На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти образцы готовых работ или получить помощь в написании уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов. Так же вы мажете самостоятельно повысить уникальность своей работы для прохождения проверки на плагиат всего за несколько минут.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Повышение уникальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp», которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение уникальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения уникальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии и при повышении уникальности не вставляет в текст скрытых символов, и даже если препод скопирует текст в блокнот – не увидит ни каких отличий от текста в Word файле.

Результат поиска


Наименование:


реферат Смена парадигмы в изучении взаимоотношений Востока и Запада

Информация:

Тип работы: реферат. Добавлен: 02.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 5. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


МИНИСТЕРСТВО  НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ.АЛЬ-ФАРАБИ 
 
 
 
 

РЕФЕРАТ 

Тема: Смена парадигмы  в изучении взаимоотношений  Востока и Запада 
 
 
 
 
 
 

ВЫПОЛНИЛА: ШУПАНОВА Р., 1 КУРС МАГИСТРАТУРЫ
ФАКУЛЬТЕТА  ВОСТОКОВЕДЕНИЕ,
СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 6М020900:ВОСТОКОВЕДЕНИЕ
ПРИНЯЛА: КАЛИЕВА Ш.С. 
 
 
 
 
 

АЛМАТЫ - 2010
ПЛАН:
Введение.
Основная часть:
    Понятия «Запад» и «Восток» в контексте глобализации.
    Проблема Востока у Гегеля.
    Процесс модернизации на Востоке.
    Взгляды на Восток Н.Бердяева.
    Запад и Восток на рубеже ХХ- ХХIвв.
Заключение. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   Введение. 
  Разделение  культур на  западные и восточные  подразумевает  не  только  их географическое расположение, но  и  различную  ментальность  населяющих  эти территории народов, то есть различие в  характеристике  способов  и  методов познания  мира,  научных,  религиозных,   художественных,   эстетических   и духовных ценностей, основных мировоззрений, общественно  –  экономических  и политических структур.
      Под понятием  «Запада»  в современной культурологии   подразумевается культура Америки и Европы, под  «Востоком»,  соответственно  культуры  стран Центральной, Юго-Восточной Азии, северной Африки, стран Ближнего Востока.  В средние века это  разделение  немного  отличалось  в  зависимости  от  того, рассматривался этот вопрос с евроцентристской или общемировой точки  зрения. Для евроцентристской оценки Восток подразумевал культуры  Византии,  Египта, Сирии и Палестины, под Западом подразумевались культуры развитых  государств Европы – Франции, Италии, Германии, Англии, Испании.  Для  мировой  культуры Восток – это в первую очередь, Япония,  Китай,  Индия,  Персия.  К  западным относят европейскую культуру и преемственную ей византийскую.
       Культуры Запада и Востока во многом различны и даже противоположны,  и можно выделить присущие им черты.
       Западная культура  представляет  собой  культуру,  ориентированную  на динамический    образ    жизни,    ценности    технологического    развития, совершенствование  общества  и   культуры,   бурное   развитие   всех   сфер человеческой деятельности. Приоритет инициативы, идея  значимости  личности, творческое  ее  развитие  лежат  в  основе  западного  общества.  Социальная динамика западной  культуры  волнообразна  и  неравномерна.  Продвижение  от старого  к  новому  протекает  как  ломка   устаревших   систем   ценностей, политических  и  общественно  –  экономических  структур.   Запад,   являясь носителем творческого начала, постоянного поиска, бунта и перемен  и,  в  то же  время,  проявляя  стремление  к  постоянному,   всестороннему   познанию окружающего   мира   и   Вселенной    чаще    занимает    сторону    земного материалистического бытия,  тем  самым,  разрушая  гармонию,  постоянство  и органичность собственной духовной и материальной жизни, ее  устоев,  канонов и устоявшихся норм.
