На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Система права и система законодательства: соотношение и взаимосвязь

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 02.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 13. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
                  МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ  БЕЛАРУСЬ
УО «БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ  УНИВЕРСИТЕТ» 
 
 

              Кафедра теории и истории права 
 
 
 
 

                         КУРСОВАЯ РАБОТА 

по дисциплине: Общая теория права
на тему: Система права и система законодательства: соотношение и            взаимосвязь 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Студент
ФП, 1-й  курс, ДПВ-2         __________________                    Е. Н. Ефимовых 
 

Руководитель
канд. юрид. наук,
доцент                                 __________________                     Н. Ф. Ковкель 
 
 
 
 
 

                                         

                                            МИНСК 2010
                                      РЕФЕРАТ      

      Курсовая  работа: 36 с., 30 источников. 

     СИСТЕМА ПРАВА, СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, ПРЕДМЕТ, МЕТОД, ОТРАСЛЬ, ПОДОТРАСЛЬ, ИНСТИТУТ, СУБИНСТИТУТ, НОРМА, НОРМАТИВНЫЙ ПРАВОВОЙ АКТ, ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЙ МАССИВ.      
     Объект  исследования - система права и система законодательства как комплексные правовые явления.
     Предмет исследования - теоретические основы и практическое значение формирования и соотношения системы права и системы законодательства.
     Цель  работы: соотношение и взаимосвязь системы права и системы законодательства как комплексных правовых явлений.
     Методы исследования: диалектический, формально-логический, системный, формально-юридический, сравнительно-правовой методы.
     Исследования  и разработки: исследованы теоретические, исторические объекты, а также современное законодательство.
   Элементы научной новизны: прослеживается эволюция научного осмысления исследуемой проблемы. При рассмотрении соотношения отрасли права и отрасли законодательства учитывается необходимость издания в ряде случаев комплексных нормативных правовых актов. Поддерживается точка зрения, что наиболее сложные правовые институты в рамках одной отрасли права можно охарактеризовать как подотрасли права.
     Область возможного практического  применения: результаты исследования применимы в учебном процессе при изучении общей теории права, а также специально-отраслевых и других юридических наук. 

     Автор работы подтверждает, что приведенный  в ней расчетно-аналитический  материал правильно и объективно отражает состояние исследуемого процесса, а все заимствованные из литературных и других источников теоретические, методические положения и концепции сопровождаются ссылками на их авторов. 

                                                                               
 
 

                                                                                  ________________ 

                             
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

СОДЕРЖАНИЕ 

Введение………………………………………………………………………...4
1 Проблема  определения понятий системы  права и системы законодательства……………………………………………………………….7
2 Основания  построения системы права и системы законодательства…...13
3 Характеристика  структурных элементов системы  права и системы законодательства……………………………………………………………...20
3.1 Характеристика  структурных элементов системы  права………………20
3.2 Характеристика  структурных элементов системы  законодательства…25
4 Тенденции  развития системы права и системы  законодательства РБ на современном  этапе……………………………………………………………30
Заключение……………………………………………………………………33
Список  использованных источников………………………………………..35 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

                                            
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ВВЕДЕНИЕ 

       Вопрос о содержании понятий системы права и системы законодательства, а также об их соотношении относится к разряду, тем, которые "актуальны всегда. Система права наполняет содержанием систему законодательства. Она определяет цели, задачи развития системы законодательства в целом, а также ее частей. С помощью системы права система законодательства вбирает в себя общечеловеческие ценности, повышая при этом свою ценность как регулятора общественных отношений. С другой стороны, система законодательства также отражает в системе права современные тенденции изменения общественных отношений, особенности государственной политики и т.д.
     Актуальность  этой проблеме придает происходящее в последнее десятилетие стремительное  обновление всего законодательства, которое является основным и наиболее активным фактором развития системы права. С учетом этого, требуется осмысление произошедших изменений в законодательстве, в том числе с точки зрения его строения, структуры, общих свойств. Вопросы деления права на отрасли, институты приобретают в этом плане непосредственное практическое значение.
     Следует также отметить, что, несмотря на то, что в современной
юридической науке активно проявляется интерес  к проблеме понятия и соотношения   системы   права   и   системы   законодательства, уровень разработанности данной темы остался на уровне 70-80-ых годов XX века. В 90-ых годах прошлого столетия появилось множество новых возможностей в изучении системы права и системы законодательства, которые в полной мере так и не были использованы.
     Мало  уделяется внимания вопросу системного исследования системы права и  системы законодательства как комплексного правового образования. 
     Объектом  данного исследования являются система  права и система законодательства как комплексные правовые явления.
     Предметом исследования выступают теоретические  основы и практическое значение формирования и соотношения системы права  и системы законодательства.
     Целью работы является  соотношение и  взаимосвязь системы права и  системы законодательства.
     Для достижения вышеуказанной цели поставлены следующие задачи:
• анализ существующих в науке подходов и  интерпретаций понятий системы  права и системы законодательства;
• анализ существующих в науке оснований  построения системы права и системы законодательства;
• характеристика  структурных элементов системы  права и системы законодательства;
• тенденции  развития системы права и системы  законодательства РБ на современном  этапе.
     В ходе исследования широко применялись  общенаучные (диалектический, формально-логический, системный) и частнонаучные (формально-юридический, сравнительно-правовой) методы. Особо следует отметить системный метод и метод сравнительно-правового анализа.
     Научная новизна данного исследования заключается  в следующем: прослеживается эволюция научного осмысления исследуемой проблемы, при рассмотрении соотношения отрасли права и отрасли законодательства учитывается необходимость издания в ряде случаев комплексных нормативных правовых актов, поддерживается точка зрения, что наиболее сложные правовые институты в рамках одной отрасли права можно охарактеризовать как подотрасли права.
     Вопрос  о понятии и соотношении системы  права и системы законодательства всегда привлекал внимание ученых в  разные периоды развития общей теории права. Дореволюционных ученых (С.А. Муромцев, Н.М. Коркунов, Л.И. Петражицкий, Г.Ф. Шершеневич и др.) больше привлекала проблема соотношения частного и публичного права как структурно-обособленных подразделений системы права. Советские ученые (С.С. Алексеев, С.Н. Братусь, А.Я. Вышинский, Д.М. Генкин, О.С. Иоффе, В.Ф. Мешера, И.Г. Наумов, П.И. Стучка, Ц.А. Ямпольская и многие другие) делали акцент на поиске критериев дифференциации системы права по отраслям, практически не обсуждая при этом вопросов единства системы.
     В современной теории права этот вопрос также достаточно популярен. Особо  следует отметить работы таких ученых, как: Ю.С. Васильев, П. Б. Евграфов, А. С. Пиголкин В. С. Нерсесянц В.В. Лазарев, Р.З.Лившиц, Л. С. Явич, С. В. Поленина и др.
     Однако, несмотря на то, что отдельные стороны обозначенной темы получили определенное освещение в работах указанных авторов, существенные изменения основных характеристик системы права и системы законодательства требуют дальнейшего теоретического изучения тенденций его развития, сравнительного анализа системы права, системы законодательства и правовой системы, некоторых других вопросов. 
 
