е.И.Трубецкая скончалась. Последний свой приют Екатерина Ивановна обрела в ограде Знаменского монастыря, где уже покоились трое ее детей. До амнистии оставалось два года. В 1970 г. в отреставрированном доме семьи Трубецких (был построен в 1854 г.) открылся Дом-музей декабристов - отдел Иркутского областного краеведческого музея, с 2000 г. - Иркутский областной историко-мемориальный музей декабристов.
 
 
 
 
Михаил Михайлович 
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.