На бирже курсовых и дипломных проектов можно найти готовые бесплатные и платные работы или заказать написание уникальных курсовых работ, дипломов, лабораторных работ, контрольных работ, диссертаций, рефератов по самым низким ценам. Добавив заявку на написание требуемой для вас работы, вы узнаете реальную стоимость ее выполнения.

ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ 

 

Здравствуйте гость!

 

Логин:

Пароль:

 

Запомнить

 

 

Забыли пароль? Регистрация

Быстрая помощь студентам

 

Результат поиска


Наименование:


курсовая работа Осада Полтавы

Информация:

Тип работы: курсовая работа. Добавлен: 03.06.2012. Сдан: 2010. Страниц: 9. Уникальность по antiplagiat.ru: < 30%

Описание (план):


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
     Содержание 

Введение…………………………………………………………………………..3
Глава 1.  Предпосылки  возникновения Полтавского  сражения…………………………………………………………………………5
      Политическая ситуация 1700-1709гг………………………………………..5
      Политическая и стратегическая необходимость осады Полтавы…………7
Глава 2.  Полтавское сражение………………………………………...12
2.1. Ход  полтавского сражения…………………………………………………...12
2.2. Итоги  Полтавского сражения………………………………………………..20
Заключение…………………………………………………………………….30
Список  использованных источников и литературы…………32 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Введение 

    До  конца XVII века Россия пыталась дать «ответ»  на «вызов» Европы, не выходя за рамки  традиций, лишь при необходимости  заимствуя что-то на Западе. Однако долго такое положение  продолжаться не могло. Финансовая и военная система Российского государства не позволяла добиваться во внешней политике ощутимых результатов. Огромные внешнеполитические усилия России в XVII веке привели к весьма скромным итогам. Выход к Балтийскому морю по-прежнему был закрыт.
    Актуальность данной темы заключается в том, что в череде важнейших событий существования Северной войны особое место занимает Полтавское сражение.
        Цель работы дать характеристику нашествия осады  Полтавы в 1709г.
        Достижение поставленной цели  предполагает решение следующих задач:
- Охарактеризовать  политическую  ситуацию второй  половины 1700-1709гг.
- Проанализировать подготовку к обороне Полтавы.
- Проанализировать  результаты осады Полтавы.
       При разработке темы методологической основой послужили следующие научные принципы:
1. Принцип  историзма. При изучении любого  явления общественной жизни того  или иного этноса необходимо  учитывать конкретные исторические  условия его бытования. Только  в таком случае наши оценки  тех или иных явлений общественной жизни могут быть объективными.
2. Принцип  универсальности истории. Историческое  развитие человечества имеет  свои закономерности, что не исключает  некоторых особенностей в развитии  определенных народов, государств, цивилизаций. 
3. Принцип  системности. Жизнедеятельность социальных организмов обеспечивают несколько основных институтов, которые взаимодействуют друг с другом. Поэтому любой институт необходимо рассматривать во взаимодействии с другими, входящими в систему общественных институтов данного общества.
4. Принцип  преемственности. Любое явление  необходимо представлять в развитии: генезис, становление, расцвет,  угасание или трансформация (перерождение).  
5. Принцип функциональности. Любой общественный институт выполняет жизненно важные функции, которые необходимо выявить.

      Достижение поставленной цели предполагает изучение теоретического материала по данному вопросу. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 1.  Предпосылки  возникновения Полтавского  сражения
      Политическая ситуация 1700-1709гг.
 