        Нельзя  не  отметить  важную  черту  западного  менталитета   –   его склонность к научным  методам  познания  и  исследования  окружающего  мира. Наука  запада  направлена  на  создание   сложных   сетей   методологических исследований и экспертиз,  окутывая  которыми  объект  своего  изучения  она понимает его и его природу.                     Д.  Судзуки  пишет:  «Какими бы мелкими не были ячейки сети, пока есть сеть, имеется  и  то,  что  сквозь нее ускользает, а именно то, что не может быть каким-либо образом  измерено. Числа уходят в бесконечность,  и  однажды  науки  признаются  в  собственной
  неспособности заманить реальность в свою сеть». Получается что сама жизнь – та самая тайна, для познания которой и  существуют  и  развиваются  науки  и технологии обязательны выходит из под датчиков различных  научных  приборов, линз микроскопов, призванных ее изучать.
       Восток, во многом в противоположность Западу являет  собой  воплощение спокойствия, непротивления. Боясь разрушить хрупкую  гармонию  мира  человек культуры востока предпочитает не вмешиваться в развитие мира,  а  стоять  на стороне пассивного созерцателя течения жизни и бытия.  Восток  –  это  некое воплощение принимающего, женского принципа-начала он  никогда  не  отступает от  существующих  в  духовном  мире  заповедей  (при  этом   часто   ущемляя существование плоти, но при этом всегда стремясь к существованию гармонии  и равновесию в мире). На Востоке новое не стремится разрушить  и  опровергнуть устоявшееся старое, нажитое веками, а органично вписывается,  дополняя  его. В отличие от западной культуры, направленной  во  вне,  восточная  стремится погрузиться во внутренний мир человека. Большинство восточных  мыслителей  и философов были убеждены, в том, что усовершенствовать мир можно лишь  обретя цельность и гармонию в самом  себе.  Если  западная  культура  выбрала  путь создания техники и технологий как средства  общения  с  окружающим  миром  и природой, то для восточной  культуры  характерно  стремление  к  гармонии  с
  природой, развитие естественным образом. Восток  -  это  сжатость,  глубина, тишина.  Восток  провозглашает  принцип  познания   или,   вернее   сказать, постижения  мира  через  отождествление,  слияние  с  ним.  Раствориться   в окружающем, в Бытии, в мгновение оказаться Всем  и  одновременно  мельчайшей частицей Всего. Ключевыми понятиями в  постижении  этих  принципов  являются «Пустота» (шуньята (санскрит.)) или «Недеяние» (увей  (кит.)).  Эти  термины во многом характеризуют  восточную  культуру,  но  они  отнюдь  не  означают полное отрицание мира и вообще отрицание  чего-либо,  скорее  напротив:  они говорят о запредельности, сверхреальности  и  в  то  же  время  единственной Реальности, причем неразрывно слитой с реальностью обыденной, являющейся  ее истоком и устьем. То, что  для  человека  западной  культуры  кажется  самой важной частью религии – а именно структура, которая «отличает»  ее  от  всех других  религий и устанавливает является  ли   человек    католиком   или протестантом, если не считает себя  тем  или  другим,  и  не  соглашается  с какими-то  параграфами веры,  -  является  для  восточной  культуры   самым несущественным аспектом, так как восточный  человек  инстинктивно  стремится «отбросить все внешние различия, чтобы вновь обнаружить всех  там,  где  все сходится в одной центральной точке» (Сатпрем).
       Для того, чтобы  сравнить  культуры  запада  и  востока  нужно  учесть отличия по многим аспектам то есть различия  в  искусстве,  науке,  религии, моральных устоях, политических устройствах, и составляющих  этого.   