 
 
 
 

     1 Проблема определения  понятий системы права и системы законодательства 

      Начало  специального исследования проблемы системы права, признания ее первостепенного значения для формирования, развития и практического функционирования права приходится на конец 1930-х годов и непосредственно связано со сложившимся к этому времени  в отечественной юриспруденции нормативным пониманием права.
     М. И. Байтин и Д. Е. Петров отмечают, что  с тех пор проблема системы  права прочно заняла одно из ключевых мест в юридической науке и практике, неоднократно становилась предметом крупных дискуссий с участием ведущих ученых-правоведов того времени [1, с. 25].
     В периодической литературе, особенно в учебниках, термины "право" и "законодательство" нередко употребляются как синонимы. Между тем и в познавательном, и в практическом отношении право, понимаемое как организованная определенным образом совокупность норм, и законодательство как совокупность находящихся в соответствующей взаимосвязи нормативных актов, необходимо рассматривать в качестве хотя и тесно связанных, но все же относительно самостоятельных категорий. Законодательство, являющееся формой права и одним из источников его развития, имеет несомненную связь с его содержанием, но не теряет при этом своей специфики.
     С. В. Поленина отмечает, что и  право, и законодательство обладают функциональной общностью, выступая как средство регуляции и саморегуляции общественных отношений. Однако эффективное осуществление этой функциональной задачи, столь важной для устойчивости общественного развития страны, возможно лишь при условии их системности [2, с. 5].
     Системный анализ предполагает рассмотрение предмета исследования  как единства элементов, взаимодействие которых обеспечивает появление  интегративного свойства, придающего данному объекту качественную определенность. Однако в юридической науке употребление термина «система» не всегда базируется на понимании правовых явлений как единства взаимодействующих элементов, образующих систему, которая обладает интегративным свойством, а следовательно, и качественной определенностью. Традиционно существующее в нашей науке понятие системы права исходит из того, что право состоит из определенной совокупности норм, которые обладают соответствующим единством и одновременно подразделяются на отрасли и институты. Такое понятие служит теоретической основой кодификации законодательства, его упорядочения, имеет существенное практическое значение [3, с.46-47].
     Между тем необходимо учитывать, что в  науке сложилось различное применение самого термина «система» к характеристике наиболее общих категорий позитивного  права. Так, в теории, обращенной к  внутригосударственному праву той или иной страны, применяются понятия «система права» и «система законодательства», когда имеют в виду те или иные аспекты структурной дифференциации правовых норм или законодательных актов, сложившейся в национальном праве данного государства [4, с. 207].
     Появление понятия «правовая система» наряду с понятиями: «система права», «правовая  надстройка», «правовая реальность» не случайно и имеет объективные предпосылки как теоретического, так и практического порядка.
     Расширение  системных исследований в юридических науках связано с объективными потребностями практики в комплексном совершенствовании социальных процессов и механизмов [5, с. 47].
     Рассматривая  систему права любого государства  необходимо учитывать ее историческую обусловленность. Каждому историческому типу права присуща своя система, отражающая особенности государства, общества, экономических, политических и социальных отношений. Как различны системы рабовладельческого, феодального, капиталистического, социалистического права, так и различны принципы деления системы права [6, с. 13-14].
     Категория «система права», являясь правовым феноменом, выступает основным показателем  всех важнейших признаков права, его сущности и социальной ценности, имеет объективный характер, показывает связь всех составляющих ее элементов.
     Анализ  методологических особенностей познания системы права позволил заключить, что к определению понятия системы права нельзя подходить упрощенно, схематично, как это было возможно в советский период в условиях государственной монополии. Современный подход к исследуемой проблематике основывается на плюрализме правопонимания и методологическом разнообразии. Именно поэтому «обогащение» понятийного аппарата отечественной теории права путем введения новой терминологии становится характерной чертой нашего времени. Появляются новые термины, посредством которых исследователи пытаются выразить многообразные явления современного  правового развития [7, с. 10].
     Но  в то же время нагромождение терминов и понятий, выдаваемых за «реальность», не создает приращения новых знаний. Такого рода «усовершенствования» научной терминологии приводят скорее к утрате точности уже разработанного и подтвержденного практикой понятийного аппарата. Таким образом, актуализируется проблема соотношения, на первый взгляд, очень спорных абстракций «правовая система» и «система права», «система права» и «структура права». В научных работах и нормативных источниках данные термины нередко подменяются [7, с. 10-11].
     Понимание права как системы правовых норм, наделенных характеристиками, признаками, позволяет выделить и такие черты права в целом, как его системность и структурность. Изучение системы и структуры права становится важным не только в научных, но и в чисто практических целях [8, с. 3].
     Если право как социальный институт не просто механическая совокупность правовых норм, а некое органическое образование, нечто системное, то тогда и в правотворческом, и в правоприменительном процессах следует учитывать это качество права.
     Системные свойства того или иного объекта означают обязательное наличие в этом объекте элементов, органически связанных друг с другом, взаимодействующих между собой. Кроме элементов и их связей, системный подход выделяет и характер этих связей, их содержание, изучает системообразующие факторы, определяет уровни системы, ее сложность и т. п. Структура права теоретически определяется как характеристика внутреннего строения права [8, с. 3].
     Не  менее важна системность и  в рамках законодательных массивов (комплексов), базирующихся на предметных связях между входящими в них законами и подзаконными актами в тех случаях, когда в один комплекс сводятся отрасли законодательства, адекватные ряду смежных однородных отраслей права, как это имеет место в природоохранительном массиве. Помимо прочего, взаимодействие нормативных правовых актов отраслей законодательства об окружающей среде проявляется в том, что каждая из этих отраслей в отдельности (земельное, водное, лесное, горное право и т.д.) и все они вместе должны учитывать взаимосвязь природных объектов и влияние каждого из них на состояние других [9, с. 6].
      А. И. Бобылев отмечает, что от системы  права в литературе отличают ее систематизацию, под которой понимается деятельность по упорядочению множества юридических  норм, их группировка и расположение по тем или иным практически значимым признакам. Результатом систематизации является система нормативных правых актов (система законодательства) [10, с. 22-23].