     Для того чтобы на равных бороться с европейскими державами, нужно было не просто заимствовать отдельные достижения Европы, а сделать европейскую экономику и культуру образом жизни России. Только тогда изменение жизни России приобрело бы действительно широкие масштабы, страна могла бы войти в круг европейских держав.            
     При Петре I Россия впервые ощутила себя как «задворки» Европы и поставила  своей целью стать равноправной европейской державой. Решением этой проблемы мог бы стать выход к  Балтийскому морю. Северная война и её причины Северная война 1700-1721 годов, война Северного союза (в составе России, Речи Посполитой, Саксонии, Дании, Ганновера, Пруссии) против Швеции. К началу XVIII века побережье Балтики контролировала Швеция. Под её властью и те территории на востоке Финского залива, которые испокон веков принадлежали России. Балтийское море превратилось в своего рода «Шведское озеро». И это не могло не вызывать беспокойства соседних со Швецией стран. Россия в войне боролась за выход к Балтийскому морю. После поражения под Нарвой (1700) Петр I реорганизовал армию, создал Балтийский флот. В 1701-1704 годах русские войска закрепились на побережье Финского залива, взяли Дерпт, Нарву. В 1703 году был основан Санкт-Петербург, который стал столицей Российской империи. В 1708 году шведские войска, вторгшиеся на русскую территорию, потерпели поражение у Лесной. 1Полтавская битва 1709 года окончилась полным разгромом шведов и бегством Карла XII в Турцию. Балтийский флот одержал победы при Гангуте (1714), Гренгаме (1720). Война завершилась победным для России Ништадтским миром 1721 года. Победы Карла XII (1700-1706) К началу 1700 года в Европе сформировалась антишведская коалиция — Северный Союз — в составе России (Петр I), Дании (Фредерик IV), Речи Посполитой и Саксонии (Август II Сильный). Военные действия начались с вторжения зимой 1700 года саксонских войск в Лифляндию и нападения датчан на союзное Швеции герцогство Гольштейн. Осенью 1700 года русские войска осадили Нарву. Карл XII, заключив союз с Англией и Голландией, высадился со своей армией на острове Зеландия и с помощью англо-голландского флота вынудил Фредерика IV заключить с Гольштейном Травендальский мир. Дания вышла из войны. Затем Карл XII перебросил свои войска под Нарву, где в сражении 19 ноября 1700 года разгромил русские войска.
     В 1701 году шведская армия двинулась  Военные действия шли на территории Речи Посполитой против польско-саксонской армии Августа Сильного., где Карл XII нанес противнику ряд поражений (при Клишове, 1702, и под Торном, 1703). В 1704 году созванный по инициативе Карла XII сейм в Варшаве низложил Августа Сильного и избрал королем Польши Станислава Лещинского. 2
     В 1700-1702 годах Петр I осуществил военную  реформу, создал регулярную армию и  осенью начал наступление в Ингерманландии и Эстляндии : в 1702 и 1703 годах пали шведские крепости Нотебург и Ниеншанц, в устье Невы был основан Санкт-Петербург, летом 1704 года русские войска взяли Дерпт и Нарву. Петр I начал создание российского военно-морского флота, основал морскую базу Кронштадт. В 1705 году русские войска вступили в Польшу для помощи Августу Сильному.
     Полтавское  сражение стало переломным моментом в Северной войне. 

