На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Молодежная субкультура

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 31.05.2012. Сдан: 2011. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


  МОЛОДЕЖНАЯ  СУБКУЛЬТУРА
  Субкультура – система ценностей, установок, способов поведения и жизненных  стилей определенно социальной группы, отличающаяся от господствующей в обществе культуры, хотя и связанная с ней. В современном обществе существует значительное многообразие таких субкультур, однако в социологии это понятие  находит наиболее частое применение в исследованиях молодежных культур  и девиантности. Например, считается, что делинквентные, или преступные, субкультуры имеют своей задачей  решение проблем их членов, видящих  в принадлежности к субкультуре  некоторую компенсацию своей  «неудачи» в большом обществе. Молодежные культуры, часто рассматриваемые  как девиантные, различаются на основе своеобразных стилей в одежде и музыке, которые отличают их от прочих членов общества. Некоторые исследователи  рассматривают практику субкультур как выражение оппозиции господствующей культуре. Субкультурные атрибуты, ритуалы как устойчивые образцы  поведения, а также ценности, как  правило, отличаются от таковых в  господствующей культуре, хотя с ними и связаны. М. брейк отмечал, что  субкультуры, как «системы, значений, способов выражения или жизненных  тилей», развивались социальными  группами, находившимся в подчиненном положении, «в ответ на доминирующее системы значений: субкультуры отражают попытки таких групп решить структурные противоречия, возникшие в более широком социетальном контексте».
  Ценности  субкультуры не означают отказа от национальной культуры, принятой большинством, они обнаруживают лишь некоторые  отклонения от нее. Однако большинство, как правило, относится к субкультуре  с неодобрением или недоверием.
  Иногда  группа активно вырабатывает нормы  или ценности, которые явно противоречат господствующей культуре, ее содержанию и формам. На основе таких норм и  ценностей формируется контркультура. Известный пример контркультуры  – хиппи 60-х или «система» в  России 80-х годов.   

  ОСОБЕННОСТИ МОЛОДЕЖНОЙ КУЛЬТУРЫ
    В современных условиях чрезвычайной подвижности всех социальных процессов  в российском обществе культуру молодежи следует рассматривать в нескольких плоскостях, равно обусловливающих  уровень и направленность культурной самореализации, которая понимается нами как содержательная сторона  культурной деятельности молодого человека. Состояние молодежной культуры, как  считает В.Я. Суртаев, обусловлено  следующими факторами:
    1. Системный кризис, затронувший социальную  структуру общества с началом  перестройки и усугубившийся  в связи с распадом СССР  и переходом к рыночной экономике,  закономерно привел к смене  социальных ориентиров, переоценке  традиционных ценностей. Конкуренция  на уровне массового сознания  советских, национальных и так  называемых «западных» ценностей  не могла не привести к состоянию  социальной анемии и фрустрации  населения, непосредственным образом  повлиявшему на ценностный мир  молодежи, крайне противоречивый  и хаотичный. Поиск своего пути  в новых социально-экономических  условиях, ориентация на ускоренное  статусное продвижение и в  то же время прогрессирующая  социальная неадаптивность –  все это обусловило специфической  характер культурной самореализации  молодого человека.
    2. Современная российская культура, как на институциональном, так и на субъектно-деятельностном уровне сегодня находится в кризисном состоянии, как и само общество. С одной стороны, значимость культурного развития населения для успешной реализации социальных проектов и выхода из кризиса не в полной мере осознается органами управления, с другой –коммерциализация культурного процесса, все более заметный отход от норм и ценностей «высокой» культуры к усредненным образцам агрессивной массовой культуры, наиболее явственно проявляющийся в электронных средствах массовой информации, также не может не отразиться на системе установок, ориентации и культурных идеалов молодого человека.