      С. Н. Братусь заметил, что установление правильного соотношения между  системой права и системой законодательства — теоретическая и практическая задача. Она может найти оптимальное решение, если система законодательства будет находиться в точном соответствии с системой права. Такое соответствие в основном достигнуто в отношении уголовного, уголовно-процессуального и гражданского процессуального права и одноименных с ними отраслей законодательства. В других сферах законодательства такого соответствия трудно добиться. Наряду с кодифицированными одноотраслевыми законодательными актами значительное распространение в связи с необходимостью комплексного решения хозяйственных и социально-культурных задач получили практика издания комплексных актов, охватывающих разноотраслевые нормы права, и разветвленная система подзаконных ведомственных актов [11, с. 93].
      В юридической литературе по-разному  подходят к рассмотрению системы права и системы законодательства. В одних случаях система права рассматривается как самостоятельная правовая категория. При этом подчеркивается, что система права показывает, из каких частей, элементов состоит право и как они соотносятся между собой. Другие ученые проводят лишь общее сравнение системы права и системы законодательства, обращая внимание на определенное сходство и различие данных правовых явлений. Представляется правильным одновременное исследование системы права и системы законодательства, в котором делается анализ понятий системы права и системы законодательства, их соотношения, рассматриваются отдельные элементы этих систем, тенденции их развития. В результате устанавливаются как общие их признаки, так и различия, выделяются самостоятельные основания построения системы права и системы законодательства [12, с. 8-9].
     А. И. Бобылев отмечает, что необходимость  современного рассмотрения системы права и системы законодательства обусловливается также следующими научными обстоятельствами:
•   система права и система законодательства выражают один и тот же феномен  — право, но с разных сторон: внутренней и внешней;
•  система  права и система законодательства соотносятся между собой как содержание и форма;
•  система  права служит основой систематизации законодательства; в частности, кодификация, которая является высшей формой систематизации законодательства, строится по отраслевому основанию; подавляющее большинство кодифицированных правовых актов соответствует определенной отрасли права;
•  система  права  и система  законодательства составляют содержание и выражают сущность правовой системы государства;
•   взаимодействие системы права  и  системы законодательства позволяет более эффективно и качественно осуществлять правовое регулирование всей системы общественных отношений [12, с. 9].
     Системное исследование права позволили Е. Э. Черенковой         выявить три основных признака, которые должны найти отражение в определении системы права:
•   основным   материалом  для  построения   системы  права будут являться ее первичные элементы - нормы права;
•   вышеуказанные элементы находятся в постоянной связи друг с другом. В результате этого взаимодействия, с одной стороны, увеличивается объем правового регулирования, с другой стороны, вырабатываются общие принципы   и   способы   регулирования   отдельных   групп   общественных отношений. Появляется процесс дифференциации норм права по отраслям и институтам;
•   данные связи и отношения обуславливаются наличием в системе частноправовых   и    публично-правовых   начал.    Именно    их    сочетание определяет единство системы права, связывает нормы права общими целями и  задачами.  Причем  важно  оговорить,  что  рассматриваемое  единство является органическим [13, с. 12].
     Исходя  из этого, она представила следующее определение системы права:
     система права - это органическое единство норм права, обусловленное сочетанием частноправовых и публично-правовых начал, а также их дифференциация по отраслям и институтам в соответствии с предметом и методом правового регулирования [13, с. 12].
     Под системой законодательства понимается совокупность нормативных правовых актов, в которых объективируются внутренние содержательные и структурные характеристики права. Данная система является внешним выражением системы права. Последняя же свое реальное бытие получает именно в четких, формально-определенных актах — документах. Однако совпадение между системой права и системой законодательства в пределах от отдельной нормы до права в целом не абсолютно. В этих границах они существуют самостоятельно, так как обладают своей спецификой, имеют собственные тенденции развития [8, с. 20].
     Понятия «система права» и «система законодательства», несомненно, продолжают играть значительную роль в правовой практике и науке  любого современного государства. К тому же в научной литературе прочно утвердилось мнение о том, что оба этих понятия тесно взаимосвязаны между собой, поскольку нормы права, по крайней мере, в большинстве государств, находят свое выражение в законодательстве как важнейшем источнике внутригосударственного права. Именно поэтому понятия «система права» и «система законодательства» рассматриваются в науке как однопорядковые, но не тождественные, выражающие, соответственно, структуру содержания и формы позитивного права [7, с. 15].
     И система права, и система законодательства в равной степени объективны, они суть разные аспекты макросистемы социальных связей. Структурное несовпадение указанных правовых образований предопределено их различной функциональностью. Поэтому нет необходимости в ориентации развития системы актов на систему отраслей права. Они не находятся друг с другом в отношении типа "форма-содержание", так как имеют собственные, относительно независимые сущностные и формальные характеристики [14, с. 16].
     При рассмотрении соотношения системы права и системы законодательства в работе отмечается, что система права представляет собой систему содержания права; система же законодательства представляет собой систему форм права и прежде всего нормативных актов как юридического источника и основной формы права. Первичным элементом системы права служит юридическая норма, а системы законодательства - нормативный правовой акт [15, с. 11].
     Понятие «система права» и «система законодательства», несомненно, продолжают играть свою роль в правовой практике и науке права любого современного государства. В научной литературе прочно утвердилось и мнение о том, что оба этих понятия тесно взаимосвязаны между собой, поскольку нормы права находят свое выражение в законодательстве как важнейшем источнике внутригосударственного права. Поэтому понятия «система права» и «система законодательства» рассматриваются в науке как однопорядковые, но не тождественные системы, выражающие соответственно структуру содержания и формы позитивного права. Структура права - это объективно существующее деление внутри самого права. Структура законодательства - состав, соотношение источников права, его внешней формы, в том числе нормативных актов, наличие в них подразделений. Право не существует вне законодательства, а законодательство в широком его понимании и есть право.
     Категория «система права» является ключевой в  изучении не только отрасли, но и всего  права в целом, выступает первостепенным показателем всех важнейших признаков права, его сущности и социальной ценности, имеет объективный характер, показывает связь всех составляющих ее элементов, свидетельствует об их многовариантности и взаимозависимости. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     2 Основания построения  системы права  и системы законодательства 