  До  недавнего времени в постсоветской  гуманитаристике понятия «Запад» и «Восток» встречались крайне редко, а иногда совершенно отсутствовали в научном аппарате философов, историков, политологов и других, что можно объяснить, еще дающим знать о себе наследием советского обществоведения. Происхождение этих понятий восходит ко времени азиатских завоеваний Александра Македонского, мечтавшего о согласии и дружбе народов Востока и Запада. Он желал, чтобы согласие и дружба были длительными и всеобщими. Но последовавшее за арабскими войнами и падением Константинополя (1453 г.) расчленение на две части: «христианскую Европу» и «мусульманский Восток», а позже мирообразующие ареалы «Восток» и «Запад», получили значение факта и в средневековом сознании, и в научных интерпретациях двух последних столетий.
    Понятия «Запад» и «Восток» в контексте глобализации
    Запад и  Восток, Восток и Запад – это вечное противопоставление, попытка представить социально-экономическое и культурное развитие этих двух регионов мира совершенно противоположными благодаря наличию в них существенных различий в политическом устройстве, ценностных ориентациях и религиозных взглядов.
  Так, в целом ряде исторических исследований Восток или его какая-то часть  представлялись то краем всеобщего  благоденствия, учености и просвещенности, то акцентировалось в духе застоя, рабства и нищеты.
  С другой стороны, сложившееся в XIX и XX вв. превосходство Запада в технико-экономическом  и военно-стратегическом отношении, породило в умах определенного круга  европейских интеллектуалов иллюзию  «неполноценности» восточного мира, что дает им право приобщения «косного» Востока к благам цивилизации. Особенно неубедительно выступает представление отдельных западных, да и не только западных политиков, что восточный тип цивилизации, особенно мусульманский, при контактах с другими цивилизациями и культурами, обнаруживает имперские тенденции к другим социокультурным обществам.
  На  самом деле Восток и в древние  времена, и сегодня не представлял  и не представляет собой монолитное целое, двигающееся в одном эсхатологическом направлении. Можно выделить три  направления в истории развития его цивилизации: панегирический (хвалебный), критический и исламский. В рамках первого Восток, и, прежде всего, Китай, представлялись краем всеобщего благоденствия, учености и просвещенности и ставились как пример, как образец мудрости в управлении. В рамках второго типа (Древний Египет, Древняя Персия, некоторые другие деспотические государства Востока) внимание акцентировалось на духе насилия, рабства, жестокости и длительного застоя. В рамках третьего типа цивилизации (Восток арабо-исламского региона) широкое распространение получило представление о превосходстве морально-этических норм арабо-мусульманской цивилизации над Западом, развития точных наук, таких как алгебра, тригонометрия, астрономия, география, химия, психология, медицина и другие.
  Поэтому, здесь необходимо такое научно-историческое понимание, которое в современных  условиях утверждает цивилизованный подход, основанный на идеях «культурного плюрализма», на признании уважения ко всяким культурам  и конфессиям, на необходимости отказа от всяких преимуществ той или иной культуры, а следовательно, отрицания как европоцентризма, так и превосходства Востока. В оценке взаимоотношений Запада и Востока при полном уважении различных путей развития этих регионов должна доминировать концепция, согласно которой конечная дорога истории ведет к сближению, и, в конечном счете, к образованию единой мировой цивилизации.
  Однако  на протяжении всего последнего столетия (XX в.) отношения стран Запада и  Востока носили как бы одномерный характер: бедные и отсталые народы Востока смотрели в сторону Запада, в поисках идей, моделей развития и руководства. Поэтому неудивительно, что на Западе глубоко укоренилось убеждение, будто его миссия в Азии, т.е. на Востоке, состоит в том, чтобы учить, руководить, повелевать. Для выявления сущности рассматриваемой проблемы необходимо, прежде всего, разобраться в устоявшихся представлениях о Востоке и факторах его традиционной отсталости. Здесь нельзя не отметить и то, что Запад имел о Востоке в основном мифологические и легендарные представления. Такой подход органически сочетался с формированием негативного отношения к Востоку и Азии.
    Проблема Востока у Гегеля.
  Проблема  Запада и Востока интересовала многих. Но только Гегель дал его истинное философское обобщение, кстати, вообще первое в истории культуры и, по мнению некоторых исследователей, единственное по степени проникновения в существо дела.