    3. Попытки реализации целостной программы гуманитарной социализации в государственном масштабе не увенчались успехом. Сегодня единая система гуманитарного воспитания практически отсутствует, а частные инициативы в этой сфере, осуществляемые в экспериментальных или негосударственных учебных заведениях, охватывают лишь немногочисленные группы молодежи крупных российских городов. В большинстве же школ гуманитарная социализация ограничивается стандартным набором гуманитарных дисциплин и так называемой «внеучебной работой», которая не столько приобщает молодых людей к культурным ценностям, сколько отвращает от них в пользу рекреативно развлекательной самореализации. Нередко гуманитарная социализация носит коммерческий характер (так называемое «элитное образование»), и характер гуманитарной социализации все заметнее обусловлен уровнем доходов родителей школьника или самого молодого человека.
    4. Юношеский возраст (15—18 лет), а в какой-то мере и весь период взросления отличают черты порывистости, неустойчивости желаний, нетерпимости, дерзости, усугубляемые переживаниями амбивалентности социального статуса (уже не ребенок, еще не взрослый). Именно эта специфика приводит юношей в однородные по возрасту и социальной принадлежности группы сверстников, которые удовлетворяют типичные юношеские потребности в стиле поведения, моде, досуге, межличностном общении. Группы сверстников выполняют социально-психологическую терапевтическую функцию – преодоления социального отчуждения. Естественно, в подобных группах складываются собственные культурные нормы и установки, обусловленные в первую очередь эмоционально-чувственным восприятием действительности и юношеским нонконформизмом.
    5. Особенности поколения оказывают существенное влияние на молодежную субкультуру, обладающую не столько возрастными, сколько генерационными особенностями. В этом феномене наиболее отчетливо проявляются молодежные формы сознания и поведения.
    Говоря  о молодежной субкультуре в России, необходимо учитывать наличие существенных региональных и национальных различий. Кроме того, начиная с 90-х гг., усугубляется ценностное и имущественное расслоение молодежи. Так, в частности, вряд ли корректно говорить в социально-психологическом смысле, например, о «петербургской молодежи», как единой группе населения. Безусловно, как поведение, так и ценности, например, молодого бизнесмена, с одной стороны, и молодого безработного – с другой, не могут не отличаться друг от друга. Тем не менее, существует некое субкультурное «ядро», которое присуще в той или иной мере всему молодому поколению России.
    Под молодежной субкультурой понимается культура определенного молодого поколения, обладающего общностью стиля жизни, поведения, групповых норм, ценностей и стереотипов.
    Ее  определяющей характеристикой в  России является феномен субъективной «размытости», неопределенности, отчуждения от основных нормативных ценностей (ценностей большинства).
    Так, у немалого числа молодых людей отсутствует четко выраженная личностная самоидентификация, сильны поведенческие стереотипы, обусловливающие деперсонализацию установок. Позиция отчуждения в его экзистенциональном преломлении просматривается как в отношении к социуму, так и в межгенерационном общении, в контркультурной направленности молодежного досуга.
    Генерационное отчуждение выступает в качестве психологического антонима («мы» и «они»). Особенно явственно это противопоставление прослеживается на уровне собственно культурных (в узком смысле) стереотипов молодежи: есть «наша» мода, «наша» музыка, «наше» общение, а есть – «папино», которое предлагается институциональными средствами гуманитарной социализации. И здесь обнаруживается третий (наряду с социальным и межгенерационным) аспект отчуждения молодежной субкультуры – культурное отчуждение.
    У итальянских социологов есть термин «агрессия субкультур», которым  они обозначают отрыв молодого поколения от многообразия культурного наследия.
    На  уровне досуга молодежная субкультура приобретает заметные контркультурные элементы. Досуг, особенно юношеством, воспринимается как основная сфера жизнедеятельности, и от удовлетворенности им зависит общая удовлетворенность жизнью молодого человека. Общее образование для школьника и профессиональное для студента как бы отходят на другой план перед реализацией экономических («зарабатывать деньги») и досуговых («интересно провести свободное время») потребностей.