     Развернувшаяся  в 1939 – 1940 гг. на страницах журнала "Советское  государство и право" первая дискуссия о системе права в основном была направлена на выявление критериев деления на отрасли и обоснование существования отдельных отраслей права.
     Поскольку разнообразие юридических норм в  значительной мере связывалось с  многообразием, разносторонностью, дифференцированностью регулируемых ими фактических, жизненных общественных отношений в качестве не только основополагающего, но, по сути, и единого критерия группировки и разграничения норм права по отраслям, большинством участников дискуссии предлагался и обосновывался предмет правового регулирования (М.А. Аржанов, Д.М. Генкин, М.С. Строгович, Н.Н. Полянский, Е.А. Ровинский, С.С. Студеникин и др.) [1, с. 25].
     Предмет правового регулирования указывает, на какую группу общественных отношений направлено воздействие норм права. По своему содержанию общественные отношения могут быть имущественными, управленческими, финансовыми, трудовыми, уголовно-правовыми, избирательными, по организации и деятельности местного самоуправления, по природопользованию и охране окружающей среды, семейные, жилищные и т.д., которые составляют группу материальных отношений. Наряду с ними существует группа процессуальных отношений: гражданско-процессуальные, арбитражно-процессуальные, уголовно-процессуальные, административно-процессуальные, конституционно-процессуальные и т.д. [12, с. 11].
     Правовые  нормы, которые регулируют качественно однородный вид общественных отношений, объединяются отраслью права. Следовательно, под предметом правового регулирования понимается обособленная группа общественных отношений, регулируемая определенной отраслью права.
      По  мнению Н. В. Сильченко, сферу общественных отношений (имеются в виду экономические, социальные, политические, идеологические отношения) следует исключить из перечня тех таксономических единиц в группировке общественных отношений, с помощью которых можно определить предмет правового регулирования отдельной отрасли права. Дело в том, что существуют такие экономические, социальные, политические, идеологические и т.д. отношения, которые не имеют правовых свойств, как говорят, "правовой природы" и поэтому изначально не могут быть предметом воздействия со стороны позитивного права, т.е. системы норм права. В лучшем случае в предмет правового регулирования отдельной отрасли права может входить некоторая их часть или группа норм, типовым признаком которых является их изначальное, присущее им "по происхождению" правовое содержание [16, с. 61].
      Следует признать, что особенностью той или иной отрасли права является и ее объект правового регулирования. В литературе высказывается точка зрения о соотношении предмета и объекта правового регулирования.
      С изменением общественно-политической обстановки и в преддверии крупной кодификации законодательства с середины 50-х годов активизировалось исследование вопросов, связанных с системой права. В 1956-1958 гг. на страницах журнала "Советское государство и право" прошла вторая дискуссия по этой проблеме, в процессе которой проверялись на соответствие действительности выводы предыдущей дискуссии и ставилась задача более точно и полно определить критерии, лежащие в основе системы права, включая и субъективный фактор, обсудить связанные с ней назревшие вопросы теории и практики правового регулирования [1, с. 25-26].
     Признанным  достижением этой дискуссии, оказавшим  конструктивное влияние на все последующее обсуждение рассматриваемой проблемы можно считать обоснование рядом ученых (Н.Г. Александров, О.С. Иоффе, И.В. Павлов, М.Д. Шаргородский и др.) вывода, согласно которому в процессе исследования системы права следует учитывать не только предмет, но и метод (форму, способ) правового регулирования в качестве, хотя и зависящего от предмета, но обладающего определенной самостоятельностью, необходимого критерия дифференциации права. Поскольку,  по предмету регулирования можно обосновать бесчисленное, количество, отраслей права, о наличии той или иной самостоятельной отрасли права свидетельствует только такая специфика предмета, которая обусловила применение адекватного метода правового воздействия [1, с. 26].
      Если предмет правового регулирования указывает нам на то, что регулируется нормами права, какие общественные отношения, то метод правового регулирования показывает, как регулируются эти отношения, какими приемами и средствами. Нормы права регулируют разные по своему содержанию общественные отношения  различными методами и способами. Метод правового регулирования представляет собой совокупность юридических средств и приемов, с помощью которых осуществляется правовое воздействие на определенный вид   общественных отношений. Каждая отрасль права имеет свой специфический метод правового воздействия на общественные отношения. Так, метод властных предписаний характерен, как правило, для административного права; метод равенства сторон и свободного волеизъявления - для гражданского права; метод справедливого вознаграждения и поощрения - для трудового права; метод запрета -для уголовного права; метод дозволения - для предпринимательского права и т.д. [10, с. 25].
      Некоторые ученые убеждены, что в отдельных отраслях права применяются методы нескольких отраслей права. Например, в экологическом праве применяются административно-правовой и гражданско-правовой методы регулирования общественных отношений.