      Политическая  и стратегическая необходимость осады  Полтавы
 
    Политическая  и стратегическая необходимость  того, чтобы непременно взять Полтаву, была окончательно доказана и внушена Карлу Мазепой. Он, как всегда, взяв на себя роль истолкователя перед королем всех чаяний и ходатайств запорожцев, привел такой довод: кошевой Гордиенко обещает собрать большую армию из очень населенной Полтавщины и всей Южной Украины, если король вытеснит русских из Полтавы и возьмет город, потому что только в таком случае появится возможность подхода этой будущей армии к Запорожью и сообщений между разными частями "дружественных" шведам вооруженных сил.
    Но  такой тонкий искуситель, как Мазепа, знал, чем можно особенно подействовать  на этого "любовника бранной славы", чтобы заставить его не уходить  из-под Полтавы. Вот что пишет  не отлучавшийся от короля Нордберг, перед  которым "запорожцы" (т. е. Мазепа) излагали свои аргументы: "Эти доказательства пришлись по вкусу, в особенности обнаруживаемое этими людьми беспокойство по поводу превосходства неприятельской армии. Чтобы внушить им мужество и доверие, король сам отправился к Полтаве, которую и осадил некоторою частью войск. В то же время он дал приказ перебросить в Соколке мост через Ворсклу". 3
    Видно, что Мазепа одновременно успел затронуть самолюбие короля, который продолжал по всякому поводу выражать свое полное пренебрежение к русской, армии, и этот добавочный мотив (о запорожцах) получил, кроме того, серьезное чисто политическое значение. Всякое сомнение в непобедимости шведской армии при полной неустойчивости и растерянности в Сечи могло лишить вовсе шведов поддержки нескольких тысяч вооруженных запорожцев, шедших пока за Константином Гордиенко. Значение Полтавы и Полтавщины и без того в глазах шведского штаба было немалое, потому что после ухода из Ромен и Гадяча у шведской ставки и всей армии не было пристанища, сколько-нибудь подходящего для более или менее продолжительного пребывания. Соображения Гордиенко и Мазепы еще более усилили решимость Карла овладеть городом.
    Таким образом, если у Карла могли еще  быть какие-нибудь колебания относительно того, стоит ли задерживаться под  Полтавой и не лучше ли, после половодья, опять идти в Слободскую Украину, а оттуда на Харьков, то в апреле последовал толчок, окончательно решивший дело и побудивший Карла безотлагательно осадить и стараться взять Полтаву. Это окончательное решение короля не в полной мере, но до известной степени связалось с переходом запорожцев в шведский стан.
    Запорожцы, жившие в Сечи в своих куренях, а вне Сечи в зимовниках на берегу нижнего Днепра от Переволочной до устья реки, не очень охотно и  не очень искренне подчинялись как  царю московскому, так и гетману батуринскому, хотя и Петр считал их своими подданными, а для Мазепы они были людьми, подвластными его компетенции. Но Мазепа знал также, что их лучше просить, чем требовать от них. Запорожье заволновалось, едва только узнало об измене гетмана Москве, и там, по-видимому, более резко обозначились уже с давних пор существовавшие два течения: одни предлагали идти за Москвой, другие — идти за Мазепой. И Петр и Мазепа направляли в Сечь свои универсалы.4 Петр говорил в своих воззваниях о перехваченных письмах Мазепы, который желает отдать Украину польскому королю, и это влияло на запорожцев, выросших в традициях борьбы против Польши. А Мазепа уверял, что король шведский оставит за ними по старине все их вольности, что они навсегда будут избавлены от опасности московского ига. Хотя никакого московского ига запорожцы до той поры не чувствовали, а, напротив, в долгие годы шведской войны Петр очень старался не раздражать это, все еще сильное и могущее  стать опасным, хоть и не регулярное, войско, но все-таки уже с начала 1709 г. в Запорожье шведская сторона начала брать. верх над московской, и влиятельный кошевой атаман (избираемый глава запорожцев) окончательно повлиял на своих товарищей, указав, во-первых, на продвижение Карла XII к югу, а, во-вторых, мазепинцы пустили слух о том, будто крымский хан обещает запорожцам свою помощь, если они станут на сторону Мазепы.