  Особенность гегелевского видения проблемы Востока  в контексте всемирной истории, связано с его пониманием человеческой сущности как сущности всеобщей, обладающей в качестве носителя духа «абсолютным правом на развитие». Отличие Гегеля от тех, кто позднее решался на, казалось бы, сопоставимые по задачам обобщения дихотомии Запад - Восток в том, что, он личностно был настроен не на разделяющий века и народы энциклопедизм странного художественно-политического склада, а на человеческую универсальность, в том, что он искал и находил возможность «духовной связи» в человечестве, явленность и прочность которой зависела от многих и вполне осознаваемых им факторов - от сознания людей, их личных усилий, того начала в человеке, которое соответствует самой его сущности и которое, согласно идее свободы в её человеческом понимании, принципиально открыто миру и раскрывается в процессе познания, способствуя установлению разумных начал в мире социальности, тех, что обеспечивает динамичный рост «богатства» государства при стабильности социально-политических структур [1].
  По  мнению французского исследователя  М. Юлена, Гегелем была создана «особая концепция Востока, где он, Восток, предстаёт в ней как, окончательно изгнанный из нашей культуры источник, как пережиток, как нечто бездейственное, как исторический тупик, который необходимо изучать с той единственной целью, чтобы его избежать» [2].
  Если  говорить о понятиях «Запад» и  «Восток» в философской концепции  то, как правильно заметил А.Г. Косиченко: «Многое зависит от того, каким видит мир та или иная концепция, из какой онтологии она  исходит» [3]. Так, П.Я. Чаадаев в своей  «Апологии сумасшедшего» писал: «Мир искони делился на две части – Восток и Запад. Это не только географическое деление, но также и порядок вещей, обусловленный самой природой разумного существа: это - два принципа, соответствующие двум динамическим силам природы, две идеи, объемлющие всё устройство человеческого рода» [4].
  Таким образом, специфика Востока и  Запада, их отличие друг от друга  онтологически укоренено. Вместе с  тем Восток и Запад укоренены  не в разных, а в одной и той  же объективной онтологии. Это – онтология Универсума и Человека, Космоса и Макрокосмоса. Поэтому по своей универсальной сущности и Человек Востока, и Человек Запада один и тот же; равно один и тот же предстоит и тому и другому. В то же время, Восток и Запад представляют собой лишь два модуса единого Целого, различающиеся противоположными модальностями (как Инь и Янь в китайской философии). Они как «сиамские близнецы», неслиянно-нераздельны, и в качестве таковых присутствуют во всём.
  Великий арабский мистик-суфий Ибн Араби (1165-1240) в своих «Геммах мудрости» писал, что «Восток» означает явное, открытое взору, «Запад» - скрытое от взора, неявленное чувствам. Тем самым, «Запад» и «Восток» очерчивают границы Универсума, и «между ними», то есть сочетая их черты, и располагается мир, в котором одно постигается чувствами (Восток), а другое скрыто от них и постигается разумом (Запад) [5].
  В свое время Гегель высказал весьма проницательную мысль: «Восток и  Запад присущи каждой вещи» [6]. Планета  наша в этом смысле может быть уподоблена большому магниту, полюсами которого являются специфические и мироотношенческие модальности. Т.П. Григорьева сравнивает соотношение Востока и Запада с функциональной асимметрией полушарий головного мозга человека: «правое, более древнее, отвечает за более целостное видение, интуицию, единство; левое – за логику, анализ и синтез. Но лишь вместе они обеспечивают жизнедеятельность Целого» [7]. С Востоком и Западом дело обстоит аналогично. И подобно тому, как полноценное сознание обеспечивается лишь работой обоих полушарий, так и полноценное бытие Человека как Макрокосмоса может быть понято как гармоническое сочетание восточного и западного способов бытия Человека в Мире. Стало быть, Восток и Запад по своей самой глубинной сущности суть лишь два «полушария» единого Целого – мира Человека. Поэтому вслед за Германом Гессе можно заявить, что «в мудрости Востока и Запада мы видим…. не враждебные, борющиеся силы, но полюса, между которыми раскачивается жизнь» [8].
  Проблема  «Запад – Восток» в историографии  философии конца XIX - XX вв. пока не освящена, впрочем, как и ее важность. В трудах зарубежных ученых напротив отложился серьезный пласт теоретических и иных научных разработок, без знания и использования которых содержание и общественных движений и вообще историю народов Востока XIX - XX вв. нельзя понять и раскрыть в достаточной степени. Естественно, здесь нужен критический подход.