    На  уровне досуговой самореализации молодежную субкультуру отличают следующие черты, распространенные в различных социальных и возрастных когортах с разной степенью интенсивности.
    1. Преимущественно развлекательно-рекреативная  направленность. Наряду с коммуникативной (общение с друзьями) досуг выполняет в основном рекреативную функцию (около одной трети старшеклассников отмечают, что их любимое занятие на досуге – «ничегонеделание»), в то время как познавательная, креативная и эвристическая функции не реализуются вовсе или реализуются недостаточно. Рекреативные досуговые ориентации подкрепляются основным содержанием теле- и радиовещания, распространяющим ценности преимущественно массовой культуры.
    2. «Вестернизация» (американизация) культурных потребностей и интересов. Ценности национальной культуры, как классической, так и народной, вытесняются схематизированными стереотипами – образцами массовой культуры, ориентированными на внедрение ценностей «американского образа жизни» в его примитивном и облегченном воспроизведении.
    Любимыми  героями и в определенной степени образцами для подражания становятся, по данным опросов, героини так называемых «мыльных опер» (для девушек) и видеотриллеров типа Рэмбо (для юношей). Однако вестернизация культурных интересов имеет и более широкую сферу приложения: художественные образы экстраполируются на уровень группового и индивидуального поведения молодых людей и проявляются в таких чертах социального поведения, как прагматизм, жестокость, стремление к материальному благополучию в ущерб профессиональной самореализации.
    3. Приоритет потребительских ориентации над креативными. Потребительство проявляется как в социокультурном, так и в эвристических аспектах. По данным опросов студентов петербургских вузов (1989—1991 гг.) потребление в рамках художественной культуры заметно превышает креативные установки в социокультурной деятельности. Еще более эта тенденция присутствует в культурной самореализации учащейся молодежи, что косвенно обусловлено и самим потоком преобладающей культурной информации (ценности массовой культуры), способствующей фоновому восприятию и поверхностному закреплению ее в сознании. Творческая самореализация, как правило, выступает в маргинальных формах.
    4. Слабая индивидуализированностъ и избирательность культуры. Выбор тех или иных культурных ценностей чаще всего связан с групповыми стереотипами достаточно жесткого характера (не согласные с ними легко попадают в разряд «отверженных»), а также с престижной иерархией ценностей в неформальной группе общения (референтной группе).
    Групповые стереотипы и иерархия ценностей обусловлены половой принадлежностью, уровнем образования, в определенной мере местожительством и национальностью реципиента. Суть ценностей молодежи одна: культурный конформизм в рамках неформальной группы общения и неприятие других ценностей и стереотипов. Крайним направлением этой тенденции молодежной субкультуры являются так называемые «команды» с жесткой регламентацией ролей и статусов их членов, для которых характерно девиантное поведение и криминогенный стиль общения.
    5. Внеинституционалъная культурная самореализация. Данные исследований показывают, что досуговая самореализация молодежи осуществляется вне учреждений культуры и относительно заметно обусловлена воздействием одного лишь телевидения – наиболее влиятельного институционального источника не только эстетического, но и в целом социализирующего воздействия. Однако большая часть молодежных и подростковых передач ТВ отличается крайне низким художественным уровнем и никак не разрушает, а скорее, напротив, подкрепляет те стереотипы и ту иерархию ценностей, которые уже сформировались на уровне референтной группы – наиболее эффективного культурного коммуникатора.