    Мазепа, Гордиенко и сам Карл XII, конечно, мечтали о выступлении Турции и ее крымского вассала — хана. Но хан, безусловно желавший помочь запорожцам, не получил на это-разрешения из Константинополя и так и не выступил. Однако ряд документальных данных показывает, что в марте, апреле, мае при константинопольском дворе не прекращались колебания по вопросу о том, выступать ли против России или не выступать. Шведские дипломаты и эмиссары Станислава Лещинского делали все зависящее от них, чтобы побудить Оттоманскую Порту вступить в войну. Но, с одной стороны, кипучая деятельность Петра в Азове и Троицком показывала, что русский флот не останется пассивным зрителем турецкого нападения, а, с другой стороны, несмотря на все тенденциозные россказни шведов и польских эмиссаров, султан и визирь не могли не знать хоть отчасти о том, что творится на Украине. 5Народная война против шведов и мазепинцев усилилась весной 1709 г. в необычайной степени. Партизанские отряды нападали на шведов совсем близко от Великих Будищ, где стоял Карл, и от Полтавы с самого начала ее осады. Отряды верных казаков беспощадно истребляли запорожские шайки, бродившие по Украине в апреле, мае, отбившись от главной массы соумышленников, примкнувшей к шведскому войску. Уничтожение запорожских изменников Яковлевым сначала под Переволочной, затем в самой Сечи нанесло удар всем надеждам Карла и Мазепы на турецко-татарскую помощь. Это не мешало Мазепе вводить в заблуждение всех пошедших за ним или еще колебавшихся казаков, сочиняя письма от крымского хана, якобы требующего, чтобы казаки повиновались Мазепе, и т. п.
    Вопрос  о социальном составе, о классовом  характере как той части запорожцев, которая пошла за Гордиенко, так и тех, которые остались верны Москве, весьма интересен, но еще не разрешен исследователями запорожской старины,— и в источниках, касающихся событий 1708–1709 гг., нам не удалось найти четкий ответ, ни в "Делах малороссийских" ЦГАДА, ни в других местах. По скудным отрывочным указаниям, касающимся разногласия в "поведениях" запорожской рады в самые последние годы XVII и начале XVIII в., мы еще можем сказать и документально подтвердить, что, например, в 1693 г., когда в Сечи дебатировался вопрос — принимать ли участие в походе на Крым, то вся "голутьба" требовала согласных о Москвой действий и готова была перебить "пререкателей", т. е. противников Москвы и затеваемого Москвой похода. Но как высказывались специально "голутьба" и "неголутьба", когда Константин Гордиенко склонял Сечь к измене, — на этот вопрос документированного ответа у нас нет. 6
    Фанатическая, непримиримая, очень давнишняя ненависть  Константина Гордиенко к Москве увлекла в конце концов в пропасть многих потому, что они боялись уничтожения старых прав и вольностей Запорожья и торжества порядков московской государственности. Лозунг борьбы за старые вольности был тем основным демагогическим приемом, который был пущен в ход кошевым. Изменнику много помогло распространявшееся уже (особенно с начала весны) в Запорожье убеждение, что вся шведская армия, двигающаяся на юг, явится вовремя, чтобы прикрыть Сечь от царских войск.
    Не  очень спокоен был Петр I в это  критическое время относительно турок, и уже в августе 1708 т. посол Петр Толстой объявил двум наиболее важным сановникам в Константинополе — шифлату и муфтию, что они будут получать отныне ежегодно от двух до пяти тысяч червонцев. Петр беспокоился неспроста, потому что Толстой на всякий случай объявил обоим подкупленным сановникам, что "выдача начнется лишь с 1 января 1709 года... — ибо в октябре или ноябре обнаружится турецкое намерение. Они довольны, и так мир! Только непременно нужно прислать деньги в конце декабря, чтобы не показаться обманщиками и тем не испортить всего дела». 7
    Ранней  весной 1709 г. опасения Петра относительно возможности внезапного выступления  Турции были вполне основательны. Из Крыма  Селим-гирей всячески торопил султана  и великого визиря. Карл XII и Станислав  Лещинский прислали султану письма, а Мазепа письмо от себя. В письме гетман утверждал, что все казаки на его стороне и что если турки не воспользуются удобным случаем и не помогут казакам освободиться от власти Москвы и стать свободным народом и прочной преградой между Москвой и Турцией, то им придется позднее считаться с видами России на покорение Крыма.
    Все это повлияло на Порту, и уже были отданы приказы об отправлении морских  сил в Черное море, а сухопутного  отряда — к Вендорам, по направлению  к русской границе. Об этом доносит австрийский посол Тальман из Константинополя в Вену. Донесение Тальмана помечено 18 июля 1709 г. А ровно за десять дней до того, 8 июля (нов. ст.), произошла Полтавская битва, о которой Тальман еще не знал, и вопрос о выступлении Турции был снят с очереди. 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Глава 2. Полтавское сражение
     2.1. Ход полтавского  сражения 