       Однако, если исходить из понимания, что метод — это совокупность юридических способов правового регулирования, то определяется иная концепция метода правового регулирования.
      По  мнению В. Д. Сорокина, метод правового  регулирования надлежит рассматривать  не как признак, присущий исключительно  отрасли, т. е. лишь одному уровню структуры, а как свойство всей системы права  в целом [17, с. 39].
     Если  метод правового регулирования  «располагается» на уровне правовой нормы, то, следовательно, его практическая реализация может проявиться лишь в  трех изначальных вариантах социального  регулирования — запрете, предписании и дозволении. Эти первичные способы воздействия на поведение людей (характерные и для других социальных регуляторов — морали, обычаев, традиций) приобретают юридическое содержание посредством прежде всего трех видов правовых норм — запрещающих, обязывающих и управомочивающих. В юридической литературе предлагается различать в дополнение к трем названным разновидностям еще нормы рекомендательные и поощрительные. Принципиального значения эти суждения не имеют, ибо речь идет об изначальных способах воздействия, а не о производных [17, с. 39].
     Важное  свойство метода правового регулирования  заключается в том, что он как  системное явление соединяет  в органическое целое все три  названных способа. Более того, он может реально существовать только как объединение всех трех первичных  компонентов — запрета, предписания и дозволения. Ни один из них отдельно существовать не может. Поэтому когда мы говорим, что метод правового регулирования проявляется посредством реализации юридических запретов, предписаний и дозволений, то имеем в виду их совокупное проявление с преобладанием в соответствующих ситуациях какого-то одного элемента, эффективности действия которого призваны способствовать остальные два [17, с. 39].
     Организованный  характер регулирования, обеспечиваемый с помощью правового метода, наглядно проявляется в сопоставлении его с регулированием спонтанным, стихийным, которое свойственно определенным видам общественных отношений. Думается, что спонтанное регулирование в известной мере присуще прежде всего социально-нравственной среде, в сфере которой постоянно возникают и поддерживаются связи, не поддающиеся, а также не нуждающиеся в правовом, т. е. организованном, регулирований [18, с. 100].
     По  мнению В. Д. Перевалова, предмет и  метод правового регулирования  являются универсальными, всеобщими критериями, с помощью которых можно отграничить правовое от неправового, выявить различные уровни и аспекты системы права. Потенциальное значение этих критериев еще не в полной мере изучено юридической наукой. Более детального и углубленного исследования требуют вопросы объема, содержания, элементов метода. Недостаточно еще учитываются при характеристике системы права тип, род, вид, стороны, структура общественных отношений, подлежащих правовому оформлению. Так, можно заметить зависимость между структурой общественных отношений и структурой права на всех ее уровнях, а конкретное общественное отношение или его сторона достаточно определенно детерминируют характер связи и число структурных элементов правовой нормы. Например, имущественные отношения между кредитором и должником предопределяют наличие в юридической норме таких элементов, как гипотеза, диспозиция, санкция, указание на субъектов отношения. Большинству уголовных отношений соответствует двучленная структура нормы. В структуре конституционных норм, как правило, проявляются один или два элемента. Прослеживается взаимосвязь также между видовыми группами общественных отношений, их структурой и общей конструкцией правового института. Отношения определенного рода, ставшие типическими для конкретного общества, обусловливают формирование отрасли права [11, с. 116].
     По  мнению А. А. Ушакова, предмет и метод  права имеют принципиальное значение при построении правовой системы. Но и предмет, и метод лежат вне права, в силу чего происходит подмена классификации общественных отношений и способов государственного воздействия на них их систематикой. Очевидно, нужно знать, как предмет и метод права преломляются в правовой норме, в ее структуре, в принципах права, ибо в конечном итоге речь идет о классификации именно правовых норм, а не чего-нибудь другого. Поскольку система права вытекает из внутренней природы самого советского права, необходимо строить, основываясь на методе правового регулирования, который наглядно проявляет себя в содержании и форме советских правовых норм. Государственное- принуждение, стоящее за любой нормой права, не только выделяет право в особую систему, но и позволяет произвести внутри нее дифференциацию правовых норм [11, с. 104].