  Современный Восток, – как пишет Гаджиев  К.С., - представляет собой целый комплекс социокультурных, национально-историко-культурных ареалов, таких как ближневосточный арабо-и тюрко-мусульманский, средне-восточный иранcко-тюркомусульманский, центральноазиатский тюрко-мусульманский, восточно-азиатский буддийско-синтоистский, конфуцианско-индийский, индустско-буддийско-мусульманский и т.д. Каждый из этих миров, как по своим внутренним базовым характеристикам, так и по взаимоотношениям с западным миром имеет свои особенности и требует соответствующей трактовки. При всем том преобладающие на Западе подходы к Востоку определяются восходящими еще к Гегелю представлениями о пассивности, летаргичности и неспособности восточного менталитета к социальному, технологическому и иным формам прогресса [9]. Современные же авторы, в факторах способствовавших модернизации ряда азиатских стран, ищут не в них самих, а вовне, акцентируя внимание исключительно на роли вне экзогенных факторов, импульсов извне, феномене революции сверху, доминирующей роли надстроечных институтов.
  При этом некоторые авторы видят некую  дуальность в системе отношений Восток - Запад или Запад - Восток, подразумевая под «Западом» принцип личностный, а под «Востоком» - принцип социальный. Оставляя в стороне вопрос о правомерности и обоснованности тезиса о дуальности, следует указать на то, что потеря такой «геосоциокультурной дуальности», привела бы к утверждению той или иной формы унитарности, что было бы чревато ускорением социокультурной и духовной энтропии единой унитарной цивилизации, ее самоограничением и смертью.
  Как считал Гегель, Восток - начало всемирной истории, Европа - ее конец. Причем, по его мнению, на Востоке «восходит внешнее физическое солнце», а на Западе «восходит внутреннее солнце самосознания». Не заблуждался ли, утверждая это классик немецкой философии? Если вспомнить Екклесиаста, то «во многой мудрости много печали» и вряд ли у человека Востока «внутреннего солнца самосознания» меньше, чем у современного европейца.
  Для исследований западных специалистов показательным  был период 50 - 70 гг. XX века, когда  европейские и афро-азиатские  общества описывались как разнотипные социокультурные явления, причем вторые ассоциировались с неразвитостью, отсутствием внутренних потенций развития. Методологическое противопоставление указанных обществ не было, к примеру, преодолено и школой мирсистемного анализа И. Валлерстайна, выделивший центр, полупериферию и периферию мирового развития. В теориях школы периферия не имеет перспектив национального процветания. Большой успех сопутствовал концепциям национализма, усмотревшим его обусловленность в контексте исторического развития любых обществ, включая глобальный фактор современного существования (Э. Геллнер) [10]. Отметим также распространенность употребления в западных теориях понятий «модернизация», «традиция», формировавших подходы к изучению сложных процессов взаимодействия культур Запада и Востока.
  Процесс модернизации на Востоке.
  Модернизация  на Востоке началась с XIX века как  социальная трансформация общества и была связана с глобализацией исторического процесса, где социальная трансформация различных обществ, различных стран оказалась включенной в определённый общемировой процесс.
  В самом кратком виде модернизацию можно определить как форму перехода от традиционной, аграрной цивилизации  к либеральной, индустриальной цивилизации.
  XIX век поляризовал мир на две  части: западную (капиталистическую) и незападную (некапиталистическую). Доминантой поляризации было активное воздействие Запада на мир традиционного Востока с тем, чтобы преобразовать его по своему образцу и подобию. «Исторически модернизация – отмечает С. Айзенштадт, - это процесс изменения в направлении тех типов социальной, экономической и политической систем, которые развивались в Западной Европе и Северной Америке с XVII по XIX век и затем распространились на другие европейские страны, а в XIX и XX вв. – на южноамериканский, азиатский и африканский континенты» [11].
  Однако  и Восток не был в этом процессе только лишь пассивным объектом воздействия. Для Востока столкновение с Западом  породило потребность восприятия, адаптации многих элементов западной цивилизации. На это указывал выдающийся индийский мыслитель-гуманист Шри Ауробиндо Гхош: «…Когда культура, впавшая в состояние пассивного существования, сна, застоя, сталкивается или, что ещё серьёзнее, получает прямое воздействие от «бодрствующей», активной, чрезвычайно творческой культуры и обнаруживает себя противопоставленной её молодой и плодотворной энергии, видит её громадные успехи и развитие новых идей и формаций, первым же жизненным инстинктом будет, конечно, перенять эти идеи и формы, заимствовать их вплоть до имитации и репродуцирования, чтобы обогатить себя, и тем или иным путём обрести все преимущества этих новых сил и возможностей» [12].
  Имитация  и репродуцирование означает, что  Индия, как и другие страны Востока, при столкновении с Западом ощутила свою отсталость. Модернизация для неё означала объективную потребность преодоления отсталости посредством усвоения достижений западной цивилизации.