     Весной  и летом 1709 г. Полтава была в центре Северной войны. Здесь сошлись армии Российского царства и Шведско-Финского королевства.
     Пик авторитета шведской армии, как лучшей в Европе, пришелся на 1706— 1707 гг., когда был продиктован победный мир польскому королю Августу II.
     Шведские  военные профессионалы были верны  долгу, добросовестны в службе, любили и любовались своим королем, который был их вдохновляющим символом. Боевое рвение регулярно подогревалось проповедями (по 7-10 раз в месяц). Силой духа, а не только оружием «львы севера» могли наводить страх на противника. Непрерывные победы выработали презрение к врагам, особенно к русским.
     Однако  почти годовой «отдых» среди  саксонских друзей-протестантов стал началом спада боевого настроя. Проповедники стали упрекать воинов в разгульной жизни и «похоти, раздувшейся больше, чем у татар и турок», в ругательствах, проклятьях, в магии, колдовстве и даже содомии8.
     В Белоруссии летом 1708 г. почти вся армия из-за отвратительной пищи пострадала от дизентерии, а зимой 1709 г. от «скифских морозов», когда насмерть замерзших приходилось навалом спускать в крестьянские погреба.
     На  Полтавщине шведская армия оказалась  в окружении. Правобережная Украина и Гетманщина не вышли из-под контроля России после измены Мазепы, за которым пошло всего 3 тыс. казаков. Слабые хоругви польского короля Станислава Лещинского не имели ни сил, ни желания пускаться в дальний поход на восток к увязшему там Карлу XII, хотя для того больше значила католическая Польша, чем православная Украина.
     К апрелю 1709 г. «силовое поле» шведской армии уже не было однородно-победным. Карл XII, как всегда, был настроен наступательно и не боялся быть окруженным в глубине вражеской страны. Офицерский корпус подражал королю, но дух его уже показывал тенденцию к снижению. Рядовой состав стойко выполнял свой долг в непривычных для скандинавов степных условиях при безлесье, безводье, безлюдье, жаре, скудости питания. Однако появились и случаи бегства из-под огня с постов и дезертиры (в немецких полках), которых приходилось расстреливать.
     Русская армия после панического бегства  из-под Нарвы в 1700 г. была деморализована. Однако Петр I, используя численное превосходство при нападениях на небольшие шведские отряды, поднял боевой дух армии. Русская победа при Лесной 28 октября 1708 г. продемонстрировала равенство со шведами в боеспособности. «Русские сильный и упорный противник» — писал Й. Норсберг 9.
     Осада Полтавы стала ошибочным решением Карла XII. Свою высокомобильную армию и свой полководческий талант он «закопал» в Полтавскую землю. Возможно, король надеялся, что шведская слава парализует дух Полтавы и она падет к его ногам так же, как Варшава в 1702 г., Торунь в 1703 г., Лейпциг в 1706 г. или Гродно в 1706 г., из которого при его появлении сбежала целая армия. Стянуть войска противника в одно место, чтобы навязать русским против их воли генеральное сражение, было невозможно (об этом свидетельствовал военный опыт 1701 —1708 годов). Поднять Турцию и Крым на Россию, даже в случае падения Полтавы, было крайне сомнительно.
     Партизанщиной, а не «медом и молоком», как обещал Мазепа, встретили шведов украинское крестьянство и казачество. К тому времени на Левобережной Украине — Гетманщине уже формировалось российское державное сознание. Царь воспринимался символом и защитником православия. Население поднялось в защиту общего Отечества от вторгнувшейся чужеродной «еретической» военной машины. Как отмечал словацкий пастор Крман, казаки «были злы» на протестантское воинство: «не хочу никакого вашего благочестия, но за Пресвятую Богородицу умру, умру, умру!» — говорил один из них 10.
     Стойкость гарнизонов Стародуба, Мглина, Новгород-Северского, Почепа в значительной мере определялась поддержкой населения.
     Валы, частоколы и бревенчатые башни окраинного города Гетманщины, рассчитанные против татар, которые избегали осад, были слабее укреплений шведских крепостей Нотебурга, Ниеншанца, Дерпта, Нарвы, Ревеля и Риги, которые в свое время брались русскими войсками. Но Полтава не была «хилой крепостью», готовой якобы пасть, как только подойдет шведская пехота 4.
     Узнав от «языков», что шведы направятся к Полтаве, Петр I приказал Б.П. Шереметеву отвлечь противника в сторону Днепра, к западу русского пограничья5. Командование русской армии проявляло осторожность.
     После капитуляции полковника В.Ю. Фермора, которого должны были судить за сдачу 7 января 1709 г. Веприка, Петр I 12 января приказал всем комендантам под страхом смерти не сдавать ни одного города и держаться вплоть до последнего человека 6.
     Примерно  тогда же из Полтавы был выведен  Ингерманландский личный полк А.Д. Меншикова, а 17 января в город вошли будущие полтавские герои — 5 пехотных батальонов и 65 офицеров во главе с храбрым и крутым на расправу полковником А.С. Келиным, который мог отхлестать плетью провинившегося лейтенанта7. Келин был участником штурмов Нотебурга, Ниеншанца, Дерпта и Нарвы. Вторым лицом в обороне после Келина был полковник фон Менгден. Гарнизон стал достаточно сильным. Если верны Цифры, приведенные в «Дневнике военных действий Полтавской битвы», в нем находилось 4182 офицера и солдата, 91 пушкарь, 2600 вооруженных полтавчан (жителей и частично казаков), 900 человек, прорвавшихся 15 мая из Русской армии, в сумме — 7773 человека, из которых 1634 погибло и умерло во время осады. Помимо жителей, в городе оказалось много беженцев с Полтавщины.11
     Казачий полковник Левенц свез в Полтаву  из разных мест военные припасы и продовольствие. К маю количество пушек увеличилось по сравнению с январем втрое и достигло 28 орудий.
     Среди защитников был и опытный инженер  фортификации, подполковник француз Тарсон.На валы поставили рогатки и частокол, внутри выкопали и укрепили досками ров, усилили башню на восточной стороне (шведы называли ее «нечто вроде цитадели»), под башней соорудили редут.
     «Полтава  один из небольших городов Украины, бойко торгующий 
Киевом и поэтому хорошо обеспеченный разными товарами — вином, плодами, сукном и др. Но у него нет других укреплений, кроме тех, что имеют 
обычно прочие казачьи города, то есть рубленую из бревен стену и на ней 
там и сям деревянные башни. С востока и юга он стоит на высоком возвышении, но с запада и севера — плоская равнина. Ворскла протекает с востока на расстоянии нескольких пушечных выстрелов. Но так как русские за несколько недель уже ожидали осады, они против монастыря и открытого поля соорудили много новых казематов для ружейной стрельбы и один редут, куда 
затащили несколько пушек. На вал поставили испанские рогатки и палисад 
а внутри его сделали глубокий, обделанный досками ров. Таким образом с 
гарнизоном в 4 тысячи человек, они могли сопротивляться довольно долго 
так как у нас особо обстоятельной осады не было» . 12