    6. Отсутствие этнокультурной самоидентификации. Эта тенденция, в высокой мере отличающая, прежде всего русскую молодежь, обусловлена не только вестернизацией массового молодежного сознания, но и характером гуманитарной социализации в ее институциональных формах. Интериоризация норм и ценностей, проходящая именно в этот возрастной период, базируется либо на традиционно советской, либо западной модели воспитания, в любом случае – вненациональной, в то время как интериоризация этнокультурного содержания практически отсутствует. Народная культура (традиции, обычаи, фольклор и т.п.) большинством молодых людей воспринимается как анахронизм. Между тем именно этническая культура является цементирующим звеном социокультурной трансмиссии. Попытки внесения этнокультурного содержания в процесс социализации в большинстве случаев ограничиваются приобщением к православию, между тем как народные традиции, безусловно, не ограничиваются одними лишь религиозными ценностями. Кроме того, этнокультурная самоидентификация состоит, прежде всего, в формировании положительных чувств в отношении к истории, традициям своего народа, т. е. того, что принято называть «любовью к Отечеству», а не в знакомстве и в приобщении к одной, пусть даже самой массовой, конфессии.
    ТИПЫ  МОЛОДЕЖНЫХ СУБКУЛЬТУР
      В последние три-четыре десятилетия повышенный интерес социологов вызывают молодежные субкультуры Связано это с тем обстоятельством, что они стали важным фактором эволюционного обновления современного общества и трансформации его в постсовременное. Молодежные субкультуры и молодежная контркультура, по нашему мнению, проявили свое значение как часть механизма культурных инноваций, благодаря которому общество постмодерна толерантно к иным точкам зрения, плюралистично, свободно и интеллектуально.
    Один  из первых вопросов, который возникает перед исследователем, – это вопрос о соотношении западных и отечественных молодежных субкультур. Достаточно часто последние — хиппи, панки, рэйверы или стиляги — представляются следствием копирования западных образцов. Разумеется, было бы нелепо отрицать влияние западных субкультур на отечественные. Однако сами западные молодежные субкультуры даже при поверхностном рассмотрении обнаруживают наличие множества элементов, заимствованных из культурных традиций, подчас противоположных западной культуре, или, точнее, культуре американского (западноевропейского) среднего класса. Данная культура, по многочисленным наблюдениям, была основой консенсуса, которому был в 50—60 гг. брошен вызов со стороны молодежных субкультур.
    Мы  предполагаем, что и отечественные, и западные молодежные субкультуры – результат осознанного поиска новой идентичности, выстраивания нового стиля. Источником этого стиля является романтизированный и идеализированный образ другой цивилизации или культуры («культурный миф», или «культурная утопия»). Для молодежных субкультур Запада источниками конструирования «культурных мифов» стали буддистский Восток, Африка, культуры североамериканских индейцев и т.д. Это было скорее именно конструирование, нежели заимствование: образ чужой культуры очищался от неприемлемых черт, пополнялся собственными интерпретациями культурных феноменов. Результат поэтому мог быть весьма отличен от «оригинала».
    Что же было источником конструирования «культурных мифов» в отечественных молодежных субкультурах? Для России таким источником стал Запад. Отечественные молодежные субкультуры, начиная со стиляг, конструировали «свой Запад» в соответствии с представлениями и традициями российской культуры, являясь сложным переплетением инновационных элементов с элементами «своей» и «чужой» культурных традиций. Например, субкультура отечественных хиппи унаследовала традиции странничества и анархопацифизм: толстовское отрицание государства и «непротивление злу насилием». Таким образом, многие отечественные молодежные субкультуры –  явление органическое, а на привнесенное и заимствованное. Западные образцы субкультурных стилей, ритуалы и ценности во многих случаях переработаны и переосмыслены в соответствии с особенностями российской цивилизации и ментальности.
    Особенность отечественных молодежных субкультур состоит и в том, что большинство из них ориентированы либо на проведение досуга, либо на передачу и распространение информации. Тогда как на Западе альтернативное движение, выросшее из молодежных субкультур 60 – 70 гг., активно участвует в социальных программах, помощи больным, инвалидам, престарелым, наркоманам и т.д. Очевидно, такое различие также связано с российской спецификой, местом и ролью государства, долгое время отучавшего граждан от самодеятельности и спонтанной активности.