     По  мнению Н. А. Боброва, предмет правового  регулирования является определяющим, а метод — вспомогательным критерием разграничения отраслей, основывается на формуле: сначала «что регулируется», а затем «как регулируется». Тем самым как бы подразумевается, что предмет воплощает объективное начало в бытии права, а метод — нечто субъективное, следовательно, производное. Исходя из такого представления, система права точно так же предопределена системой общественных отношений, как они предопределили появление самого права. Однако в данном случае вопрос о системе права как результате его относительно самостоятельного развития подменяется проблемой генетического происхождения права как результата развития общественных отношений. Между тем право — не пассивный слепок общественных отношений, а осознанно волевое средство обратного воздействия на них. Социальная ценность права как регулятора и преобразователя общественных отношений невозможна без его относительной самостоятельности, в рамках которой главенствующую роль играет не предмет, а внутриправовая специфика воздействующих возможностей права, проявляющаяся как специфический правовой режим его структурных элементов. Метод есть выражение этой специфики. Для одних отраслей удается найти «краткое выражение» их юридической специфики, для других, в том числе для государственного права, так же трудно кратко выразить их юридическую «самобытность», как дать определение точки в математике. Но это отнюдь не свидетельствует об отсутствии специфического отраслевого режима, являющегося «точкой отсчета» отрасли [11, с. 99].
     М. И. Байтин и Д. Е. Петров заметили, что  чрезмерное дробление критериев деления права на отрасли не совсем, оправданно, и выставлять в один ряд с предметом и методом правового регулирования такие юридические особенности, как, например, отраслевые принципы и функции, едва ли целесообразно, хотя их специфика и значение в конкретных отраслях права не вызывают сомнений. Специально-юридические признаки отражают регулятивные особенности отрасли права и в этом качестве вся их совокупность составляет специфику отраслевого метода правового регулирования, поэтому к его характерным чертам, наряду с другими, относятся принципы и функции отрасли прав    [1, с. 26].
     Профессор  В.К. Бабаев отмечает, что если в системе  права не может быть комплексных  структурных образований, поскольку классификационным основанием служат специфические для каждой отрасли предмет и метод правового регулирования, то в системе законодательства встречаются различные комплексные структуры, построенные по признаку функционального назначения либо применительно к сфере государственного управления. Например, комплексными являются сельскохозяйственное, торговое, хозяйственное законодательство и др. [19, с. 408].
     В юридической литературе обращается внимание на различные критерии построения системы законодательства. Многие отмечают, что система законодательства, как и система права, строится по отраслевому признаку. Тогда правовые акты располагаются по предмету правового регулирования. Отрасли законодательства в одних случаях полностью соответствуют отрасли права. Например, отрасли гражданского нрава соответствует отрасль гражданского законодательства, трудовому праву соответствует трудовое законодательство, экологическому праву — экологическое законодательство, семейному праву — семейное законодательство и т.д. В других случаях отрасль законодательства не совпадает с отраслью права, и, как было отмечено, существуют комплексные структурные образования законодательства, например, хозяйственное законодательство. В третьих случаях отрасль законодательства не имеет определенной отрасли права, например, законодательство о строительстве, о торговле и т.д. [12, с. 13].
     По  мнению Р. З. Лившица, в отрасли законодательства нормы объединяются, помимо предмета и метода, также с учетом намерений законодателя, целей, практических потребностей и удобств правового регулирования. Этот момент весьма важен. Он отражает практическую целесообразность формирования отрасли, тогда как предмет и метод — ее теоретическую обоснованность [11, с. 96].
     В основу системы законодательства может быть положен такой критерий, как юридическая сила нормативных правовых актов. Тогда законодательные акты систематизируются в определенной последовательности, занимают отведенное им по юридической силе место [10, с. 25].
     Высшей юридической силой обладает Конституция РБ, далее идут решение референдума, программный закон, кодекс РБ, закон РБ и т.д. При этом из данной классификации выделяют еще законы и подзаконные нормативные правовые акты [20, с. 7-8].
     Кроме этого, систему законодательства можно представить и по уровню положения законодательства. Однако данное построение системы законодательства, по мнению А. И. Бобылева, выражает лишь государственную основу. В то же время значительный массив законодательства исходит от местного самоуправления, что представляет уже третий уровень системы законодательства. Вместе с тем бурно развивается процесс формирования локального законодательства, и это составляет следующий уровень системы законодательства. Исходя из этого, система законодательства представляет совокупность, связанную иерархией и соподчиненностью нормативных правовых и иных правовых актов, регламентирующих общественные отношения, как правило, применительно к отраслям права [12, с. 13].
     Следует отметить, что единство и особенности системы права и системы законодательства проявляются и в основаниях их построения. Следует отметить, что в основе деления права на отрасли и институты лежит предмет и метод правового регулирования. Поэтому нормы отраслей права отличаются высокой степенью однородности. Отрасли же законодательства, регулируя определенные сферы государственной и общественной жизни, выделяются только по предмету регулирования и не имеют единого метода. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     3 Характеристика структурных элементов системы права и системы законодательства 