     В конце марта 1709 г. кавалерия полковника Н. Юлленшерны подошла к деревне Хведерки в миле от Полтавы. Она должна была днем и ночью остерегаться конных отрядов, ежедневно выезжавших из Полтавы. В первых числах апреля вокруг Полтавы были поставлены дальние посты и к городу был послан дозор из 150 человек капитана Г. Оксеншерны . Четыре тысячи присоединившихся к королю запорожцев произвели на регулярное шведское войско неблагоприятное впечатление: «необученные и негожие люди, у трети не было ружей, а только короткие пики и косы на жердях». Первый шведско-запорожский «поиск» 11 апреля у Соколок против отряда К.Э. Ренне «вышел комом». Забросив ружья и зипуны на телеги, две тысячи запорожцев «шли как стадо овец» сбоку от колонны в 2,5 тыс. шведских кавалеристов. Они настолько выдохлись в ночном марше, что шведы до боя оставили часть своей конницы для их прикрытия.
     Как любое нерегулярное войско запорожцы  с трудом держались под огнем ядер и гранат. В траншеях под Полтавой «ночной обстрел необычайно большими гранатами заставил разбежаться запорожцев с работ, ибо они так боялись гранат и пушек, что готовы от них бежать на край света» .
     Сделав  вывод о слабой боеспособности запорожцев под Полтавой, шведы ставили их в основном на охрану обозов, пленных и на землекопные работы, выдавая каждому за день работы «по полкаролина» (по 10 копеек). При традиционно высокой самооценке запорожцев такое отношение вызывало неудовольствие.
     12 апреля шведы поставили первую батарею из четырех пушек, начав по предложению квартирмейстера А. Юлленкрока осаду «с самого крепкого места» — Мазуровского предместья, в связи с чем русское командование сочло, что у них не было хороших инженеров 17.
     В отличие от Петра I, предоставлявшего рутинную осаду другим, Карл XII свою неуемную энергию расходовал в траншеях, наблюдая за Полтавой и ходом работ по ночам, вплоть до 2—5 часов утра.
     17 апреля король распределил войска  вокруг города и поставил посту  Крестовоздвиженского монастыря. Полной блокады не получилось, и до конца апреля русская драгунская конница, казаки и калмыки появлялись между стоянками шведских полков и даже в предместьях Полтавы.
     19 и 20 апреля артиллерийским обстрелом  шведы спалили несколько домов, не считаясь с просьбами мазепинцев «не уничтожать город огнем» из-за того, что там находятся родная сестра Мазепы, их собственные дома и имущество Полтавского полка. Полтава же якобы капитулирует, увидев, что приходится плохо предместью . В последний день апреля два больших русских отряда свободно прошли в город.
     В начале мая драгуны генерал-майора Г. Волконского и полковника П.И. Яковлева нанесли сильный удар по Запорожью — южному заплечью шведов, которые ничем не помогли «союзникам». Этот разгром не понизил, а скорее поднял боевитость и стремление запорожцев отстоять свою свободу и количество запорожцев при короле стало расти.
     27 апреля с часу ночи до четырех  часов утра русские атаковали пост в Крестовоздвиженском монастыре, сожгли окружающие постройки, захватили фураж и лошадей. Тогда же крестьяне с Полтавщины бесстрашно проникали в лагеря противника. «В тот же день в ночное время один из крестьян осмелился застрелить насмерть одного капитана-зюдерманландца в его палатке» 13.
     Вылазки полтавского гарнизона заставляли шведские караулы покидать свои посты и Карлу XII пришлось издать приказ не оставлять позиции без письменного распоряжения, а позже заставить все полки вытесать по 100 кольев из яблонь и поставить их по фронту траншей .