    Классификация молодежных субкультур, разработанная  применительно к США, Канаде и Западной Европе, в российских условиях должна быть несколько модифицирована. С А. Сергеевым предложена следующая их типология: романтико-эскапистские субкультуры (хиппи, индеанисты, толкинисты, с известными оговорками – байкеры), гедонистаческо-развлекательные (мажоры, рэйверы, рэпперы и т.п.), криминальные («гопники», «люберы») и анархо-нигилистические (панки, экстремистские политизированные субкультуры «левого» и «правого» толков), которых можно также назвать радикально-деструктивными.
    Большинство современных исследователей отечественных молодежных субкультур обращены к ситуации «субкультурного бума» конца 80-х – начала 90-х гг. Ситуация середины 90-х гг., когда этот «бум» миновал, изучена меньше. Обращает внимание и то обстоятельство, что преимущественно изучаются субкультуры молодежи Москвы, реже Санкт-Петербурга Исследований молодежных субкультур в регионах и республиках в составе Российской Федерации меньше. Это в известной мере оправданно, так как субкультурные мода и стиль «западнического» характера распространялись в первую очередь среди молодежи столиц. Вместе с тем изучение субкультурной ситуации в российских регионах, региональных особенностей представляется интересной и важной задачей, учитывая увеличение значения регионов в сегодняшней России.
    Влияние молодежных субкультур (хиппи) на территории России стало проявляться во второй половине 60-х – начале 70-х гг. Но применительно к указанному периоду нельзя говорить о специфических региональных особенностях этой и другой молодежных субкультур. Мода на них приходила из столиц; ситуация остается практически такой же до сих пор, если говорить о группе молодежных субкультур, названных С. А. Сергеевым гедонистическо-развлекательными (рэпперы, рэйверы). Положение, однако, меняется с романтическо-эскапистскими молодежными субкультурами. С начала 90 гг. Казань наряду с Москвой, Санкт-Петербургом и Екатеринбургом становится одним из центров распространения толкинистской субкультуры (данный процесс рассмотрен ниже). Нет необходимости напоминать, что в 80-е гг. именно в Казани (а затем в других городах Татарстана) появились молодежные группировки или шайки, породившие криминальную молодежную субкультуру. 

    Субкультура хиппи – одна из старейших молодежных субкультур в России. Движение хиппи развивалось «волнами»: первая волна относится к концу 60-х – началу 70-х гг., вторая – к 80-м гг. Примерно с 1989 г. наблюдается резкий спад, выражавшийся в резком уменьшении числа приверженцев данной субкультуры. Однако в середине 90-х гг. неожиданно заявила о себе «третья волна» хиппи. Неофиты движения молодых (15 – 18 лет) являются преимущественно школьниками и студентами младших курсов.
    Внешний вид хиппи «третьей волны» достаточно традиционен: длинные распущенные волосы, джинсы или джинсовая куртка, иногда балахон неопределенного цвета, на шее – «ксивник» (небольшая кожаная сумочка), украшенная бисером или вышивкой. На руках – «фенички», т.е. самодельные браслеты или бусы, чаще всего из бисера, дерева или кожи. Данный элемент атрибутики хиппи вышел за субкультурные рамки, распространившись среди молодежи: «фенички» могут украшать руки и школьницы, и преподавательницы вуза. От «классических» хиппи «третью волну» отличают такие атрибуты, как рюкзачок и три-четыре колечка в ушах, реже в носу (пирсинг). Субкультуру хиппи следует отнести к субкультурам, которым свойственно стремление к самопознанию.
    Молодежной  субкультурой, относимой к числу романтическо-эскапистских, являются индеанисты. Они изучают культуры индейцев, преимущественно североамериканских, стремясь к точному воспроизведению их обычаев и обрядов. По наблюдению Т. Щепанской, индеанисты – нечто среднее между клубом любителей американских индейцев и религаозно-мистическим движением. При всей «этнографической» атрибутике индеанистской субкультуры ценности ее: коллективизм (общинность), экологизм, космизм, –  перекликаются с традиционными российскими ценностями. В 70-х – начале 80 гг. Казань была одним из центров зарождавшихся индеанистского движения и индеанистской субкультуры. Позже инициатива перешла к более многочисленным и энергичным группам индеанистов Ленинграда и Москвы. Пик индеанистского движения приходится на 1985 – 1990 гг.