     3.1 Характеристика структурных  элементов системы  права 

     Каждый  вид общественных отношений регулируется строго определенной группой правовых норм, которые отражают их характерные особенности и представляют сложную систему. Этим обусловлен системный характер самого права. Анализ системы права позволяет выделить следующие элементы: норма права, субинститут, правовой институт, подотрасль права, отрасль права. Основным элементом системы права является отрасль права. Приоритетное положение отрасли в системе права определяется тем, что она отражает и регулирует наиболее важные, относительно обособленные группы общественных отношений, играющие существенную роль в организации общественной жизни.
     Отрасль права - это элемент системы права, представляющий собой связанную едиными принципами и функциями развивающуюся совокупность правовых норм, которые с использованием свойственных им специфических юридических способов и средств регулируют определенную широкую сферу однородных общественных отношений [15, с. 16].
     В системе современного права выделяются такие отрасли, как конституционное, административное, гражданское, трудовое, предпринимательское, семейное, экологическое, финансовое, земельное, аграрное, уголовное, таможенное, международное публичное, международное частное и другие отрасли права.
     Р. З. Лившиц отмечает, что основой отрасли может быть не любая группа общественных отношений, а такая, которая обусловливает специфику правового воздействия. Доказано также, что принятые градации общественных отношений — материальные и идеологические, базисные и надстроечные, экономические, социальные, политические и др.— не могут быть положены в основу классификации правовых отраслей. А как разделить общественные отношения с учетом специфики правового регулирования — неизвестно [21, с. 26-27].
  Ц. А. Ямпольская впервые указала, что «такого научно обоснованного критерия не существует, он не вытекает из природы нрава, не заложен в ней» [11, с. 94].
  М. И. Байтин и Д. Е. Петров выделили три блока признаков, раскрывающих наиболее существенные черты или признаки отрасли права.                  
     1. Общие системные признакифункциональность и субстанциональность в их сочетании — характеризуют отрасль права как самостоятельный элемент системы.                     
     Эти признаки свойственны не только отрасли  права, но и всякому элементу системы, каждый из которых представляет собой подсистему нижестоящего уровня (порядка). Применительно к отрасли права функциональными качествами (присущими ей как элементу именно системы права) следует считать государственно-волевой характер, нормативность и свойств официально-властного регулятора общественных  отношений; общеправовые принципы и функции. Эти качества она приобретает, будучи взаимосвязана с другими однопорядковыми элементами (отраслями) системы права. В то же время, являясь самостоятельными элементами, отрасли права обладают рядом субстанциональных свойств, присущих им независимо от взаимных связей, в которых они находятся [1, с. 29].
     2. Материальные признаки характеризуют предмет регулирования отрасли права, который связанные предметами регулирования различных отраслей, но не совпадает с ними. Это следствие общих системных свойств отрасли права [1, с. 29].
     3. Юридические признаки раскрывают специфику, принципы и функции нормативно-регулятивного воздействия отрасли права на ее предмет, характеризуя тем самым метод правового регулирования. Последний дает ответы на вопросы - как, каким образом, посредством каких приемов, способов, средств та или иная отрасль права воздействует на определенный круг отношений между людьми, составляющий предмет ее регулирования [1, с. 29-30].
     С учетом существующих подходов к пониманию  отрасли права и ее признаков, представление новаций в типологизации  отраслей права возможно по следующим основаниям:
• по методике и особенностям организации предмета правового регулирования: интегрирующие, комплексные, предметные отрасли права;
•  по способу образования: профилирующие (базовые, основные), комплексные, специальные отрасли права;
•  по интересу и методу правового регулирования: публичное, частное, социальное право;
•  по способу функционирования: автономные (материально-процессуальные отрасли права) и зависимые (чисто материальные и чисто процессуальные отрасли права) типы отраслей права;
• в зависимости от экономического ориентирования: экономическое право; отрасли публичного права, ориентированные на управление экономическими процессами общества; отрасли права, сориентированные на защиту интересов личности в экономической сфере в условиях рыночной экономики и глобализации [22, с. 19-20].
     По  мнению С. С. Алексеева, отрасли права могут быть подразделены на три основных звена:
     1) профилирующие, базовые отрасли, охватывающие главные правовые режимы; причем из них нужно выделить и поставить над всей системой отраслей действительно базовую отрасль всей системы - конституционное право; затем три материальные отрасли - гражданское, административное, уголовное право, соответствующие им три процессуальные отрасли - гражданское процессуальное, административно-процессуальное, уголовно-процессуальное право. Именно здесь, в этой группе, сконцентрированы главные юридические режимы и средства регулирования, поэтому в сфере профилирующих, базовых отраслей обнаруживаются весьма сложные и тонкие связи и зависимости, которые являются предметом теории права [23, с. 45].
     2)   специальные отрасли, где правовые режимы модифицированы, приспособлены к особым сферам жизни общества: трудовое право, земельное право, финансовое право, право социального обеспечения, семейное право, уголовно-исполнительное право [23, с. 45].
     3) комплексные отрасли, для которых характерно соединение разнородных институтов профилирующих и специальных отраслей: торговое право, право прокурорского надзора, морское право [23, с. 46].
     А. И. Бобылев отмечает, что, являясь  объективным выражением состояния общественных отношений, отрасль права как основной элемент системы права находит подтверждение в признании ее ведущими учеными и уровне ее научной обоснованности. Как правило, сформировавшаяся отрасль права включается в перечень научных специальностей по юриспруденции, в государственный образовательный стандарт высшего
профессионального образования по той же специальности, что подтверждает тесную связь отрасли права как элемента системы права, как отрасли науки и научной дисциплины [12, с. 14].
     В свою очередь отрасль права подразделяется на взаимосвязанные элементы, которые называются институтами.
     Правовой  институт - это группа, комплекс взаимосвязанных юридических норм, регулирующих определенный вид схожих, близких по содержанию, родственных общественных отношений [1, с. 31].
     Правовой  институт включает в себя не только непосредственно регулятивные нормы  права (правила поведения), но и отправные  нормы, которые через него могут быть совместно задействованы в процессе правового регулирования. Объективной материальной предпосылкой интеграции правовых норм в институты является наличие соответствующей разновидности общественных отношений [1, с. 31].