  Но  модернизация неевропейских стран  как репродуцирование означает вместе с тем перенос на местную социокультурную почву идей и ценностей иной культуры, как правило, западной. При этом возникает проблема встречи и культур, цивилизаций, их конвергенции. Это сложный социальный процесс, который сопровождается такими явлениями, как сопротивление модернизации, раскол в обществе между силами сопротивления и приспособления к реформам, опасность утери национально-культурной идентичности, духовной деградации.
  Технологический прорыв Запада в середине второго  тысячелетия породил иллюзию  о том, что единственной перспективной цивилизацией ориентированной на будущее, является ее западноевропейская форма. Восток в европоцентристской культурологии, - как считает известный казахстанский культуролог Т.Х. Габитов, - воспринимался только как ареал аккультурации, то есть в качестве полигона вестернизации. Но объективный научный анализ показывает, что Запад без Востока одномерен и духовно-нравственно ограничен [13].
  Современная доминирующая западная техническая  цивилизация ограничила человеческую духовность, подчинила ее потребительским и прагматическим установкам, сделало «усеченным» сознание человека, откуда и возникло «одномерно-плоскостное» видение мира. По мнению Р. Розака, выход из этого тупика заключается в формировании новой культуры, где соединяются логика и интуиция, наука и вера, индивидуализм и общность, искусственное и естественное. Взаимоинтегрирование систем ценностей Запада и Востока не породило еще новый культурологический опыт. Доминирующие универсалии западного мира не затрагивают глубинных пластов культуры и менталитета Востока, а пока действуют лишь на уровне адаптации восточного социума к новым информационным, технологическим и социальным преобразованиям. Л. Гумилев считает, что нет народов изначально передовых или отсталых, все большие народы Востока и Запада имели в своей истории полосы и стремительного движения вперед, и движения замедленного, а то и вовсе попятного, что приводило к временному отставанию [14].
  Сопротивление модернизации оказывали, как правило, традиционные слои общества, которые  чувствовали в западной культуре, европейской рациональности структурно чуждую им силу, которая окончательно подрывает основы их бытия.
  В настоящее время Запад и Восток объединяются в поисках решения  проблем духовного развития человечества и становления высшего человеческого бытия. Точнее, инициатива в большей степени исходит от Запада, т.к. триумф западного мышления так и не дал окончательного разрешения проблем человека. Более того, генерируемая на Западе жизненная философия, опирающаяся на силу, конкуренцию и самоутверждение, проявляющая линейный прогресс и неограниченный рост, привела с одной стороны, к разработке современной наукой высочайших технологий, а с другой стороны к социальному, экологическому, моральному кризису. Стало очевидным, что препятствия прогрессу находятся не в сфере технологий, а в сфере, которую можно отнести к человеческой природе. Именно поэтому Запад обращается к восточным философским системам, к их традициям психофизического совершенствования.
  Тема  кризиса западной цивилизации, культуры, философии, являлась сквозной для русской общественной мысли «серебряного века». Сегодня, в современном мире, проблема «Восток-Запад», столь волновавшая русских ученых конца XIX - начала XX столетий, не менее, если не более актуальна. Понятия «межнациональный конфликт», «исламский терроризм», увы, прочно входят в нашу жизнь. И это касается не только России, для которой, как для многонационального и многоконфессионального государства, расположенного как в Европе, так и в Азии, их активизация крайне опасна. Конфликт Востока и Запада сегодня для многих очевиден и, что самое важное, крайне опасен для всего мирового сообщества. Именно поэтому оценки русских ученых, касающихся проблемы «Восток-Запад», создание которых относится к периоду «золотого века» русской философии, их анализ сегодня актуален как никогда. История есть опыт, накопленный человечеством. История философии содержит в себе варианты ответов на многие из стоящих перед нами и сегодня острых вопросов.
  Так, например, отрицание объективности противопоставления Востока и Запада мы наблюдаем в историофилософии Н..Я. Данилевского, в частности в его знаменитой книге «Россия и Европа».
  Восток  и Запад, - отмечает Н.Я. Данилевский, - порождая новые и новые культурно-исторические типы, сменяющие друг друга, привносят в историю человечества общие для него достижения. Взаимодействие и преемственность типов приводит к дальнейшему развитию. Открытия и изобретения, такие, как порох, гравюра, компас и другие, пришли на Запад с Востока, посредством арабов. Только взаимопроникновение могло принести их в западную цивилизацию. Противопоставление Запада и Востока, если бы оно существовало в абсолютном понимании этого слова, а уж тем более постоянная вражда и борьба Запада и Востока, остановили бы прогресс. Именно поэтому противопоставление Запада и Востока, наделение Запада званием единственного носителя прогресса и исторической динамики, а Востока – упадка и регресса, не может иметь под собой реальных оснований [15].