    В молодежной культуре 80-х – 90-х гг. появились толкинистское движение и связанная с ним, порожденная им толкинистская субкультура. Известный английский филолог и писатель Дж. Р.Р. Толкин (на сленге толкинистов – Профессор) родился в 1892 г., а умер в 1973 г. Его книги «Властелин колец», «Сильмариллион» и другие относятся к жанру fantasy – сказочной фантастики. Толкин – мастер особой, завораживающей атмосферы повествования, так что читатель начинает отождествлять себя с героями книги. Это стало одним из факторов, вызвавших к жизни неожиданный для самого автора социокультурный феномен – ролевые игры по книгам Толкина. Ролевая игра (roleplaying) близка к импровизированной театральной постановке. Готовится реквизит (безопасное оружие, одежда, соответствующая толкиновскому условному средневековью). Мастера – режиссеры игры – распределяют роли, игроки проходят нечто вроде экзамена на знание фантастического мира Толкина и предыстории своего персонажа, намечается сюжетная линия.
    Толкинистское субкультурное движение стало частью и продолжением российской романтико-эскапистской традиции, находившей в разное время выражение и в хиппизме, и в туристическом движении. В начале 90-х гг. отечественные толкинисты стремительно вовлекли в свою «сферу влияния» и ассимилировали часть представителей других Молодежных субкультур (хиппи, рокеров и даже панков). Появляются продолжения Толкина, написанные с иных мировоззренческих позиций, издается обширная фэн-пресса. есть странички толкинистов в Интернете. Это существенно отличается от движения западных почитателей Толкина: известно, что там преобладают узость, изолированность, деятельность толкинистов сводится к компьютерным играм, переписке по E-mail и узкоакадемическим студиям.
    В 1993 – 1994 гг. субкультура толкинистов пережила кризис роста. Он был преодолен путем расширения диапазона ролевых игр, включившего произведения не только Толкина, но и других писателей-фантастов, а также исторические сюжеты. Организационно отделилось движение ролевых игр, хотя по атрибутике, ценностным ориентациям ролевики близки к толкинистам. Впрочем, организационное размежевание не было абсолютным.
    Можно констатировать, что субкультура  толкинистов и ролевиков развивается  в последние годы наиболее активно и динамично.
    С определенными оговорками можно  отнести к романтическо-эскапистским субкультурам также байкеров и хакеров. Традиционно их относят к субкультурам соответственно спортивной и интеллектуальной направленности. Вместе с тем гонки на мотоциклах – особый, претендующий на элитарность мир мужского братства, как и уход в виртуальный мир, – можно рассматривать как своеобразный эскапизм.
    Байкеры – мотоциклисты, которых у нас часто именовали рокерами, что неточно: рокеры – это любители рок-музыки. Отечественная субкультура байкеров, как и хиппи, пережила, по крайней мере, два подъема: один в конце 70-х – начале 80-х гг., другой – уже в 90-е гг. Самые крупные в России байк-клубы – московские «Ночные волки» и питерские «Шоссейные монстры».
    Хакеры (компьютерные фанаты) –  молодежная субкультура, находящаяся в процессе формирования. Численность хакеров пока незначительна, хотя установить точно численность хакеров затруднительно еще и потому, что общаются они преимущественно посредством компьютерных сетей. Кроме того, не все компьютерные фанаты осознают себя некоей общностью со своими ценностями, нормами, специфическим стилем. Вероятно, это дело будущего.