     В зависимости от элементного состава  в системе права М. И. Байтин и Д. Е. Петров выделили простые и сложные правовые институты.
     Простой правовой институт напрямую (вне каких-либо иных нормативных) объединяет схожие, близкие нормы права внутри какой-то одной, определенной отрасли, права.
     Сложный правовой институт также складывается из схожих, близких норм права, которые он объединяет через посредство входящих в него нескольких простых институтов, белее конкретных и меньших по объему, но имеющих и самостоятельное значение [1, с. 31].
     В зависимости от отраслевой принадлежности норм, образующих правовой институт, М. И. Байтин и Д. Е. Петров выделили отраслевые и комплексные (межотраслевые) правовые институты.
     Отраслевой  правовой институт состоит из норм одной отрасли права, и бывает, как отмечалось выше, простым или сложным, когда объединяет несколько простых правовых институтов. Во втором случае в пределах одной отрасли права появляется сложное правовое образование
     Комплексный (межотраслевой) правовой институт объединяет схожие, близкие нормы, относящиеся к различным отраслям права. Сложная взаимосвязь общественных отношений объективно обусловливает наличие в системе права подобных нормативных образований. Наиболее крупные межотраслевые (комплексные) правовые институты находят свое выражение, как правило, в соответствующей комплексной отрасли законодательства [1, с. 31-32].
     Родственные институты или группа однородных институтов одной и той же отрасли  права в своей совокупности образуют подотрасли права. Так, наследственное право, право интеллектуальной собственности являются подотраслью гражданского права; бюджетное, банковское — подотраслью финансового права. 
       Ряд авторов выделяют еще и субинститут права. Так по мнению М. Н. Марченко, «между институтами внутри отрасли могут существовать отношения субординации, соподчинения. Определенные части крупного института образовывают нередко самостоятельные подразделения, которые называются субинститутами. Например, институт финансовой дисциплины, дисциплины труда, имущественной ответственности и т. д».   
     Первичной клеточкой системы права, регулирующей типовые общественные отношения определенной разновидности,  является правовая норма.
  Правовая норма «регулирует общественные отношения известного вида путем указаний на условия своего исполнения, субъектов регулируемых отношений, их взаимные права и обязанности, санкцию за неисполнение данной обязанности». Эти указания касаются следующих вопросов: «1) когда, т. е. при каких жизненных обстоятельствах надо руководствоваться данной правовой нормой; 2) кто участник отношения, регулируемого данной правовой нормой, и какое поведение предписывается или дозволяется этой правовой нормой; 3) какие отрицательные последствия влечет за собой неисполнение предписаний данной нормы» и являются элементами правовой нормы, т. е. гипотеза, диспозиция и санкция. Связь этих элементов описывается формулой: «Если — то — иначе» [24, с. 214].
     Известна  и другая концепция, согласно которой  правовые нормы образуются из двух элементов: гипотезы и диспозиции либо диспозиции и санкции, т. е. по формулам: «Если — то» либо «если не то — иначе» [24, с. 214].
     При этом представлению о трехчленной  структуре нормы как априорному, нереальному, противопоставляются двучленные образования в качестве, «живых» норм права, «живых клеточек» права, «первичных частиц правовой .материи», которые «выступают в виде элементарных и в то же время словесно-логических цельных формул». За этими метафорами можно увидеть отождествление правовой нормы и формы ее выражения в тексте закона — нормативного предписания. Ибо отдельно взятое предписание (статья, часть статьи или пункт) закона действительно нередко ограничено описанием гипотезы и диспозиции либо диспозиции и санкции [24, с. 215].
     Современная законодательная техника, получившая  развитие на базе общего роста культуры, использует иные, более совершенные формы изложения нормативного материала. В частности, тождественные элементы ряда норм (например, одинаковые санкции, подлежащие применению при несоблюдении разных диспозиций) интегрируются, выносятся за общие скобки и формулируются в тексте закона в виде отдельных предписаний. Благодаря этому минимизируется возможность разночтений, закон становится более компактным, что облегчает поиск нормативных предписаний. В то же время уяснение норм закона требует большей работы ума, большей подготовки, способности к анализу.
     Двучленная  структура свойственна не правовым нормам, а предписаниям — статьям, частям и пунктам статей, составляющим нормативный текст [24, с. 216-217].
     Структура системы права не может рассматриваться  с достаточной полнотой и точностью, если не видеть ее органического единства с внешней формой права - системой законодательства. Законодательство - форма существования прежде всего правовых норм, средство придания им определенности и объективности, их организации и объединения в конкретные правовые акты. Но система законодательства - не просто совокупность таких актов, а их дифференцированная система, основанная на принципах субординации и скоординированности ее структурных компонентов. Взаимосвязь между ними обеспечивается за счет различных факторов, главными их которых являются предмет регулирования и интерес законодателя в рациональном, комплексном построении источников права [4, с. 232]. 

     3.2 Характеристика структурных элементов системы законодательства 

     Система права и система законодательства различаются по основным их элементам. Основным звеном (элементом) системы законодательства является отрасль законодательства, т.е. совокупность нормативных правовых актов в определенной сфере деятельности общества.
     В. Н. Хропанюк выделил следующие основные виды отраслей законодательства:
     1. Отраслевое законодательство содержит нормы, которые регулируют качественно определенный вид общественных отношений, являющийся предметом одной отрасли права. Здесь отрасль законодательства совпадает с отраслью права (например, земельное, семейное, уголовное законодательство).
     2.  Внутриотраслевое законодательство выражает  нормы подотрасли или института права, которые регулируют разновидность отраслевых общественных отношений (авторское законодательство в составе отрасли гражданского законодательства; горное, водное, лесное законодательство как внутриотраслевые элементы  земельного  законодательства; банковское законодательство в составе финансового законодательства).
     3. Комплексное законодательство включает нормы нескольких отраслей права, которые регулируют различные по своему видовому содержанию общественные отношения, составляющие относительно самостоятельную сферу общественной жизни (хозяйственное, транспортное, военное  законодательство) [25, с. 297-298].
     Существование комплексных отраслей законодательства объясняется тем,
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.