    Взгляды на Восток Н.Бердяева.
  Интересную особенность взаимодействия культур Востока и Запада, мы находим в философии Н. Бердяева. Он считал проблему «Восток-Запад» наиважнейшей в мировой истории, отправной точкой для тех, кто хочет понять мировую борьбу, рассматривая ее сквозь призму философии истории. «Проблема Востока и Запада, - писал Бердяев, - в сущности, всегда была основной темой всемирной истории, ее осью» [16]. Мировую войну в этом контексте он понимал как один из актов всемирно-исторической драмы Востока и Запада. Именно мировая война, по мнению философа, привела Восток и Запад к невиданному доселе соприкосновению. То, чего не смог сделать «мир», смог сделать «раздор» - он вывел западного человека за границы европейской культуры, цивилизации и истории. Но это не говорит о том, что до сих пор Запад был равнодушен к Востоку, не стремился его познать.
  Рассуждения Бердяева на тему взаимодействия Востока  и Запада можно разделить на два  вида: первые носят социологический  и психологический характер (известно, что Бердяев многими исследователями философии относится к направлению экзистенциализма, и именно потому, что его философия глубоко психологична); вторые можно назвать «политическими», «геополитическими», так как касаются они империализма и его роли в проблеме «Восток-Запад». Характерной чертой высказываний Бердяева о том, что влекло европейца, человека Запада на протяжении всей мировой истории на Восток, носят скорее психологический, иногда и мистический оттенок.
  Н. Бердяев, пытаясь найти истоки начавшегося  движения Востока и Запада друг другу, указывает на то, что равновесие западной культуры всегда было условным. Европа была замкнутым миром на протяжении веков, но за ее пределами была «мировая ширь, уходящая далеко на Восток». Государственную и культурную жизнь Европы всегда «беспокоили» мировые пространства, неизведанность, таинственность Востока и его культуры. Даже империалистические стремления западных держав к экономическому господству, Бердяев во многом объясняет стремлением преодолеть замкнутость европейской цивилизации. Здесь империализм – понятие не столько политическое и экономическое, сколько социокультурное. «Неведомая ширь земного шара притягивает к себе. Взоры обращаются к Азии и Африке, к древним колыбелям культуры. Обратное движение с Запада на Восток, по-видимому, является внутренне неизбежной диалектикой европейской культуры» - пишет Бердяев [17].
  Н. Бердяев, анализируя причины первой мировой войны, подчеркивал, что  проблема «Восток-Запад» сыграла в этом процессе немаловажную роль. Пожар войны начался с Балкан. Оттуда, по его мнению, всегда шла угроза западному миру. Балканы – путь с Запада на Восток. Константинополь – те ворота, через которые культуры Западной Европы могут пойти на Восток, в Азию и Африку. Образование Османской империи было шествием Востока на Запад. Разрушение Турции будет обратным движением Запада на Восток. Бердяев считает, что народы Запада всегда боялись этого движения, чувствуя себя неготовыми для него.
  Признавая то, что проблема взаимодействия Востока  и Запада существовала всегда, и  не была рождена, как империализм и национализм, в конце XIX века, Бердяев говорит о том, что средневековая Европа в своей политике по отношению к Востоку резко отличалась от Европы начала ХХ столетия. Запад в средние века был смелее в своем стремлении на Восток. Европа не боялась Востока так, как сейчас. Она откликнулась на идею крестовых походов. В дальнейшем замкнутость западного мира усиливается и возникает уникальное по своей сути явление – Турецкая империя,– которая самим фактом своего существования олицетворяет духовную незрелость западных народов, их страх перед движением навстречу Востоку, которое, тем не менее, неизбежно, так как предписано диалектикой исторического развития.
  Мировая война, считал Бердяев, не просто сделает  возможным огромный скачок Запада навстречу Востоку. Ее результатом будет расширение европейской культуры не только на восток, но и на запад – в Америку. Усиление Америки после войны неизбежно. Западная цивилизация, борясь, даже против своей воли, против воли ее народов, со своей замкнутостью, «провинциальностью», сделает это усиление крайнего Запада возможным и неизбежным. Будет преодолен страх не только перед Востоком, Россией, но и перед расширением границ Запада.
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.