    Из  субкультур, названных гедонистическо-развлекательными, подробнее охарактеризуем рэйверов и роллеров. Обычно рэйверов относят к музыкантам, а роллеров – к спортивным субкультурам, однако общность базовых ценностей, лежащих в основе этих субкультур: легкое, беззаботное отношение к жизни, стремление жить сегодняшним днем, быть одетым по последней моде, достаточное основание для их сближения при типологизации.
    Субкультура рэйва – бред, бессвязная речь) возникает в 80 гг. в США и Великобритании. В России распространяется с 1990 – 1991 гг. В музыкальном отношении стиль рэйв – преемник стилей техно и эйсид-хауса. Неотъемлемая часть рэйверского стиля жизни – ночные дискотеки с мощным звуком, компьютерной графикой, лучами лазеров. Для одежды рэйверов характерны яркие краски и использование искусственных материалов (винил, пластик). Развитие субкультуры рэйва шло параллельно с распространением наркотиков, в частности, «экстази». Принятие галлюциногенов с целью «расширения сознания» стало, к сожалению, практически неотъемлемой частью рэйверской субкультуры. Вместе с тем многие деятели молодежной культуры, в том числе ди-джеи – ключевые фигуры рэйв-субкультуры, – высказывали и высказывают крайне негативное отношение к приему наркотиков.
    Роллерами называют любителей роликовых коньков. Они предпочитают спортивную одежду ярких расцветок: также их можно идентифицировать по разноцветным нашлепкам на коленях. В основном роллеры — школьники старших классов (13—16 лет), но есть и студенты, младшие школьники. Интересно, что роллерские компании возглавляются девушками. Роллеры, как правило, дети из обеспеченных семей. Их численность — несколько десятков человек, что обусловлено, вероятно, не в последнюю очередь ценой роликов — от 50 до 150 долларов и выше.
    Субкультуры, относимые к анархо-нигилистическим  или радикально-деструктивным, в настоящее время маргиналы среди молодежных субкультур. Это относится, в частности, к панкам. Влияние панковской субкультуры никогда не было значительным. Многие из них поддерживали тесные контакты с хиппи, входили в Систему, как именовала себя общность хиппи. Подобная субкультурная диффузия характерна для молодежных субкультур российской провинции 80-х гг. В 90-х гг. субкультурная диффузия охватывает субкультуры панков и металлистов (музыка стиля хэви-металл или трэш-металл). Среди рок-музыкантов и их слушателей появляются люди, называющие себя панк-трэш-металлистами.
    Деструктивный и нигилистический характер носит и субкультура сатанистов. Еще в конце 80-х гг. от субкультуры хэви-металлистов отделилась группа «черных металлистов», сблизившаяся с приверженцами церкви сатаны. К середине 90-х гг. уже можно говорить о формировании в России сатанистской субкультуры. Есть основания предполагать, что одна или несколько групп сатанистов, имеющие конспиративный характер, существуют в Ростове-на-Дону. Время от времени в прессе появляются интервью с лидерами сатанистов: последние, разумеется, пытаются отрицать или затушевать антиобщественный и античеловеческий характер ритуалов и ценностей сатанизма.
    В рамках субкультур анархо-нигилистического типа можно выделить также анархо-левацкую и правоэкстремистскую субкультуры. Анархисты, как известно, против любых выборов, якобы подавляющих меньшинства, и предлагают заменить выборы «консультациями». Тогда как приверженцы правоэкстремистской молодежной субкультуры бьют иностранцев.
    Наконец, криминальная молодежная субкультура («гопники», «группировочники», «мотальщики»). Расцвет ее приходится на 80-е гг. В середине 90-х гг. появляется новое поколение «гопников», неконтролируемое организованной преступностью или контролируемое в меньшей степени. Они быстро проявили себя как «культурные враги» большинства молодежных субкультур: байкеров, рэйверов, роллеров и т.д. Любой подросток, не только принадлежащий к иной субкультуре, может быть избит, подвергнут сексуальному насилию, ограблен.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.