     28 и 29 апреля шведский король  из Будищ с фельдмаршалом К.Г.  Реншильдом, генералом А.Л. Левенгауптом, гвардией, Далекарлийским полком и пятью сотнями кавалеристов перебрались к Полтаве. Из Опошни к городу была передислоцирована остальная артиллерия.
     Только  в ночь с 30 апреля на 1 мая 600 шведов и 400 запорожцев под прикрытием Далекарлийского и Хельсингского полков начали копать траншей и сам король подползал к валам Полтавы. В начале мая практически вся шведская армия стянулась к одному месту, начав полноценную блокаду, русское командование в это время активизировало переговоры о возможном заключении мира через плененного у деревни Лесной в 1708 г. обер-аудитора и фельдсекретаря курляндской армии Э.Ю. Эренрооса.
     Артиллерийский  обстрел был вялым — всего  по пять бомб в сутки. Первая ночь земляных работ окончилась конфузом: гарнизон открыл такой шквал огня из ружей, зажигательных ядер и гранат, что караулам пришлось на животах отползать из-под частокола назад, а все работавшие сбежали вместе с прикрытием. Командир прикрытия был приговорен к смерти, позже замененной разжалованием в рядовые на полгода.
     Координация действий полтавского гарнизона  и Русской армии была хорошо налажена. Украинские крестьяне — «глаза и уши» русского командования переправлялись через Ворсклу и сообщали о всех передислокациях шведов. Чтобы дать «отдых» Полтаве, Меншиков 7 мая нанес удар в районе Опошни.
     8 мая после полудня шведы добились  некоторого успеха. Гвардейцы и  50 гренадер лейтенанта К. Поссе с 30 гренадерами его брата лейтенанта А. Поссе по траншеям, подведенным почти к валу Полтавы, внезапно начали атаку у Мазуровских ворот. Три часа гарнизон отбивался, контратакуя, но гренадеры, забросав защищавшихся гранатами, заставили их отступить и овладели частью вала и тремя пушками. Шведские потери составили 6 человек убитыми и 10 ранеными14.
     «И  тако он некоторую часть города взял. Однако, от того места к самому городу был зделан пруд. И так что никоим образом с того места за водою глубокою атаковать прямого города было невозможно... Шведы между тем с Полтавы города взяли 3 пушки, но за приключившимся рвом и водою ничего зделать не могли».
     Штурмовать  колоннами под прикрытием артиллерийского огня, как было в Веприке, Карл XII не счел возможным потому, что с запада на восток Мазуровского предместья протекал водоток, а возможно и потому, что после потерь у Веприка шведское командование опасалось идти на «генеральные штурмы», учитывая стойкость гарнизона.
     На  участке прорыва полтавчане тут  же возвели новые укрепления. Ночью 12 мая шведы устроили на валу место для батареи, а на следующий день затащили пушки. Это можно принять за максимальный успех осады.
     Шведская  пехота подходила к Полтаве малыми порциями и считала удачей проскользнуть невредимой мимо войск Шереметева.
     Несмотря  на неважное состояние шведской армии, уверенности в скорой победе у русского командования не было и вступать в серьезное сражение Меншиков и Шереметев не собирались.
     После прорыва шведов на валы Келин усилил наблюдение. «Снайперы» 
из нарезных ружей ежедневно выводили из строя по несколько человек. Только 
на посту Петре 10 мая было убито два шведа и три запорожца, 12 мая — пять 
шведов и восемь запорожцев. Полтава держала осаждавших в постоянном 
напряжении.15
и т.д.................


Перейти к полному тексту работы


Скачать работу с онлайн повышением уникальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru или advego.ru


Смотреть полный текст работы бесплатно


Смотреть похожие работы


* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.